обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
апрель '14
ЗАРУБКИ В ПАМЯТИ

БОСТОН. ДАВИД КЛЕБАНОВ, "ИСТИННЫЙ ПОЭТ"...

80 лет со дня рождения

Прошел год, как его не стало - Давида Клебанова. 23 февраля ему исполнилось бы 80. На обложке книги, которая вышла из печати накануне его смерти, есть такие  строчки:

                  Поэт - он всюду больше, чем поэт.
                  Нельзя им стать. Им суждено рождаться.
                  И это не зависит от гражданства,
                  А  от того - поэт ты или нет.
                  Наверное, в расплату за грехи
                  Их обществу всегда недоставало.
                  Ведь истинных поэтов очень мало,
                  Но слишком много пишущих стихи.

И это, конечно, правда. Давид Клебанов был "истинный поэт".  Я это почувствовала сразу, когда первый раз его услышала на одном из  выступлений бостонских поэтов. Это было в конце 1999 года. Приехав из Питера, я старалась не пропускать мероприятий, на которые  приглашались  любители литературы. Только когда прозвучали стихи о переживаниях человека в самолёте, покидающего Родину, я поняла, что это написано и обо мне и о многих других эмигрантах. Сказано честно и очень точно.  Так пишут только настоящие поэты: " Ревут турбины, словно громы, нас отрывая от земли. Мы не дожили до погрома, а ведь вполне дожить могли…"

              Мы летим над океаном,
              Над грядою облаков,
              Мы всё дальше от обмана,
              И до правды далеко.
              Но спокойно сердце бьется-
              Мы уже не на мели.
              Как нам редко удается
              Оторваться от земли!
              Мы в обмане, как в болоте,
              Копошимся, как ужи,
              Неужели лишь в полёте
              Мы оторваны от лжи?
              Если жизнь мне радость дарит
              Лишь покамест я лечу,
              Я вообще на этом шаре
              Приземляться не хочу!
          
    Потом мы стали часто встречаться в клубе на улице Винчестер, 93, где с удовольствием собиралась российская творческая интеллигенция. Под тактичным руководством Риты Кропп многие люди сумели там раскрыть свои способности и таланты. Соревновались в остроумии поэты. Мне запомнилась пикировка мастеров изящной словесности Давида Клебанова и Лоры Завилянской. Лора как-то прочла своё стихотворение, где была\ такая строчка: "Река течёт по биссектрисе". Давид тут же написал пародию:

               Здесь ново всё - поля и выси,
               Река течёт  по биссектрисе.
               А прежде, помнится, в Союзе,
               Текла лишь по гипотенузе.    
   
Было и такое посвящение Лоре:
              
               На Марсе есть поля и горы-
               В отличие от других планет .
               Но  если нет на Марсе Лоры,
               То, значит, жизни точно нет!         
   
    С Лорой  они  изучали  английский язык в одном классе. И она ему тоже порой выдавала  свои экспромты:

                Из дам любая в нашем классе
                Подсесть к Давиду норовит.
                Как Апполон Давид прекрасен 
                И сексопилен, как Давид.    

    Теплые строчки посвятил Давид и Ганелле Златковской, которая в Одессе была незаурядным врачом с ученой степенью, а в эмиграции раскрылся её необычайный талант опереточной актрисы.

                Ах, Ганелла, Ганелла!
                Столько лет пролетело -
                Ты опять молода…
                … Ты, Ганелла, Ганелла,
                Наши души согрела,
                Ты нужна нам Ганелла,
                Как евреям маца.
                Мы желаем, Ганелла,
                Чтобы ты не старела,
                Танцевала и пела,
                Согревая сердца!
  
   Доброжелательная творческая обстановка, царившая в клубе, позволяла чувствовать себя раскованно. Посетители клуба старались не пропускать ни одной встречи по четвергам. Многие  сдружились.

    Необычайно плодотворной оказалась творческая дружба поэта Давида Клебанова с концертмейстером  Борисом Фогелем. Клебанов писал стихи, а Фогель сочинял музыку на слова Давида.  Потом они часто выступали вместе не только в этом клубе, но на различных концертных площадках Бостона, где собирается публика из бывшего Советского Союза. И всюду их особенно тепло принимали.  Не раз слушала я их и  в дневном пансионате "Жемчужина". Сохранились   диски, на которых записаны совместные песни Давида и Бориса: "Огонёк в ночи", " Гимн любви"… Прекрасные стихи посвятил Клебанов и своему другу замечательному пианисту Фогелю : " Еще аккорды не звучали", "Обыкновенный, вроде, иммигрант" и другие.

   Помню, как-то меня очень обрадовало, что Давиду понравились веселые стихи ленинградского поэта Ефима Берлина-Ефимовского, автора  детских книжек, о котором я делала сообщение в клубе. Давид попросил у меня эти стихи. И я с удовольствием отдала ему свои распечатки.

    Александр Мирный регулярно выпускает альманах "Наш автограф", который дарит всем членам клуба. Там  печатались и стихи Клебанова.   

     Но, как ни странно, свой первый полный сборник стихов "Я пишу не заумными фразами", который поэт готовил многие годы, автору так и не пришлось увидеть. Он вышел небольшим тиражом.

    Мне удалось приобрести его случайно, по знакомству. И этот сборник  стал моей  настольной книжкой. Чем больше я открываю его на любой странице, тем  интереснее раскрывается передо мной личность недавно ушедшего из жизни русского поэта Давида Клебанова.

    Сборник хорошо издан, грамотно, с любовью. Приятное оформление. Удачно подобраны шрифты. Со вкусом и с глубоким смыслом собраны подборки стихов и главы: " Я благодарен вам, друзья",  "А жизнь не поддается логике", "Парадоксы времени" и другие.

   Но фамилии составителей и издателей сборника нигде не упомянуты. Не сразу я узнала историю выхода в свет этой книжки. Большие поклонники творчества Давида Клебанова, супруги инженеры - строители из Вильнюса Диана и Сергей Филоновы давно уговаривали друга подобрать свои стихи для сборника. И он работал, старался... Приносил им свои тетради с рукописями, подборки по главам. Друзья вносили их в компьютер. Сделали макет книги и всю верстку. Теперь надо было найти подходящее издательство и деньги.  Близкий друг Давида Борис Мериин обратился за советом к Светлане Бабицкой, у которой уже имелся немалый  опыт. И она взяла на себя все хлопоты по переговорам с активистами клуба учёных и издательством. Клуб оплатил  расходы издательству. И все-таки друзья, которым мы обязаны этой книгой, огорчены. Они немного не успели. Автор умер, не приходя в сознание, через два дня после выхода  книги в свет.…

    И хотя поэтическое творчество было неотъемлемой частью жизни  Клебанова, серьёзно Давид начал относиться к своему призванию поздно, когда  уже вышел на пенсию. Он был хорошим инженером. В Москве  работал начальником цеха крупного завода, выпускавшего уникальную продукцию для космонавтики. Имел множество наград ВДНХ, где не раз демонстрировалась продукция его цеха. Он с удовольствием трудился и жил, имел добрых друзей. Но ради будущего любимой семьи вынужден был всё-таки эмигрировать. 

    Не так давно русский культурный центр Бостона переместился в синагогу Бней-Моше. Там находился и клуб учёных, который последние годы посещал Давид Клебанов, очень быстро став и здесь одним из  организаторов многих интересных мероприятий, первым помощником и заместителем председателя клуба. Энергичный, активный и очень  добрый человек, он снова приобрел широкий круг  друзей и поклонников своего яркого поэтического таланта..

Но с выпуском собственной книги  не спешил. О своих творческих  сомнениях он написал в стихотворении " Когда полуночная мгла".   Кончается оно словами:

                        И , помня все свои грехи,
                        Я зажигаю дома свечи,
                        В их свете расправляют плечи
                        Мои  спасители-Стихи! 

     При синагоге Бней-Моще работает и молодёжный театральный коллектив "Круг", где  участвует в спектаклях  внук Давида Борис, которым очень гордился дед.  Со словами благодарности обращался Давид  к режиссёру этого театра - Юрию Рубенчику.
                       
                           Они пришли, не знавшие напастей,
                           Войны, погромов, жизни не в чести,
                           И это неожиданное счастье,
                           Что встретился им ты на их пути…. 
                                
Как и каждый искренний поэт. он писал о тех событиях и людях, о которых часто думал: "Пусть из ребят ты не создашь АКТЁРОВ, зато из них ты делаешь ЛЮДЕЙ".

    Самый большой раздел его книги - лирика. Она  посвяшена Валерии, любимой  жене, с которой  прожита долгая жизнь, и  друзьям, что были рядом и о которых он постоянно тосковал. В его стихах много тепла, нежности, мягкого юмора.   Но есть и другие  интонации - гнев и возмущение  теми, кто приносит людям горе, омрачает жизнь несправедливостью и жестокостью. В его стихах нет проходных  строчек ради рифмы. Причем, рифмы его часто - неожиданные, самобытные, легко запоминаются.  И, конечно, привлекательной стороной поэзии Давида Клебанова является присущее ему остроумие. В конце книги помещено стихотворение, в котором он как бы полемизирует с  Константином Симоновым. написавшем:

                             Если  Бог нас своим могуществом
                             После смерти отправит в Рай,
                             Что мне делать с земным имуществом,
                             Если скажет он: "Выбирай!" …

     Симонов писал: " …Никакой самой малой малости на земле бы не бросил я".  А  Давид Клебанов в последнее время был настроен иначе:


                               Я б не стал брать с собой  беду мою-
                               Слов поспешных несметную рать.
                                И, пожалуй, серьёзно подумаю,
                                Что  ешё мне с собой не брать.
                                И в тревоге душа моя мается,
                                 Запоздало себя корю:
                                 Слишком много, увы., набирается,
                                 Для чего нет места в Раю.
                                 Что-то сердце  тревожно бьётся ,
                                 И рождается мысль в строке: 
                                 Может статься, что мне придётся
                                 Отправляться в Рай налегке!
                         
Вот так, тихо. не переставая шутить, он и ушел из жизни….

На последней странице книги стихи, посвященные внукам:

                            Любовь, коей сердце полнится,
                            Я внукам дарю без остатка.                           
                            Младшему - за достоинства,
                            Старшему - за недостатки.   
 
Таким он и останется навсегда в нашей памяти - простой, остроумный, весёлый, настоящий Человек - Поэт Давид Клебанов!

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA