обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
сентябрь '09
ПРОЗА

ПЕСНЯ ПАНДУXTА

За окном больничной палаты синий вечер. Тихие снежинки медленно колышутся в воздухе, опускаются на голые ветки деревьев, устилают белым пушистым ковром пожухлую траву больничного сада и тают на черном асфальте дорожек.

Он лежит неподвижный, безучастный ко всему окружающему и только в широко открытых глазах затаилась мука и мольба о спасении, мольба об избавлении от раздирающей грудь боли.

Сердечная болезнь, давний спутник его, зашла далеко. Лицо опухло, отекли веки. Смерть, мучительная и безобразная, словно играла со своей жертвой. Он до того ослабел, что даже не мог издать стона из полуоткрытого рта. Кто-то безжалостный сдавливал сердце все сильней и сильней, и ему казалось, будто оно вот-вот не выдержит и лопнет, как чрезмерно надутый воздушный шарик.

Жена его, толстая красивая армянка, склонилась у изголовья. Она смотрит ему в глаза и тихонько гладит непричесанные черные с серебром волосы. Неслышные слезы скатываются по щеке.
Тихий стон исторгается из его груди, стон еле тлеющей жизни - это смерть опять отступила. Надолго ли? Он с усилием взглянул на жену.

- Иди домой, Нитуш... Иди, дорогая, домой… и принеси приемник.

Она тихо кивает в знак согласия.

Когда выдавался свободный час, он любил слушать голос древнего Еребуни. И тогда забывал он и об усталости, и о сердце.  Он садился на низкую деревянную скамеечку у приемника и, слушая, подпевал невидимому певцу или хору. Домашние не тревожили его в такие минуты. А он пел и видел высокие белые горы, зеленые склоны и виноградники, сине-голубое ни с чем не сравнимое озеро, величавую буйную красоту молодых женщин, слышал неспешный мудрый говор стариков,  и уже не чувствовал себя оторванной частицей, заброшенной на чужбину.

Чужая земля, чужой язык...

И все же земля эта приютила его, совсем мальчишку тогда, спасла от жестоких мук и бесславной смерти. От тех давних времен осталось только воспоминание смертельного страха и тупой безразличной усталости.

…Кучка обессиленных армян, спасаясь от неминуемого уничтожения, бежала в чужую незнакомую страну - Иран. Ели по ночам, прячась днем среди скал и кустов; люди блуждали по незнаемым тропинкам голодные, разутые, обессиленные. Отец и мать попеременно несли на руках Ашота, младшего брата его, но двухлетний ребенок не вынес всех мытарств пути и заболел. К утру, после изнурительного ночного перехода, они набрели на обширную сухую пещеру и забрались туда. Ашот метался в жару, плакал и просил пить. Ни капли воды не было у них. Внизу, в лощине между гор виднелись серые глинобитные домики турецкого селения, и на краю его серебряной ниткой вился ручеёк, вытекая из родника. Отец наделялся, что в этот ранний час, когда все еще спят, ему удастся незаметно набрать там воды и благополучно вернуться.

Он крался, как вор и все же его заметили, ну, а дальше... Неузнаваемое тело без лица, с выколотыми глазами, вспоротым   животом той же ночью схоронили в пещере, выложив светлыми камешками на убогой могилке неровный крест. Он и до сих пор не знает, где та пещера с могилкой отца.

Кому нужна была его смерть? Разве способные на такую жестокость, могут называться людьми?

Нитуш ушла. Не надо вспоминать, пусть ничто не трогает его - все суета сует… Жгучая боль улеглась, уступив место ноющему чувству.

В палату заглянула сестра и узнав, что ничего ему не требуется, ушла, тихонько затворив за собой дверь.

Тихо в палате, чисто и тепло, внимательные врачи и сестры, каждое его желание выполняется тотчас же. Еще бы! Только одна койка обходится в пятьдесят туманов, а лекарство, уколы, процедуры... Если ему удастся выйти отсюда живым, он станет нищим.

Так хочется уснуть! Когда спишь, ничего не болит, не слышно собственного тяжелого дыхания. Только бы не уснуть навек... давно уже неистребимое желание поселилось в одряхлевшем сердце - хотелось ему своими глазами взглянуть на землю предков, откуда доносились по радио песни тех людей, жить среди них и умереть там, где похоронен его дед и родственники, лежать на старом горном кладбище рядом с ними.

Он, незаметно уснул, а когда открыл глаза, Нитуш вновь сидела у изголовья. На тумбочке стоял старенький приёмник.  Он потянулся к нему, как вдруг острая боль обожгла всю левую сторону груди. Рука так и осталась вытянутой, и он страшился убрать ее из опасения новой, еще большей боли.

Нитуш осторожно взяла его руку и опустила на постель.

- Лежи спокойно, я сама включу. Он кивнул головой и закрыл глаза.

В палату ворвался хор. Голоса спорили с одиноким певцом, то вступая в песню, то смолкая, будто прислушиваясь к голосу солиста.

В сердце моём горит жар…

Весело пел голос и, казалось, он никогда не остановится в песне-пляске, но сразу же его перебивал хор:

"Шахер Джан", - мощно и призывно утверждал хор, завершая фразу и вновь передавая мотив певцу. А потом молодой женский голос пел о любви, пел о прохладе гор, откуда, журча, спускаются в долину ручейки, наполненные студеной водой родников.

Он слушал знакомые с детства слова и думал,  что песню эту пели еще дед его и прадед, что люди эти давно ушли из жизни, а песня живет, он думал, что он тоже закончит свой путь, но песня останется, и будут петь ее дети, внуки и правнуки его.   Вечно она будет живой и молодой, всегда будет волновать юных и вызывать светлые воспоминания у стариков. Жизнь, как и песня, никогда не кончается. Ему только на время вручили волшебную палочку жизни, и сохранить ее он может лишь передав её другому, тоже на время. Он - тленная частица бессмертия.

Словно отвечая его думам, певец с тоской и горечью запел о журавле, вольной птице, которая, улетая, всегда возвращается в родные края.

"Журавлик, постой, погоди, передай мне весточку из страны родной, - плачет голос. - Дней постылый труд, праздников мне нет."

Тяжела и светла эта песня… вечная песня Пандухта.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Ирина (Швеция)   04.11.2009 03:01

О Геноциде армян написано очень много как литературнх произведений так и исторических.Самое известное литературное произведение на тему геноцида армян — роман Франца Верфеля «Сорок дней Муса-дага», изданный в 1933 и впоследствии отмеченный нацистскими властями как «нежелательный». Книга стала бестселлером, а голливудская студия MGM решила снять фильм по этой книге, но осуществлению данной идеи дважды помешала Турция.
Отснято много фильмов,написано много песен,сотни рассказов очевидцев.
Слушать очень печально и больно.
Но помнить надо! Что бы не повторилась эта беда ни у какого либо народа.
Армяне очень сильный и великий народ.
В отличие от холакоста- что тоже чудовищьная расправа - генацид армян отличается тем что, уничтожали на протяжении 50 лет - 3 поколениями правителей Турков и вырезали очищали армянский народ с земли, на которой он жил и правил свыше 3 тысяч лет... не только уничтожили народ... но и уничтожили всю культуру, церкви, школы ... и на сегодняшний день у армении забрано 9/10 его искомой земли...
О таких трагедиях можно говорить и говорить,есть о чем и о ком вспомнить.

Спасибо Киму Беленковичу еще за одно произведение,написано очень трогательно.
Хотелось бы знать откуда такое проникновенное у НЕ армянина ??
Спасибо еще раз!
  - 0   - 0
фото

Igor Kosonovsky (Canada)   02.10.2009 01:46

Перечитал "Песню Пандухта" и захотел узнать как можно больше об авторе. Интересен как он сам, так и его произведения.
  - 0   - 0
фото

Петр (США)   29.09.2009 20:03

Поистине - чужого горя не бывает.Впечатление еще более усиливается от того, что лично знал автора.Написано правдиво и с болью, трогательно и с пониманием.Рукой Кима водили заинтересованность и сопереживание. А такое может чувствовать только в высшей степени ПОРЯДОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК.Спасибо Верочке, что сохраняет ПАМЯТЬ об отце. - Петр.
  - 0   - 0
фото

Гарик Пузис (Израиль)   21.09.2009 15:55

Рассказом Кима просто потрясен.Тут не может быть коментариев.
  - 0   - 0
фото

Irina Savitskaya (UK, London)   15.09.2009 13:51

Рассказ восприняла как отражение нынешнего геноцида по отношению к собственному народу сейчас на многих наших родинах, когда возможность быть похороненным рядом с родными является несбыточной мечтой.
  - 0   - 0
фото

Елена (США)   11.09.2009 17:43

Изумитеьный рассказ!
  - 0   - 0
фото

Фаина (США)   11.09.2009 16:19

Спасибо... Хочется побыть одной и подумать...
  - 0   - 0
фото

Галина (США)   09.09.2009 18:38

Прекрасный, очень душевный рассказ. Спасибо!
  - 0   - 0
фото

Марк Авербух (США)   08.09.2009 01:43

Спасибо за замечательный рассказ отца. Он написан человеком с неисчерпаемым потенциалом гуманизма, человеком, который всегда был "духовной жаждою томим". Повторюсь, как жаль, что не успел с ним познакомиться, как жаль! По мере публикаций присылай мне и другие его работы.
  - 0   - 0
фото

Елена (США)   08.09.2009 00:31

Очень трогательный рассказ. Cпасибо!
  - 0   - 0
фото

Лидия Мильруд (США)   07.09.2009 06:42

Рассказ написан не пером, а сердцем. Грустный и такой тёплый сюжет, прекрасный язык... Читатель становится действующим лицом, переживает вместе с героями рассказа, Переживания армян сродни переживаниям евреев. А чувство Родины животворно для каждого человека, даже если она, родина, не всегда была матерью, а становилась мачехой. Остановитесь, люди! К этому призывает автор. Взгляните в небо, туда, где курлыча, летят журавли. Отзовитесь на их призыв! Спасибо вам, Ким Беленкович, спасибо вашей дочке, которая сохранила ваше наследство
  - 0   - 0
фото

Большаков Игорь Николаевич (Россия)   06.09.2009 18:28

Прекрасная грустная проза. Человек, которого волнуют такие события, не может быть безучастным при их повторении и помнит всегда об этом, и хранит в памяти пока живет. Ким Беленкович - один из таких. Такая помять генетически бессмертна, поскольку успевает передаваться потомкам
  - 0   - 0
фото

Странник   05.09.2009 21:01

У меня самого есть армянские родственники и резня 1915 года значит для них много, но дед, воевавший на Кавказе в 1914, рассказывал, что армянские дружины тогда свирепствовали в захваченных турецких селах ничуть не меньше. Грустно все это.
  - 0   - 0
фото

Boris A. Kushner (USA)   05.09.2009 16:54

Прекрасный, за душу берущий своей бесконечной печалью рассказ. Геноцид армянского народа - ещё одна страшная тяжесть на совести человечской. Тем более ужасная, что почти не выговорена вслух.

Спасибо автору, капитану дальнего плавания, поэту, писателю за эту пронзительную страницу памяти. Спасибо публикаторам.

Борис Кушнер, профессор математики, Питтсбургский университет.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA