обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '10
ФАНТАСТИКА

    Меж тем Дрольфийская империя развивалась с поразительной быстротой.
Александр, понимая, что в короткие сроки невозможно развить собственную
промышленность и технологию, скупил все лучшее со всего Вирта - у
виртиан за дрольфийскую валюту, у земных компаний - на свои средства,
подтверждая тем самым слухи о своем небывалом для клиентов ТТТ на Вирте
богатстве. Но наступил момент, когда империя все же столкнулась с
финансовыми трудностями, и Александр сделал следующий ход. Он обратил
взоры дрольфийцев на север, на небольшую торгово-финансовую республику
Горр. Когда-то республика эта была самостоятельным государством, где
особо процветала торговля; потом она была завоевана Дрольфийской
империей. Во время упадка империи горрский наместник отказался
повиноваться императорской власти, объявил себя самостоятельным
государем, а Горр - независимым государством. Ослабленная империя,
теснимая агрессивными соседями с юга и терзаемая войной с Лантри на
востоке, вынуждена была примириться с потерей. Впрочем, вскоре империя
получила передышку, а бывший наместник оказался жестоким тираном и
потерял популярность в народе. Благодаря этому его армия была разбита
дрольфийскими войсками, а сам он убит. Но у империи не было былой мощи,
и, дойдя до стен горрской столицы, дрольфийский полководец вступил в
переговоры. В результате Горр сохранила фактическую независимость,
получив формально статус протектората. Контракт с Землей сделал Горр
совершенно независимым государством - независимым от Дрольфа, разумеется
- и республика превратилась в финансовый центр Вирта. Хилс бросил
лозунг: "Нас окружают более развитые экономически страны. Лучший способ
догнать их - присоединить их."
     Захват Горр занял двое суток. Уже 30 лет на Вирте не было войн, и у
горрийцев не было армии. Проведенная операция застала виртиан врасплох,
но, когда они пришли в себя, империя уже могла диктовать финансовую
политику всему Вирту.
     Джедсон в ярости расхаживал по кабинету, описывая круги вокруг
неподвижно стоящего Эрайде.
     - Горрийцы обещали мне крупную ссуду! Я строил на этом все расчеты!
А теперь? Что отвечает Александр?
     - Отказ, - ответил советник.
     - До сих пор события в Дрольфе были делами одного Дрольфа! А теперь
что творится? Война! Кто бы мог подумать!
     - Они применили в этой войне лучевое оружие.
     - Откуда они его взяли? Тридцать лет назад у них огнестрельное было
редкостью.
     - Что значит - откуда? Естественно, купили у землян!
     - Торговля оружием запрещена межпланетными соглашениями.
     - Не будьте так наивны, гражданин президент! Они докажут любой
межпланетной комиссии, что оружие разработали сами на базе мирного
оборудования и технологий, купленных у землян.
     - На Вирте есть еще такое оружие?
     - Нет. Ведь Александр покупал его на собственные деньги.
     - Значит, никто не сможет его остановить?
     - Не сможет и не захочет. Все равно после окончания правления
Александра границы будут восстановлены.
     - Так на кой черт ему все это надо?!
     Эрайде развел руками.
     Следующий молниеносный поход Александр совершил на запад. Империя
вернула себе еще две бывшие провинции с весьма высоким промышленным
уровнем. Джедсон понял, что следующим шагом будет захват последней
бывшей провинции - Лантри. Тогда он направил Александру письмо с
просьбой прибыть в Сильдорг для переговоров. Вскоре пришел ответ.
Александр писал, что лично он никакой надобности в переговорах не имеет,
но если Джедсон настаивает, то пусть прибудет в Таудор, столицу Дрольфа.
     Джедсон, излив Эрайде свое возмущение подобным хамством, оставил
его своим заместителем и на бронированной машине в сопровождении эскорта
легионеров отправился на аэродром.
     На аэродроме под Таудором его встретили два человека. Один холодно
приветствовал Джедсона и сообщил, что проводит его во дворец. Но
внимание Джедсона сразу привлек второй. Застывшие черты лица, быстрые
четкие движения... "Боже мой! Это же робот! У них уже есть боевые
роботы!" Машина, в которую они сели, не походила на лантрийский
бронированный катафалк. Это был почти земной мобиль.
     Джедсона заставили полтора часа ждать аудиенции. Наконец, секретарь
впустил его в обширный кабинет. Ничего похожего на роскошь собственного
дворца Джедсон не увидел. Обстановка была простой и деловой. Кроме
императора, в кабинете находились два секретаря. Император, сидевший за
столом, поднялся навстречу Джедсону.
     - Я решил - это даже хорошо, что вы прибыли. Решим вопрос сейчас
же. Подпишите вот это, - и Александр подвинул в сторону Джедсона
лежавшую на столе папку.
     - Что это? - спросил Джедсон, несколько ошарашенный.
     - Договор о добровольном вхождении Лантри в состав Дрольфийской
империи.
     Джедсон в первый момент ничего не мог вымолвить.
     - Вы не волнуйтесь, все формальности соблюдены. По вашей
конституции, вы имеете на это право, а я тем более.
     Джедсон подумал, что так и не удосужился ознакомиться с лантрийской
конституцией.
     - Вы не хотите подписывать, не читая? А какая вам разница? Для вас
важно, что с этого момента вы перестаете платить ТТТ. А прочтете потом,
в самолете, я распоряжусь выдать дубликат. А сейчас у меня нет времени,
- император открыл договор на нужной странице.
     - А если я не подпишу?
     - Придется вас завоевывать. Лишняя морока и вам, и нам.
     - Послушайте! - воскликнул Джедсон. - Какая вам польза от этого?
Ведь платить придется лично вам! Вы и так уже вложили в свою империю
сотни миллионов!
     - Я никого не информирую о своих финансовых делах, но вам скажу,
чтобы не терять зря времени. Мое состояние исчисляется несколькими
миллиардами. Мои деньги весьма удачно вложены в акции Трех Миров. Сейчас
каждый вложенный интеркред приносит мне в среднем 3 - 4. Я могу оплатить
ТТТ весь Вирт.
     - Тогда почему вы не сделали этого сразу?
     - Это было бы неинтересно, - впервые за время разговора император
широко улыбнулся. - Подписывайте.
     - Я не согласен, - воскликнул Джедсон.
     - Подумайте.
     - Это мое окончательное решение, - сказал Джедсон.
     Александр поскучнел.
     - Аудиенция окончена, - сказал он и словно забыл о существовании
Джедсона. Тот, не пытаясь возражать, вышел из кабинета.
     Вечером он прибыл в Сильдорг. В кармане его лежала дрольфийская
газета. Весь выпуск был посвящен экономике. "Дрольф выходит на
галактический рынок!" - писала газета. "Прежде мы торговали только в
пределах Вирта. Теперь мы получаем галактические интеркредиты. Заключены
торговые договоры со всеми Тремя Мирами. Для них мы являемся пока
преимущественно поставщиками сырья, зато в развивающиеся миры мы
экспортируем технику и изделия легкой и химической промышленности. Наши
экономисты предсказывают резкое увеличение национального дохода уже в
будущем году..." "Какой примитивный слог! - думал Джедсон, сидя у себя в
кабинете с газетой в руках. - Впрочем, естественно, трудно совместить
понятия "рабовладельческая империя" и "галактическая валюта". И тут же
его обожгла иная мысль: "В будущем году! На какой же срок он купил себе
власть? Миллиардер! Кто бы мог подумать еще два месяца назад! Интересно,
как его настоящая фамилия?" Джедсон вызвал Эрайде. Советник, вопреки
обыкновению, заставил себя долго ждать.
     - Где вы шляетесь, черт побери! - закричал на него Джедсон.
     - В стране катастрофическое положение, - раздраженно ответил
Эрайде, - я пытаюсь его стабилизировать. На востоке вспыхнуло восстание.
     - А на западе будет война с империей, - ответил Джедсон совершенно
спокойно.
     - Этого следовало ожидать. Он предлагал вам мир?
     - Он предлагал добровольное вхождение в империю.
     - Надо было соглашаться! Вы же понимаете, что нам против них не
устоять.
     - Да, - Джедсон указал на газету. - Сейчас это богатейшая и
сильнейшая нация.
     - Богатейшее государство, - поправил Эрайде. - Дрольфийский народ
живет в нищете, все средства вкладываются в промышленную революцию и
вооружение. Но Хилсу удалось воодушевить народ. Они верят в великое
будущее, даже рабы. И работают все, как рабы, даже свободные.
     - А как в Лантри относятся к возможности экспансии?
     - Смотря кто. Кто-то приветствует воссоединение, большинство, я
думаю, рассуждает по принципу "хуже, чем есть, все равно не будет!"
Между нами говоря, один известный нам государственный деятель переиграл.
Ситуация начинает выходить из-под его контроля.
     Джедсон подумал было, что это намек на него самого, но тут же
сообразил:
     - Вы имеете в виду Морта?
     Эрайде ничего не ответил. "Раз уж он так откровенен, дело зашло
далеко. Очевидно, в мое отсутствие они делили Лантри, и Эрайде оказался
обделенным", - подумал Джедсон.
     - Мы можем еще контролировать ситуацию? - спросил он.
     - Не знаю. Поступающие донесения противоречат друг другу.
     - Может быть, отменить указ о закреплении?
     - Бессмысленно. Деревни разорены. Это приведет только к новому
переселенческому буму.
     - Тогда решить вопрос силой! Пусть армия, полиция отлавливают
крестьян по лесам и насильственно объединяют их в коллективы для работы!
Обнести деревни колючей проволокой, выставить часовых, как в лагерях для
политзаключенных!
     - У нас практически нет лагерей для политзаключенных.
     - Как нет? - обескуражено переспросил Джедсон.
     - Нет, потому что они не нужны. В соответствии с указом о
чрезвычайном положении, для политических у нас только одна мера
наказания - высшая.
     - Тем лучше. Значит, войска безопасности бросим на восток, полицию
- на крестьян, а армию - на западную границу.
     - Дрольфийцы сомнут ее тут же.
     - Возможно, наша закрытая граница даст нам отсрочку - дрольфийцы
пойдут в те страны, где границы еще открыты.
     - А если триумвират не утвердит ваш план?
     - А мне на это плевать! Я еще президент. Исполняйте.
     Когда Эрайде вышел, Джедсон вызвал Килта и повысил ставку
легионерам вдвое. Впрочем, инфляция съела это повышение за несколько
дней.
     За эти дни силы госбезопасности остановили мятежников - видимо,
мятеж не входил в планы Морта, - но в наступление не переходили. Полиция
без толку прочесывала леса, но с куда большей охотой грабила оставленные
деревни. Армия медленно перебазировалась к границе.
     Тем временем Александр провел показательные учения. Приглашены были
почти все правители планеты. Демонстрация лучевого, ядерного и
химического оружия имела своей целью убедить виртианских правителей
присоединиться к империи добровольно. Джедсон приглашения не получил. С
ним вопрос был решен. Через три дня после парада пять виртианских
государств добровольно вошли в состав империи. На четвертый день войска
Дрольфа вторглись в Лантри. Джедсон был в отчаянии. Мятеж на востоке
разгорелся с новой силой. Связь со многими населенными пунктами была
потеряна. В полной беспомощности Джедсон снова удвоил жалование
легионерам, а заодно и солдатам, но из министерства финансов ему
сообщили, что денег в казне нет. "Нет, так напечатайте!" - рявкнул
Джедсон в трубку. "Не можем, - спокойно ответил заместитель министра
(самого министра уже вторые сутки нигде не могли найти). - У нас
закончилась бумага для печатанья денег. А без денег мы не можем закупить
новую." Джедсон в ярости швырнул трубку. Несколько раз он вызывал
Эрайде, но того нигде не было. Наконец президент вызвал Морта, Бина и
Зимонс-Деля, которому объявил о восстановлении в должности как министра,
так и командующего.
     - Делайте, что хотите, - сказал он им. - Вышлите дрольфийцам
парламентеров. Затяните переговоры. Стабилизируйте хоть как-то положение
на востоке. Я даю вам неограниченные полномочия.
     Получив с запада известие, что войска отступают, Джедсон издал еще
один указ.Он гласил, что ввиду явной опасности для лантрийской нации
патриотическая организация СИЛ объявляется законной и ее члены должны
явиться на сборные пункты для получения оружия и отправки на фронт. В
течение последующих двух дней дрольфийцы по-прежнему наступали,
практически не встречая сопротивления. Они уже подошли к столице с
запада, повстанцы же подходили к ней с востока. На юге полыхали пожары.
Полностью прекратилось снабжение столицы продовольствием. Закрылись
предприятия и магазины. Улицы обезлюдели. Силовцы быстро вооружались. Но
вместо того, чтобы ехать на фронт, занялись своей программой искоренения
инородцев. Впрочем, погромы на национальной почве были не единственными.
Город захлестнула волна мародерства. Связь со страной была потеряна.
     Джедсон метался по кабинету, как зверь по клетке. С утра он не мог
найти ни одного секретаря, ни одного служащего. Лишь легионеры еще
охраняли опустевший дворец. "Я фактически отдал триумвирату всю полноту
власти, - думал оно, - но они ничего не сделали! Они намеренно хотят все
погубить! Их надо арестовать немедленно!"
     Он объявил общий сбор Черного Легиона.
     К приходу легионеров внешний облик Джедсона изрядно преобразился.
На нем были каска и бронежилет, в каждой руке он держал по пистолету, на
поясе висела граната. В кармане брюк лежали полицейские наручники -
неизвестно, что заставило его их взять. Легионеры глядели на его
вооружение, сдерживая смешки. Впереди всех стоял Килт.
     - Вот что, - сказал Джедсон, прерывисто дыша. - Триумвират - Морт,
Бин, Зимонс-Дель - и заодно с ними Крэг - являются государственными
преступниками. Приказываю их арестовать... немедленно. В операции
участвуют все. Каждому по окончании по десять миллионов соллеров.
     - Кому они теперь нужны? - хмыкнул какой-то рослый детина. -
Интеркредов. Меньше, чем за десять тысяч галактическими, мы и шагу не
сделаем.
     - Хорошо, - торопливо согласился Джедсон, хотя не смог бы выплатить
столько, даже если бы хотел. - Арестовать... и расстрелять на месте.
Исполняйте. Килт! Останьтесь. - Джедсон выждал время, чтобы дать
легионерам уйти. Он вглядывался в лицо Килта, в его холодные, тусклые
глаза. "Предаст, - думал Джедсон, - сейчас же позвонит Морту."
     - Килт, - сказал он, - вам я особо заплачу за эту операцию. Что вы
скажете о ста тысячах?
     Килт усмехнулся.
     - Спрячьте пистолеты, - сказал он. - Я не люблю подобной манеры
разговора.
     - Да, разумеется, - ответил Джедсон, опустил пистолет, что держал в
руке, в кобуру, поиграл другим и вдруг, чуть присев, вскинул руку и
выстрелил в Килта. Но на том тоже был бронежилет. От удара командир
легиона пошатнулся назад, одновременно выхватывая пистолет. Джедсон,
ничего не соображая, бросился к выходу, то есть прямо на Килта. Тот
вскинул оружие и наверняка разнес бы землянину голову, если бы Джедсон
не споткнулся и не рухнул легионеру под ноги. Килт, сбитый с ног,
перелетел через Джедсона и выронил пистолет. Джедсон вскочил и ринулся к
двери. Он вылетел в коридор, сорвал с пояса гранату, швырнул ее в
кабинет, захлопнул дверь и прижался к стене. Взрывом вышибло дверь.
Джедсон пустился бежать по коридору.
     "Теперь все кончено, - думал он. - Даже если легионеры уже далеко и
не слышали взрыва, они не исполнят приказ. Триумвират все равно сильнее.
Они не решатся ни за какую сумму."
     Джедсон понимал, что триумвират не простит ему покушения. Надо было
спешить. Землянин знал, где находится потайной гараж и как добраться до
спрятанного в пригороде вертолета. Но, прежде чем бежать, он намеревался
сделать еще кое-что.
     В конце коридора он зашел в один из опустевших кабинетов. Вышел он
оттуда с кейсом в руке. Подойдя к лифту, он несколько раз в условном
порядке нажал кнопку вызова. Панель с кнопкой ушла в сторону. За ней
оказалась другая, с десятью кнопками. Джедсон торопливо вытащил из
кармана записную книжку и, сверяясь с ней, набрал шестизначный код.
Панель вернулась на свое место. Вскоре подошел лифт, но не тот, каким
пользовались ежедневно все во дворце, а другой, о котором знали лишь
некоторые (кабина его располагалась под кабиной обычного). Джедсон
вошел. Здесь ему опять пришлось набирать код. Лифт быстро пошел вниз.
Шахта его прорезала подвал и уходила в глубину. Там находилась личная
сокровищница президентов - галактическая валюта и драгоценности. Как
правило, ею не пользовались - ведь по условию Контракта ничего из этого
нельзя было увезти с Вирта. Но Джедсон, собираясь бежать в какую-нибудь
нейтральную страну, не хотел прибыть туда нищим.
     Лифт остановился. Джедсон вышел и оказался в каменном каземате без
какого-либо намека на дверь. Долго нащупывал он нужный кирпич, за
которым находилась третья панель с кодом. Наконец, тяжелая каменная
стена ушла в сторону, и Джедсон вышел в коридор.
     Его сразу поразило то, что, когда стена еще только начала
отодвигаться, в коридоре уже горели тусклые дежурные лампы. Теперь же он
увидел, что в самом конце коридора дверь в Главную сокровищницу
приоткрыта, и из нее на пол падает полоска яркого света. Первым желанием
Джедсона было немедленно развернуться и бежать. Но мысль о сокровищах
заставила его достать пистолет и крадучись направиться к двери. Сердце
его бешено колотилось.
     Наконец он добрался до приоткрытой двери и осторожно заглянул
внутрь.
     Он увидел обширную комнату, залитую светом плафонов, льющимся с
потолка. Вся комната была заставлена сейфами. Ближе всех к входу
находился самый крупный. Дверца его была открыта, и перед ним сидел на
корточках спиной к Джедсону какой-то мужчина и что-то быстро
перекладывал из сейфа в большой открытый чемодан, лежавший рядом. Было
видно, что он очень нервничает и очень спешит. Убедившись, что
непрошенный гость в сокровищнице один и вовсе не чувствует себя здесь
хозяином, Джедсон вскинул пистолет и сказал:
     - Руки вверх!
     Человек вздрогнул и дернулся было к лежавшему на полу
короткоствольному автомату, но Джедсон крикнул: - Пристрелю!
     Человек отвел руку и медленно обернулся.
     - Здравствуйте, гражданин президент.
     - Здравствуйте, гражданин советник, - Джедсон пытался придать
своему голосу как можно больше ехидства. - А что это вы тут делаете?
     - То же, что и вы, - раздраженно ответил Эрайде.
     - Вот как? А какое вы на это имеете право?
     - А вы какое имеете на это право?! - визгливо закричал вдруг
советник. - Вы, землянин! Я всегда ненавидел Три Мира, поработителей
Галактики! Эти сокровища принадлежат лантрийскому народу!
     - Бросьте паясничать, последний лантрийский патриот! Выпускник
Гарвардского университета, презирающий сограждан за невежество! Что-то я
сомневаюсь, что вы хотели употребить все это на народные нужды! Встать!
Руки за голову, лицом вон к тому сейфу!
     Эрайде вынужден был повиноваться. Джедсон подошел к большому сейфу,
поднял автомат советника, заглянул в чемодан - тот был почти полон,
скомандовал Эрайде: - Руки за спину! - и защелкнул на его руках
наручники с ловкостью истого полицейского.
     Некоторое время он набивал чемодан и кейс. Затем захлопнул сейф.
     - Гражданин президент! - Эрайде повернулся к нему. - Послушайте,
здесь хватит драгоценностей на сотню человек. Того, что вы положили в
кейс, вам хватит не то что на две недели, что вам остались здесь, а на
на несколько лет роскошной жизни. Остальное вам просто не нужно. Ничего
увезти на Землю вы не имеете права. Отдайте мне чемодан.
     Глаза Джедсона налились злобой.
     - Вот я тебя сейчас пристрелю тут, как собаку, - пообещал он,
поднимая пистолет.
     - Не пристрелите. Без меня вам не выбраться.
     - Думаешь, я не знаю, как добраться до вертолета?
     - А вы умеете им управлять?
     Вопрос озадачил Джедсона. Он опустил оружие.
     - Ладно. Полетим вместе.
     - Отдайте мне чемодан.
     - Что ты прицепился к этому чемодану? У тебя что, раньше не было
времени здесь побывать?
     - Да я здесь бывал постоянно! Я не клал эти деньги в банк, потому
что это - самое надежное хранилище. А теперь я здесь уже не хозяин! Буду
с вами откровенен - я тоже потерпел политический крах. В первый раз
триумвирату удалось меня переиграть, и теперь они не успокоятся, пока не
прикончат меня. Я должен бежать.
     - Ну, значит, у нас общие интересы. А деньги поделим потом. Сейчас
главное - улизнуть из Лантри.
     - Хотя бы наручники снимите!
     - Еще чего! Чтобы вы меня прикончили, гражданин советник? Это вы
мне нужны, а я вам - только помеха.
     - А вы поумнели, жаль, что поздно! Куда вы?
     - К выходу.
     - Не надо, к гаражу есть выход прямо отсюда.
     Подойдя к дальней стене сокровищницы, Эрайде громко назвал десять
цифр. В стене открылась потайная дверь. Джедсон и советник вышли в
коридор. Долгое время они шли под землей почти в полной темноте.
Джедсон, тяжело отдуваясь, тащил полный чемодан и кейс, не спуская глаз
с едва различимого впереди силуэта советника. Наконец Эрайде остановился
и снова назвал код. В глаза ударил яркий электрический свет. Они
находились в потайном гараже. Здесь стоял автомобиль - не большой
президентский, а маленький, двухместный, по виду - самая дешевая в
Лантри модель. На самом деле он мог развивать скорость до 200 км/ч и
тоже был бронированным. Джедсон уложил сокровища в багажник, затем он и
советник сели внутрь. Джедсон просигналил условным образом. Дверь гаража
открылась. Машина выехала на поверхность и оказалась в каком-то глухом
переулке, куда выходили только лишенные окон стены и бетонные заборы.
Джедсон вырулил на улицу и дал газ. Управление машиной отчасти походило
на управление мобилем, и с этой задачей землянин справлялся.
     Автомобиль несся по пустым улицам к окраине. Сильдорг словно вымер.
На улицах валялись бумаги, доски и прочий мусор. Во многих окнах были
выбиты стекла. Два раза автомобиль проезжал мимо лежавших прямо на
мостовой трупов. Несколько раз попадались брошенные машины. Один раз,
уже на окраине, на улицу выскочил какой-то человек и, встав на пути
автомобиля, открыл по нему огонь из автомата. По бронированному стеклу
брызнули трещины, но оно выдержало. В следующий момент бампер машины
ударил злоумышленника. Хрустнули кости. Автомобиль помчался дальше.
     За городом Джедсон свернул на проселочную дорогу, потом поехал
вовсе по бездорожью. Наконец машина въехала в рощу и остановилась на
большой поляне. Джедсон вновь условно просигналил. В центре поляны
разверзлась громадная дыра. Оттуда поднялась металлическая платформа с
вертолетом на ней.
     - Снимите наручники, - потребовал Эрайде. - Ничего я вам не сделаю,
вы же вооружены!
     Джедсон освободил руки советника. Тот бросился к вертолету. Джедсон
тем временем открыл багажник и принялся выгружать сокровища.
     - Проклятье! - раздался вдруг голос Эрайде, - меня и здесь
перехитрили! Они не оставили ни капли горючего! Видимо, сами хотели
воспользоваться вертолетом. Но они не учли одного. Наш автомобиль
работает практически на любом топливе, и я, готовясь к бегству, заправил
его авиационным горючим.
     Пока Джедсон перетаскивал в вертолет сокровища, Эрайде заправил
бак. Но обоим им было ясно, что этого слишком мало, чтобы добраться до
нейтральных стран.
     - На востоке мятеж, - сказал советник. - На юге разорение и хаос.
На севере море. Остается лететь на запад.
     - Но там дрольфийцы!
     - С деньгами они нас примут. Какого дьявола вы им сопротивлялись?!
Согласились бы войти добровольно - вам же выгоднее было бы!
     - Вы думаете, у меня совсем нет честолюбия? Стал бы я тогда
покупать свой пост! Кстати, почему при завоевании за власть платит
завоеватель, а при государственном перевороте ТТТ - все равно свергнутый
президент?
     - Потому что те, кто его свергли, не являются клиентами ТТТ - так с
кого же компания должна получить свои деньги? - усмехнулся Эрайде. -
Конечно, можно было составить контракт и так, чтобы и в случае
завоевания платил завоеванный, а не завоеватель. Но ТТТ не выгодна
международная напряженность на Вирте, это отобьет немало клиентов.
     Говоря это, Эрайде запустил двигатель. Он сидел в кресле пилота,
Джедсон же сзади него, с сокровищами и пистолетом наготове. Вертолет
поднялся в воздух.
     Не прошло и часа, как двигатель стал чихать.
     - Это даже раньше, чем я думал, - проворчал Эрайде.
     - Придется идти на посадку.
     - Прежде отдайте мне один пистолет, - потребовал советник.
     - Что?!
     - Отдайте пистолет, если хотите, чтобы я посадил машину. Я вам
больше не нужен, и вовсе не хочу, чтобы вы пристрелили меня после
посадки.
     Джедсон выругался, но пистолет советнику отдал. Внизу меж тем
тянулся лес, мало подходящий для приземления; однако впереди уже
показался его край. И, едва вертолет дотянул до этого края, двигатель
заглох окончательно. Машина быстро пошла вниз. Винт, вращаясь под
напором встречного воздуха в режиме авторотации, тормозил спуск, но все
же приземление оказалось достаточно жестким. Шасси с треском сломались,
и днище вертолета тяжело ударилось о землю. Джедсон вылетел из кресла и
упал на чемодан с сокровищами, но пистолета не выпустил. Эрайде
отстегнул ремни. Вдвоем они с трудом открыли заклинившую дверцу и
выбрались наружу. Позади остался лес, впереди простиралась холмистая
равнина. Не было видно никаких следов цивилизации.
     - Хотелось бы узнать, где мы оказались, - сказал Джедсон.
     - Главное - на чьей территории, - ответил советник. - С воздуха я
не видел отступающих лантрийских войск, но они могли просто разбежаться.
Эта территория вполне может быть занята дрольфийцами. Как бы то ни было,
необходимо спрятать сокровища.
     Джедсон хотел сделать это в лесу, но Эрайде указал в
противоположную сторону - на подножие ближайшего холма. Там виднелось
углубление в земле между двумя валунами. Уложив туда чемодан и кейс,
беглецы засыпали яму и завалили ее валуном.
     - Это гарантия, - сказал Эрайде, - что никто не попытается
присвоить себе все: в одиночку этот камешек не отвалить.
     Покончив с этим, они вернулись к вертолету.
     - Я схожу на разведку, - объявил Эрайде, - а вы оставайтесь здесь.
     Джедсон не имел ничего против.
     Прошло около получаса. Джедсону надоело сидеть на камне, и он решил
пройтись. Пройдя метров 30, он вдруг нос к носу столкнулся с тремя
солдатами, вышедшими из-за холма. Это были не лантрийцы. Одежда их
напоминала одежду римских легионеров, но вместо древних доспехов на них
были бронежилеты и пуленепробиваемые шлемы. В руках двое из них держали
автоматы, а один - бластер.
     - Бросай оружие! - сказал тот, что с бластером, на плохом
английском. Джедсон вскинул автомат и нажал на спуск. Выстрелов не
последовало. Солдаты тоже почему-то не стреляли. Они бросились на него.
Джедсон перехватил автомат за ствол и попытался использовать его, как
дубинку. Оружие сразу же вырвали у него из рук. Сильный удар заставил
его согнуться. Тут же ему закрутили руки за спину и связали ремнем.
Солдат с бластером осматривал его автомат.
     - Этот болван даже не спустил предохранитель, - сказал он
по-дрольфийски. Двое других сняли с пояса Джедсона кобуру и обыскали
его.
     - Вы не имеете права! - закричал Джедсон. - Я - президент Лантри! Я
должен видеть императора!
     Дружный хохот был ему ответом. Джедсона отвели за холм. Там стоял
большой автовездеход: в кузове сидели три солдата и Эрайде.
     - Ну вот, - проворчал при виде Джедсона советник, - а вы мне не
верили.
     - Сволочь! - заорал Джедсон. - Ты меня предал!
     - А что мне оставалось делать? - невозмутимо ответил Эрайде. -
Должен же я завоевать расположение оккупационных властей!
     Джедсона посадили в кузов и отвезли в какое-то селение. Над одной
из хижин был водружен дрольфийский флаг. Пленника отвели туда и оставили
в маленькой комнате под присмотром двух солдат. Там он провел часа два.
За это время он несколько раз просил, чтобы ему развязали руки, но
солдаты не знали английского или не желали слушать Джедсона. Наконец в
комнату просунулась голова и что-то сказала охранникам. Джедсона отвели
в другую комнату. Там сидел за столом маленький толстый офицер,
поминутно отиравший пот со лба (жара стояла изрядная).
     - Это ты нарушил воздушную границу? - спросил он по-английски, со
скучающим видом глядя в окно. Видно было, что пленный в этот момент
занимает его меньше всего.
     - Я - лантрийский президент! - сказал Джедсон.
     - Может, ты и президент, - ответил офицер, - а может, и шпион. Хотя
какие теперь шпионы? От самой границы ни одного серьезного сражения.
Враги бегут от одного нашего вида. Срам один! - офицер, как видно,
собирался пуститься в рассуждения, но вспомнил о пленнике, и лицо его
исказила досадливая гримаса. - Документы-то у тебя есть?
     Один из солдат положил на стол отобранные у Джедсона документы.
     - Ну, такие я и сам рисовать могу, - пробурчал офицер. - Отправьте
в центр депешу, может, там заинтересуются. Самолет, что боеприпасы
привез, назад пустой летит?
     - Пустой.
     - Ну и отправьте на нем пленных, его в том числе, - офицер
отвернулся к окну.
     - А со вторым что делать? Он сам к нам пришел и на этого вывел.
     - Пусть проваливает на все четыре стороны, не медаль же ему давать!
Уф, проклятая жара!...
     Джедсона отвели на другой конец селения. Там на поле стоял
небольшой транспортный самолет. Джедсону развязали руки и втолкнули его
в грузовой люк. Затем подвели еще несколько человек, проделали с ними то
же самое, и самолет поднялся в воздух. Пленные, судя по внешнему виду,
были крестьянами, и Джедсон не решился заговаривать с ними по-английски.
"Еще придушат", - подумал он.
     В дрольфийском аэропорту пленных посадили в грузовик и повезли в
город. Машина остановилась у серого мрачного здания, обнесенного высоким
забором с колючей проволокой. Это было нечто вроде пересыльной тюрьмы.
Здесь Джедсона лишили его шикарного, хотя уже и изрядно потрепанного,
костюма и облекли в серую робу с нашитым номером, после чего отвели в
большую камеру. На нарах вдоль стен и просто на полу размещалось человек
сорок. На Джедсона никто не обратил внимания. Тот осторожно присел в
уголке и обвел глазами соседей. Один из них выглядел человеком
интеллигентным.
     - Скажите, - спросил его Джедсон, - что с нами будет?
     - Продадут, разумеется, - ответил тот по-английски, явно удивленный
вопросом. - Или император издал новый закон?
     - Не знаю я никаких законов! Я землянин.
     - Тише! - воскликнул шепотом собеседник Джедсона. - В последнее
время в империи идет шовинистическая кампания. Особенно культивируются
антиземлянские настроения. Запомните: для всех вы горриец. Здесь никто
не знает горрийского языка, и потому никому не покажется странным, что
вы можете изъяснятся только по английски.
     - Но ведь за убийство землянина полагается большой штраф!
     - Штраф платит государство, а находящиеся здесь особой любовью к
нему не пылают, иначе не попали бы сюда. Вы понимаете, национальное и
государственное самосознание - не одно и то же.
     - Так это все дрольфийцы?
     - В основном да, политические и уголовные. У нас преступников не
кормят даром, содержа в тюрьмах; у нас они работают в рабстве, принося
пользу обществу.
     - А сами вы?
     - Тоже дрольфиец. Попал за свои демократические убеждения, - узник
понизил голос. - Хилс думает, что ему удастся поднять страну за счет
заключенных. За последние 300 лет до Контракта ни разу не было таких
репрессий. Но я еще не спросил, как вы попали сюда?
     Джедсон на минуту задумался и решился.
     - Я - лантрийский президент, - сказал он. - Мой вертолет потерпел
аварию над захваченной территорией, а мой советник предал меня.
     - А, так вы - тот самый бездарь? Нечего обижаться, я называю вещи
своими именами. Небось, оказали сопротивление солдатам? Вы вели себя,
как последний идиот, весь свой срок, и сейчас тоже. Сколько вам
оставалось править?
     - Меньше двух недель.
     - Ваше счастье.
     - Но за эти две недели с меня же сдерут деньги!
     - Однако это лучше, чем пожизненное рабство, к которому приговорен
я! Не говоря уже обо всех тех, кто лишился жизни и имущества по вашей
милости! - взорвался узник. - Для вас, землян, это все игрушки, а здесь
люди гибнут по-настоящему!
     Некоторое время он молчал, затем спросил примирительно: - Ваша
фамилия Джедсон?
     - Да.
     - Моя Корг. Впрочем, возможно, когда-нибудь мне удастся выкупиться.
Ваше счастье, что вы землянин! В соответствии с дрольфийскими традициями
плененные правители обращаются в пожизненное рабство без права выкупа.
     Джедсон подумал почти с благодарностью о ТТТ, гарантировавшей
возвращение по окончании срока контракта.
     - Когда нас продадут? - спросил он.
     - Завтра. Вы кто на Земле?
     - Да, в общем, служащий.
     - Значит и вас ждет моя судьба. Ведь вы ничего не умеете?
     - Как это - ничего?
     - Технического образования у вас нет, за станком вы стоять не
умеете, да и для физической работы неприспособлены. Ни один
предприниматель на нас не позарится. Нас купит государство. А оно, в
отличие от предпринимателей, о своих рабах совершенно не заботится.
     - А вы, значит, тоже ничего не умеете?
     - Почти что так, - усмехнулся Корг. - Я - доктор исторических наук,
профессор Таудорского университета. Но империи не нужны гуманитарии,
особенно такие, как я.
     - Почему?
     - Потому что я, как историк, вижу всю бессмысленность хилсовской
затеи. Он думает создать сверхдержаву без реальной материальной базы,
без последовательного развития, только на подневольном труде, военной
силе и энтузиазме.
     - И своем богатстве.
     - Да, этот авантюрист ни перед чем не останавливается. Он считает,
что его личный вклад дает ему право ставить эксперименты над целым
народом. Что ж, путем колоссальных усилий и народных страданий ему
удастся временно достигнуть успеха. Но затем наступит неминуемая
остановка, регресс, развал и катастрофа.
     - Как вы смело говорите! А если я провокатор?
     - Во-первых, я навидался этого дерьма достаточно, чтобы быстро
распознавать. А во-вторых, мне фактически уже нечего терять. Я ведь ООПП
- особо опасный политический преступник. Хуже этой статьи только ПТ -
политический террорист, но это уже расстрел без апелляций, и если меня
сразу не подвели под эту статью, значит, и не собираются подводить. И
вообще, давайте спать. Скоро вы будете лишены этого удовольствия на две
недели, а я... - доктор махнул рукой.
     На следующий день состоялась распродажа. Как и предсказывал Корг,
Джедсона купило государственное предприятие. В тот же день его отправили
на какой-то карьер, расположенный довольно далеко от столицы. Потянулись
ужасные дни. Работать приходилось без всякой механизации, под кнутом
надсмотрщика, еду отбирали рабы из уголовников - каждый политический был
обложен таким "налогом". Первые два дня Джедсон платил "налог" почти с
удовольствием, так как привык к президентской кухне, но потом даже
местная баланда стала возбуждать в нем аппетит. Спать приходилось на
полу - все нары в бараке были заняты. Однако государство, лишив рабов
элементарных условий существования, продолжало заботиться об их
идейно-политическом воспитании, периодически поставляя им газеты. Из
этих газет Джедсон узнал, что экспансия империи превратилась в настоящее
триумфальное шествие, государства сдаются без боя, президенты один за
другим подписывают документы, подобные предложенному некогда Джедсону, и
живут до конца срока хоть и не в роскоши, но на свободе. Много раз
проклинал себя Джедсон за свое тщеславие, но однажды газетная статья
довела его до безумия. Он рычал от ярости и молотил кулаками по полу.
Статья сообщала, что губернатором обширной области, в которой находился
и карьер - каторга Джедсона, назначен некто Роэс Эрайде, оказавший
большие услуги империи в деле обнаружения лантрийского золотого запаса и
валютного фонда.
     В первый же день работы на карьере Джедсон начертил на стене
двенадцать полос - число оставшихся до конца срока дней - и каждый день
зачеркивал по одной. Наконец незачеркнутой осталась только одна полоса.
Джедсону вспомнилась сцена подписания контракта в офисе ТТТ.
     "Зачем я подписывал его на 92 дня, - ругал себя Джедсона. - Три
месяца могли составить и 91 день! Тогда сейчас я уже был бы в
звездолете!"
     В этот день город отправили партию рабов для доставки на карьер
продуктов и оборудования. К этой партии присоединили и Джедсона. Поздно
вечером он уснул в какой-то городской казарме, совершенно уверенный, что
проснется уже свободным. Однако на утро ничего не изменилось. Его
разбудили ничуть не менее грубо, чем остальных рабов, и вывели на улицу
в сопровождении охранников. Проходя мимо здания представительства ТТТ,
Джедсон бросил на него полный ненависти взгляд... и застыл на месте от
ужаса.
     Двое рослых дрольфийцев, стоя на лестницах на уровне второго этажа,
ломами сбивали с фасада гигантские буквы "ТТТ". Одна за другой они с
грохотом рухнули на асфальт и разлетелись на миллионы осколков.
     Мимо пробежал мальчишка-газетчик.
     - "Правительственный вестник"! "Правительственный вестник"! Конец
тридцатилетнему рабству! Император Александр выкупил планету из
концессии! Да здравствует Дрольфийская империя - суверенное всепланетное
государство! Последние представители ТТТ покидают Вирт!
"Правительственный вестник"!
     Чувствительный укол под лопаткой вывел Джедсона из оцепенения. Он
обернулся. За его спиной стоял ухмыляющийся дрольфийский легионер с
копьем в руке и бластером через плечо.
     - Ну, чего стоишь? Кричи: "Да здравствует император Александр!"


http://yun.complife.ru

<< Стр.1

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA