обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '13
ТАЙНОЕ ЯВНО

ХИЩЕНИЕ РОССИЙСКОГО ЗОЛОТА. КРУШЕНИЕ МИФА

ЧИТАТЕЛЯМ "КРУГОЗОРА"

В майском номере "Кругозора" был опубликован наш очерк "Золото России", направленный на опровержение мифа о хищении "Золотого запаса России" войсками Чехословацкого корпуса в 1918 -1920 гг. В этом мифе есть несколько составляющих:

 Первая - это бездоказательное утверждение, что Чехосоловацким корпусом был похищен золотой запас России, хотя не говорится сколько, где и когда было похищено. Опровержению этой части мифа посвящена прошлая наша публикация.

 Вторая составляющая - это утверждение, что чехословаки вывезли из России "несметные награбленные богатства", но не говоритая что это было, количество и цена их не указываются.

 Третья составляющая - мнение, что за счет похищенного золотого запаса и упомянутых "несметных богатств" был создан "богатейший Легиобанк ", якобы финансировавший развитие Чехословацкой республики и "Русскую акцию помощи эмигрантам из России".

 В нынешнем, июльском номере "Кругозора", мы предлагаем читателям разъяснения несостоятельности второй и третьей составляющих мифа.

 При этом много внимания уделяется завершающему этапу пребывания Чехословацкого корпуса в Сибири и эвакуации его в Европу. Это позволяет лучше представить условия отъезда, источники так называемых "несметных богатств" и что они представляли собой в действительности.

 
Александр и Дина Муратовы.


 "Не бояться и не красть".
Т.Г. Масарик
 

Что привезли чехословаки из России
 
 Миф о хищении золотого запаса России чехословацким корпусом включает в себя также утверждение о "несметных богатствах", привезенных чехословаками из Сибири.

 Нами был произведен информационный поиск по этому вопросу. После знакомства с русскими и чешскими литературными и электронными источниками, вышедшими между 1920 и 2012 годами, мы пришли к выводу, что не было события захвата, хищения или иного способа присвоения войсками ЧС корпуса золотого запаса России в Казани и на Транссибирской магистрали. Этому вопросу посвящена наша статья в майском выпуске "Кругозора" и других публикациях.

 А "несметными богатствами" называли разное имущество - от произведений искусства до предметов домашнего обихода и автомобилей, якобы привезенных из России. Мы встретили много сообщений о том, что в связи с отсутствием снабжения войска занимались хозяйственной деятельностью, а в 1919 году в Сибири был создан Технический отдел корпуса "Теход" и "Легиобанк", которые стали субъектами предпринимательской деятельности. Они занимались материальным обеспечением войска, а в ходе подготовки к эвакуации из Владивостока и во время ее закупили и отправили в Чехословакию, материальные ценности в виде сырья для промышленности, в том числе некоторое количество золота и других драгоценных металлов. Источником этих ценностей была предпринимательская деятельность. Об этом пойдет речь.

 
Немного истории

 На рубеже 19 и 20 столетий в Киеве, в Юго-Западном крае , Екатеринославской губернии и других местах чешскими предпринимателями были созданы десятки промышленных предприятий, а сельскими колонистами -тысячи хозяйств. Во время Первой мировой войны в них трудились тысячи переселенцев российских чехов и словаков, а позже еще и военнопленных австрийской армии чешского и словацкого происхождения. Их объединяли, созданный в 1915 году Союз чехословацких обществ России и, возникший в мае 1917 года Филиал Чехословацкой народной рады в России, центр которой был в Париже во главе с будущим президентом Чехословакии Т.Г.Масариком.
 
 Хозяйственная деятельность Союза ЧС обществ оформилась еще в 1916 году. Тогда были созданы в нем Народнохозяйственный отдел, ставший в феврале 1917 года "Ассоциацией содействия торговым и промысловым отношениям", и "Чехословацкое кредитное учреждение" (Uv?rn? ustav) в Киеве. Это был первый Чехословацкий банк в России, предшественник Национального банка Чехословакии[1] . Банк появился раньше государства. В нем 30 июля 1917 года провел свой второй день пребывания в Киеве Т.Г. Масарик, участвуя в собрании чешских деловых людей Юга России. Тогда намечались пути изыскания средств для будущего войска, хотя уже существующие чехословацкие части финансировались Временным правительством.

 Был введен "Всеобщий обязательный военный налог" в фонд освобождения родины на всех чехов и словаков, живших и работавших в Юго-Западном крае, включая работающих военнопленных.

 В октябре 1917 года был сформирован приказом начальника штаба верховного главнокомандующего генерала Н.Н. Духонина Чехословацкий корпус в составе Российской армии из двух дивизий и запасной бригады. После октябрьского переворота армия России перестала существовать, и финансирование корпуса прекратилось.
 
 В январе 1918 года решением французского правительства и Чехословацкой народной рады во главе с Т.Г.Масариком и Э. Бенешем корпус был объявлен формированием французской армии и стал легитимным. Он должен был покинуть территорию бывшей Российской империи и переместиться на Западный фронт, в продолжающую воевать Францию.

 В феврале 1918 года, корпус ушел из Киева и губерний Юго-Западного края на восток, так как Украинская Народная Республика заключила сепаратный мир с Германией и Австрией. Она принимала немецкие и австрийские войска для защиты от большевиков. Много работников чешских предприятий и почти все бывшие военнопленные вступили в ряды корпуса, и ушли с ним.
 

Инженерно - технические кадры ЧС корпуса
 
 На втором году Первой мировой войны, когда формировались из Дружины чехословацкие полки, появилась потребность в развитии интендантской службы, так как не хватало боеприпасов и оснащения. Правление Союза чехословацких обществ России, узнав об этом, начало целенаправленную деятельность. Когда в начале 1916 года Русско - Балтийское акционерное общество строило в Таганроге завод тяжелых артиллерийских боеприпасов, то технический руководитель этой фирмы российский чех инженер Вилем Громадко предложил Союзу ЧС обществ трудоустроить 6 000 освобожденных военнопленных чехов и словаков, прилежных рабочих и инженеров, чтобы они трудились на новейших американских обрабатывающих станках и механизмах[2] . Разработанный проект дважды отклонялся чиновниками с немецкими фамилиями в российском военном министерстве и генеральном штабе. Только после аудиенции у царя в Ставке председателя Союза ЧС обществ Вацлава Вондрака началась реализация плана. Генерал А.Н. Куропаткин прислал в Таганрог из Ташкента полторы тысячи освобожденных военнопленных специалистов. Начали прибывать военнопленные из Дарницкого (из-под Киева) лагеря и других мест. В. Громадко принимал на работу также специалистов чехов российского и польского происхождения. Всего было собрано 8 000 работников. Вскоре в отделах и цехах должности, требующие профессионализма, заняли чешские инженеры и рабочие. При царском и временном правительствах завод в Таганроге успешно работал. Военнопленные имели заработок и платили, как и другие, чехи и словаки "Всеобщий обязательный военный налог" в фонд освобождения родины. Весной 1918 года по приказу Филиала ЧС народной рады в России организованные чехи и словаки покинули Таганрог, предприятия других городов, и уехали в Пензу и Самару. Они пополнили там ряды корпуса тысячами квалифицированных рабочих и сотнями инженеров и техников, имеющих опыт работы в условиях России. Многие из киевских, луганских и таганрогских специалистов были со временем востребованы на промышленных предприятиях Урала и Сибири .

 
"Техническое отделение чехословацких войск" и "Гражданское объединение промышленности Урала"
 
 После Челябинского инцидента в мае - июле 1918 г. полки корпуса были вовлечены в военные действия против большевиков в Поволжье, на Урале и в Сибири. Снабжение войск не происходило, не хватало боеприпасов, вагонов, локомотивов, угля. Были разрушены мосты. Многие местные заводы и мастерские не работали. Равнодушие и нерадивость местных учреждений была причиной плохого снабжения. Экономическая разруха требовала, чтобы легионеры рассчитывали только на свои силы.

 Руководство корпуса признало, что военный успех зависит от эффективности работы тыла. Филиал ЧСНР создал "Техническое отделение чехословацких войск" ("Теход"). Оно с июля 1918 года находилось в Екатеринбурге. Во главе отделения поставили опытных инженеров Йиндриха Голну, Знаменачека и Роубинека. Перед отделением были поставлены две главные задачи: наладить регулярную работу уральских заводов и восстановить железнодорожный транспорт. Опытный организатор Знаменачек созвал в Челябинске съезд влиятельных уральских промышленников, которые охотно приняли предложенный им план оживления предприятий Урала.

 Так появилось "Гражданское объединение промышленности Урала". Чехословацкие специалисты и рабочие, имевшие уже опыт работы в России, пришли из воинских частей на заводы и шахты, начали их оживлять вместе с уральцами. Снабженцы привозили зерно и запускали мельницы. Русские белые и чехословацкие войска испытывали дефицит обуви. Поэтому привозились тысячи шкур, налаживалась выделка кожи. Было восстановлено производство обувной фабрики в Екатеринбурге, которая стала ежемесячно производить пятнадцать тысяч пар сапог. Они шли не только в войска, но и на рынок. Открывались армейские обувные, швейные, шорные предприятия. Выделывались овчины, шились полушубки и тулупы для армии. Работали столярные и мебельные мастерские, цехи по производству мыла и иной продукции для войск и рынка.
 
 Только после образования Поволжского фронта в августе месяце корпус начал получать денежное содержание от Франции, Великобритании и США, которые ожидали прибытие корпуса на Западный фронт во Францию. Ими было выделена валюта на сумму примерно 34 млн. золотых рублей.

 Техническое отделение быстро росло. Если в июле 1918 года оно опекало одну шахту и три завода, то в январе 1919 года в него входили 18 шахт, 77 заводов и разные фабрики, всего 105 производственных предприятий. Среди них были металлургические, сталелитейные, машиностроительные, химические , строительные, предприятия. Изготавливались рельсы, детали мостов, запчасти для локомотивов, вооружение, вагонов . Изготавливали телефоны, батареи питания для них, аккумуляторы, весы, скобяные изделия. Появилась продукция, а с нею снабжение полков и деньги. В Техническом отделении было одиннадцать управленческих отделов: машиностроительный, строительный, горно - металлургический, химический, железнодорожный, финансов и коммерции, социальный и др.[4]  На предприятиях вместе с местным персоналом работало 2334 бывших военнопленных. В составе "Техода" количество специалистов за период от июля по декабрь 1918г. выросло с 41 до 259 человек. Материальная база корпуса укреплялась.


 Воинская сберегательная касса

 ЧС корпус в начале 1918 года уходил с Украины и пришел в Поволжье, на Урал и в Сибирь как формирование французской армии. Финансирование его Францией тогда еще не было налажено. Денежный вопрос встал очень остро. Заведующий финансовой частью корпуса майор Франтишек Шип проявил изобретательность в изыскании денежных средств. Он 3 августа 1918 года на собрании командования предложил организовать "Военную сберегательную кассу" для того, чтобы сосредоточить в ней сбережения солдат и офицеров и временно употребить их на нужды армии[5] . Многие легионеры за годы войны накопили сбережения. Бывшие военнопленные до поступления в корпус работали на заводах, в мастерских, у колонистов и успели сделать кое - какие сбережения. Детали организации сберкассы были одобрены Филиалом ЧСНР 28 октября. Предполагалось, что сданные в сберкассу деньги будут получены вкладчиками на освобожденной родине в чехословацкой валюте[6] . Поэтому успех кассы был большой. До января 1919 года 503 вкладчика имели на счетах 269 262 руб., а на 1 марта уже 5 683 вкладчика хранили в кассе вклады на сумму 2 642 226 руб.

Постепенно открыли 84 отделения, рассредоточенные на территории от Екатеринбурга до Владивостока и Харбина в основном в вагонах эшелонов. Центральное отделение находилось в Екатеринбурге с 28 ноября 1918 года, а в марте 1919 года было переведено в Иркутск. Вкладчиками были не только легионеры, а все едущие с корпусом, включая иностранцев. Известно, что 1 сентября 1919 года 15 665 вкладчиков имели вклады на сумму 11 640 517 руб.[7]  Эти деньги стали не только основой для приобретения необходимого имущества, обустройства собственного интендантства, устройства военных лазаретов и т.д., но позволяли планировать открытие воинского банка.
 
 В августе 1919 года представитель чехословацкого правительства в Сибири писатель Ф.В. Крейчи посетил в Иркутске центральную сберкассу. Он писал: "На одной из широких иркутских улиц наше Финансовое управление занимает целый дом. В комнатах с голыми стенами у грубых столов тесно сидят легионеры- чиновники и выполняют утомительную, ответственную работу. Здесь принимали вклады от легионеров в Военную сберкассу, которая сохранит сбережения и выплатит их только на родине. Здесь куют далеко идущие планы построения нашей хозяйственной позиции в Сибири и в Банке Легии, который будет организован... Душой этого управления является подвижный и энергичный майор Ф.Шип..."[8] .

Фото. В военной сберегательной кассе идет прием вкладов

 Военный министр Чехословакии в Сибири

 Вернемся в 1918 год. После провозглашения Чехословацкой Республики из Праги во Владивосток приехали 16 ноября 1918 года военный министр молодой Чехословакии генерал французской армии Милан Растислав Штефаник и руководитель французской венной миссии генерал Маврикий Жанен. М.Р. Штефаник провозгласил, что теперь Чехословацкий корпус является составной частью армии Чехословацкой Республики. Он находится в России временно. Армия теперь регулярная, а не добровольческая. Он распустил революционные комитеты и полковые представительства, запретил съезды, упразднил Филиал ЧСНР, учредил Отделение Военного министерства в России во главе с подполковником Р. Медеком. Главными командными актами министра М.Р. Штефаника были: приказ об отзыве воинских частей с боевых операций на фронте против Красной армии и перевод их с января 1919 года на охрану железнодорожной магистрали и приказ о начале эвакуации корпуса на родину. Первый приказ выполнялся быстро. Исполнение второго приказа - эвакуация, по разным причинам растянулось почти на два года: война в Европе закончилась, западного фронта - цели движения нет. Теперь корпус во Франции стал не нужен. Союзники строили планы использовать его в борьбе против большевиков и начинать эвакуацию не спешили. Да и тратить деньги на нее не хотели. 8 января 1919 года министр подписал приказ об утверждении в структуре Финансового управления корпуса Воинской сберегательной кассы и ее начальника майора Йозефа Полака, а так же подтвердил гарантию выплаты вкладов Республикой. Войска, перешедшие на караульную службу, теперь включались в хозяйственную деятельность, не свойственную регулярной армии, но необходимую для жизнеобеспечения. Появились накопления ресурсов.

 Подготовка к эвакуации

Приказ военного министра № 401 от 5 января 1919 года предписывал проведение эвакуации в два этапа. Первый - включал в себя эвакуацию инвалидов, больных, старых воинов и колонистов с их семьями. Воины старше 50 лет могут быть эвакуированы без медицинского заключения, а лица старше 42 лет после такового. Сроки второго периода не были определены. Этот приказ появился в связи с надеждой министра провести корпус на родину кратким путем через южные области России и Украину, а для этого армия должна быть боеспособной и освобожденной от не боевого состава. Этого требовала так же задача охраны магистралей. Срочно были созданы эвакуационные и санитарные поезда с перевязочными. Они с середины января начали перевозить во Владивосток инвалидов, раненых и др. Расстояние перевозки достигало 6 500 км в условиях сибирской зимы и плохого состояния железной дороги.

 Во Владивостоке скапливалось много инвалидов и раненых, а пароходов для транспортировки их, обещанных американским Красным Крестом на январь - февраль 1919 года, не было. В связи с этим доктор В. Гирса договаривался с уезжающими союзниками, у которых на пароходах были свободные места, чтобы они брали чехословаков. Так 15 января 1919 года была отправлена первая группа - 139 инвалидов на итальянском пароходе "Рома", вторая - 449 человек уехали на английском "Мадрасе". 14 апреля американский "Шеридан" увез 100 человек. Позже французское судно взяло 411 человек . Так 1099 легионеров стали первыми эвакуированными. По договоренности генерала М.Р. Штефаника с американским комиссаром Красного Креста с "оказиями" были отправлены в Европу еще 3 815 инвалидов, стариков и гражданских лиц.

 "Центрокомиссия" - транспортная контора

 Во Владивосток продолжали прибывать легионеры первого этапа эвакуации и переполнять казармы и больницы. Поэтому доктор В. Гирса в марте 1919 года выступил с инициативой приобрести пароход для отправки легионеров и грузов на родину. Политический уполномоченный корпуса Богдан Паулу отстранился от этого, но министр иностранных дел Э. Бенеш одобрил предложение В.Гирсы, увидев в нем перспективу развития торговли и начал присылать директивные телеграммы о закупке сырья для промышленности. Он предупредил, что Республика не располагает достаточным количеством валюты, что надо изыскивать средства, договариваться с местными организациями. В Гирса, подполковник Ф.Шип, майор И. Брож и другие создали специальный торговый орган "Чехословацкую центральную хозяйственную комиссию", сокращенно - " Центрокомиссию", которая начала заниматься наймом пароходов и закупкой сырья для промышленности Чехословакии.

 "Центрокомиссия" получила право нанимать пароходы для вывоза людей и грузов за деньги Финансового отделения. Их не хватало. Поэтому часть средств бралась из недоплаты денежного содержания почти 60 000 легионеров, которое поступало от французской миссии. Оно составляло 18 млн. франков . Недоплаты породили шутку: "За месячный оклад полковника во Владивостоке можно купить гуся, за деньги капитана - гусиную ногу, а за деньги воина только Господь Бог знает, что купишь". Всего было нанято 12 судов: в том числе 7 японских, два русских ("Нижний Новгород" и "Тверь"), одно китайское и др. Первым из них ушло 9 июля 1919 японское судно "Ливерпуль Мару" с 587 легионерами, архивами и грузами. Одним из пассажиров этого судна был легионер- инвалид Йосеф Климент, который в своих воспоминания описал это плавание[11].  Это был большой торговый пароход длиной 127 метров, шириной 16 метров, водоизмещением 10 200 тонн, скорость движения 18,5 км./час. Это был самый дорогой рейс в пересчете на одного легионера. Сказывалось отсутствие опыта у организаторов[12] . Эти суда вывезли 9 683 человека, т.е. 14, 3 % всех перевезенных.

Воинская сберкасса становится Легиобанком
 
 Из Чехословацкой Республики поступали тревожные сведения об экономическом кризисе, безработице и голоде. Не хватало сырья, простаивали многие предприятия. Правительство просило закупать на востоке сырье для заводов, а Пражский Красный Крест - закупать хлеб.

 Предстоящая эвакуация воинских частей требовала ликвидации имущества и снаряжения путем распродажи. Для выполнения этих хозяйственных мероприятий нужен был специальный аппарат. В.Гирса, Ф.Шип, Й. Полак, О.Гайны и др. открывают 18 ноября 1919 г. в Икутске "Банк чехословацких легионеров" (Legiobanka). Первым источником денег для него было Финансовое отделение, давшее 18 млн. французских франков (6 млн. руб.). Вторым источником стала Чехословацкая Военная сберкасса с капиталом 7,5 млн. руб. Есть сведения, что она была дискредитирована вкладами, источниками которых были, кроме сбережений легионеров, реквизиции и грабежи, захваты вагонов с товарами, продажа захваченного имущества[13] . Был случай захвата вагонов с медью, закупленной англичанами.

 Банк организационно был акционерным обществом взаимопомощи легионеров и не ставил целей достижения коммерческих прибылей. Его акции были раскуплены вкладчиками сберегательной кассы. В состав банка вошла Центрокомиссия как торговая структура .

 Банк немедленно приступил к закупкам драгоценных металлов и сырья: меди, шерсти, сырой кожи, хлопка, каучука, селитры, мехов и др., а так же хлеба. Так у Омского правительства было куплено 400 тонн меди по 105 фунтов стерлингов (1050 руб.) за тонну, 190 000 пудов хлопка за 2 000 000 иен. У владивостокских властей выкупили 450 000 пудов меди, 150 000 пудов хлопка, 300 000 пудов каучука, 150 000 пудов селитры, и др.

 Был куплен в Японии один корабль - "Тайкай Мару" за 40 млн. чехословацких крон. Ему присвоили название "Легия". Это был первый чехословацкий морской корабль Велись закупки у разных акционерных обществ. Все, что банк закупал и отправлял на транспорты, проверялось и учитывалось чехословацкими представителями и местными властями. Без ведома последних не вывозился ни один груз. Банк так же проводил ликвидацию войскового имущества.

 
 Продажа имущества и скупка сырья
 
 Великобритания и США приняли решение об эвакуации корпуса и посылке за ним кораблей только осенью 1919 года. Усилилась подготовка к отъезду. Эвакуационная комиссия доктора Р. Раше расширилась, стала в августе Эвакуационным управлением. Ликвидационной комиссии подполковника О. Гайны, предстояло ликвидировать 105 промышленных предприятий и много военного имущества.
.
 В октябре 1919 года во Владивосток пришло сообщение, что в Праге организовано "Общество торговли с Дальним востоком". Оно будет проводить экспорт товаров из Чехословакии на восток. "Центрокомиссия" сразу же послала туда своего уполномоченного поручика Свободу.
 
 Центрокомиссия развернула отделения в Китае и Японии. Она не только скупала сырье, но и вела продажу товаров, привозимых из Чехословакии приходящими за легонерами судами. Это были изделия металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности. Центрокомиссия функционировала на Дальнем Востоке и после завершения эвакуации, до 1923 года. Список крупных торговых и промышленных партнеров Центрокомиссии приводит Ф.Шип.[15]

 После заключения перемирия с красными войсками 7 февраля 1920 года была организована распродажа имущества в больших объемах в Иркутск, затем в Харбине и Владивостоке. Так было продано населению 12 тысяч лошадей кавалерийских полков. Лошади были разные от 25 до 500 руб. за голову. Продавались воинская амуниция, повозки войсковых обозов, седла, сбруя. Шла продажа мастерских, инструментария, производственных механизмов. Все превращали в деньги. В районах золотых приисков шла продажа имущества за золото[16].  Только во Владивостоке было продано 235 вагонов товаров. Согласно отчетам было выручено около 3-х миллардов рублей.

 Сложной была проблема обесценивания российских денег. Чтобы не пострадали интересы солдатских масс, правительство Республики предложило обменивать рубли на сырье для чехословацких заводов или обменивать на другие валюты. На уходящие суда с легионерами приходили чиновники сберкассы и принимали или обменивали остатки российских денег на иную валюту. Почти все деньги, скопленные легионерами в Сибири, были оставлены там же в обмен на сырье.
 
 Корабли союзников начали приходить только в июне - июле 1919 года.. Эвакуация полков началась

 Первые корабли союзников вывозили инвалидов и гражданских . Второй этап эвакуации - вывоз строевых частей, полков реально начался почти через год после начала первого этапа - отправкой Первого полка им. Яна Гуса 9 и 18 декабря 1919 года на больших кораблях "Йонан Мару" и "Траз-Ос-Монтес", присланных союзниками. На них выехало 2952 человека. Этот полк был наследником традиций своего славного предщественника - батальона "Чешская дружина". Поэтому ему была оказана честь начать эвакуацию. Командир полка подполковник К. Кутлвашр в 1914 году, будучи девятнадцатилетним бухгалтером в Киеве, записался рядовым добровольцем Дружину

 В апреле 1920 года во Владивосток пришли два морских гиганта - "Америка" и "Президент Грант". 23 апреля на "Америке" уехало 5 835 человек - командир 2-й дивизии полковник Л. Крейчи со штабом, 6-й полк и другие.

Фото. Пароход "Президент Грант"

Это был один из самых больших пароходов в мире, построенный в Германии. Его длина была 185 м., высота 26 м. Под его палубой было 7 этажей, помещения для багажа. Котлы потребляли ежедневно 140 -160 тонн угля. В пути он сделал 5 остановок для набора топлива, В Индийском океане и Красном море пассажиры пережили две большие бури. Пароход не мог самостоятельно пройти по Суэцкому каналу. Его два гребных винта поднимали с дна грунт, а корпус стаскивал берега. Поэтому его вел буксир. Он прибыл в Триест 12 июня[17]. 

 27 апреля на пароходе "Президент Грант" уехали генерал Я. Сырови со своим штабом и другим персоналом, всего 4 613 человек. Этот пароход вернулся из Европы и отправился вторично из Владивостока с легионерами 24 августа. Вместе с ним в этот день ушел в свой первый рейс чехословацкий пароход "Легия" с капитаном Йосефом Голубом. Команда и охрана составляли 75 человек. На нем уехал персонал Легиобанка и Центрокомиссии с банковскими документами, везли так же автомобили, лошадей и даже двух обученных медведей. Корабль не был застрахован, так как чехословацкий морской флаг не был еще зарегистрирован.

 
Легиобанк переехал в Прагу
 
 Легиобанк прибыл в Чехословакию осенью 1920 года и начал свою деятельность. В 1921-1925 годы шло его становление и развитие. Были развернуты отделения в четырнадцати городах Чехии, Моравии и Словакии. Началось строительство здания банка в Праге. Особенность Легиобанка состояла в том, что он не преследовал цель получения максимальных прибылей путем спекуляций.

 Фото. Здание Легиобанка в Праге.

Банк своей деятельностью поддерживал легионеров и их родственников путем кредитования "дружеств легионеров" - различных объединений их, в первую очередь промышленных, затем строительных и торговых. Штат банка формировался из бывших легионеров и их родственников. Было выпущено 350 000 акций по 200 крон на 70 000 000 крон. Акции распространялись преимущественно среди российских легионеров (до 18 000 человек), затем среди итальянских, французских, сербских и американских, которых было значительно меньше.

 Становление, структура и деятельность Легиобанка детально исследованы и описаны З. Сладеком[18] и Д. Брадлеровой с Й. Заблоудиловой[19]. 

Что было привезено в ходе эвакуации?

 Эвакуация, длившаяся 1 год и 8 месяцев, закончилась 2 сентября 1920 года, когда вторым рейсом корабля "Геффрон" уехали из Владивостока последние 720 человек во главе с доктором В. Гирсой. Были оставлены в городе складские помещения и имущество в них на сумму 68 млн. крон.

 36 кораблей сделали 42 рейса. Всего было эвакуировано 67 730 человек, среди них было 3004 офицера и 53 455 унтер-офицеров и рядовых, а так же члены семей, гражданские лица и иностранцы.

 Денежные средства, а это в основном российские рубли, были вложены в сырье и материалы. Их везли в грузовых трюмах пассажирских кораблей с воинами. Известно, что привезены такие грузы:

8884 тонн рафинированной меди - дорогого металла, 4769 тонн хлопка - дефицитного сырья в то время в Европе. 334 тонны каучука, 286 тонн овечьей шерсти, 23 тонны верблюжьей шерсти, 150 тонн говяжьей кожи , 650 тонн кебрача (твердого тропического дерева), 540 тонн льняного семени , 28 тонн парусины, 15 тонн щетины, 26 тонн корицы, 10 тонн перца, 11 тонн камфары и др.

 О количестве привезенных в Чехословакию драгоценных металлов нет единого мнения. Считают, что их было привезено на сумму не менее 50 млн. Кч. Заслуживают внимания исследования Зденека Сладека[20]  в архивах Финансового управления Русской Легии и Легиобанка. Они свидетельствуют о том , что ни одного большого вклада сибирских драгоценных металлов в Чехословакию не поступило. Но это еще не значит, что предприимчивые легионеры вернулись ни с чем. Документы о пересылке золота из Владивостока в Чехословакию свидетельствуют, что 20 марта 1920 года были куплены три слитка золота весом 20,1 кг. За них было заплачено 25 тысяч иен. Слитки были оцифрованы и, несомненно, первично происходили из российского золотого запаса. На сообщение В. Гирсы от 28 марта об этом приобретении Э. Бенеш ответил, что цена высокая.

 В архивах Воинского исторического института есть протокол Финансового управления Легии в Сибири от 18.06. 1920 об отсылке 69.445 золотых руб. и 3010 золотых американских долларов. Затем было послано еще 8,5 пуда золота. Есть документ, что 5 августа 1920 Легиобанк, продав российское золото, передал Министерству финансов 6,54 млн. Кч. Министерство финансов платило банку 30 000 крон за один килограмм золота.

 Вторым банковским cчетом драгоценных металлов было серебро. Финансовое управления 2. 05. 1920 г. продало Банковскому управлению Министерства финансов 26 тонн серебра и 26 тонн меди за 40 млн. Кч. Эти металлы соответствуют весу трех вагонов серебряных монет, которые Легия получили от самарской власти для содержания войска.

 Кроме этого вклада Легиобанк послал в Чехословакию 10 мешков серебряных денег (21 пуд), которые получили от помощника атамана Енисейского войска А.П. Кузнецова на хранение. Это войско получило от чехов товар, который не перекрывал цену серебра. Целиком от мая 1920 до апреля 1921 на счет серебра Легиобанка было принято 42.364.240 Кч.

 Кроме золота и серебра была послана в Чехословакию сибирская платина. Б. Павлу приказывал пересылать платину в "деликатной форме" - сначала в политическое отделение, а оттуда она пересылалась как пакеты дипломатической почты.

 Временный кредитный комитет Легиобанка на своем заседании 21 июля 1920 года констатировал, что платину не купили ни Банковое управление Минфина, ни другие банки. Поэтому 101 кг . ее был продан Легиобанком во Францию[21].

 Данные архивных фондов финансового управления и Легиобанка[22]  свидетельствовали о том, что в Чехословакию пришли незначительные вклады драгоценных металлов, происхождение которых связано с золотым запасом России. Финансовое управление совершало торговые операции с представителями российских небольшевистских властей, учреждениями, частными предпринимателями и отдельными лицами. Сибирские драгоценные металлы появились в сейфах пражских банков. Определить их точное количество и цену очень сложно, потому что учет этих металлов, в так называемой "Золотой книге" того времени, уже не существует. Судя по документам, их цена достигала нескольких десятков миллионов крон.

 Остается неизвестным, что привезли почти 60 000 пассажиров в своем личном багаже, который не превышал 50 кг. на каждого.

 В сравнении с ценностями, которые получили мировые банки и представители Колчака, из золотого запаса России это были жалкие остатки. Головокружительная карьера Легиобанка не опиралась на российский золотой запас. Основой ее была предпринимательская и иная деятельность чехословацких войск в России.

____________________________________________________

1.  Splitek J.A., tech. major inz. Narodnohospodarska cinnost ceskoslovenskych vojsk na Sibiri. 1920. S. 48

2.  Там же.

3.  Там же.

4.   Splitek J.A., tech. major inz. Narodnohospodarska cinnost ceskoslovenskych vojsk na Sibiri. 1920. S. 48

5.  Там же.

6.  Там же.

7.  Там же. С. 17.

8.  Pecenka Milos. Finance Sibirske armady. Vinc. Cervinka. Nasi na Sibiri. Kapitoly vlastni a cizi. Praha.1920. S. 223

9.  Sip Frantisek. Nekolik kapitol o hospodarstvi nasi sibirske armady. Praha. 1926. S. 49.

10.  Pecenka Milos. S. 227

11.  Krejci F.V. Navrat sidirskych legii. Praha. 1920. S. 179.

12.  Rase R. Dr. Evakuace. Praha. 1923. S. 7.

13.  Bradlerova D. a Zabloudilova J. Banka ceskoslovenskych legii 1919 – 1925- Historie a vojenstvi. C. 2. Praha. 2000. S. 345 – 377.

14. Kliment Josef. Zapisky legionarovy. 2005. S. 160.

15.  Sladek Zdenek. Evakuacni akce CS vojsk v Sovetskem Rusku (1929-1920). CS – Sovetske vztahy IV. Praha.1975. S. 97-119

16.  Там же.

17.  Драгомирецкий В.С. Чехословаки в России.194 -1920. Париж – Прага. 1928. С.174.

18.  Sip Fr. Nekolik kapitol o hospodarstvi nasi sibirske armady. Praha. 1926. S. 46.

19.  Sladek Zdenek. Evakuacni akce CS vojsk v Sovetskem Rusku (1929-1920). CS – Sovetske vztahy IV. Praha.1975. S. 97-119

20.  Lucuk Vit. Prvni svetova valka ve vzpominkach Josefa Urusta. ( Bakalarska diplomova prace). Brno 2008. S.70

21.  Там же

22.  Bradlerova D. a Zabloudilova J. Banka ceskoslovenskych legii 1919 – 1925. Historie a vojenstvi. C. 2. Praha. 2000. S. 345 – 377.
 
23.  Sladek Zdenek. Rusky zlaty poklad v Ceskoslovensku? Slovansky prehled- Roc 51. 1965- c 3. S. 141

24.  Sladek Zdenek. Evakuacni akce CS vojsk v Sovetskem Rusku (1919-1920). CS – Sovetske vztahy IV. Praha.1975. S. 107

25.  Там же

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Вадим (Россия)   18.03.2016 21:54

И всё же остаётся вопрос: А откуда денежки???
То, что в разорённой, терзаемой всеми, кому ни попадя стране можно было заработать "ведя предпринимательскую деятельность" - это сказка из разряда малонаучной фантастики. То, что в этой же стране, в которой к тому же активно шла гражданская война, можно было "продать имущество", получив при этом реальные ценности, а не килограммы никому не нужных бумажных денег бывшей империи или так называемых "совзнаков" - это тоде сказочки. А ведь 50000 человек ещё надо было чем-то кормить, во что-то одевать! Надо было иметь топливо для паровозов и для обогрева в холодное время... А всё это стоит денег, причём в момент катаклизмов в стране - очень не малых! Эмигрировавшие русские, по большей части люди первоначально не бедные, чаще всего добирались до западных стран нищими, а некоторые оседали на КВЖД, потому что деньги и ценности просто кончались, а тут пятдесят тысяч выехало, да ещё на "Легия банк" туева хуча денег (читай золота и других реальных ценностей) осталось. Да и от колчаковского "золотого эшелона красным досталась только часть, причём не самая большая, а ведь чехословаки взяли его под контроль ПООЛНОСТЬЮ! Так куда другая часть эшелона делась?
  - 0   - 0
фото

igor (samara)   21.12.2013 06:37

сегодня 96й год пошел, как умыкнули ...человек не унесет, да и человеки то-же.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   09.07.2013 23:46

Правду говорить легко и приятно: с большим удовольствием прочитал этот основательный, но при этом интересный материал! Спасибо, дорогие Дина и Александр! Надеюсь, вы не только в творчестве, но и по месту проживания на высоте и Влтава до вас не добралась. А еще надеюсь на дальнейшие публикации. С почтением, Юрий!
  - 0   - 1
фото

Авторы (Прага)   15.07.2013 19:55

Спасибо за доброжелательный отзыв, Юрий!
Александр и Дина
- 0   - 1

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA