обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
апрель '13
СТРОФЫ

26 АПРЕЛЯ

О том, что не забывается

Владимир МАЛЫШЕВ

НОВЫЙ АВТОР "КРУГОЗОРА"

Владимир Малышев родился 20 сентября 1964 года в Минске. По окончании школы в 1981 году поступил в Высшее военно - техническое училище им. Богдана Хмельницкого в Ульяновске, которое закончил в 1986 году.

В звании лейтенанта был направлен для дальнейшего прохождения службы в Ригу на должность начальника службы обеспечения горючим полка. В первых числах ноября 1986 года направлен на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС в качестве начальника службы горючего части, которая дислоцировалась внутри 30-ти киломметровой зоны в селе Стечанка. Обеспечивал горючим технику, участвовавшую в очистке АЭС и прилегающих территорий, города Припять, города Чернобыл и на могильниках Чистогаловка и Буряковка.
В феврале 1987-го отправлен к постоянному месту службы. До 1993 г. проходил службу в Прибалтийском Военном округе на разных должностях. В марте 1993 г. уволился из рядов Вооруженных Сил по собственному желанию.

Закончил институт кинемотографии и "Школу - студию Народного артиста Россиии, киторежиссера А. Н. Митты" (город Москва). Режиссер и сценарист игрового кино. Основную часть профессиональной деятельности осуществлял, как режиссер и художник - аниматор в авторской и рекламной анимации для телевидения.

Лауреат международный премий и премии ООН за анимационные фильмы.
Лауреат премии "Литературный Сталкер" за сборник стихов "Беда и Вера", посвященный ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.
В настоящее время работаю в сфере мультимедийных и информационных технологий. С августа 2012 года - вдовец.

Стихи, которые "Кругозор" публикует ниже,  - из книги Владимира Малышева "Беда и вера".

"Я не поэт и очень далек от высокой мелодики изысканных фраз", - признаётся автор в предисловии. "В течение двадцати четырех лет я даже не думал писать стихи ни о чернобыльской трагедии, ни о людях, ценой своих жизни и здоровья вставших на пути этой атомной беды. Более того, мне очень хотелось забыть, вычеркнуть из памяти и не возвращаться к этому никогда. Но мы не выбираем свой Путь, а всего лишь следуем намеченным свыше курсом... Я иду своим курсом рядом с людьми, которые помогли и поддержали меня. И очень надеюсь, что этот Путь не закончится быстро потому, что написав эти стихи, я только начал делать открытия, в которых случаются удивительные вещи и встречаются замечательные люди".


МИШКА

Я плюшевый мишка. Скажите, не вы ли
Забыли меня у окошка в квартире?
Я ждал трое суток: как вам обещали,
А вас почему-то не возвращали.
Тянулись часы, а за ними - недели.
Тянулись, пока батарейки не сели.
Я знаю, тогда вы все очень спешили,
А может, меня взять вам не разрешили?
Скажите, мы, может быть, в чем виноваты?
Тогда почему появились солдаты?
Зачем все газоны вокруг перерыли?
Куда едут странные автомобили?
Сижу у окна с бывшим видом на розы.
А там - то весна, то дожди, то морозы.
Сижу и опилки свои ковыряю,
Наверное, что-то не понимаю?!.
Однажды вдруг с грохотом дверь отворилась,
За мною пришли?!. Я надеялся: сбылось!
Возьмите отсюда меня поскорее!
Но взяли они лишь одни батареи.
Я плюшевый мишка, тоскою придушен,
Так ноют опилки под выцветшим плюшем!
Я временем сильно стал обезображен,
К тому же еще и ужасно заражен.
Я плюшевый мишка.
Один в целом мире,
В пустой и разграбленной напрочь квартире.
Я просто игрушка, которая знает,
Что с нею никто уже не поиграет!


ВОСЕМЬДЕСЯТ ШЕСТОЙ

Пока что нет горячих точек,
Есть только грязное пятно.
И мы, без всяких проволочек,
Стереть пытаемся его.
Пока еще не смотрим строго
На тех, кто задал нам вопрос:
"Ты ликвидатор? Что-то много
Вас в наше время развелось".
Пока лишь пошатнулась вера
В научно-ядерный прогресс,
Где на углу любого сквера
Стоять могло бы по АЭС.
Чтоб всех заботою осыпать,
Мы поднимаем города.
Хотя уже осталась Припять
Безлюдным местом навсегда.
Пока что матери ждут вести
Из мест, где горы и жара,
Пока что груз приходит "двести"
С пометкой страшной: ДРА.
Пока что нет ЧУЖИХ и НАШИХ,
Пока что все еще свои.
Пока что все совместно пашут
И делят общий плод земли.
Пока что нету девяностых -
До них еще пять долгих лет.
Пока что все предельно просто,
И расслоений видных нет.
Пока что партия родная
Наш проводник и рулевой,
Пока еще не видно края
Того, где кончится застой.
Пока что мы - Страна Советов,
Одна единая семья.
Но очень скоро станет это
Простым листком календаря


ПОЖАРНЫЙ РАСЧЁТ

Пожарный расчет сегодня не в счет:
Впиваясь в отвесные стены,
На крышу выходит пожарный расчет,
Ловя на бушлаты рентгены.
Пожарный расчет сегодня не в счет:
От дыма и пламени тесно,
Расплавленный битум по стенам течет
И всЁ наперед им известно.
Пожарный расчет сегодня не в счет,
Когда рядом дремлющий город.
Уже начался их последний отсчет,
Хотя еще каждый так молод.
Плечо у плеча, но так горяча
Волна, что внутри выжигает,
И хлещет струя по лицу палача,
Который их всех убивает.
Пожарный расчет сегодня не в счет,
И утренний город проснулся,
Сегодня все сделал пожарный расчет,
Чтоб ядерный змей захлебнулся.
* * *
Пожарный расчет сегодня не в счет,
Сегодня рассчеты другие.
Но радует то, что в пожарный расчет
Приходят опять молодые.


ПРАВДА

Любови Сироте посвящаю


С Четвертого Правда к утру возвратилась,
Присела устало вблизи у ДК*,
Теперь уже все, к сожаленью, случилось.
Случилась Беда - это наверняка!

Над спящим проспектом заря занималась,
И тени домов по земле поползли.
Они неожиданно, как показалось,
На выезд из города вдруг пролегли.

Уже по проспекту брели поливалки,
И в лужах плескалась толпа голубей,
Бесшумно неслись в медсанчасть "санитарки",
Слегка озадачив идущих людей.

Уставшая Правда, шатаясь, вскочила:
Отсюда же надо быстрей уходить!
Ну ладно, своё я уже получила, -
Теперь остальных нужно предупредить!

Мальчишки на Припять с мячом побежали
"Куда вы!" - окликнула Правда их вслед.
Ей вдруг показалось, что стекла дрожали
От крика, которого, в общем-то, нет.

"Что с голосом?" - ПРАВДА себе подивилась,
Ощупав руками худое лицо. -
ОНИ же грозили. Наверное, сбылось!
А что ожидать мне, в конце-то концов!"

"Ну, нет!" - на ходу себе Правда сказала,
По мокрым дорожкам спеша во дворы. -
"Я шансы пока что не все исчерпала
По правилам этой смертельной игры".

Детишки возились в песке на площадке,
И чтоб достучаться до взрослых ушей,
Воскликнула Правда : "Послушайте, бабки!
Скорей уводите домой малышей!"

По улицам сонно брели первоклашки
И те, кто сегодня их должен учить,
С колясками выбрались в город мамаши -
О, Господи, как же их остановить!

Во всю у ДК чья-то свадьба гуляла,
Зеваки смотрели из разных окон.
А Правда без сил на колени упала:
"О, Боже, куда же глядит Исполком!"

Протиснулась Правда к счастливой невесте,
Пытаясь волненье в душе удержать:
"Скорей уезжайте, покуда вы вместе -
Спасайтесь скорее, тебе ведь рожать!"

От самой "Березки" несли продавщицы
В лотках и бидонах в санчасть молоко.
Им Правда кричала в серьезные лица,
Но голос звучал, как чужой, далеко.

Не ставили школьникам в классах отметки,
Закрыт непривычно был актовый зал.
И всем раздавали зачем-то таблетки.
Вот только зачем - им никто не сказал.

На Дружбы Народов** уже БТР-ы:
Военные меряют "землю" и "фон".
И Правда решила сказать офицеру:
У них же есть честь еще, кроме погон.

С прибором майор Правду сразу услышал,
Дымком затянулся,прикрыв правый глаз:
"Вот, значит, какой инцидент у НИХ вышел!
А ты извини, у меня же - ПРИКАЗ!"

Мальчишки неслись посмотреть вертолеты -
Туда, где стоял городской стадион.
А Правда кричала: "Куда, обормоты,
Ведь это беда опускается в дом!"

Со слухами Правда в толпе повстречалась:
"Ты здесь, бедолага? Мы думали - нет!
Молчишь? Или, может, и ты испугалась
За свой драгоценный партийный билет?"

Всю ночь на скамеечке Правда рыдала.
Уже на рассвет облака подались,
Подъехала "Волга" и пылью обдала,
В открытую дверь кто-то рявкнул: "Садись!"

Начальство еще защищало мундиры,
Которые сильно трещали по швам,
А люди уже покидали квартиры
И кланялись в пол опустевшим домам.

Колонной автобусы прочь уходили
И быстро скрывались за кромкой лесной,
А Правду уставшую в ГАЗ усадили
И вывезли тихо дорогой другой.
* * *
Годами позднее ее отпустили:
"Ты что-то когда-тохотела сказать?"
А Правда растаяла облаком пыли:
"Теперь мне уже глубоко наплевать!"

Потом ее долго и нудно искали,
Хотели в свидетели даже призвать:
Мол, мы не могли, так как нам запрещали,
И голос у Правды пришлось отобрать!

А Правда на Припяти тихо стояла,
К груди прижимая охапку цветов,
Она над руинами что-то шептала,
Роняя на камни слезинки из слов.

_________________
* ДК - Дом куьтуры


У НАТАШКИ

У Наташкиной семьи
Мало перспективы,
У Наташки на душе
Холод да зима.
У Наташки нет отца,
А еще - квартиры,
Потому что родилась
В Припяти она.
У Наташки мама всё
Больше по больницам,
И Наташка грустит,
Стоя у окна.
Тяжело ей привыкать
В школе к новым лицам,
Потому что родилась
В Припяти она.
Спать Наташка теперь
Сразу не ложится:
На подушке чужой
Долго не до сна.
А уснет - и во сне
Колесо кружится,
Потому что родилась
В Припяти она.
* * *
У Наташки семья -
Дочка-первоклашка.
Слава Богу, еще
Мамочка жива.
За родных и друзей
Молится Наташка,
Потому что родилась
В Припяти она.


КОТ РЕНТГЕН

У кота Рентгена нюх просто удивительный,
И на целый батальон он у нас один.
Если он чего не ест - это убедительно,
Значит, это вот и мы тоже не едим.
Он не лазит по траве, ходит только тропами,
Где попало на земле тоже не лежит.
Так что по его следам мы пути протопали,
И на них дозиметр наш, кстати, не визжит.
Здесь, в селе, у нас Рентген самосёл единственный,
Рядом с клубом до сих пор дом его стоит.
Как он выжил тут - для нас детектив таинственный,
А Рентген об этом сам нам не говорит.
У кота Рентгена тут статус Ликвидатора.
Этим статусом Рентген очень дорожит.
Его шкура, как у нас, бэрами заляпана.
Но от трудностей Рентген все же не бежит.
У кота Рентгена нюх просто удивительный:
Он глядел на нас с тоской, голову задрав,
Жизнь, казалось нам тогда, будет восхитительной,
А сейчас я понял вдруг, как Рентген был прав.


КАК ТЫ ТАМ?

Тане Хворостяновой и всем чернобыльским вдовам посвящается

Как ты там сейчас, мой дорогой,
Где теперь душа твоя летает?
Может, этой утренней росой
На стекле твоя слезинка тает...
Как ты там сейчас, мой дорогой?
Ты сегодня ночью мне приснился,
И во сне какой-то был другой -
Не такой совсем, как возвратился.
Мы с тобой гуляли по росе,
Васильки в букеты собирая,
Ты сказал: подумай о себе,
Ты еще такая молодая.
Что могла тебе я возразить,
Мне обидно даже как-то было:
Как же можно снова полюбить,
Если я тебя недолюбила?
Где ты там теперь, мой дорогой?
Может быть, хотя бы на немного,
Чтобы вместе нам побыть с тобой,
Ты сейчас отпросишься у Бога…


АТОМНЫМ ТУРИСТАМ

А надо ль проверять себя на прочность?
Ведь жизнь и так опасности таит.
Туда, куда вас возят, между прочим,
Там не увидать расплавленный графит.
Въезжая в Зону, граждане туристы,
Пройдя успешно паспортный контроль,
Вдохните полной грудью воздух чистый -
Поверьте мне, он здесь совсем другой.
Здесь очень быстро сядут батарейки
Не потому, что "радики фонят".
Всё просто, как обычных три копейки:
Вы сразу всё снимаете подряд.
Мутанты тут не бродят табунами
И не мешают мирно отдохнуть.
Есть исключенье: если только сами
Вы больше нормы "примете на грудь".
Пока здесь очень мало сувениров,
И, пусть вы даже с кошельком на "ты",
Не надо тырить что-нибудь в квартирах,
И прятать в сумки ржавые болты.
Не надо оставлять дурную память,
Писать на стенах крупно: "Я здесь был!"
Тут всё до вас успели испоганить,
До вас прошёл здесь не один дебил.
Не надо с перепугу острословить,
Давя восторг из сердца ваших дам.
Здесь всё до вас успели успокоить,
А если что… то всё равно - не вам.
Гуляйте по намеченным маршрутам,
Старайтесь в сердце Память сохранить,
И помните, что здесь пришлось кому-то
За этот тур здоровьем заплатить.
Зажгите по свече в Ильинском Храме,
Хотя вы, вроде, здесь и не за тем.
Без Веры в Зоне - словно на вулкане,
Без Памяти - здесь быть нельзя совсем.


ЧЕРНОБЫЛЬ - ФУКУСИМА

Чернобыль - Фукусима:
Один раз в четверть века
Беда неотвратимо
Терзает человека.
Чернобыль - Фукусима:
Опять беда сегодня,
Толкает нас незримо
Поближе к преисподней.
Чернобыль - Фукусима:
Совсем не наважденье,
Чернобыль - Фукусима
А вызов страшной силы
Мечом предупрежденья.
Чернобыль - Фукусима:
Рассеченные судьбы
Сольются воедино,
И ближе станут люди.
Чернобыль - Фукусима:
Один раз в четверть века
Не проходите мимо
Страданий человека!

_____________________________
На фото: Владимир Малышев на фоне 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA