обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
28 Июня 2018

Роман-хроника «Мехка – Дада Абдул – Баки», «Абдул – Баки Эдильбиев и Абдул Рахман Авторханов» - ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Роман-хроника «Мехка – Дада Абдул – Баки», «Абдул – Баки Эдильбиев и Абдул Рахман Авторханов» - ПРОДОЛЖЕНИЕ.

                   Эдильбиев Мустафа, роман-хроника «Мехка – Дада Абдул – Баки», «Абдул – Баки Эдильбиев и АбдулРахман Авторханов» - ПРОДОЛЖЕНИЕ.                      

                  БЕГСТВО

⃰⃰⃰⃰⃰⃰ ⃰ ⃰Даже к глубокой старости МехкаДада всё чаще вспоминал случай с ним в кавалерийском училище в Краснодаре.

Тогда, убежав из дому во время пахоты с братом Закаром, он на попутном транспорте добрался в Грозный. По городу шагали маршем шеренги красноармейцев. Он впервые видел такое количество военных в красивых мундирах, вышагивающих ровными шеренгами по улице и пристроился к ним.

«Иди с нами, малец – сыном полка будешь», - похлопал его по плечу молодой красноармеец и Абдул – Баки бодро прошагал с ними до вокзала. Здесь началась погрузка красноармейцев на вагоны. Он тоже вместе с ними поднялся в вагон и поехал.

Когда приехали в Краснодар, красноармейцы забрали его с собой в казарму. Потом тот, который похлопывал его по плечу, повёл его к командиру.

«Ты чего хочешь, малый? В армию тебе ещё рано. Где твои родители, чеченёнок?», - командир скользил по Абдул-Баки изучающим взглядом.

«Железний кон хочу. Как Борз на кон ехат хочу», - попытался Абдул – Баки объяснить командиру о своём односельчанине Борзе, который приехал на автомобиле и своём желании иметь такой же.

«Ясно. Кавалеристом мечтает чеченёнок быть – кровь джигита заговорила.», - понимающе закивал командир.

– «Отведу его в кавалерийское училище, хорошим красноармейцем будет чеченёнок. Пойдём», - позвал он Абдул-Баки идти за собой.

Так командир красноармейцев привёл Абдул-Баки в кавалерийское училище и сдал на учёбу. В училище Абдул – Баки познакомился ещё с тремя чеченцами.

Здесь  у Абдул – Баки с первых дней начались конфликты. Самая большая проблема для него была в затруднениях с исполнением обязательных пяти намазов. Они жили два десятка человек в корпусе типа казармы. Был один туалет и один умывальник с тремя вёдрами воды. У Абдул – Баки не получалось делать омовение и исполнить намаз тайком от однокашников, чтобы они не донесли начальству. Тогда он попросил троих своих сверстников – чеченцев, чтобы они прикрывали его одеялом, когда он делает намаз, не задумываясь над тем, что эти чеченцы сами и не пытаются исполнить обязательный для мусульманина ежедневный пятикратный ритуал.

И была ещё одна уже непреодолимая проблема. В училище в неделю два раза проводили мероприятие, именуемое преподавателями, как мероприятие: «Долой стыд!». По условиям мероприятия ученики, учителя и даже женщины обязаны были раздеться наголо и маршировать по двору, а порой и по улице в таком неглиже с плакатами в руках, на которых были лозунги: «Долой стыд! Да здравствует коммунистическое общежитие!». Абдул – Баки, конечно, был готовь умереть, чем совершить такой для него смертельный грех. Вскоре его вызвали к начальнику училища.

«Почему тебя не было на трёх подряд мероприятиях «Долой стыд»?», - начальник смотрел на Абдул – Баки с ненавистью и злобой.

«Я сапсем больной и когда одежда нет, меня начинает тело дрожат, нога, рука дрожат», - попытался было соврать Абдул-Баки.

«А когда  ты омовение делаешь и намаз делаешь нога рука не дрожит у тебя?», - заорал начальник и просверлил его свирепым взглядом. – «Ты знаешь, что религия – опиум народа, а мы марксисты – ленинцы – атеисты?»

«Я не понимать какой ламаз – намаз»

- «А вот это ты «понимать»?», - начальник всунул под нос Абдул-Баки доносы на него трёх чеченцев, закрывавших его во время намаза одеялом от русских курсантов.

– «Можешь убираться с училища – нам здесь религиозные мракобесы не нужны или откажись от этого мракобесия и будь примерным пролетарским атеистом и тогда закончишь училище и станешь бойцом - красноармейцем». 

Абдул-Баки выбежал с кабинета начальника. Всё происшедшее ошеломило его до глубины души. Отказаться от намаза и согласиться с предложением начальника, конечно, не могло быть и речи. Но больше всего его возмутило предательство сородичей. Он ещё мог понять, если бы это сделали русские, но свои чеченцы, которых он считал мусульманами и родными братьями. Он бежал, обуреваемый одним чувством – отомстить и не заметил, как быстро добежал в общежитие – казарму.

Все трое чеченцев были на месте. Когда он зашёл разгорячённый и взволнованный, они отвернулись и сидели о чём – то перешёптываясь. Но Абдул – Баки чувствовал, что они напряжены и ждут неприятной для них развязки. Он сразу подбежал к сидящему на табуретке старшему из троих и размашисто ударил его по лицу. Тот упал со стула, но тут же вскочил и все трое набросились на него. Началась жестокая драка. Курсанты молча с интересом наблюдали, как эти четверо кавказцев избивают друг – друга. Абдул-Баки ударом кулака оттолкнул одного из нападавших и успел схватить табуретку за ножку. Он стал бить всех троих табуреткой. Послышались крики и вопли нападавших. Они стали убегать и прятаться за курсантами. Но разъяренный Абдул-Баки догонял их и колотил до крови оторвавшейся увесистой ножкой табуретки до тех пор, пока все трое не упали. Потом он быстро собрал свой нехитрый скарб в основном из нескольких книжек и поношенной одежды в заплечный мешочек, накинул его на плечо и быстро выбежал с общежития – казармы.

Когда Абдул-Баки пришёл на вокзал, чтобы уехать в Грозный, он при входе справа увидел измождённую старушку в лохмотьях. Он сидела прямо на полу у входа зажав в руках-костяшках с прожилками металлическую кружку. Абдул-Баки полез в карман курсантской шинели и нашёл последнюю медную копейку. Он бросил её в кружку, она со звоном упала в пустое дно.

Буквально перед отправкой поезда, уже отчаявшийся Абдул-Баки сумел уговорить одну из проводниц и она взяла его без билета до Грозного.

У него в поезде от голода кружилась голова. Сидевшая с ним в одном отсеке вагона женщина с проседью волос, выбивавшихся из – под тёмного с узорами платка, внимательно смотрела на молодого курсанта, потом молча достала свёрток и, отломив большой кусок серого хлеба, протянула ему.

«Баркал…,Спасиб!», - Абдул-Баки, еле сдерживая себя от желания наброситься и жадно проглотить весь хлеб, начал медленно, отламывая его маленькими кусочками, есть.  Вскоре в отсеке последовали примеру доброй женщины с проседью волос и другие и стали угощать курсанта кто чем богат. Один пожилой мужчина с лохматыми чёрными бровями и с горбинкой носом - клювом, напоминавший Абдул-Баки сову, принёс горячийо чай в металлической кружке, насыпал туда сахара и, перемешивая со звоном столовой ложкой сахар в чае, скользил по Абдул-Баки добрым изучающим взглядом.

«Ты, хлопчик, чаем хлеб разбавляй, чтобы он переварился», - поставил он дымящуюся кружку на стойку перед ним.

В Грозный поезд ехал трое суток, делая остановки на каждой станции и Абдул-Баки всю дорогу приставал к пассажирам и проводникам, расспрашивая об учебных заведениях в г. Грозный. Он узнал, что есть такое учебное заведение РАБФАК, куда берут учиться и подростков и взрослых. Это начальная школа пролетариата. Абдул-Баки записал адрес этого РАБФАКа и ему объяснили как можно туда дойти с вокзала.

Поезд на станции Грозный остановился рано утром. Не было ещё и семи часов. Абдул-Баки решил пару часов подождать на вокзале, а потом идти в РАБФАК. Через час – полтора ему наскучило сидеть в полупустом зале ожидания вокзала и он вышел на улицу и стал слоняться взад- вперёд по привокзальной площади. На улице было светло и он видел одиноких прохожих, спешившихся куда-то по своим делам. Вдруг его взгляд остановился на одном из таких прохожих. Это был мальчик примерно его возраста в калошах, потрепанной одежде и фуражке с козырьком. Эта форменная фуражка учащегося и несколько книг под мышкой мальчика обратил внимание Абдул-Баки на не спеша шлёпающегося по лужам мальчика.

«Наверное учащийся», - мелькнула у него мысль. Мальчик тем временем завернул за угол на противоположной стороне привокзальной площади и исчез. Абдул-Баки бросился вслед за ним.

«Э- э –й! Идущий, подожди», - крикнул он, догоняя его на пустой  улице. Тот остановился и внимательно уставился на бегущего к нему Абдул – Баки.

- «Ассалама – Алайкум!», - поздоровался, подбегая поближе, Абдул-Баки с мальчиком и протянул ему руку.

 - «Ва Алайкум салам»», - выражение удивления на лице мальчика сменилось приветливой улыбкой. Он крепко пожал руку Абдул – Баки.

- «Ты где – то учишься? Меня зовут Абдул-Баки из Белгатоя я. Я еду из Краснодара. Я учился там, но мне там не понравилось», - выпалил Абдул-Баки.

- «А я АбдулРахман Авторханов, из Лах – Нойра я. Я учусь в РАБФАКе…»

Абдул-Баки от неожиданности чуть не подкосило ноги.

- «Аллах мне прислал тебя, АбдулРахман», - обрадовыался он и обнял мальчика. – «Я как раз собирался искать этот РАБФАК, чтобы туда поступить…»

- «Меня возьмут туда?»

 - «Почему не возьмут? Возьмут, конечно. Читать ты, наверное, научился в этом...Краснодаре?»

- «Конечно научился – я читать и писать умею на мужицком языке».

- «Эй-эй! Ты так, Абдул-Баки не говори», - АбдулРахман укоризненно покачал большой головой и поднял перед лицом указательный палец, - «Сейчас они не муьжги – они пролетариаты. Ещё лучше говори «на русском», а не на «мужицком», а не то и в РАБФАК не возьмут», - поправил АбдулРахман.

По дороге в РАБФАК, АбдулРахман рассказал, как он убежал из дому и стал учиться. Абдул – Баки тоже рассказал свою историю с бегством из дому, угрозами брата Закри не пустить домой и про историю с кавалерийским училищем в Краснодаре. Правда приученный горьким опытом доноса на него теми тремя чеченцами в училище, Абдул – Баки не стал рассказывать АбдулРахману о том, что он делал намаз тайком и на него донесли, но рассказал про свой отказ участвовать в маршх «долой стыд» и как он избил табуреткой своих обидчиков и за это его исключили с училища. АбдулРахман резко остановился.

- «Ты это оставь!», - лицо его было строгим и недовольным.

- «Если ты решил драться, бери винтовку и иди в абреки, как абрек Зелимхан, а если ты бежал из дому учиться, то нечего людям под нос лезть, да ещё драки устраивать. Здесь это у тебя не пройдёт».

- «Хорошо, хорошо, АбдулРахман», - поспешил Абдул-Баки его успокоить. – «Ты правильно говоришь – мы должны учиться.».

- «Вот наше оружие», - АбдулРахман достал с кармана поношенного, явно с чужих плеч большого ему бушлата огрызок карандаша и многозначительно  поднял его перед лицом.

- «Бьющий стулом, как винтовкой, абрек», - подшучивал потом при встрече Абдул-Рахман над Абдул – Баки даже когда они повзрослели, окончили РАБФАК и работали на различных должностях.

- «Это же надо – всего четыре чеченца на целый полк и передрались», - удивлённо сокрушался он, покачивая головой.

– «Чего – то ты мне не договариваешь, Абдул-Баки. Что – то там другое было, чтобы ты так сильно на них разозлился.».

Но и после стольких лет Абдул-Баки скрывал от АбдулРахмана, что он тогда тайком делал намаз и чеченцы на него донесли, потому он их так жестоко и избил и только перед бегством его от русских палачей зарубеж, он рассказал ему всю правду.

Тогда в конце 1942года после увольнения по его заявлению первого секретаря обкома КПСС ЧИАССР Быкова, попытавшего перенести русский опыт голодомора с Украины на Чечено-Ингушетию, Абдул – Баки был назначен на должность председателя Надтеречного РК КРКИ. Были такие органы по контролю над райкомами КПСС при Сталине. После ультимативного требования НКВД встретиться с бывшим одноклассником Хасаном Исраиловым, возглавившим вооружённое восстание против русских фашистов в Чечено-Ингушетии, АбдулРахман Авторханов перешёл на нелегальное положение и скрывался у Абдул-Баки в родном Надтеречном районе. Естественно, искавшие его по всем родственникам и приятелям русские банды из НКВД не могли и подумать, что он может быть у главного контролёра коммунистической власти в районе. Тем более, после громкого увольнения по его жалобе всемогущего Быкова, и НКВД, и МВД побаивались Абдул-Баки и не могли пойти на такой очевидный риск быть уволенными, устроив у него обыск, если бы даже им кто-то и донёс о месте нахождения АбдулРахмана.

После пяти лет нечеловеческих пыток в русском концлагере – ГУЛАГ над АбдулРахманом вновь нависла очевидная опасность ареста и казни в застенках русского гестапо – НКВД и он понимал, что не сможет долго скрываться.

     «Абдул-Баки, я подвергаю риску тебя, всех родных и этих людей, которые оказывают тебе гостеприимство.», - начал АбдулРахман как – то раз, когда они сидели в полутьме в комнате с выходящими на улицу окнами.

Это был дом Арбиевых из Надтеречного района. Хозяин дома был известен в районе своей набожностью, потому когда Абдул-Баки перевели в РК КРКИ этого района он приходил к нему во время намаза, брал кувшин с водой и шёл по тропинке между высокой кукурузы в сторону туалета. По дороге он сворачивал в сторону. Скрывался в высокой кукурузе, чтобы его никто не видел и совершал очередной намаз.

«Мальчик, тебе в этом доме нечего скрываться в кукурузе и совершать скрытно намаз», - сказал как-то раз за обедом преклонного возраста хозяин дома, давая знать Абдул-Баки, что он знает о его тайне. – «Более надёжного приюта в этом районе ты не найдёшь. Так что можешь делать намаз в своей комнате.».

- «Так долго не может продолжаться», - продолжал тем временем АбдулРахман.

- «А что ты предлагаешь?», - перебил его Абдул-Баки. – «Давай уйдём в абреки. Поднимем восстание.».

«Я не шучу. Я же тебе серьёзно говорю, а ты переводишь на шутки.», - обиделся тот.

- «Пусть будет семь колен проклято у того, кто шутит!», - вспылил  Абдул – Баки и зашептал склонившись к нему поближе. – «Ты знаешь, они все готовы бежать. Меня назначили командиром партизанского отряда, чтобы при оккупации Чечено – Ингушетии немцами я поднимал партизанское движение. Сделали схроны оружия, боеприпасов, долго хранящихся продуктов. Все ориентировки у меня. Вот и поднимем с тобой партизанское движение, но против НКВД.».

- «Брат мой!», - Абдул-Рахман обнял за плечо Абдул-Баки, - «Можешь моему слову поверить – не победить Германия СССР. Русские разгромлены и деморализованы, но Германия не победит СССР…»

- «Как не победит? Немцы завтра – послезавтра Моздок возьмут, а там и до Грозного рукой подать»

- «Если даже завтра Москву они возьмут не победить. Знаешь почему?»

- «Почему?»

- «Потому что США и Англия не дадут Гитлеру захватить СССР.»

- «Абдул-Рахман, этого мерзавца Султана Албагочиева знаешь?»

- «Ну-у. Начальники УНКВД – министр МВД Чечено-Ингушской республики. Работал в аппарате Берия….»

- «Этот Албогачиев попросил меня помочь вывезти и спрятать всё драгоценное из имущества руководства НКВД, МВД, Обкома и тогда ли. Они уверены, что немцы захватят Чечено-Ингушетию и конечно Азербайджан, Грузию и они просят помощи припрятать награбленное через меня у абреков…Они знают, что связан с абреками, но для них главное спасти награбленное.»

- «Это ни о чём не говорить, брат мой. Они все знают, что все русские фронтовые сводки враньё, что они разгромлены. Но есть мировая политика и в интерес этой политики не входит, чтобы гитлеровцы захватили СССР. Вот и всё. Но давай перейдём к нашим делам – мне надо отсюда убегать, пока вместе со мной не расстреляли и всех Вас. Я послезавтра перейду в Моздок к немцам. А оттуда попытаюсь уйти в Америку. Другого выхода нет.»

 ⃰⃰⃰⃰⃰⃰ ⃰ ⃰ ⃰  Абдул-Баки отпустил извозчика и сам сел за вожжи своей служебной тачанки. Рядом пристроился Абдул-Рахман. Он поднял воротник и нахлобучил потрёпанную папаху до бровей и его было почти не разглядеть. Ехали просёлочными дорогами в сторону Моздока. По дороге вдруг показались всадники. Это был дозор НКВД. Абдул- Рахман исчез под воротником. К тачанке подскакали трое всадников. Абдул – Баки показал мандат. Офицер отдал честь и предупредил: «На той стороне немцы – будьте осторожны».

«Немцев мы не пустим на эту сторону, товарищ!», - приободрил офицера Абдул-Баки, - «С нами товарищ Сталин».

«Оф- вай! Как я испугался!», - высунул голову из Воротника Абдул-Рахман, когда они отъехали от дозора. – «Я думал это конец.»

«Они же не тебя ищут, мой брат. Они сейчас в большем, чем ты, страхе. Знаешь как эти собаки хотят жить? Сто раз больше, чем мы с тобой. Слышал как задрожал голос офицера, когда он сказал о немцах..»

«Честно сказать, Абдул-Баки, мне не до голоса его было.»

«А им тем более не до тебя было».

«Но когда ты сказал про Сталина и что не пустишь немцев на эту сторону, у меня на душе отлегло – я понял, что этот дозор не посмеет в тебя сомневаться после такой героической речи под носом немцев», - засмеялся Абдул-Рахман.

Абдул – Баки остановил тачанку в кустах недалеко от полуразрушенного моста через Терек, по которому уже никто не ездил. Он привязал вожжи к ветке дерева. На земле лежал свежий снег.

«Время намаза проходит, АбдулРахман, давай помолимся.».

Они встали в и совершили намаз прямо на снегу. Потом они поднялись на берег к полуразрушенному мосту. На другом берегу были видны немецкие танки и серые фигурки суетившихся немецких солдат. Лицо АбдулРахмана помрачнело, на глазах навернулись слёзы.

«Брат мой, я вынужден бежать, чтобы спастись…», - начал он срывающимся голосом, - «Другого выхода эти собаки мне не оставили. Но ты не верь, что Германия победить и передай другим. Германия проиграет… не русским, а Америке и Англии...». Абдул – Рахман обнял  Абдул – Баки,  прижался к его лицу. Потом резко оторвался и пошёл по мосту, изредка помахивая рукой в сторону немцев.

Таким его и запомнил Абдул – Баки будущую легенду мировой политики, диссидента и профессора американской военной академии АбдулРахмана Авторханова, нахлобучив папаху до бровей, идущего от русского мира планетарного зла, насилия и садизма в другой неведомый, но спасательный мир. Тогда ни Абдул-Баки,  АбдулРахман не могли и предположить надвигающееся очередное убийство русскими садистами чеченского народа. Пройдёт ровно год, после эмиграции пожизненной разлуки двух друзей и народы Северного Кавказа – чеченцы, ингуши, болкарцы, карачаевцы вновь подвергнутся тотальному геноциду русскими и будут надолго депортированы в Сибирь и Среднюю Азию.

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Anna Timofeeva (Россия)   30.06.2018 08:17

Страну оккупируют захватчики, через мост уже вражеская армия, а эти двое предателей Родины озабочены спасением своих шкур. Один – АбдулРахман Авторханов – изменник Родины, яростный антисоветчик, агент ЦРУ и госдеповский холуй перебегает на сторону врага, чтобы потом обливать грязью свою Родину, а другой – отец такого же госдеповского холуя готовь даже поднять вооружённое восстание против армии своей страны в минуты смертельной ей опасности. И это положительные главные герои автора. Это свидетельствует о нравственных и духовных ориентирах самого автора, а вернее об их полном отсутствии
  - 0   - 2
фото

Vladimir (Россия)   30.06.2018 10:26

Anna, обрати внимание на одну паскудную деталь. Этот предатель Авторханов объясняет своему поддельнику почему немцы не смогут захватить Россию следующим образом: «Потому что США и Англия не дадут Гитлеру захватить СССР.». Бл-ть. эти америкосы и англососы открыли второй фронт, когда русские разгромили немцев под Сталинградом и на Курской дуге
  - 1   - 0
фото

Polycarp (Russia)   30.06.2018 12:26

Англия и вся Европа вели войну с Германией и до открытия второго фронта. Перед открытием второго фронта русские были полностью разгромлены, их армия сдалась в плен или была уничтожена. и их спасло только вмешательство США и Великобритании
- 0   - 1
фото

GALINA VOLODINA (England)   30.06.2018 12:33

Polycarp, ты шутишь. Как могла разгромленная армия дойти до Берлина и захватить Рейхстаг? Конечно, русские разгромили фашистскую Германию и союзники включились в этот процесс к концу войны
- 0   - 0
фото

Theo (Cameroon)   30.06.2018 23:54

Русские в Берлин пришли, как у русских говорится, "к шапочному разбору", когда союзники разгромили гитлеровскую армию.
- 1   - 0
фото

Valentina   01.07.2018 10:22

Все эти басни о "курской дуге", "сталинградской битве" и рахгроме немецких войск "доблестными русскими солдатами", выдумки и низкопробный блеф самих русских. Не было никаких сталинских побед, русские были разгромлены, СССР оккупирован. Оставалось за малым - выковырнуть подонка Сталина и его чекистских нелюдей. Но Гитлер застыл в оцепенении ожидая реакции союзников. Реакция США и Великобритании оказалась спасительной для русских фашистов и смертельной для немецких. Мир демократии очередной раз избрал пагубный для самой себя путь, ограничившись разгромом немецкого фашизма и удовлетворившись переходом в латентную форму русского фашизма
- 1   - 0
фото

Veniamin Novikov   09.07.2018 17:41

А разве это не так? Русские были разгромлены, за немцев против СССР воевало 5 русских армий, в том числе и армия русского национального героя генерала Влдасова. Только вмешательство США спасло СССР от полной оккупации
- 0   - 0
фото

Аудра (Lithuania)   30.06.2018 11:48

В 1960 - е годы я училась в Вильнюсском университете. Мы после полуночи, чтобы не смогли в КГБ подслушать нас, припадали к голосу Америки и и Свободе и завороженно слушали АбдулРахмана Авторханова и отрывки из его бессмертных Авторханов был единственным лучиком во тьме русского советского рабства. Мы засыпали слушая отрывки его гениальных работ по разоблачению советской тирании. На его работах выросли лучшие лидеры национально-освободительного движения Прибалтики. Спасибо автору, что он показал одну из ярких граней жизни этого великого подвижника и мыслителя, ставшего рупором свободы наших прибалтийских народов. Вчитываясь всё глубже в образ главного героя - романа - хроники - отца автора Абдул-Баки, начинаешь понимать корни его нравственной и духовной чистоты и их высокой пробы. И главное, начинаешь верить, что недалёк час и свободы Кавказа от русского рабского ярма.
  - 2   - 0
фото

Polycarp (Russia)   30.06.2018 12:12

А вам из литовского болота вообще нечего квакать. Русские 70лет кормили Вас, отдавая последний кусок. В Вильнюсском университете тоже вы учились бесплатно на русские деньги и жили в совыетские времена не работая лучше своих западных собратьев. Так что получается, как в приговорке: ешь русское сало, а русских ругаешь. Негоже так себя вести младшей сестрёнке, а ведь братик - то старший вновь придёт и недолог тот час, когда он явится и спросить и за кромольные речи, и за поступки кромольные
- 0   - 2
фото

Polycarp (Russia)   30.06.2018 12:07

Перечитываю автора не только эту писанину, но и другие его кляксы и убеждаюсь в мысли, что депортация чеченцев, да и других депортированных народов - предателей была слишком гуманной акцией. Русским надо было следовать примеру америкосов, уничтоживших индейцев
  - 0   - 2
фото

Veniamin Novikov   09.07.2018 17:45

"...Имеются свидетельства того, что в ряде аулов войска НКВД мирное население фактически ликвидировали, в том числе и таким варварским способом, как сожжение...". Русские живьём сжигали чеченских детей, женщин, стариков и это доказанный факт. Эту акцию русские в Чечне повторили и в наше время. Такое нормальным может считать только такая же нелюдь
- 0   - 0
фото

Theo (Cameroon)   30.06.2018 23:51

У африканцев есть поговорка: «Кто не потерялся ночью, не потеряется и днем». Это можно сказать о герое романа-хроники Абдул-Баки. Он именно тот, кто «не потерялся ночью» и потому логично, что именно он приходит на помощь будущей мировой антикоммунистической легенде Авторханову. Его смелость в отношении русских оккупантов, притягательность его поведения, интеллекта для высоких русских сановников, того же секретаря ЦК КПСС Маленкова вызывает ассоциации с другой африканской поговоркой: «Глаза, видевшие царя, не боятся сановника» и он не боится оккупационных властей и без раздумий идёт на смертельный риск для спасения своего друга Авторханова. Он скорее всего понимает, что спасает не только друга, но и смертоносный для русских оккупантов рупор, который будет потом вещать всему миру правду о кровавых злодеяниях русских
  - 0   - 0
фото

Xenia (England)   21.07.2018 02:24

Это верно, Theo, Авторханов и оставался всю жизнь "смертоносным для русских оккупантов рупором".
- 0   - 0
фото

Xenia (England)   01.07.2018 00:10

Вот говорят, что русские — народ-богоносец. Правда, они люди религиозные. Они прежде, чем тебя топором зарубить обязательно перекрестятся. --писал русский классик Ф. Достоевский и это понимают герои романа АбдулБаки и АбдулРахман. Но первый не может и не хочет бросить свой народ и избирает другой путь борьбы с оккупантами - подрыв их изнутри, второй уходит зарубеж и становится обличителем злодеяний русских
  - 0   - 0
фото

Valentina (Switzerland)   02.07.2018 15:22

Полтора десятка тысяча евреев было вывезено из Ленинграда во время приближения туда немцев только в Киргизию. Там моя бабушка и познакомилась с семьёй и с самим АбдулБаки. Она рассказывала, что он работал директором пищекомбината где-то в Киргизии. Все, кто был в выселении и нуждался в срочной помощи шли к нему. Он был известный в Средней Азии благотворитель депортированных и поставленных вне рамок закона лиц. А вот дружба его с легендарным АбдулРахманом для меня большая и приятная новость. Автор трогательно описал встречу и расставание друзей.Большое спасибо!
  - 0   - 0

 

Опрос месяца

На кого вы возлагаете в первую очередь ответственность за нынешнее положение России внутри и в мире?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA