обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '10
ИРОНИЗМЫ

БАЛЛАДЫ

(Парафразы)

БАЛЛАДА О ШЕРЛОКЕ ХОЛМСЕ, ДОКТОРЕ ВАТСОНЕ И МАЙОРЕ ПРОНИНЕ.

Лондон. Полдень. Дождь с туманом.
Такса дремлет под диваном.
Ватсон возится с наганом
И под нос себе бурчит
На излюбленной латыни:
Дескать, Холмс - не Паганини,
И Скарлатти от Пуччини
Ни за что не отличит.

В это время Холмс некстати
Из чехла достал Амати
И, усевшись на кровати,
Стал пиликать менуэт;
В такт придавливал матрас он.
Тут приходит миссис Хадсон:
"Мистер Холмс и мистер Ватсон,
Скоро - час. Готов обед".

Пообедав, треснув виски,
Таксу покормив из миски,
Молча, Холмс листает списки
Самых важных срочных дел:
"Ватсон, вы наган собрали?
Что-то, вижу, вы устали.
Угадаете едва ли,
Что я вам сказать хотел".

И, поглаживая таксу,
Так похожую на ваксу:
"Нам письмо пришло по факсу
Из Ростова-на-Дону.
Там чудак из Ливерпуля
Бизнес вёл. Его надули.
На мосту схватил он пулю
И тотчас пошёл ко дну.

Не имея аргументов,
Допросили конкурентов.
Адвокат своих клиентов
Из-под стражи уволок.
Интерпол развёл руками:
Суд, мол, куплен с потрохами.
Так что, Ватсон, ход за нами,
Чтоб распутывать клубок".

Кандыбает дней телега…
В группе "Альфа и омега"
Их приветствует коллега,
Подполковник Лукина,
Внучка левого эсэра,
Дочка милиционера,
Грудь девятого размера,
Но подвижна и умна.

Не помешкав ни минуты,
Дескать, мы не лапти гнуты,
В сыске мы не лилипуты
И без пыли на ушах,
К ливерпульцу на квартиру
Едет показать кумиру,
Что известен всему миру:
"Нет вещдоков. Вот вам - шах".


А в квартире пахнет странно.
Кожа сорвана с дивана
И зияет, будто рана.
Холмс издал неясный звук.
Да, шмонали без опаски.
Вон рассыпанные краски,
Вон бутыль из-под "Фетяски"
И раздавленный паук.

На полу лежит половник,
На столе - матюжный словник.
"Вот, товарищ подполковник,
Посмотрите на плевок.
Плюнул тот, кто две недели
Ел одни говяжьи кнели;
Тот, кто терпит еле-еле
Геморрой и стрептококк".

Ватсон добавляет тоже:
"У него прыщи на коже.
Роста среднего, похоже.
Здесь о шкаф чесал он лоб".
Холмс кивает: "Ватсон, браво!
А теперь взгляните вправо:
От очков лежит оправа
И поломанный лэптоп.

Тут шерстил бесцеремонно
Небоящийся ОМОНа.
Сомневаться нет резона,
Теневик из высших сфер.
Примитивная афера.
Он из окруженья мэра.
Подполковник, вот вам сфера
Для принятья твёрдых мер".


Лукина трёт пальцем к носу,
Нервно курит папиросу:
От глазастых нету сносу,
Ведь развяжут узелок.
Ход ответный проворонен.
Вот майор упрямый, Пронин!
И к анализу не склонен,
И весь хлам не уволок.

Входит Пронин. Нос, как слива.
На гостей взглянул спесиво:
"У меня альтернатива
Вашей версии, мон шер.
Не считайте, что мы  лохи.
И не отпускайте вздохи
Ливерпульскому пройдохе.
Объявляю мат вам, сэр!

Ливерпульцем очень ловко
Обмозгована уловка.
А цена ей - поллитровка.
И не надо - про прыщи!
Баксы свистнул и - за море!
Где-то спрятался в оффшоре,
То ль в Содоме, то ль в Гоморре.
И ищи его, свищи.

В общем, дело - шито-крыто…
Трупа нет. И нет бандита.
А российская элита
Не отдаст вам пахана.
Вот гляжу я на Европу -
Всё у вас там через жопу.
Если завтра быть потопу,
Вам же первым - и хана.


Так не надо выше ценза
Вам косить под экстрасенса.
Ведь исчерпан весь до пенса
К вам доверия кредит".
Лукина кусает губку
И разглаживает юбку.
Холмс раскуривает трубку.
Ватсон ухо теребит.

Не для Холмса наши кочки.
А майор, без проволочки,
Там, где надо, ставя точки,
Дружелюбно говорит:
"Для успехов в жизни личной,
Вот вам ящичек  "Столичной".
При поездке заграничной
Загляну на Бейкер-Стрит".

Лукина подходит тоже
Загрустившая, похоже,
И с мурашками по коже
(Под мундиром не видать)…
Холмс, стоящий с нею рядом,
Грудь ей сверлит жадным взглядом,
Наполняя сладким ядом
Подполковничую стать.

Так закончилась до срока
Та российская морока,
Где для сыщика-пророка
Был  "глухарь", ни дать, ни взять.
Так что Холмс сумел проверить,
Что Россию не похерить
И аршином не измерить,
И умишком не понять.

 

БАЛЛАДА О ЧЕЛКАШЕ   

Как-то раз в одной столице
Незамужние девицы,
Но - царицына родня,
Вместе с бабой Бабарихой,
Злой-презлой, но тихой-тихой,
Грелись в кухне у огня.

Это ж надо так случиться,
Что сестрица их - царица!
Ходит в царственном венце!
Но сестрица не забыла,
Их обеих пригласила
Поселиться  во дворце,

Чтоб одна была портнихой,
А другая - поварихой.
И зарплата - будь здоров!
В общем, родственные связи
Вознесли из грязи в князи
Беззастенчивых коров.

Но царицыны сестрицы,
Видно, стреляные птицы,
Не теряют время зря:
То при людях, без опаски,
Царь-Салтану строят глазки,
То споткнутся о царя.

Но напрасны их старанья,
Царь на девок - ноль вниманья,
И тем самым  их допёк.
И они, от страсти тая,
Злость свою, как мяч катая,
Раздувают уголёк.


"Вот султан гостил недавно.
Двести жён! И всех … исправно.
Сразу видно, что - султан!
Наш-то смог бы без огласки
Дать и нам немного ласки.
Так ведь - нет! Вот - истукан!"

Девки эти, в самом деле,
Так безбожно обнаглели,
Что работать не хотят.
И Салтан для их почина
Уж не царь и не мужчина…
В общем, полный шах и мат.

И не шатко, и не валко
Время шло. И тут гадалка
Свой раскинула пасьянс:
"Девки, сбудется едва ли
То, что карты показали,
Но, хоть есть последний шанс.

Побыстрей Салтана сплавить,
А жену его ославить
И создать ажиотаж.
А когда Салтан вернётся
И с царицей разведётся,
Вот тогда он будет ваш".

Девки, бывшие в печали,
От восторга завизжали…
Но куда царя спихнуть?
Тут с небес упал подарок:
Не вернули долг - сто марок!
Царь забегал будто ртуть.

Быстро  рать свою сзывает.
Должников он покарает!
И не даст себя надуть.
Горячо обнял царицу,
На коня и - за границу.
До врагов не близок путь.

Разобравшись с должниками,
Три телеги с сундуками
Он домой к себе везёт.
Тут кузен из Тараскона,
Тартарен, лишился трона
И помочь его зовёт.

Царь Салтан - за справедливость!
Проявил, конечно, живость.
Всю Европу проскакал:
Одному вернул корону,
У другого отнял донну
И любовнику отдал.

Так два года пролетели,
Как сибирские метели…
Царь - в обратный путь чуть свет.
Тут в пыли гонец из дома
И, всосав бутылку рома,
Подаёт ему пакет.

Царь читает, брови хмурит,
Самокрутку нервно курит,
Заболела, знать, душа.
Отпустил гонца лихого,
Громко кличет часового:
"Позови-ка Челкаша!"

Входит трезвый до икоты
Помкомвзвода третьей роты
Старший прапорщик Челкаш.
Он, при всём его везенье,
Пьянь в четвёртом поколенье,
Жуткий бабник и алкаш.
Но - отважен, окаянный!
Будь хоть трезвый или пьяный,
В драке черт ему не брат.
А хитёр!.. Ну, чистый дьявол!
И настырнее, чем Савл;
В миг сопрёт ворота в ад.

Но сегодня трезв примерно,
Что совсем не характерно.
И подстрижен, и побрит.
Эдак звякнул орденами
И Салтана ест глазами.
Царь ему и говорит:

"Ну, так вот, мой друг, пехота,
Есть письмо от доброхота.
Гнал гонец на всех рысях.
Я который год на фронте,
То у ляхов, то в Пьемонте,
А царица … на сносях!

Вот тебе приказ короткий:
Взять в каптёрке ящик водки
И закуски на два дня,
И немедленно в столицу.
Там  проведаешь царицу,
Известишь потом меня".

Повторять ему не надо.
Взял, что велено, со склада.
Чтоб быстрей, взял двух коней…
И в столице - ровно к сроку.
Ко дворцу подъехал сбоку.
С бугорка оно видней.

Дело к ночи. Глядь, царица
Вышла в сад. Видать, не спится.
Рядом … что за черт!.. Султан!..
И царицу обнимает.
Та же ласки принимает.
Ах, ты бесов басурман!

Надо выяснить всё срочно,
Чтоб донесть царю всё точно.
В сад Челкаш пролезть спешит.
У пруда в кусты вползает,
Видит, лебедь подплывает
И тихонько говорит:

"Не пугайся, воин смелый.
Что скажу тебе, то делай.
За фонтаном схоронись.
Царь послал тебя к царице,
Но такое здесь творится!..
Расскажу тебе. Держись!..

Тут портниха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Страшный заговор плетут.
Тянут в сеть голубку нашу,
ЛСД мешают в кашу,
Ну, а в борщ гашиш кладут.

Так зомбируют бедняжку!..
Превратить хотят в букашку
И скорее погубить.
Шепчут, сидя у забора,
Будто будут они скоро
Из царя верёвки вить.

От наркотиков царица
Без причины веселится.
А сестрицы, вот народ!..
К ней султана пригласили.
Змей сейчас живёт на вилле
И с царицей шашни вьёт.
Часто полдничать в беседку
Он её влечёт, как в клетку.
Там рекой течёт "Клико"...
А царица всё хохочет
И, видать, частенько хочет.
До беды не далеко.

Басурман хитёр изрядно
И одет всегда нарядно.
Обещает рай земной
И в который раз божится,
Что красавица-царица
Будет старшею женой".

И близка удача, вроде,
Но терпенье на исходе
У султана. А, ведь, крут!
И усталость, и истома…
От ЧП, что было дома,
Кошки на душе скребут.

Про ЧП и вспомнить жутко.
Будто это чья-то шутка.
Город оторопь взяла! -
Вдруг в порту всплыла подлодка,
Как огромная селёдка,
И к причалу подошла.

Вот на рубке люк открылся
И  "Весёлый Роджер"  взвился...
Ну, закручена спираль!
Через люк, как из подвала,
Вышли тридцать три амбала
И направились в сераль.

Там  их старший евнух встретил,
Безбород и рыж, и светел,
И за визирем послал.
Тот с гостями осторожен,
Саблю вытащил из ножен
И повёл в приёмный зал.

"Кто такие и откуда?
Что за лодка? Что за чудо?
Что вам надобно у нас?"
"Слух в печати и в эфире,
Что гарем ваш - лучший в мире.
Можно ль глянуть? Только раз.

Мы по внутреннему долгу
Патрулируем подолгу.
Стережём  земную ось.
Командир наш из Дананга,
Капитан второго ранга
Немо. Слышали, небось.

Вот подарки вам: опалы,
Чёрный жемчуг и кораллы.
А алмаз зовётся - "Дож".
"Вход в гарем под страхом смерти
Запрещён. Вы мне поверьте.
Даже я туда не вхож".

Гладя  "Дожа" осторожно:
"Но рискнуть, пожалуй, можно.
Только, тихо. Не шуметь.
Через час султан вернётся,
Объезжает иноходца.
Так что, надобно успеть".

Визирь с евнухом дежурным
Подвели гостей к ажурным
Створкам  кованных ворот,
Дав взглянуть, как обнажёны,
И наложницы, и жёны
С пеньем водят хоровод.

Тут старшой сказал учтиво:
"До чего же там красиво!
Дай войти, вельможный пан".
"Нет! Нельзя. Я запрещаю.
Лучше выпьем вместе чаю,
Да и выкурим кальян".

И добавил, что хайдаром
Начал службу и не даром
Ест казённые харчи.
Но ему на том аккорде
Так отвесили по морде!..
Евнух тут же сдал ключи.

Так у капитана Немо
Появились из гарема
Тридцать пять красавиц-звёзд…
Лодка в южном направленье
Шла в надводном положенье,
Оставляя пенный хвост.

В тот же день султан взбешённый,
За проступок совершённый
Евнуха велел распять.
Жадный визирь, как ни плакал,
Всё же был посажен на кол.
Но … наложниц не догнать.

Чтобы как-нибудь забыться,
Охмурял султан царицу.
Возбуждал в себе кураж.
И вот тут-то, вот те нате,
Неожиданно, некстати,
Появляется Челкаш.

 

И с поклоном: "Свет-царица,
Царь Салтан домой стремится.
Да и ты скучаешь, чай.
Он разделался с врагами
И сюда прибудет днями.
Так что, милая, встречай".

Тут султан заволновался:
"Кто такой? Откуда взялся?
Как посмел сюда войти?"
А царица встрепенулась
И как будто бы проснулась:
"Ах, ты, господи, прости!

А султан? Откуда взялся?
И на что султан мне сдался?
Я ж Салтанова жена!"
И к султану подбежала:
"Я же Вас не приглашала.
Так какого же рожна?"

Но султан тут начал злиться:
"Звали Ваши же сестрицы,
Чтобы  я Вас в жёны взял.
Заговаривали зубы,
Мол, Салтану Вы не любы,
Мол, Салтан от Вас сбежал.

Ну, а если это враки,
То обманщицы - собаки!
Чтоб мне с места не сойти!"
А царица: "Мы и сами
Разберёмся с чудесами.
Вам - счастливого пути!

Во дворе Вас ждут мюриды.
Позабудьте все обиды.
Вот презент: платочек мой
И перчаточка  из замши".
Так, не солоно хлебамши,
Поскакал султан домой.

А сестрицы всполошились,
С Бабарихой сговорились
Одурачить Челкаша.
В водку местного разлива
Влили три бутылки пива.
В общем, сделали  "ерша".

И, на трапезу явившись,
Свет-царице поклонившись,
Ставят перед Челкашом.
От него усевшись справа,
Размешали ту отраву
Позолоченным ковшом.

Тот им дружески кивает,
Щи да кашу уминает
И хлебает всё подряд.
Пьёт уже четвёртый ковшик,
Для него подобный  "ёршик"
Всё равно, что лимонад.

После киселя из клюквы
И засахаренной брюквы
На сундук Челкаш вскочил
И сестриц, хитрюг и сводниц,
Интриганок и негодниц,
В пять минут разоблачил.

А портниха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Вдруг подняли страшный вой,
Что Челкаш агент баварский…
А царица им по-царски:
"Чтобы с глаз моих долой!"

И велит, немедля, слугам
Дать плетей всем трём подругам.
Пусть расплатятся за блажь.
Для искорененья фальши
Отослать куда подальше.
Чтоб проверил всё Челкаш.

И Челкаш, лихой служака,
Чтоб не цацкаться, однако,
Посадил всех трёх на цепь.
И велел царёвым слугам
Запрягать телегу цугом,
Гнать за горы, лес и степь.

Чтоб осеннею порою
За  Кудыкиной  горою
Были брошены одни.
И в далёкой глухомани,
Злясь и с фигою в кармане,
Дни закончили они.

Так портниху с поварихой,
Вместе с бабой Бабарихой
Он послал в такую даль,
Что когда туда попрёшься,
То за год не обернёшься.
Ну, да это - так. Деталь.

Только он зашёл к царице,
Та не может нахвалиться,
Что извлёк её из пут;
Дескать, нету дел чудесней…
Вдруг - дружина с громкой песней.
Царь Салтан уж тут как тут.

Он дружину гнал нещадно,
Сердце маялось изрядно.
Челкаша он ждать не мог.
Крикнул: "Распрягай, герои!"
И в царицыны покои
Побежал, не чуя ног.

Разобравшись в том, что было,
Как изжита злая сила,
Он собрал большой совет.
И, чтоб всем понятно стало,
Долго чистил всем сусала.
Дескать, бдительности нет.

Стражу всю при той накачке
Приковать грозился к тачке,
Но, умаявшись, остыл.
Челкашу же после спора
Он присвоил чин майора
За решительность и пыл.

Повелел готовить ужин,
Звать на ужин тех, кто нужен.
Сам, пока что, примет душ.
Ведь носился по Европе,
Будто волны при потопе,
Забредал в такую глушь!

После душа шёл в светлицу,
Где ласкал свою царицу:
"Сколь не виделись, мой свет!
Вот алмазы для короны,
Из Парижа панталоны
И гранатовый браслет".

Ну, а трапезной все  в сборе.
Царь пришёл с царицей вскоре.
Виночерпий - на посту.
Под шафэ Челкаш ввалился
И, икая, извинился.
Выхлоп - ровно на версту.

Но службист незаурядный
И на нём мундир парадный
При звезде и палаше.
Так по царевому плану,
Он назначен к басурману,
Как военный атташе.

Виночерпий дело знает,
Всем усердно подливает.
Царь подмигивает, мол,
Всё на майсенской посуде!..
На большом трофейном блюде
Ставят лебедя на стол.

Тут полковник стал хвалиться:
"Два часа, как эту птицу,
Что таилась у пруда,
Мы с начштаба  подстрелили".
Царь велит, чтоб всем  налили:
"Да. Стрелки вы - хоть куда!

Лебедей у нас, ведь, нету.
Время - к осени, не к лету…
Разгорелся аппетит".
Тут Челкаш, хоть и  "под газом",
Всех обводит строгим глазом
И Салтану говорит:

"Государь, ведь эта птица
Не шпион из-за границы.
Тут далёко до границ.
То ж она мне подсказала,
Что тогда с царицей стало,
И про заговор сестриц.

Помогала мне советом.
Так за что ж её - дуплетом?
Нам - под вилки и ножи.
Ведь она спасла царицу,
Нашу радость-голубицу.
Государь, ответь. Скажи".

Царь Салтан развёл руками:
"Кабы знали, кабы сами.
Лебедь к жизни не вернёшь.
Лебедь эту жалко шибко.
Смерть - случайная ошибка,
Так, за здорово живёшь".

Так как гости захмелели,
То и лебедь быстро съели.
Им, гостям, не ведом стыд.
Ни Челкаш, и ни царица
Не дотронулись до птицы.
Только плакали навзрыд.

На такой печальной ноте,
Зная, что и вы всплакнёте,
Завершаю свой рассказ,
Где всё - правда, без навета…
Но нашёлся, кто всё это
Называет - перевраз.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA