обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июнь '10
ПО МОРЯМ, ПО ВОЛНАМ

МЕЧТА О НЕСБЫВШЕМСЯ

Истоки военных техногенных катастроф в СССР и новейшей России

Олег ВОРОБЬЁВ

Моему отцу, Воробьеву Г.М. - летчику-истребителю
24-й отдельной эскадрильи корабельной авиации ВВС
Черноморского флота - посвящается.

О. Воробьев

В августе 1946 года у черноморских берегов восточного Крыма появилась необычная эскадра. Чаще всего её видели в море между Керченским проли-вом и мысом Меганом. Бывалых моряков, прошедших через недавно закон-чившуюся, войну удивлял в этой эскадре один, самый большой из всех ра-нее виденных, корабль - своей необычной, как говорят моряки, архитекту-рой.

Он отличался исключительными для этих вод размерами, полным отсутст-вием надстроек, кроме небольшого "островка" в носовой части, высоким бо-ртом. Шел на больших скоростях в тесном окружении своих попутчиков-охранников: всем известных по военной поре крейсера "Молотов" и двух эсминцев "семёрок", то есть проекта 7, ещё довоенных, не совсем удачных по конструкции, но честно отслуживших в постоянных боях и тревогах - краснознаменного "Бойкого" и работяги "Бодрого". В постоянном сопровождении строго за кормой этого нового черноморского левиафана, едва заметный на его фоне, находился крохотный, но "большой" по своим боевым делам гвардейский малый охотник "МО-65".

Самые бывалые из моряков дальнего плавания, кое-что повидавших в што-рмовых водах Атлантики и даже Тихого океана, уверенно говорили, что ви-дели раньше такие корабли в составе полярных атлантических конвоев у англичан, а у берегов Японии и Индонезии - у "америкосов". И тогда у род-ных, опаленных войной, черноморских берегов прозвучало экзотическое слово: "АВИАНОСЕЦ".

Да - это был первый советский авианосец с гордым названием матери русс-ких городов, столицы Украины: "КИЕВ". За месяц до того корабелы Николае-ва выпустили "в свет", на простор пока что Черного моря своего послевоен-ного первенца. Говорят, что при спуске на воду в июле победного 1945 года инкогнито присутствовал сам Хозяин, хотя официально самым почетным гостем был адмирал Кузнецов - бессменный Нарком ВМФ СССР, великолеп-ный стратег, победитель в морской Войне с Германией и действительно ра-чительный хозяин всего военно-морского хозяйства Державы. Именно по его инициативе, его настоянию, родился этот проект.

Жаль, что не смог он убедить Сталина в острой необходимости этого типа кораблей ДО начала Великой Войны. Военная история на юге России могла бы пойти по другому пути. Стойкость героических городов Черного моря - Одессы, Севастополя, Керчи, Новороссийска - могла бы оказаться не вост-ребованной. Не было бы героических боёв за Кубань, Ставрополье, Север-ный Кавказ. Обеспеченное с южного фланга сражение в междуречье Дона и Волги сохранило бы для страны танкострой Сталинграда и жизни сотен ты-сяч граждан Юга России и Украины, бойцов Красной Армии и Черноморского флота. Именно тех, кого "великий гуманист всех времен и народов" называл "братьями и сестрами" обрекая их на смерть от огня врага.

Итак, начались государственные ходовые испытания эскадренного авиане-сущего корабля "КИЕВ". Официальная советская пропаганда "порекомендо-вала" не называть этот новый для ВМФ СССР тип корабля "буржуазным те-рмином напрямую связанным с понятиями об империалистической агресси-вности". На что Николай Герасимович Кузнецов возражать не стал: "Лишь-бы делу не мешали!" - сказал он в своём кругу.

На этом автор приносит свои извинения внимательному читателю - к сожа-лению, все, что вы сейчас прочитали - из области литературного гротеска. Испытания первого советского авианосца в 1946 году не состоялись. И никто не праздновал его спуск на воду. И не было при этом уважаемых и почетных гостей.Он даже не был заложен. При этом адмирал Кузнецов Николай Герасимович сделал для достижения этой цели всё возможное.

Задолго до этих дней, когда еще приходилось решать неотложные, насущ-ные проблемы Войны, весной 1943 года, к нему пришла мысль о реальной возможности реализовать в металл этот, ещё довоенный, проект. Именно с этой идеей пришел в 1939 году, молодой, 37 летний адмирал, в Наркомат ВМФ, чтобы успеть подготовить флот к очередной Европейской войне. В том же году в ЦНИИ-45 Наркомсудпрома был проработан проект авианосца на базе легкого крейсера (проект 71). Но в споре с Хозяином победитель зара-нее известен - приверженность Сталина на подсознательном уровне к свер-хтяжёлым артиллерийским кораблям, конечно, победила все самые аргуме-нтированные убеждения со стороны молодого наркома. За несколько лет до начала Войны, ведущие кораблестроительные и металлургические заводы, заводы "среднего" и "тяжёлого" машиностроения - были "брошены" на реа-лизацию маниакальной идеи "лучшего друга всех моряков" увидеть себя на борту самых больших, самых сильных в мире ... ЛИНКОРОВ.

Вот характеристика того времени роли и значении "линейной" и "авианесущей" составляющей флотов ведущих стран мира: 7 декабря 1941 года главные ударные силы японского Императорского флота скрытно подошли к берегам острова Оаху для того, чтобы одним ударом уничтожить в бухте Перл-Харбор опору власти США на Тихом океане - её Тихоокеанский флот и за один день выиграть войну. Когда из первых докладов командующий японской эскадрой узнал о небывалом, неожиданном успехе, о почти полном уничтожении линейного флота американцев, но и о том, что в базе на момент нападения не оказалось ни одного АВИАНОСЦА США - он сказал: "Это - катастрофа! Сегодня Япония проиграла войну Америке!". Эти слова оказались пророческими. Да и сам адмирал погиб в этой войне от рук летчика авиации США.

Значение авианесущей составляющей на флотах всего мира к середине 20 века адмирал Кузнецов, передовой офицер флота своего времени, очень хорошо понимал, но даже ценой своей жизни не смог бы убедить в этом со-ветское руководство. В результате, все работы в СССР по авианосцам в те годы не выходили за рамки предварительных проектов. Но, оставаясь на посту наркома, он сохранял надежду совершить несбывшееся, наделить ве-ликую державу современным, достойным её флотом.
И вот новая попытка: Главный штаб ВМФ, опираясь на опыт и результа-ты боевых действий на Тихом океане и в северной Атлантике, по инициативе адмирала Кузнецова разработал оперативно-тактическое задание на создание первого для российского флота авианосца. Предэскизный проект такого корабля (проект 72) был выполнен в ЦКБ-17 в начале 1944 года под руководством талантливого корабельного инженера старой русской школы - В.В. Ашика. Не одно поколение русских корабелов того времени и до сих пор учится высокому искусству кораблестроения по его учебникам.

На авианосце предусматривалось базирование до 62 самолетов-истребителей и торпедоносцев. Основным способом взлета самолетов был принят их свободный разбег по палубе. Резервный способ - катапульта. Управление кораблестроения ВМФ дало заключение о целесообразности постройки авианосцев по проекту 72 и разработке первых в СССР палубных самолетов на базе фронтовых истребителей "Як-9". Одновременно, шла разработка малого эскадренного авианосца на 30-40 истребителей. Уже по-давались идеи переоборудования недостроенных во время войны и уже никому не нужных "сталинских" тяжёлых крейсеров проекта 69 типа "Крон-штадт" в большие авианосцы на 76 самолетов.

Вот в кабинет к Наркому зашел Командующий ВВС ВМФ генерал Жаворон-ков, человек бывалый, зрелых лет - а и он "загорелся" под общим влияни-ем:

- Николай Герасимович, вот ты всё о "железе" печешься - как новые кораб-ли строить! (слово "авианосец" в штабе не принято было произносить). А кто на этих кораблях служить, кто летать будет?

- Как - кто? Твои соколы. Боевая, облетанная молодёжь!
- Боевая-то она боевая и форма на них морская, но за время войны не приу-чены они к корабельной службе. Корабли видят только с берега, в море
- сверху. Вспомни, как недавно заезжий американец-адмирал рассказывал, какой они на своих кораблях порядок определили - в бою летчики первые и в корабельной повседневной жизни не последние: настоящие моряки, только летают.

-  А ты прав, Семен Федорович! Палубную авиацию американцы и англичане двадцать лет уже готовят. Своя школа. Особый подход к отбору людей. А мы тут столько "железа" задумали, а о подготовке профессиональных палубных летчиков забыли.

- Я, Николай Герасимович, еще как первые разговоры на эту тему пошли - сразу что к чему смекнул и свои меры принял: у меня в Ейском училище с весны 43-го молодежь учится по полной программе - никаких больше: "взлет-посадка-фронт". И офицерами выпускаем. Все-таки, не 41 и не 42 год.

- Добро, Семен Федорович, все правильно делаешь. Но к чему ты о кораб-лях заговорил?

- Задумка есть! Молодых, перспективных, с боевым опытом летчиков соб-рать в один полк или эскадрилью, оснастить хорошими современными само-летами и начать приучать их к палубе. Я, например, знаю, что в союзных конвоях на Севере англичане давно уже, кроме эскортных авианосцев испо-льзуют боевые истребители, запуская их с любых катапульт, какие есть на кораблях: с линкоров, крейсеров, даже с транспортов. Вот и мы: вроде как перенимать передовой опыт будем, а сами молодёжь будем готовить - что-бы корабля не боялись.

- Толково, Семен Федорович. Давай, готовь приказ. Только так, как ты ска-зал: опыт перенимать, эскадры усиливать истребителями. Сам знаешь - Хо-зяин и так в нашу сторону косо смотрит. А инициатива наказуема!


***
В конце июня 1944 года командир 7 истребительного авиаполка ВВС Черно-морского флота подполковник Янковский вызвал одного молодого, но уже повоевавшего, с боевым опытом летчика  в кабінет:

- Ты летал на английских самолётах "Спитфайер"?

- Летал. Перегонял из Кировабада для третьей эскадрильи.

- Пришёл приказ: ты переведён в 24 отдельную авиаэскадрилью корабель-ной авиации. Сокращённо она называется 24 ОАЭКА - и он протянул ему листок с выпиской из приказа. Молодой летчик смотрел на этот лист бумаги с интересом и тревогой. "Корабельная авиация" - думал он - "Что это? Не-ужели какой-нибудь сверхсекретный авианосец: как у американцев или анг-личан?"

Если бы он знал тогда, насколько был недалёк от истины. Видя его недоуме-ние, командир полка пояснил:

- Мне позвонили из штаба ВВС и сказали, что это организовывается новая авиаэскадрилья для взаимодействия с флотом. Будете обеспечивать и за-щищать от воздушных налётов корабли эскадры. Взлёт с катапульты, посад-ка на ближайший аэродром. Числиться будете на корабле БЧ-6.

Молодого, но уже боевого младшего лейтенанта звали Жора Воробьев. И дальнейшие воспоминания предоставим ему: "Новая отдельная авиаэскад-рилья формировалась на аэродроме городка Миха-Цхакая в Грузии. Каждый день туда прилетали и приезжали новые группы людей. При формировании 24 ОАЭКА официально нам доводилось, что эскадрилья состоит и предназ-начена:

     - из звена самолётов А-20Ж "Бостон", в задачу которых входило обеспе-чение кораблей буксировкой конуса для тренировки зенитных расчётов на кораблях и корректировка стрельбы артиллерии главного калибра  кораблей эскадры ЧФ;

- отряда из 10-12 истребителей "Spitfire Mk.Vb"* для защиты кораблей в мо-ре с взлётом с катапульты и посадкой на ближайший аэродром;

- и отряда самолётов КОР-2 - разведчиков и корректировщиков с взлётом с катапульты и посадкой возле корабля на воду.

При этом никогда слово "авианосец" не звучало. Никто из руководства не знал об истинном предназначении внезапно сформированного подразделе-ния. Хотя и между собой удивлявшихся: зачем во время войны понадоби-лось отрывать боевых летчиков для выполнения столь экзотических боевых задач если с ними ранее, в более трудные, напряженные годы справлялись строевые летные подразделения.

Уже в конце июля командир авиаэскадрильи майор Виноградов докладывал в штаб флота о готовности личного состава к выполнению боевого задания. После того как эскадра Черноморского флота полным составом перешла из Батуми и Поти в Новороссийск была дана команда: в конце августа нашей авиаэскадрилье перелететь в Геленджик. КОР-2 разместились на морском аэродроме в Геленджикской бухте, а самолёты А-20Ж и "Спитфайеры" на Тонком мысу на бетонной полосе.

В конце сентября началась подготовка к катапультированию самолётов "Спитфайер" с крейсера "Молотов". Из Новороссийска в Геленджик пришла баржа, на которую, под руководством капитана Галкина началась погрузка четырёх самолётов. В течение двух дней самолёты были погружены и отправились в Новороссийск. Для катапультирования были выделены три лётчика: это командир нашего отряда старший лейтенант Пилюк А.А., командир звена лейтенант Шевченко И.И. и я, младший лейтенант Воробьёв Г.М.

Все трое октябрьским утром выехали на автомашине - "полуторке" из Геле-нджика в Новороссийск. Стояла тёплая солнечная погода. Мы ехали по до-роге, где совсем недавно гремели бои. Пилюк и я с интересом слушали вос-поминания Шевченко, который участвовал с первых дней войны в воздуш-ных боях.

На крейсер "Молотов" нас доставили командирским катером, что называет-ся - с "шиком". На палубе показался коренастый среднего роста капитан 1 ранга. Кто-то нам шепнул: " Это командир, Романов. Доложите ему о прибы-тии". Он осмотрел нас с откровенным любопытством, как подопытных кро-ликов. У Пилюка ему не понравились ботинки, и он тут же громогласно  рас-порядился, чтобы шхипер принес лётчику новые ботинки.

"Товарищ капитан 1 ранга" - взмолился Пилюк - "Я их специально одел. Они у меня счастливые". И он торопливо стал объяснять, что в авиации не принято перед боем или сложным полётом бриться или надевать новое.

- Вот я и придерживаюсь этих принципов! - твердо закончил свои объясне-ния слегка небритый истребитель.

- Хорошо. Оставайтесь с вашими принципами. Хотя у моряков свои принци-пы по этим вопросам.

После чего командир подозвал дежурного и приказал проводить "товарищей лётчиков в кают-компанию вместе с их принципами" и обеспечить их флотским чаем. Добавив в нашу сторону:

- Чай вам, надеюсь, не помешает?!

После короткого перехода по трапам и коридорам мы оказались в красивом "салоне", как отметил ("Ничего-себе, салончик!") неунывающий Пилюк. На боевых лётчиков полевой авиации военно-морской уют произвёл впечатле-ние: ввинченные в "пол" стулья и столы из красного дерева явно не гармо-нировали с нашим "принципиальным" видом. Вестовой кают-компании - весь в ослепительно белом и в накрахмаленном, без суеты подал стаканы чая в подстаканниках и тарелки полные печенья. Подстраиваясь под общую атмосферу аристократизма, мы также неспешно начали пить крепчайший и обжигающий чай.

А в это время наверху готовили всё к старту. В воду по направлению взлета спустились водолазы, заранее обученные, как "в случае чего" быстро осво-бодить "товарища лётчика" от всех его ремней и вытащить из кабины с глу-бины. Наконец за нами пришел дежурный и вывел из кают-компании наверх: мачты крейсера, палубы соседних кораблей и даже недалёкий берег - все было покрыто беретами, бескозырками и фуражками любопытствующих моряков.

Катапульты на крейсере располагались между трубами. Это были рельсо-вые дорожки, показавшиеся мне удручающе короткими - не более 20 мет-ров. По ним могла перемещаться тележка, закреплённая металлическими тросами. Ниже рельсовой направляющей находился длинный цилиндр с поршнем. Внизу большим колесом открывался клапан сжатого воздуха. Воздух сотнями атмосфер давил на поршень, и тот мчался вперед, увлекая тележку и установленный на неё самолет. В конце короткого, двухсекундного пробега тележка складывалась, а самолёт продолжал двигаться с взлетной скоростью в родной стихии. Так это все звучало теоретически. Теперь нам предстояло проверить это на практике.

Конец катапульты левого борта был развернут в сторону моря и нависал над водой на высоте метров 8-10. На катапульте для начала установили палуб-ный гидросамолет КОР-2. На нем всем нам по очереди дал "провозной" вы-лет инспектор ВВС ВМФ лётчик-испытатель Соколов. Только после обеда место на катапульте занял боевой истребитель - один из наших "Спитфайе-ров". Первым летел, как самый опытный, Пилюк. Он пожал нам руки, надел парашют, забрался по трапам и переходам наверх к самолёту и сел в при-вычную кабину. Вот он закрыл фонарь. Взревел мотор на предельных обо-ротах. Летчик, плотно откинувшись к спинке сидения, напряжённо замер.

Мне было хорошо видно как на пульте управления перед инженером-капитаном 2 ранга, крепко сжимавшим пусковое колесо, как-то неожиданно, загорелся транспарант: "ГОТОВ К ВЗЛЁТУ". Инженер одним махом открыл клапан. Тележка рванула вперед, сложилась и внезапно освободившийся самолет удивлённо завис у борта корабля, ревя мотором и негодуя. Но за-тем, просев на 5-6 метров, начал удаляться от борта, от морских волн, наби-рая ежесекундно скорость и уверенность в полёте. Море бескозырок взви-лось в безудержном восторге. Оглушающее "УРА" покрыло весь амфитеатр благодарных зрителей, заглушая всё удаляющейся мотор.

Вторым, после соответствующего цикла операций по установке с баржи на корабль другого истребителя, вылетел Шевченко. Зрители были также бла-годарны за зрелище. И вот когда всё вокруг стало приобретать багряные то-на октябрьского закатного солнца, а кое-кто из зрителей покинул места, что-бы занять очередь с бачками у камбузных амбразур к раздаче флотского ужина - настал и мой черёд.

Самолет занял место на катапульте. Надел парашют. Поднялся и сел в ка-бину. Пристегнулся. Рукоятку управления самолётом, коротко - РУС, поста-вил в нейтральное положение. Оттримировал рули высоты на подъем. Дал полный газ и закрепил рукоятку управления двигателем (РУД), специально приспособленным крючком. Надел подлокотники, зафиксировав руки, при-жался к спинке сидения. Главное что-нибудь не забыть. Любая ошибка - смерть. Нет! Об этом сейчас лучше не думать. Надо обязательно съездить к маме в Ставрополь! Потом.

Неудержимая сила вдавила меня и весь мир мгновенно почернел. На неко-торое время четко ощутил отделение своего "Я" от ставшего чужим тела. Но вскоре все неприятные ощущения исчезают, руки вновь начинают дейст-вовать автоматически: убрать подлокотники, с РУДа снимаю фиксирующий крючок, освобождаю РУС от крепления, беру слегка на себя, выравниваю горизонт. А теперь можно и осмотреться по сторонам. Внизу корабли эскад-ры, набережная - всё усеяно людьми, все машут, кажется, кричат. Заклады-ваю крутейший вираж - знай наших! Снимаю форсаж.

Все! Теперь домой. На Геленджик! До чего же есть хочется. Какой сегодня день длинный. А к маме надо все-таки съездить, отпроситься. Кажется, за-служил! Жаль, никто на кинохронику не снимал. А американцы, англичане - крепкие ребята: ТАКОЕ - каждый день, да ещё с боями! Неужели настанет день и мы когда-нибудь вот так взлетим среди моря прямо с палубы!? Вот будет служба - не соскучишься!

Этот день настал. Но не в 1944 и не в 1946 году. К сожалению. Это случилось через 30 лет. И совсем не так как хотелось.

В 1976 году отряд кораблей Черноморского флота у берегов восточного Крыма завершал государственные испытания тяжёлого авианесущего крей-сера "КИЕВ", первого советского корабля вооруженного самолётами. На палубе боевого корабля стояли в длинный ряд САМОЛЁТЫ. Пусть с низкими летными и боевыми возможностями, но самолёты. Каждый из них мог эффе-ктно, со страшным громом подняться вертикально вверх над палубой и не-торопливо набирая скорость умчаться в сторону противника имея боевую нагрузку штурмовика времен Второй Мировой войны, а радиус действия НА ПОРЯДОК меньший, чем у его вероятных противников. При вертикальном взлете его боевую нагрузку "съедал" вес дополнительного двигателя, бес-полезного при горизонтальном полете. Двигатель при этом сжигал при взле-те и посадке ПОЛОВИНУ запаса топлива.

Да - это был прорыв в сознании тогдашнего руководства страны. Вслед за "КИЕВОМ" вступили в строй: "МИНСК", "НОВОРОССИЙСК", "БАКУ". Увы, эти корабли из-за несовершенства своего авиационного комплекса не могли в боевых условиях противостоять аналогичным кораблям вероятного проти-вника, даже меньшего водоизмещения.

Проблема взлета боевого самолета с борта военного корабля была к тому времени уже давно решена. Простая и надежная в умелых, твердых руках формула: взлет с полной боевой нагрузкой с помощью катапульты, посадка с "зацепом" тросового аэрофинишера - при этом максимальная дальность действия и боевая сила. Ну - кому и что было еще не ясно!!! И назывался такой тип корабля просто: "АВИАНОСЕЦ".

В то время мир был уже поделен между сверхдержавами. И Америку и Со-ветский Союз это вполне устраивало. Каждая держава хозяйничала, как хо-тела на своей территории и никогда, по-серьезному, не вмешивалась в ин-тересы противоположной стороны. И горе тем, кто пытался эту идиллию на-рушить, независимо от того было ли это целое государство или отдельные личности. Военно-промышленные комплексы обоих держав это тоже пони-мали, но в силу национальных традиций одна сторона относилась к своим обязанностям - технически поддерживать обороноспособность своей страны - более ответственно, а другая - менее. Одна сторона при этом еще и зарабатывала честные трудовые деньги, а другая добивалась всеми неправдами получать советские привилегии, ордена …и тоже деньги. При этом нимало не беспокоясь о конечных результатах своей "деятельности", даже если ценой их "трудовых побед" были тысячи судеб, жизней бесправных "служилых" людей.

Задача Советского ВПК была проста, как мосинская трехлинейка: произво-дить как можно больше, как можно более дорогой продукции, думая, прежде всего о своих личных интересах, зная наперед, что "мир во всем мире" уже обеспечен.

Отсюда идут истоки военных техногенных катастроф бывшего Советского Союза и новейшей России. Отсюда удивляющие весь инженерный мир несуразные, громоздкие технические решения во всех областях техники. Выражение: "сделано по-русски" стало нарицательным благодаря беспринципности советской и постсоветской власти в отношении технической культуры нации.


***
А инициативы, действительно, оказались наказуемы: по подложному приго-вору "суда чести" в 1946 году Кузнецов был снят с должности, разжалован и направлен служить в самую тихую бухту самого тихого океана. Потом он вновь вернулся на своё, богом назначенное место, но это уже другая исто-рия. Маршал авиации Жаворонков в том же году был направлен на "усиле-ние" в гражданскую авиацию. С флотом он расстался навсегда. А отборную 24 ОАЭКА, понятно, немедленно расформировали - нашлись "исполнитель-ные" офицеры, поспешившие "навести порядок на флоте". При этом, пред-ложив летчикам искать себе место "по-способности", очень современная, вечная формулировка. Для возрождающегося Военно-морского Флота они оказались не нужны.

Декабрь 2004 г.

*) После прямого обращения Сталина к Черчиллю в октябре 1942, "Spitfire Vb" были поставлены в СССР из ближневосточных английских резервов. К марту 1943 года 143 переброшенные машины немедлено ввели в строй. Одни из них действовали в воздушной битве за Кубань, другие защищали Москву. Только 12 самолетов было передано ВВС Черноморско-го флота - первоначально в 3 эскадрилью 7 ИАП для обеспечения ПВО эс-кадры ЧФ в местах постоянного базирования (Поти, Батуми).

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Дончанин   18.06.2010 21:51

Спасибо, ув. господин Воробьев! Вполне убедительный ответ - даже для излишне антизападно настроенных читателей проянуковичского "Киевского телеграфа".
  - 0   - 0
фото

Олег Воробьев (Украина, Крым, Керчь)   18.06.2010 10:22

Уважаемый, Дончанин! Если Ваш вопрос относиться не ко всем поставкам "Спитфайеров" в СССР, а о конкретной серии для ВВС в 1943 году, описанной в статье, то должен объективно сказать, что 17-19 самолетов, выделенные из общей поставки через Иран для ВМФ, не были новейшими, с "иголочки", с конвеера. Это ясно по-определению, т.к. они имели марку Мк.5В и не могли быть произведены на заводах в 1943 году к апрелю месяцу. Заводы к тому времени перешли к производству следующих модификаций. Вся партия "Спитфайеров" Мк.5В в 143 штуки уже были на службе в строевых частях ВВС Британии и все прошли капитальный ремонт, военную приемку и предназначались для дальнейшей строевой службы в ВВС Ирана и Индии. Этими истребителями и были вооружены в 57ИАП и 821ИАП в составе 8ВА (сражения 1943 года в небе Кубани) где они сыграли свою положительную роль, т.к. шли на замену в этих полках истребителям ... И-16. Как говориться - "почуствуйте разницу"! В данном случаев в положительную сторону. На ЧФ ими вначале предполагалось вооружить одну из эскадрилий 7ИАП с целью обеспечения ПВО баз и кораблей на кавказском побережье из-за их великолепной высотности, но далее все происходило по тексту статьи - 12 самолетов были доработаны для стартов с катапульт кораблей, сняты пулеметы, часть оборудования, снижена взлетная масса, оснащены специальными креплениями для катапультной тележки. Думаю, что альтернативы в таком использовании среди советских истребителей в 1943-44 годах "Спитфайеру" даже образца 1942 года - не было. Летно-подемные качества истребителя здесь были определяющие. Еще раз подчеркну, что они не были новейшими, с конвеера, но и не были "развалюхами", прошли основательный восстанавливающий капитальный ремонт, замену двигателей, обшивки, силовых элементов набора, вооружения - проще говоря - они были заново построены или перебраны до последней заклепки и являлись 100% боеспособными самолетами. Надеюсь, Вы доверяете "англицким мастеровым в тужурных жилетах и с грифельной доской в руках" в качестве работ.
  - 0   - 0
фото

Дончанин (Украина)   08.06.2010 20:30

Тут на днях в "Киевском телеграфе" в комментариях к статье о "Валентайнах" утверждали, что "Спитфайры" поставлялись устаревшие и изношенные... Так ли это? А если и так, то смотрят ли в зубы дареному коню? С уважением...
  - 0   - 0
фото

Скептик   04.06.2010 21:36

Интересные корабли заплывают в нашу гавань! У капитана (а автор явно морской офицер в изрядном чине и с большим опытом) - хорошее перо и сказать ему есть о чем. Что ж, дай бог ему удачи но новом поприще. Примите мои уверения, сударь!
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA