обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
март '11
ЮБИЛЕЙ

ВСТРЕЧА,

или Как я обманул охрану Горбачёва

Ну, "обманул" - это, конечно, слишком громко сказано. Просто слегка притупил ее бдительность.

Было это на самом первом съезде народных депутатов России, в мае 1990 года. Как раз в эти дни депутаты должны были избрать председателя Верховного Совета новой России. Все складывалось так, что им должен был стать партийный раскольник и смутьян, а по совместительству народный любимец Борис Ельцин.

Естественно, вся партийно-правительственная верхушка тогда еще существовавшего Советского Союза отчаянно не желала такого исхода российских выборов. Кому же нужен был во главе парламента России неуправляемый Ельцин! И меньше всего, ясное дело, его главному противнику - президенту СССР Горбачеву. Посему в ход были пущены все союзно-коммунистические силы и средства для воспрепятствования нежелательного исхода выборов в российском парламенте: предварительно и неоднократно, поодиночке и целыми группами и фракциями в ЦК КПСС вызывались российские депутаты - члены партии, которых партбонзы всячески натаскивали, как себя вести при голосовании в Верховном Совете России; на ряд потенциальных противников Ельцина из регионов действовали методом "кнута и пряника" - кого обещали повысить в должности, кого - премировать заграницей, кому откровенно грозили неприятностями...

А в самый день предполагаемого голосования в зал Кремлевского дворца, где проходил съезд РСФСР (тогда Россия еще так называлась), прибыло в полном составе все тогдашнее союзное руководство: президент страны Михаил Горбачев, премьер-министр Николай Рыжков, спикер Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, секретари ЦК, зампреды премьера, министры, прочая свита... И, конечно, небывалое число аккредитованной при съезде пишущей и снимающей корреспондентской братии - и нашей, и зарубежной.

В перерыве заседания Горбачев с соратниками и свитой вышел из дверей своей ложи, и вся его команда - свита и охрана - направилась по коридору в фойе. Где президента, само собой, уже поджидала "падкая на сенсации" и "жаждавшая крови" братия журналистов. Поначалу Горбачев воспринимал вопросы корреспондентов внешне спокойно, отвечал, как всегда, многословно, терпеливо и приветливо. Однако вскоре, после настойчивых просьб - исходивших в основном от настырных иностранных журналистов - прокомментировать прошедшие незадолго до съезда трагические события в Литве (с вмешательством в литовские дела советского ОМОНА и с человеческими жертвами), многих уточняющих вопросов по поводу персональной ответственности лично президента СССР за эти события, за пролитую кровь невинных людей, Горбачев явно начал терять выдержку и терпение... 

Он вдруг резко, на полуслове оборвал кого-то из журналистов, попытавшихся снова и снова вернуться к событиям в Литве, и сделал знак своим охранникам и сопровождающим начальникам, чтобы уйти наконец из-под опеки прессы, считая импровизированную пресс-конференцию законченной. Однако выйти из плотно окружившей его толпы Горбачеву долго не удавалось.

Я прикинул, что мне самое время покинуть всю эту грустную братию и подстеречь президента на пути его возвращения в ложу зала. Я рассчитал маршрут, по которому вся компания руководителей во главе с президентом будет возвращаться с перерыва. Произойти это должно было с минуты на минуту, так как уже прозвучал первый звонок, приглашавший участников съезда в зал на продолжение заседания.

Я встал с индифферентным видом у стены коридора, по которому, как я рассчитал, должны были возвращаться в зал президент и его люди. Так и вышло. Вскоре я увидел вырвавшихся их лап ненавистных журналистов и появившихся из фойе лидеров страны - раскрасневшегося и с неприятной гримасой (видимо, утомившийся от всей этой литовской тематики) Горбачева, рядом с ним Рыжкова и Лукьянова, а за ними всегдашнюю охрану в лице главного тогдашнего охранника страны генерала Медведева и еще нескольких его плотнотелых сотрудников в штатском...

Получилось так, что коридор, по которому они шли навстречу мне, оказался почему-то в этот момент совершенно пуст с обеих сторон. Только их группа, шедшая прямо на меня, и... я у стены. Я даже не заметил, как вся свита оказалась вдруг рядом со мной. Я, чуть растерявшись от такой неправдоподобной близости всех этих людей ко мне и фантастическую их доступность, не соображая, что делаю, и не думая ни о какой охране, отделился от стены и машинально протянул руку с диктофоном (прямо чуть ли не под нос) проходившему мимо Горбачеву. Президенту СССР...

- Здравствуйте, Михаил Сергеевич, - вылетело из меня. И меня понесло: - Я представляю "Крокодил"...

Группа остановилась, ничего не понимая: откуда возник этот, бородатый?.. Какой еще крокодил?.. Охрана тоже онемела, ничего не понимая. Быстрее всех сориентировался в ситуации Горбачев: он вдруг, посмотрев на меня, ка-ак расхохочется на весь коридор. (Потом уже я подумал, что такая реакция его проявилась вовсе даже и не от меня как такового и не от моих безумных слов о "Крокодиле", а просто от... нервной разрядки: этот несчастный "Крокодил" в моем лице помог несчастному президенту СССР вырваться из психологического плена противных вопросов о трагедии в Литве и о его вине в ней).

Генерал Медведев, похоже, опешил, не зная, как на меня реагировать. В обычное-то время он бы поступил так, как следует с непрошеным собеседником президента: охранники обыкновенно в таких случаях незаметно для окружающих резко бьют непрошеного в пах и - дело с концом... Почему они в это раз так со мной не поступили - ума не приложу. Может, пах мой не нашли?.. А тут еще - президент сам стал активным участником нашей беседы, остановился со мной и долго хохотал:

- А-а, "Крокодил"! Я знаю его, это вообще мой любимый журнал!

Только тут я - видимо, от растерянности - сообразил, что не включил диктофон, и довольно нахально попросил президента:

- О-о, Михаил Сергеевич, извините, у меня не включился диктофон, повторите, пожалуйста, эти ваши слова еще раз - для моего главного редактора, а то ведь не поверит...

- Пожалуйста: "Крокодил" - мой любимый журнал!

- Вы наш подписчик?

- Да, и очень давно, с самого детства! Всегда. Я вообще человек, расположенный к юмору. - Тут он опять расхохотался. Я никогда Горбачева таким, искренне смеющимся, и не видел. При этом он совсем развернулся ко мне одному в этом тесном коридоре, совершенно повернувшись спиной к своим соратникам - Рыжкову и Лукьянову стало явно неуютно и скучно: ими никто не интересовался...
 
- Я ваш постоянный читатель. Как-то ваш редактор спросил, какое мое мнение насчет того, чтобы встретиться. Я сказал ему, что вряд ли это получится, хотя и не исключаю этого...

Мы всей группой медленно пятились к входу в правительственную ложу. Прозвенели уже все звонки на заседание, а президент Горбачев все еще стоял как ни в чем не бывало с корреспондентом "Крокодила", смеялся и жестикулировал. При этом я заметил, к ужасу своему, что за мной неотрывно следит сбоку главный президентский охранник генерал Медведев. Вернее, уже не столько за мной-чужаком персонально и даже не за Президентом, сколько за... моим диктофоном, находившемся все это время - о, ужас! - рядом с... лицом Первого Лица в государстве: а вдруг это никакой не диктофон, а вообще часовой механизм, и что если он взорвется?.. Тьфу-тьфу-тьфу...

И еще одно мое любопытное открытие: стоило мне сделать попытку хоть на миллиметр придвинуться со своим диктофоном к президенту, мое тело непреодолимо упиралось во что-то железное, не дававшее двигаться ближе. Потом только я понял, что это была... "железная" рука генерала Медведева, упершаяся мне в бедро и находившаяся там, оказывается, в течение всего времени моего блиц-интервью с Горбачевым... Который, впрочем, тем временем развивал тему значения юмора в жизни советского человека:

- Пока человек может воспринимать жизнь с юмором, - сказал мне Горбачев, - он человек, верно?.. В юморе проявляется духовность человека. А ведь это тот стержень, на котором человек держится. Юмор должен присутствовать обязательно, верно ведь?

- И тем более сейчас, - я решил подыграть президенту, автору перестройки, - в условиях плюрализма мнений...

- Да! - вдохновился президент СССР. - И представляете, как будет интересно - показать сатирически, допустим... две партии, а?! - И опять громко и заразительно расхохотался, видимо, впервые представив себе такую небывальщину.

Михаил Горбачев мая 1990-го - тогда еще полновластный хозяин страны под названием СССР, лидер единственной направляющей коммунистической силы в обществе, - кажется, и в страшном сне не смог бы себе вообразить такой плюрализм, при котором партий у нас может быть больше двух...
____________________________

На фото (из архива автора): слева направо - М. Горбачев, В. Медведев, Г. Крошин (май 1990 г, Москва, Кремль)

 

ЭПОХА ГОРБАЧЁВА
[Видео]

МИХАИЛ ГОРБАЧЁВ. ПЕСНИ ДЛЯ РАИСЫ
[Видео]

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

МЮД (Украина)   14.03.2011 12:05

Для политика быть приятным во всех отношениях - качество хорошее,но не главное.Пётр Первый был жестоким человеком(собственноручно рубил головы непокорным),но поставил Россию на ноги и вошёл в историю Великим.Улыбчивый Горбачёв простым стилем поведения вызывал симпатии у народа,но с его подачи алкоголик Ельцин поставил Союз с ног на голову,разрушив то,что народ создавал в борьбе и упорном труде в течение столетий.Это сделали возможным нерешительность и политическая близорукость Горбачёва.Говорят - с экономикой плохо,но зато с демократией..."Единая Россия" - плохая копия КПСС,сомнительная избирательная система,пытки в тюрьмах,Сущёвка,Лужков,Ходорковский...Это демократия?
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев (Канада)   13.03.2011 01:11

Все же надо извиниться перед Михаилом Сергеевичем, мне не стоило писать, что он развалил СССР. Его развалили местные партийные боссы, захотевшие стать царьками: Ельцин, Кравчук, Шушкевич. Горбачев до последнего момента хотел сохранить страну. Жаль, ему не хватило решительности, в России даже демократию надо вводить силой.
  - 0   - 0
фото

Марк (ФРГ)   09.03.2011 17:27

Что-то я никогда не сышал, чтобы Михаила Сергеевича обвиняли в коррупции, чтобы он наживал бабки... Его винят в развале Союза, но я хорошо помню его многочисленые выступления, где он предупреждал о больших бедах для всех, если распустят СССР. Его беда в том, что он смалодушничал и ушёл в отставку. А если бы собрал экстренный парламент и сделал хотя бы две партии, и железной рукой сделал разделение властей, то мы в Союзе быстро наладили жизнь, т.к. всё было бы на виду и коррупция не распустила так руки.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев (Канада)   07.03.2011 17:53

Время идет и все расставляет по своим местам. Михаил Сергеевич - дай ему бог здоровья! - действительно оказался единственным приличным, нормальным, порядочным человеком из всех стоявших у руля державы в последние сто лет (да и раньше судьба ими Россию не баловала). И особенно ясно это стало в последнее десятилетие, на фоне Ельцина и его последышей. А то, что Горбачев эту державу развалил, так и слава богу, туда ей и дорога, жаль, что она раньше не рассыпалась.
  - 0   - 0
фото

Светлана (США)   06.03.2011 18:53

Пускай что угодно говорят о Горбачёве, но то, что он - единственный из всех русских царей-царьков-генсеков - человечный, это для меня лично бесспорно. Не каждая семья может похвалиться атмосферой таких взаимной любви и уважения, как семейство Горбачёвых, хоть на эту семью выпали такие тяготы и столько, что и врагу не пожелаешь. "Песни для Раисы" Горбачёва производят не менее сильное впечатление, чем его встречи с Рейганом. И дай Бог долгой жизни Михаилу Сергеевичу!
  - 0   - 0
фото

Елена Шапельникова (Израиль)   06.03.2011 07:17

Этот рассказ напомнил мне случай, произошедший со мной во время работы синхронным переводчиком на 27 съезде КПСС. Все переводчики сдали фотографии задолго до начала работы съезда. Однако пропуска мы получили непосредственно перед его открытием. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что меня зовут не Елена Рафаеловна, а Елена Федоровна. Я обратилась к референту с просьбой исправить ошибку, но наша шефиня — многолетний сотрудник международного отдела - сказала, что уже поздно. Я не спала всю ночь. А если меня не пропустят в Кремль? Конечно, мои коллеги справятся, но так хотелось поработать, еще раз проверить свои силы, испытать это ненавистное волнение! Синхрон затягивает, это точно! После бессонной ночи не могла ни есть, ни пить. На дрожащих ногах я побрела к остановке, в метро пыталась вздремнуть, но тщетно. Наконец станция «Александровский сад». Выход в подземный переход только по пропускам. Я предъявляю свой и меня пропускают. Неудивительно! Они же не сличают с паспортом. Первый настоящий контроль у входа через Кутафью башню. Предъявляю паспорт и пропуск. Бдительный товарищ в форме долго изучает документы, затем берет под козырек и говорит: «Проходите!» Следующий кордон у служебного входа во Дворец Съездов. Опять длительная проверка. Внимательный взгляд голубых глаз и разрешение получено. Осталось последнее препятствие — на входе в переводческие кабины, но и здесь все проходит гладко. И так в течение двух недель. Мы уже здороваемся с молодыми охранниками, стоящими на входе во Дворец. Они нам не отвечают — не положено, но слегка улыбаются. Однако проверяют по всей строгости, сверяя мой паспорт и пропуск, и каждый раз говорят одно и то же - короткое «Проходите!», мол, у вас все в порядке. Пропуск я сохранила. На память о работе на партийном съезде.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA