обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июнь '11
НРАВЫ

Виктор  Бердник - прозаик. Живёт в США, в Лос-Анджелесе. Публикуется в американских русскоязычных изданиях: "Побережье", "Слово/Word", "Панорама", "Обзор". Печатается в газетах и журналах в Канаде, Германии, России, Украине, Башкорстане. Один из авторов сборника писателей русского зарубежья "На Побережье", вышедшего в Бостоне. Роман "Между двумя континентами" был опубликован в Москве.

 


В одну из квартир, принадлежащего Илюше доходного дома, вселились две русские девушки. 

 - Студентки, - решил он, когда те пришли по объявлению об аренде жилья. Обе барышни довольно неплохо владели английским, но тем не менее, заметно обрадовались обстоятельству, что человек, с которым им довелось столкнуться, оказался их соотечественником. Илюша же, почти отчаявшийся сдать пустующую третий месяц квартиру, пока глядел на тех без особого воодушевления. Все предыдущие встречи с потенциальными жильцами, к сожалению, заканчивались слишком одинаково, чтобы теперь испытывать даже малейшие иллюзии. Люди приходили, смотрели квартиру, вежливо улыбались, обещали непременно вернуться и уже больше никогда не возвращались. С тех пор как в Америке разразился финансовый, а за ним и экономический кризис, жильё сдавалось из рук вон плохо. Илюша и ремонт сделал первостатейный, и цену снизил, однако очередь из желающих заехать к нему в дом отнюдь не стояла. Для некогда успешного бизнеса наступили не самые лучшие времена и перебирать сейчас квартирантами особо не приходилось. Хоть кого-нибудь заполучить и подписать договор на год.

Девушки выглядели совершенно молоденькими: на вид - лет по восемнадцать. Наверняка ровесницы Илюшиной дочери и по сути дела, ещё совсем дети. Пока те прилежно заполняли анкету для найма, Илюша глядел на них не как хозяин дома, а скорее, по отечески, с трудом представляя чувства родителя, не побоявшегося  отпустить своё чадо за океан в другую страну.

- Мы будем платить кеш, - бойко заявили девушки, очевидно предполагая в том несомненное достоинство. Судя по всему, их доверие к наличным не имело границ. А может, те наивно полагали, что деньги в их привычном виде "чулочных" или "матрасных" проще скрывать от налогов? Хотя, банковского счёта у них, наверное, всё равно не существовало, потому как вместо данных из американского водительского удостоверения, девушки записывали в анкету номера и серии русских паспортов.

- Дело ваше, - Илюшу устраивала любая форма расчёта, а как: чеком или живыми долларами его заботило мало. Будущие квартирантки произвели на него самое отрадное впечатление и их  пребывание в доме похоже, не сулило головной боли.

"...Неужели сдыхался? - несмело подумал Илюша, взглянув мельком на анкету и боясь сглазить. Он даже слегка разволновался от хороших предчувствий и вдруг, как раньше, по привычке принялся расхваливать на все лады район. Его преимущества расположения, безопасность, не сравнимую с бедными кварталами, где обитают уличные банды и закончил свой краткий экскурс упоминанием о близости популярного торгового центра. И о пересечении здесь основных городских хайвеев тоже не забыл упомянуть. Ну, чем не сплошные удобства для жизни в Америке? Красота да и только! Однако, лишь когда одна из девушек достала из сумочки приготовленные деньги, Илюша окончательно поверил в свершившийся факт. Поверил настолько, чтобы уже с облегчением переключиться на отвлечённые мысли.   

"...Надо же, какие самостоятельные, - с уважением отметил он, принимая залог и месячную ренту. Не обошлось, как водится, и без короткого знакомства.

- Валя, - представилась хрупкая шатенка. Невысокая, тоненькая - она походила на подростка, а смой с её лица яркий макияж, так и вообще, ребёнок. Лариса, как звали вторую, выглядела повзрослее. Тонкий свитер бестыже обтягивал её крупную налитую грудь, а короткая белая юбка эффектно оттеняла загорелую атласную кожу стройных ножек. Наверное, Илюша и мог бы посмотреть на эту малолетнюю красотку  как на женщину, если бы не её нежный возраст. На юное тело его никогда не тянуло, вопреки расхожему мнению, что мужикам оно нравится больше всего. 

- Откуда вы? - поинтересовался Илюша и, услышав в ответ, что девушки чуть ли не его его землячки, проникся к ним ещё большим теплом. Да и внимание к их нуждам ему захотелось проявить максимальное, словно услужить близким людям. Веь как никак на одном языке говорили, а за границей такое обстоятельство часто уже начало взаимопонимания.

- Ну, милые, вот вам ключи, - весело произнёс он, удовлетворённый   плодотворной встречей. Слава Богу, квартира была сдана. Контракт Илюша составил тут же и вкратце постарался доходчиво растолковать девицам суть всех его каверзных параграфов. Он уже предвидел, что кроме него этого не сделает никто, а стать жертвой эквилибристики юридических терминов, которыми, как правило, перенасыщены официальные бумаги, в Америке обычное дело.

- Давайте жить дружно, - многозначительно добавил Илюша напоследок, - Вы не беспокоите меня, а я не трогаю вас. Договорились?

Валя и Лариса понятливо кивнули, благодарные за полезные подсказки и чрезвычайно довольные тем, что так легко справились с поставленной перед собой задачей. Подхватили копию контракта и счастливые упорхнули. И Илюша в прекрасном настроении поспешил по своим делам, не предполагая пока, с кем его столкнул случай.   

Девушки оказались никакими не студентками, а обыкновенными проститутками. Об этом он узнал и уже довольно скоро. Задолго до того, как по дому, словно окосевшие от дихлофоса тараканы, медленно поползли домыслы и слухи о специфике занятий привлекательных соседок. Да и как, спрашивается, будет реагировать рядовой обыватель, если за молодыми смазливыми девицами в вечерние часы регулярно приезжает лимузин и увозит их до утра? Днём те отсыпаются и с наступлением сумерек разодетые и напомаженные опять отбывают в неизвестном направлении? Естественно, у людей возникнут оправданные подозрения - куда?  Ну, не на завод же к станку эти милашки бегут в ночную смену?

Однако, подлинной и исчерпывающей информацией о целях ночных путешествий новых жиличек с Илюшей услужливо поделился его другой квартирант. Тоже одессит. Юра таксист с Дальницкой.  Однажды, когда разговор случайно коснулся приметных соотечественниц, тот насмешливо заметил:

-  Совсем себя не жалеют. Ударницы.

-  В смысле? - растерялся Илюша по поводу явно гривуазной шутки, - ты с ними знаком?

- Лично - нет, а вот с их товарищем доводилось бухать в одной компании. И  какой он бизнес крутит для меня тоже не секрет. Я его давно потерял из виду и вдруг встречаю здесь вместе с нашими красавицами. 

Юра неодобрительно хмыкнул.

- Труженицы интимного фронта...

Всё услышанное стало для Илюши шокирующим откровением. В принципе, плевать он хотел на образ жизни своих квартиросъёмщиков. Праведники эти люди или грешники его абсолютно не трогало. Уж какими уродились да и он - не полиция нравов. Главное, чтобы те платили вовремя за аренду помещения и не мешали жить остальным. Чтобы не устраивали бардаков и шумных попоек, не скандалили, а уж их моральный облик - не его забота. Однако, мысли о Вале и Ларисе почему-то Илюшу никак не отпускали. Может быть потому, что эти девчонки были ровесницами его дочери? Или потому, что его дочка утром спешила в университет, а эти  распутницы вечером отправлялись на панель?

"...За что их так обидела жизнь? - печально размышлял Илюша.

"...Это ли новое поколение страны, которую я уже не знаю? - он спрашивал себя с полным недоумением и не находил ответа.

"...Ведь при Советской власти и Валя, и Лариса наверняка учились бы, работали, заводили семьи, рожали детей. Что изменилось там за двадцать лет? Кому пошёл на пользу развал Союза, кроме горстке новых богатеев? Куда делась гордость за державу у тех, кто там родился? Ведь когда-то весь мир восхищался русскими, а девушками в особенности. Их уважали и видели в каждой чуть ли не Наташу Ростову. И почему сейчас на турецком базаре им без сопровождающего развязно кричат вслед - Наташа, я тебя люблю?.."

Теперь каждый месяц, первого числа, приезжая за деньгами и пересчитывая их, Илюша совестливо отводил взгляд в сторону, не сомневаясь больше каким способом они заработаны. 

Через полгода Лариса съехала. То ли нашла себе постоянного богатого покровителя, то ли переметнулась к другому сутенёру? Как бы то ни было, Валя в квартире осталась одна. Впрочем, для Илюши отсутствие Ларисы ничего не изменило. Её подруга  продолжала исправно вносить арендную плату и никого не беспокоила, пока по её халатности не произошла, мягко говоря, неприятность.

Однажды среди ночи Илюшу разбудил телефонный звонок и перепуганная Валина соседка сообщила о пожаре. Он выскочил и уже через десять минут домчал к дому, благо дороги ночью пустовали. Ещё издали Илюша заметил несколько пожарных машин с включёнными мигалками, перегородившие улицу, а когда подъехал, ожидая увидеть огненное зарево и пылающее здание, с облегчением обнаружил, что ничего уже больше не горит. Пожарники орудовали непосредственно в Валиной квартире: затянули туда водяной шланг, сбили пламя  и теперь лихо крушили встроенные деревянные шкафы. Илюша попытался их остановить, но ему вежливо посоветовали не мешать.

- Существует опасность сохранения непотушенных элементов деревянной конструкции, - объяснил молодец в брезентовой робе и каске, продолжая лихо отдирать топориком дверцы и плинтусы. Других серьёзных повреждений, к счастью, удалось избежать. Однако квартира всё равно выглядела жутко: закопченные потолки и стены, лопнувшие от огня оконные стёкла, а уж мебель и подавно представляла собой тягостное зрелище. Обгорелая, залитая пеной: один путь - на мусорник.

В отдалении от дома, с тревогой наблюдая за всем происходящим, стояли переполошённые жильцы и среди них заплаканная Валя рядом с Юриной женой. Та обняла её по-матерински, набросив на худенькие девчоночьи плечи тёплую кофту, а после и вовсе увела к себе.

Наутро Илюша спозаранку приехал на место ночного происшествия. Двери в квартиру так и оставались распахнутыми настежь, а в комнате среди вороха вываленных на пол перепачканных вещей копошилась Валя. Отбирала какие-то платья, блузки и складывали их в чемодан. Илюша не стал ей мешать, а когда через час в доме появился представитель страховой компании, чтобы произвести оценку ущерба, Валя продолжала там находиться, но уже занятая напряжёнными поисками.

- Не можешь что-то найти? - участливо поинтересовался Илюша, остановившись на пороге. Раскордаш здесь царил ещё похлеще, чем ему показалось ночью. И запах! Незабываемый уже теперь запах пожара. 

- Колечко, - тихо произнесла Валя, - мне его отец подарил. Серебряное, в виде стрекозки.

Она бесмощно озиралась по сторонам, словно ожидая наткнуться взглядом в дорогой и памятный для неё предмет.

- И ты не помнишь, где его положила?  

- Нет, - растерянно призналась Валя, опечаленная этой пропажей к довершению к всем остальным злоключенниям.

- Найдётся, - попытался успокоить её Илюша, сам слабо надеясь на успех.

Как выяснилось, пожар возник по вине квартиросъёмщика. Именно так и сказал страховой эксперт, собираясь в дальнейшем составлять заключение, основанное на выводах пожарников. Их рапорт у него уже имелся с собой, где чёрным по белому писалось:

"...Возгорание произошло в результате воспламенения флакона с лаком для волос, находящегося в непосредственной близости от электрического нагревателя..."

Или выражаясь протокольным языком, вся ответственность за неосторожное обращение с бытовым электроприбором целиком ложилась на Валины плечи.

"...Господи, какая банальность, - грустно усмехнулся про себя Илюша, - почти как дурацкая сцена, списанная с плаката в домоуправлении, на котором изображён невыключенный утюг и потерпевшая погорелеца,  убегающая в панике от огня ..."

Ремонт в квартире предстоял большой и долгий, обещавший немалые расходы. То есть, исходя из содержания полученного документа, Илюша с полным правом мог не только не возвращать денежный залог, но и потребовать через суд компенсацию причинённого материального ущерба. Ведь в итоге, Валя элементарно подожгла арендованное жильё. Пусть даже по неосторожности, но факт оставался фактом, позволяющим повесить на неё долг, от которого в Америке никуда не деться. Разве что, не солоно хлебавши, вернуться обратно на родину, так и не устроив за границей жизнь, как о том мечтала. Ведь наверняка Валя считала своё нынешнее занятие временным.  Как и полагала, наверное, что скопить денег  куда легче и эффективнее, подмахивая одним местом, чем впрячься выносить горшки за немощными стариками или  вкалывать на местной витаминной фабрике.

Илюша чувствовал, что судьба этой непутёвой девчонки ему небезразлична и не испытывал к той ни зла, ни неприязни, ни раздражения. И уж конечно же, не проклинал Валю, что по её милости ему предстоят неизбежные финансовые потери.

"...Бедная, бедная, - сочувствовал он, с содроганием представляя на её месте собственную дочку. Одну! В чужом городе! Под похотливыми мужиками или с мерзкими извращенцами. Илюша жалел эту неразумную шлюшку, как взрослый может жалеть домашнего ребёнка, по глупости втянутого в грязные забавы дурной компании.

- Тебе есть куда идти? - осторожно спросил он. Не из вежливости, а действительно сопереживая тому положению, в котором оказалась Валя. И наверное помог бы, если бы та попросила. Но она лишь молча утвердительно кивнула и, подняв чемодан,  направилась к выходу. 

Американский жилищный бизнес всегда востребован. Даже, когда экономика испытывает стагнацию. Едва Илюша распрощался с представителем страховой компании, как перед домом начали шнырять какие-то подозрительные личности. Что-то высматривали, вынюхивали, а когда Илюша в лоб в лоб спросил плюгавенького человечка в помятом костюме какого рожна тот здесь ошивается, тот невозмутимо представился  инвестором.

- Вы хозяин? -  безошибочно определил он Илюшин статус, не обращая внимания на неприветливый тон собеседника.

- Допустим. Что дальше?

- Наша фирма специализируется на объектах, пострадавших от пожара, - неприятный субъект ловко сунул визитную карточку.

"... И как эти шакалы разведали о пожаре так скоро? - гадал Илюша, рассмеявшись в ответ на нелепое предложение продать принадлежащую ему недвижимость, якобы требующую основательного вложения средств. Потом подъехали какие-то строители, обещающие быстро и недорого сделать необходимый ремонт. Он невозмутимо отказался от услуг и этих специалистов, поражаясь вопиющей беспардонности бизнесменов с повадками шабашников. В Америке никто не подскажет как быть умнее кого-то, а вот стать дурнее всех тебе с готовностью помогут.

Восстанавливать квартиру следовало в самые сжатые сроки и потому  уже после обеда Илюша начал выгребать из комнат брошенные Валей вещи. В основном это были предметы её гардероба - яркое, безвкусное тряпьё, испорченное огнём и водой. В пластиковые пакеты полетели обувь на высоченных каблуках, какие-то невобразимые модные наряды для бедноты и хорошо узнаваемое нижнее бельё из магазина "Frederick's". За одеждой в мусорный бак отправились обугленные телевизор и дешёвенькое стерео. Книг среди скудного домашнего скарба Илюша не обнаружил. Ни одной.

Убирая битое стёкло под окном, он вдруг наткнулся в траве на небольшую жестяную коробочку. Илюша было хотел и её кинуть в ведро с осколками, но в последнюю минуту передумал и открыл. Там лежало колечко. Наверное, то самое, которое так тщетно искала Валя - скромное украшение в виде стрекозки. Очевидно, она машинально положила колечко в жестянку, поставила её на подоконник и забыла, а оттуда коробочка при пожаре и свалилась вниз.

Илюша обрадовался и одновременно расстроился. Обрадовался, потому что в руках оказалась потерянное колечко, а расстроился, потому что вернуть его владелице не представлялось возможным. Валя уже с месяц назад поменяла номер мобильного телефона, а сообщить новый хозяину дома так и не удосужилась.

"...Ну и где её теперь искать? - Илюша в задумчивости вертел пальцами  нечаянную находку, в растерянности как поступить. Внезапно его осенило и он поспешил к Юре таксисту, которого перехватил уже на парковке, прогревающего машину.

- Послушай, не подскажешь ли часом, как связаться с твоим знакомым?

- С каким? - удивился тот, теряясь в предположениях, о ком конкретно идёт речь.

- Ну, с тем самым, возившим моих квартиранток, - Илюша, затрудняясь как помягче и попристойнее обозначить их маршруты, нерешительно добавил, - на работу...

- Есть необходимость? - Юра заговоршически подмигнул, - а что? Хорошие мармеладки, особенно та, с большими сиськами. Знатные шары.

Илюшу от его слов передёрнуло, но он сдержался и сухо произнёс: 

- Есть. У меня к Вале небольшое дело.

- Задолжала?

- Юрчик, так подскажешь или нет? - менее всего Илюша был расположен обсуждать с ним собственные проблемы или перемывать кому-то кости.

- Попробую, - неуверенно проговорил Юра, озадаченный просьбой, - правда, не знаю удастся  ли? В случае чего он тебе перезвонит. Если, конечно, захочет...

О пожаре вскоре все забыли. Маляра вставили стёкла, покрасили окна, наружную стену и дом стал выглядеть таким как прежде. Лишь пустующая пока квартира напоминала Илюше о происшествии. И ещё серебряное колечко. Оно лежало в ящике письменного стола, ожидая оказии вновь оказаться на пальце у своей хозяйки. Илюша чувствовал, что не успокоится пока не вернёт его. И  денежный залог за квартиру он тоже решил возвратить. Как ему казалось, именно сейчас Валя нуждалась в деньгах особенно остро.

Однако её сутенёр объявился очень нескоро и потому его звонок стал для Илюши полной неожиданностью. Он, давно распрошавшийся с надеждой отыскать Валю, и обрадованный внезапно появившейся ниточке, тут же выложил ему про находку, чем невероятно того изумил: домовладелец и не живоглот? Сбитый с толку необычной совестливостью обеспеченного человека, озабоченного судьбой чужого копеечного украшения, тот долго соображал и нехотя предложил приехать за колечком. О залоге Илюша пока промолчал и нисколько не пожалел о собственной предусмотрительности, взглянув на крепкого спортивного телосложения парня с пустыми глазами. Они смотрели с тем узнаваемым равнодушием, которое сразу выдаёт у человека его холодную и бесстрастную натуру. Так смотрят люди, лишённые чувства сострадания и считающие его не более чем бабской слезливостью, недостойной настоящего мужика. И уж конечно, не приходилось сомневался в том, что передай Илюша этому качку деньги для Вали и та их никогда не увидит. Оставался один путь. Правда, не самый удобный и деликатный, но зато дающий некоторый шанс. 

- Кстати, а могу я с ней как-нибудь встретиться? - план у Илюши возник почти моментально. Так рождается нужная идея, когда понимаешь её очевидную простоту и удивляешься, что она не пришла в голову раньше.

- Встретиться приватно, - добавил он, намекая, что и ему не чужды элементарные мужские наслаждения, - так сказать, в интимной обстановке. Надеюсь, вы понимаете о чём я говорю.

- Отчего же нет? - усмехнулся тот, - резонное желание развлечься. Нет проблем. Валюша девушка покладистая.

- Вот и замечательно. А когда?

- Да когда захотите. Скажите куда её привезти? Ну и, - Валин знакомый чуть замялся для приличия, - приготовьте вознаграждение за услуги.

- Оно ведь как в жизни?  No money - no honey, - изображая из себя мыслителя, тот философски изрёк фразу, очевидно чрезвычайно расхожую на рынке секс-досуга. 

- Уже договорились, - согласился Илюша, плохо представляя о какой сумме может идти речь, - Сколько?

На удивление, цена за пикантные утехи с молодой особой, готовой удовлетворить любые прихоти состоятельного джентльмена, вполне вписывались в бюджет человека среднего достатка. За билеты в театр себе и супруге Илюше приходилось платить и  поболее.

- Я так полагаю, что кольцо мне посчастливится вручить самому? -  он, предпочитая быть уверенным, что свидание с Валей состоится, аккуратно отсчитал авансом взнос за будущие удовольствия.
 
- Всё что пожелаете, - Валин заботливый работодатель любезно улыбнулся, принимая вложенные между Илюшиными пальцами сотенные купюры, - как говорится, хозяин - барин.

Такого поворота дела он никак не ожидал.     

На следующий день ровно в назначенное время к Илюшиному дому подкатил уже знакомый "Шеви-Субурбан" с хромированными колёсными дисками и тонированными стёклами. Оттуда вышла Валя и, чуть задержавшись на высокой подножке машины, неуверенно ступила на гравиевую дорожку. В её лице мелькнула минутная растерянность, вероятно, от странного ощущения, не испытываемого до сегодняшнего вечера. Прежнее сугубо деловое общение с нынешним клиентом как с человеком, относившимся к Вале по-доброму, а не как все, делало этот визит неловким и даже постыдным. Она в какое-то мгновение заколебалась, но тут же отмахнулась от смущавшего её обстоятельства и решительно направилась к входной двери.

Илюша, завидев через окно свою бывшую квартирантку, тут же поспешил ей навстречу. Из нагрудного кармана его рубашки торчал конверт, в котором лежал залог за квартиру и серебряное колечко. В столовой хлопотала Илюшина жена, приготовившая сегодня простой семейный ужин. Именно такой, каким накормила бы девочку её мама - жареная картошка и домашние котлеты.


                                                             *    *    *

   Когда наблюдаешь жизнь, иногда становится не по себе от её несправедливости. Когда видишь неизбежность несправедливости, понимаешь, что это жизнь...

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA