обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '14
ЮБИЛЕЙ

Григорию Крошину - журналисту, художнику-карикатуристу, писателю-сатирику, собкорру "Кругозора" в ФРГ - 75 !

"УДИВЛЯЕТ, ЧТО ЖИВУ…"

Надежда РУНДЕ

О  новом авторе "Кругозора". Надежда Рунде - поэт, критик, журналист, автор произведений для детей.

Родилась 8 февраля 1971 года в Казахстане, её предки - кавказские немцы, депортированные в Казахстан в 1941 году.

В 1993 году закончила факультет русской филологии Кустанайского госуниверситета. С этого же года и до выезда в 2001 году в Германию преподавала русский язык и литературу.

Живёт в ФРГ, в городе Дингольфинг, вблизи Мюнхена. Публикуется в литературных изданиях Казахстана, России и Германии. Постоянный корреспондент журнала "Контакт-Шанс" (Кёльн) и русскоязычной страницы в "Deutsche Allgemeine Zeitung" (Алматы).

Автор книг для детей на русском, немецком и английском языках, составитель альманаха для семейного чтения "Летучие слоники" и множества публицистических статей о творчестве российских немцев. Лауреат различных литературных премий.

        Григорию Крошину с профессией повезло несказанно. Известному журналисту и писателю, парламентскому корреспонденту "Крокодила", "Столицы", радио "Свобода", постоянному автору нашего издания, ныне живущему и работающему в Германии, в Дюссельдофе, выпала возможность встречаться, лично общаться, а иногда и дружить с такими знаковыми, казалось бы, недосягаемыми фигурами нашего времени, как актеры Армен Джигарханян, Михаил Ульянов, великий альтист Юрий Башмет, ярчайшие писатели Алесь Адамович, Владимир Войнович, Михаил Жванецкий, Василий Аксенов, Евгений Попов, Эдвард Радзинский, популярнейшие Лариса Долина, Вероника Долина, Александр Розенбаум, потрясающие пианисты Владимир Крайнев и Даниил Крамер, деятели кино Светлана Дружинина, Владимир Меньшов, Павел Чухрай, Алексей Петренко, крупные политики Борис Ельцин, Анатолий Собчак, Галина Старовойтова, Михаил Горбачев, незабвенный Андрей Дмитриевич Сахаров…

      За более чем полувековую журналистскую жизнь он сделал более 300 интервью. Недавно в  Петербурге вышла книга сатирических рассказов Григория Крошина - "С ба-а-альшим приветом!". А только что он стал победителем (Золотая медаль в номинации "Публицистика") Международного литературного конкурса в Берлине "Лучшая книга 2013 года" - со сборником интервью "...С звездою гов орит". Мы решили поздравить юбиляра и заодно не преминули задать ему несколько вопросов.

- Григорий, поздравляя вас с юбилеем, задам первый вопрос: какое ваше самое раннее сильное переживание, которое вы помните?

- Когда мне исполнилось семь лет, я очень мечтал пойти  в первый класс. Родители мои, чтобы я не болтался во дворе, а заодно, видимо, чтобы освободить себя от капризов сына, отдали меня с шести лет (а было это сразу после Победы, в 1945-м) в некую воспитательную группу из пяти таких же, как я, малолеток из "интеллигентных" семей. Занималась с нами  одна довольно занудная старушка, как я сейчас понимаю, лет тридцати... Она водила заморенных ее воспитанием младенцев, гуськом каждый день по одному и тому же ближнему парку, пела вполне противным голосом непонятные немецкие песни и почему-то постоянно заставляла нас говорить "danke" вместо "спасибо", "bitte" вместо "пожалуйста", "guten Tag" и "auf Wiedersehen" вместо "здрасьте" и "до свидания". Наверное, таков был метод ее воспитания. Мне не терпелось скорее освободиться от русско-немецкой старушки, но тут случилось непредвиденное: за неделю до первого сентября я заболел скарлатиной и меня положили в больницу. Мне было жутко обидно от того, что все дети 1 сентября пойдут в школу, а я нет. Вот это и было, кажется, моим самым ранним сильным переживанием.

- А была ли  в семье  ваших родителей  какая-нибудь коронная история  о вас, которую они всем  рассказывали?

- Видимо, для того, чтобы я не испытал дурного влияния улицы и соседних переулков, не слонялся после школы с хулиганами (а было это сразу после войны, 1946-1947 годы, указ об амнистии, когда Берия выпустил из тюрем уголовников), мама время от времени записывала меня то в один кружок, то в другой. То в  "Умелые руки" в Доме пионеров, то почему-то в балетную студию, где я оказался единственным мальчиком среди десятка девчонок, то вдруг в нашем доме появилась скрипка-четвертушка (на пианино денег не было). На этот раз родители решили, что мне позарез надо учиться музыке. Я ни в какую не хотел поступать в музыкальную школу. Каждый раз, когда надо было туда  идти, я жутко упирался, пытался вырваться из маминых рук, орал на всю улицу, цепляясь за все стены домов, мимо которых мы проходили. Так - с истерикой и слезами - моя учеба продолжалось почти полтора года. Но решающим моментом оказалось то, что учитель музыки, пытаясь отучить меня оттопыривать мизинец правой руки, держащей смычок (а мне казалось, что именно так, с оттопыренным мизинцем, музыкант выглядит более эффектно), со всей силы - при всех! - бил меня по этому мизинцу ребром своей ладони. Наконец я не выдержал, изо всей силы шарахнул смычком по струнам, порвав при этом одну из них, схватил скрипку под мышку и в слезах выбежал из класса. Домой. С музыкой было покончено навсегда, но эта история стала у нас в семье очень популярной.

- С кем из героев вашей книги интервью "…С звездою говорит" встреча  была самой  запоминающейся? Почему именно  она,  по-вашему, особенная?

- Каждая из состоявшихся встреч для меня значима, трудно выделить какую-либо одну. Ну, вот, очень яркое впечатление оставило знакомство и последующие три большие беседы с гениальным актером и режиссером Роланом Антоновичем Быковым. Этот человек - кладезь таланта, мудрости, мастерства и удивительной доброты и, если его разговорить, необузданной фантазии. Правда, поначалу мне пришлось добиваться его расположения. Никак он не хотел дать мне, парламентскому корреспонденту "Крокодила", интервью. А было это в 1989 году на Втором Съезде народных депутатов СССР, где я стал, по служебной надобности, приставать с просьбой об этом интервью к депутату, народному артисту СССР Ролану Быкову.

...Мы проговорили тогда с ним около двух часов. В пустом коридоре Дворца съездов, за колоннами гардероба (все народные избранники разошлись на перерыв): великий лицедей и философ, к радости журналиста, хорошо разговорился, монологи его импровизационно зажигательные, по-актёрски темпераментные, гипнотизировали своей талантливостью...

Я сделал всё, чтобы ни в коем случае не исказить содержание и форму беседы, образ мыслей классика и человека. Показал, как и договорились, перед сдачей в набор текст Артисту и Депутату. Он сказал, что ему понравилось...

После этого мы общались с ним еще дважды. Последнее интервью с Р. А. Быковым я сделал за два месяца до его ухода…

- Итак, вы работали парламентским корреспондентом. Но разве политика не была весьма щекотливой сферой для тогдашнего Советского Союза?

- До перестройки в сатирическом журнале "Крокодил" я занимался культурной и экономической тематиками. Напомню, что "Крокодил" был главным сатирическим изданием бывшего СССР и издавался под "крышей" компартии. Официально он значился "Изданием газеты "Правда". С 1986 года в стране стало несколько больше свободы и, в частности, в области сатиры. Но совершенно свободны - особенно это касается прессы - мы стали лишь после 1991 года.

- Как получилось, что вы стали парламентским корреспондентом от… сатирического журнала?

- Да, самому было странно… В 1989 году, как известно, прошли первые демократические выборы в первый советский парламент - Съезд народных депутатов СССР. И мой тогдашний главный редактор сказал мне: "Мы как сатирическое издание должны тоже принять участие в общественной жизни страны". И поручил мне аккредитоваться в качестве парламентского корреспондента на Съезде. И я стал единственным журналистом, аккредитованным в парламенте от… сатирического журнала (!?..). Это - сам процесс аккредитации - было совсем не так уж просто в то время. Для ответственных за аккредитацию работников еще правящего в стране ЦК партии сам факт появления сатирического журналиста в парламенте страны был очень уж непривычен. Я вынужден был собирать множество подписей руководящих чиновников, пока мне удалось все же получить официальную аккредитацию на Съезде.

Впервые оказавшись там в качестве парламентского журналиста, я абсолютно не понимал, что же должен делать и как вообще держаться среди народных депутатов, как разговаривать со всесоюзно известными и уважаемыми людьми. Но потом  сориентировался в ситуации. Немного понаблюдав, что делают и как ведут себя народные избранники, заметил очень много… смешного и прямо-таки анекдотичного, хотя политика - довольно серьезное дело.

- Как реагировали народные депутаты на ваши об их работе корреспонденции?

- Я писал о парламенте, естественно, иронически-сатирические статьи, едкие фельетоны. И, само собой, приобрел вскоре очень много недоброжелателей, противников. В конце концов свои впечатления от депутатов я оформил в сатирическую книгу "Власти-мордасти", где смешные (а, по сути, печальные) истории из новой советской и российской политики впервые проиллюстрировал собственными карикатурами-шаржами.

- Сколько карикатур общим числом в вашей творческой коллекции?

- Знаете, я ведь пишущий журналист, литератор (такая жуткая цифра: за 55 лет профессиональной деятельности мною опубликовано 9 книг и более 3000 фельетонов, рассказов, эссе, сценариев, интервью, статей). Карикатурой я дополняю иронические тексты и последние 5 книг из 9-ти снабдил рисунками. Сатирическими рисунками в нашем журнале "Крокодил" занимались очень хорошие профессиональные художники. Я не мог даже подумать о том, чтобы с ними конкурировать. Тем не менее у меня набралось более 600 карикатур-шаржей - на русских, немецких и других иностранных политиков, на художников, артистов, писателей. В Германии случилась первая моя персональная выставка карикатур, прошедшая в феврале этого года в Дюссельдорфе.

- Кто рискует попасть в ваш блокнот, кого вы  обычно берете на карандаш?

- Ну, почему же - рискует? Многие, например, кто не увидел себя на этой выставке, подходили и просили их тоже изобразить. И что удивительно,  в их числе было немало женщин! Вообще, с женщинами я очень осторожен. Я как-то приводил изречение Козьмы Пруткова: "Не шути с женщиной. Эти шутки глупы и неприличны"… Некоторые дамы думают про себя, что они сказочно красивы, и бывают очень разочарованы, когда видят мой шарж на себя. А кого я "беру на карандаш"? Да любого, кто меня чем-то заинтересует …

- В профессиональной сфере как часто и при каких обстоятельствах вы бываете в ударе, в кураже, на подъёме?

- Приобретенный профессиональный опыт приучил меня "не ждать милостей от природы", какого-то сигнала "сверху", особого вдохновения. Сигналом чаще всего может послужить, например, заказ редакции либо собственная задумка о чем-то непременно написать, когда что-то сильно зацепит, заинтересует. По мере работы над темой, которая истинно волнует, и возникает тот самый  кураж. А вообще, я считаю, иногда надо просто сесть за стол и - работать.

- Как вы думаете, человек сам управляет своей судьбой или в итоге всё решают обстоятельства?

- По-разному бывает. Когда-то - сам, когда-то - повинуясь обстоятельствам. Хотелось бы, конечно, думать, что чаще все-таки ты сам влияешь на эти обстоятельства. Больше того, надо пытаться сделать так, чтоб сам влиял. Не всегда получается, увы… Например, наш с женой выезд из СССР - вынужденный, я уже об этом где-то писал. А вот жизнь и моя работа уже здесь, в ФРГ, в течение 18-ти лет - в значительной степени выстроенная нами самими. Тоже, конечно, в заданных условиях иммиграции и рамках возможного.

- Если бы в мире был человек - точная копия вас, вы бы дружили и сотрудничали или воевали бы и соперничали?

- Не-ет, это было бы страшно скучно - жить со своей копией.Интересна только противоположность.

- Есть такая вещь, без которой вы не представляете своей жизни?

- Конечно. Таких факторов много. Не представляю себе, например, если бы не встретился со своей женой, с которой мы живем уже  36 лет и которая меня много раз спасала от разных напастей и дала мне истинное счастье. Если б не было сегодня наших детей и внуков в Москве. Если б не имел счастье работать в журналистике, литературе и вообще - в сфере русского языка.

- Какая эпоха подошла бы вам лучше, чем современность?

- Никакая. Сейчас ведь столько потрясающе интересного происходит! Сам себе завидую, что являюсь свидетелем, а часто и участником всего этого. У меня на эту тему есть наблюдение в рифму:

Смешно мешать себе стареть
и то и дело молодиться.
Хоть и обидно умереть,
обидней было б не родиться. 

- Где вам  комфортнее жить: в России или в Германии?

- Здесь и сейчас. Хотя, конечно, все эти годы постоянно работаю с Россией, часто бываю там, у детей, у друзей. Правда, и друзей уже, увы, там мало осталось, да и все родное и привычное у меня, коренного москвича, в Москве осталось лишь в памяти: родители на кладбище, родительский дом и практически все окружающее пространство снесено или неузнаваемо перестроено, моей школы, моих улиц, моих дворов детства тоже нет уже и в помине, вместо них - гигантские корпуса с "евроремонтом"… Буквально не за что уцепиться моей ностальгии. И самой ее уже нет.  

- У вас в жизни было когда-нибудь такое, чтобы казалось, что всё плохо, а потом выяснилось, что всё было к лучшему?

- Пожалуй, ничего такого не было. Разве что мои два развода… Воспринимались тогда, конечно, как драма, но потом оказалось, что все произошло - к лучшему, к сегодняшнему.

- Что самое сложное в жизни, что вам приходилось делать?

- Сложно было уезжать из России. Сложно было, когда серьезно заболел два года назад. Но - спасибо врачам и жене…

- Какой поступок в вашей журналистской  жизни был самым смелым?

- Смелым - это я про себя не берусь выговорить, а вот значимым… В конце 80-х - начале 90-х, когда, если помните, в СССР в магазинах и аптеках на полках не было буквально ничего. Например, в Москве - только трехлитровые банки с березовым соком и пачки горчицы. Вот в этот самый момент к нам в "Крокодил" пришло приглашение на презентацию знаменитого западногерманского химического концерна "Байер" ("Bayer") из Леверкузена, который в 1989 году открыл свое представительство в России. Главный редактор журнала послал меня на эту презентацию как единственного в редакции владеющего немецким. С того дня завязалось наше сотрудничество с концерном, в результате которого под объявленную на страницах "Крокодила" (а тираж наш тогда был, ни много ни мало… 6 миллионов экз.!) акцию под названием "Лекарство" (мы предложили всем советским и иностранным фирмачам участвовать в сборе благотворительных средств для закупки остро необходимых лекарств за рубежом) немецкие химики "Байера" безвозмездно передали Советскому Союзу лекарств - аспирина, адалата и парацетамола - на сумму 5 миллионов дойчмарок! Все поступившие в СССР немецкие лекарства попали - под строгим контролем Минздрава Союза, Аптечного управления Москвы и "Крокодила" - в обычные детские клиники (а не в "кремлевку"…). Представляете, что это значило в то время для пустующих полок аптек?!.. А для больных детей и их родителей? 

- Если бы у вас была возможность научиться чему угодно, то чему бы вам захотелось научиться?

- Ну… многому. Английскому языку, например. Игре на пианино. Писать лучше. Рисовать классно. Не обижать людей. Быть терпимее вообще и, в частности, с близкими. Дослушивать собеседника до конца.

- Если бы у вас была возможность навсегда остаться в каком-то возрасте, какой это был бы возраст?

- Ну, во-первых, мне бы совсем не хотелось  "навсегда" застрять в каком-то определенном возрасте, я же не сумасшедший… А во-вторых, честно говоря, мне, как ни странно, нравится мой сегодняшний, в нем до сих пор для меня есть много интересного, характерного только для этих лет. Неплохо было бы в нем чуть-чуть подзадержаться. Я нажимаю на нужные клавиши компьютера и держу карандаш, то есть рисую окружающих меня со всех сторон - иногда довольно смешных - уважаемых граждан, но самое при всем этом главное - сохраняю нормальные чувства и, соответственно, отношения в семье. Кстати, у меня есть и на эту тему стишок:  
  
     Мечта в случае прихода старости:

Не дай мне бог стать немощным, чуть дышащим и слабым.     
Не дай мне бог похожим стать на сверстников-калек.    
Не то чтоб в этом возрасте ходить еще по бабам,

Но все-таки чтоб чувствовать себя как человек.

- Когда вы вспоминаете свою жизнь, что вас больше всего удивляет?

- Что еще живу!

- Желаю вам жить дольше и дальше! Спасибо за беседу.

______________________

На иллюстрациях: Г. Крошин на своей первой выставке карикатур в Дюссельдорфе; С А. Собчаком в Париже; На шарже автора - В. Путин и Д. Медведев; "Запад с вами!"; С внуком и сыном.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA