обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
январь '11
УТРАТА

ПОДВИГ ЖУРНАЛИСТА

Памяти Валерия Каджая

Умер Валерий Георгиевич Каджая, яркий, талантливый журналист, бескомпромиссно выступавший против лжи, национальных и религиозных предрассудков, нетерпимости и ненависти.

Валерий Каджая родился в 1942 году в Тбилиси, окончил факультет журналистики Тбилисского университета, еще студентом стал работать в республиканской газеты "Заря Востока". С 1966 года жил в Москве. Много лет был специальным корреспондентом газеты "Известия", публиковался и во многих других изданиях. После краха советской системы Валерий Каджая сотрудничал со многими независимыми изданиями демократической ориентации, такими, как журнал "Новое время", "Независимая газета", "Коммерсант". В 2000 и в 2005 годах он был награжден премиями Союза журналистов Москвы за циклы статей против антисемитизма и ксенофобии. С годами эта тема становилась все менее востребованной, но Валерий Каджая оставался ей верен. Ему труднее становилось публиковаться, пришлось терпеть и материальные лишения, но с избранного пути он не свернул до самого конца. Убежден, что для литератора, чьим единственным оружием и средством существования является слово, это профессиональный и нравственный подвиг.

Валерий Каджая издал ряд острых публицистических книг, в том числе - о печально-знаменитом двухтомном труде А.И. Солженицына "Двести лет вместе", в которой показал его историко-научную несостоятельность и нравственную ущербность.

Творчество В.Г. Каджая заслуживает глубокого, обстоятельного анализа.  Уверен, что о нем напишут многие, кто знал его лучше меня и следил за его творчеством пристальнее меня. Я же, над свежей могилой, могу предложить читателям мою статью-рецензию семилетней давности, написанную в связи с выходом в свет небольшой книжки, созданной Валерием Каджая в своеобразном "соавторстве" с Николаем Лесковым. (Николай Лесков. Еврей в России. Валерий Каджая. Почему евреев не любят? М., "Мосты культуры, 2003, 176 стр.). Рецензия была напечатана в балтиморском журнале "Вестник" (2003, № 17 (328)), с тех пор не переиздавалась. Как мне кажется, она дает некоторое представление о творчестве и о личности Валерия Каджая. (Воспроизводится с незначительными сокращениями).


"ПОДВИГ ЧЕСТНОГО ЧЕЛОВЕКА"

"У этой небольшой книги, посвященной положению евреев в России, два автора, и написана она в два приема - с разрывом почти в 120 лет. Один - классик русской литературы Николай Лесков; второй - современный журналист Валерий Каджая. У авторов совершенно разный жизненный опыт, разный темперамент, стиль, да и общественные позиции во многом не совпадают. И, тем не менее, книгу отличает глубокое внутренне единство. Его придают ей два качества, присущие обоим авторам: безупречная честность и интернационализм. Не пролетарский интернационализм Маркса-Ленина-Сталина (далее везде, вплоть до партайгеноссе Зюганова), диалектически сочетающий "братство трудящихся" всех стран с делением народов на прогрессивные и реакционные, на угнетающие и угнетенные. Такой интернационализм видел решение еврейского вопроса в ликвидации еврейства - если не обязательно физической, то духовной. Именно к этому сводится смысл основополагающей работы молодого Маркса "К еврейскому вопросу", эхом отзывавшейся затем в его более поздних трудах и в бесчисленных работах его крупных и мелких эпигонов. Для леворадикального антисемита Маркса евреи служили символом ненавистной ему буржуазности, потому эмансипация еврейства, по его мнению, сводилась к эмансипации от еврейства. Точнее трудно выразиться. Также для праворадикальных "интернационалистов" евреи служили символом политической и социальной смуты, и они признавали такой же способ "эмансипировать" мир от этого зла - ликвидировать его носителей.

Подлинный интернационализм - это совсем иное. Это когда, без "диалектических" ухищрений, народы, распри позабыв, сохраняют возможность свободного и достойного существования, не испытывая гонений и притеснений за свою непохожесть на соседей. Такой интернационализм более чем естественен для каждого порядочного человека, и нет ничего удивительного, что его разделяют современный московский либеральный журналист, сын грузина и кубанской казачки Валерий Каджая и один из наиболее консервативных классиков русской литературы Николай Лесков.

Именно из этой идеи исходил Лесков, когда писал записку "Еврей в России", и из нее же исходит Каджая, публикуя эту Записку под одной обложкой со своей публицистикой.

"Книга Лескова написана в очень доброй и сочувственной тональности, - комментирует Каджая, - она сострадательна к евреям. Он их любит, но не потому, что они евреи, а потому что они - тоже люди и в этом отношении ничем не отличаются от русских, немцев, китайцев и т.д." (стр. 12, курсив автора).

Записка Лескова была составлена в 1883 году и поступила в "Высшую комиссию для пересмотра действующих о евреях в Империи законов". Учрежденная в связи с бушевавшими в те годы еврейскими погромами, Паленская комиссия (по имени ее председателя графа К.И. Палена) стремилась не к тому, чтобы покончить с еврейским бесправием и беззащитностью, а чтобы сделать евреев еще большими париями. Потому Записка Лескова, где доказывалась пагубность репрессивного законодательства не только для евреев, но и для самой русской государственности, оказалась невостребованной. Ее благополучно похоронили в архивах. Опубликована она была уже после революции, в 1919 году, но в горячке гражданской войны внимания к себе не привлекла. Переизданная в пост-советской России, она снова осталась в небрежении, мало кем замеченная.

Правда, работа Лескова скупо цитируется в недавнем труде А.И. Солженицына "Двести лет вместе", но как?! Так, что мысли и взгляды классика подгоняются под прямо противоположные представления самого Солженицына. Уже по одному этому переиздание работы "Еврей в России" невозможно переоценить. Но не менее существенно то, что в сочетании с публицистикой Каджая документ столетней давности перестает быть только памятником общественной мысли своей эпохи. Он яркой кометой высвечивает ту "тьму в конце туннеля", по которому нынешняя Россия стремится вырваться из коммунистического мрака.

Пухлому псевдонаучному труду Солженицына Валерий Каджая противопоставляет сжатую, блестяще аргументированную Записку Лескова. Он бескомпромиссно критикует Солженицына, иногда, может быть, с избыточной горячностью. Но не прав будет читатель, если подумает, что имеет дело с закоренелым ненавистником Солженицына. Ничего подобного. Каджая рассказывает о том, как в далекой уже молодости, будучи студентом факультета журналистики Тбилисского университета, он впервые прочитал "Ивана Денисовича", после чего Солженицын стал для него "не просто писателем, а поистине властителем дум" (стр. 171) и оставался таковым до самого возвращения его в Россию и даже какое-то время после. Когда в "Независимой газете" в 1994 году появилась статья под заголовком "Жить не по Солженицыну", он направил в газету резкое письмо, в котором обвинил ее в "потере порога брезгливости".

"Автор [антисолженицынской статьи], - писал Каджая, - маленький человек, этакий интеллигентствующий бомж, самоутверждается тем, что обливает зловонной грязью Большого Человека: подобное проявление комплекса неполноценности - явление довольно распространенное. Непонятно другое: как этого смердящего бомжа впустили в порядочный дом, каковым считается "НГ", когда место ему в свинарнике" (стр. 172). И дальше: "Своим примером он [Солженицын] показал, как можно жить не по лжи. И сегодня призыв "жить не по Солженицыну" означает лишь одно - жить по лжи" (стр. 173).

Что же заставило темпераментного журналиста "сменить вехи"? Такая постановка вопроса неправомерна, ибо Валерий Каджая своих позиций и взглядов не менял. Он был и остается подлинным интернационалистом. Изменился (или проявился в совершенно ином качестве) не он, а тот, кто так долго был его кумиром, но "в завершении своего славного творческого и общественного подвига он написал книгу, ставшую апофеозом лжи" (стр. 174).

   Книга Лескова-Каджая - это противостояние лжи.

Неудивительно, что в России, где добрая половина средств массовой информации находится в руках "национал-патриотов", а другая половина старается по возможности с ними не конфликтовать и уж, во всяком случае, не выглядеть "проеврейской" (в "национал-патриотическом" же понимании этого слова), книга Лескова-Каджая замалчивается. Да и издана она столь мизерным тиражом (1000 экземпляров), что, едва появившись, стала библиографической редкостью. Но это уже зависит не от Валерия Каджая и не от Николая Лескова.

"Подвиг честного человека" - такой меткой и емкой фразой Пушкин в свое время оценил карамзинскую "Историю государства российского". Полагаю, что пушкинская характеристика приложима и к двум автором этой небольшой книжки".

К сказанному семь лет назад следует добавить, что "свою" часть этой книги Валерий позднее переработал в большое историко-публистическое произведение, "Почему евреев не любят?", которое с трудом увидело свет в 2007 году - благодаря энергичной поддержке лауреата Нобелевской премии академика В.Л. Гинзбурга.

Своим острым пером публициста Валерий Каджая служил правде, добру и свету, противостоя злобному мракобесию.  Его безвременная кончина - это невосполнимая потеря не только для его родных и друзей, но и для тысяч читателей и почитателей его таланта.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Леонид (Россия)   17.01.2011 18:04

Опрометчиво оставленная узкая щель гласности в ограниченном количестве СМИ, и интернет высвечивают, что у нас на вершину власти без особых проблем продолжают проникать заурядные, как бельевая пуговица, правители. Так было при советской власти, так происходит и теперь. Эти, казалось бы, скудные источники оказались посильнее армии искушенных политологов, типа Суркова и Павловского. Подавляющее большинство здравомыслящих граждан, (даже тех, кто не интересовался делом ЮКОСА), с удивлением обнаружили, как нелепо и беспомощно власть пытается вешать лапшу на уши, не только своему народу (мы на этом выросли и привыкли и смирились), но и западным политикам. В отличие от наших, западные при всем своем желании не могут игнорировать нарушение закона в стране, которая обязалась соблюдать права своих граждан. Ни для кого не секрет, что в России больше десяти лет отсутствует демократия, и наивно это скрывать с помощью открытых судов. Суды, как раз сработали в противоположную от задумки сторону. Даже сама сцена зачитывания Данилкиным приговора, перечеркнула все усилия обвинения. Выражение его лица и невнятная речь, оказалось эффективнее любого полиграфа. То же самое случилось с судом над Немцовым, когда судья Елена Сташина рассматривала апелляцию Бориса Ефимовича, уже отбывающего арест по сфабрикованному обвинению, случилось чудо. Она согласилась приобщить к делу видеозапись, на которой очевидно, что он не совершал никаких правонарушений. Выяснилось, что задерживали его совсем не те люди, которые потом составляли на него рапорты, что никакого сопротивления при задержании он никому не оказывал, что, следовательно, сидит он противозаконно. После этого показа Сташина заявила, что «предоставленная стороной защиты видеозапись как раз убеждает суд в виновности Бориса Немцова». Судья, как принято в России, хотела как лучше, а получилось – как всегда.. Похоже, власть настолько уверовала в свою безнаказанность, что теряет бдительность. Это убедительно подтверждает, что нами правят заурядные обыватели, и руководствуются они не государственными интересами, а своими личными, в том числе и корыстными. Чего стоят противоправные действия дипломированного юриста Путина, в обвинениях Ходорковского в убийствах, без приговора суда. Этим он очередной раз продемонстрировал, что эмоции и личный характер, в данном случае мстительность, выше закона. Отсюда – мания величия, уверенность в собственной непогрешимости и безнаказанности. До суда над Ходорковским, это трудно было себе представить. А теперь начали привыкать. Магницкий, Махнаткин, Химкинский лес, откровения Навального и Колесникова летние пожары, зимние катаклизмы, то ли еще будет…
  - 0   - 0
фото

Владимир Война (Бостон, США)   11.01.2011 18:54

Валерий Каджая был блистательным журналистом. Он обладал талантом, но умением писать и темпераментом полемиста кого удивишь. Валерию же были присущи куда реже встречаемые профессиональные качества - ответственность за слово, добросовестность, порядочность, правдивость, неподкупность. Поистине высоконравственный человек, он жил не по лжи в пору, когда ложь поощрялась, вознаграждалась, служила основой карьерного роста... Он был одним из те немногих собратьев по профессии, под каждым словом которого я готов был, рад был подписаться.
Главное, он был одним из немногих журналистов, остро осознававших, на какое унизительное существование, прозябание обречены "младшие братья и сестры" титульной нации в империи. Не случайно он с таким темпераментом развенчал антисемитскую книгу Солженицына, писателя, который прежде был для него (как и для меня) кумиром. Не промолчал.

Грузины вообще всегда замечательно относились к евреям, так что это отношение было у него в крови. И все-таки подобную отповедь юдофобии мог дать только он. Валерий Каждая при этом защищал честь России: будучи русским по матери, любя Россию, он руководствовался общечеловеческими ценностями, на что способны в нашей стране очень немногие - if ever! Ему же достало ума, совести, бесстрашия, таланта на поединок с нобелевским лауреатом, национальным кумиром. Этот нравственный, профессиональный подвиг журналиста, пошедшего против течения, навсгда останется памятником в истории словесности, общественной мысли России.

Мы "пересекались" в комнатах и столовой в здании "Известий", а наши статьи появлялись иногда в тех же номерах газеты или ее воскресного приложения "Неделя", а потом и в еженедельнике "Новое время". Радовались друг другу... В последний раз обнялись на редакционном "междусобойчике" в "Новом времени", когда журнал переходил в чужие руки и мы, авторы и сотрудники, отмечали с печалью его, по сути, кончину.

Я потерял человека, которого любил. Такие люди рождаются редко. Так редко.
  - 0   - 0
фото

София Перлина (США, МА)   07.01.2011 06:47

Я сохранила все номера бывшего журнала "Вестник", среди которых 16 номеров содержат книгу Семена Резника "Заметки на полях" о полемике с известным писателем.Среди материалов этого журнала часто встречались очерки Валерия Каджая - строгие по стилю изложения, злободневные по концепции. Его литературные работы предназначались для людей неравнодушных, каким был и сам В.Каджая, безвременно ушедший яркий, талантливый журналист, оставивший глубокий след в сердцах читателей. Что ни очерк,то энциклопедия ума и нравственности:"Еврейский синдром советской пропаганды","Пятый пункт и девятый вопрос","Загадка смерти Сталина","Канская династия" и множество других захватывающих статей.Он всегда выступал против лжи, нетерпимости, ненависти, человек с необыкновенной жизненной энергией, жаждущий творить. Тяжелая болезнь вырвала его на вершине творческих планов.Грустно расставаться с большим талантом.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA