обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
декабрь '09
ГОСТЬ НОМЕРА

ТАК ВМЕСТЕ ИЛИ ВРОЗЬ? Часть I. РУССКИЕ И ЕВРЕИ

Часть I.  РУССКИЕ И ЕВРЕИ

ВЕРА ЗУБАРЕВА. Семён, я помню, как впервые читала вашу нашумевшую книгу "Вместе или врозь? Заметки на полях книги А.И. Солженицына"  (Москва, "Захаров", 2003). Оторваться было невозможно. Захватывало всё - и факты, и их изложение. Логика Ваша покоряла, и мы с Вадимом, моим мужем перечитывали по нескольку раз полюбившиеся страницы, восхищаясь стройностью и красотой осмысления и подачи сложного и неоднозначного материала. И всё-таки, спустя уже шесть лет после прочтения, вопрос: "Вместе или врозь?" не перестаёт мучить меня. И вот в каком ключе.

Вы, конечно, помните статью Арона Каценелинбойгена* "О судьбах еврейского племени"  www.ulita.net/gost_v2_b5.htm#Aron , которая вызвала и вызывает по сей день много толков, к сожалению, зачастую открывающих поверхностное понимание читающих той проблемы, которую затронул Арон. Он оригинальным образом вскрывает суть антисемитизма в России. Не клеймит антисемитов, но и не призывает к их оправданию. Он глубоко и тонко вскрывает суть несовместимости двух этнических культур, одна из которых - русская - является естественно доминирующей, а другая - еврейская - хоть и является естественно недоминирующей, тем не менее, "стремится к деятельности в "программирующей" сфере, т.е. в сфере, где формируется "генетический" код доминирующего этноса".

Иными словами, занимая ведущие посты, влияя на экономику и развитие в идеологической сфере, еврейский этнос вносит иную ментальность и грозит сделать её ведущей, тем самым, оттирая господствующую ментальность народа, основавшего Российское государство. Вывод, который делает Арон, состоит в том, что евреи, живущие в России, должны либо принять своё вторичное место в развитии страны либо покинуть её. В главе о диаспоре и угрозе ассимиляции он отмечает, что "еврейская проблема, по-видимому, не имеет решения без еврейского государства, при условии, что евреи сохраняются в других странах, как независимая этническая группа". Как постановка вопроса Арона смыкается или размыкается с вашим собственным вопросом: "Вместе или врозь?"

СЕМЕН РЕЗНИК.  Милая Верочка, прежде всего, я благодарен вам и редактору журнала за неожиданное приглашение - стать гостем "Кругозора". Это для меня большая честь и ответственность, особенно после вашего замечательного диалога с Борисом Кушнером. Планка поднята столь высоко, что достичь ее уровня мне будет непросто.
 
Хочу особо поблагодарить вас за высокую оценку моей книги "Вместе или врозь?" О вашем добром отношении ко мне и моим скромным трудам я давно знаю, но так конкретно, четко и лестно для меня вы его до сих пор не высказывали. Должен уточнить для читателей, что вы упоминаете первое издание книги. Затем было второе, 2005-го года. Оно охватывает не только дореволюционный период (как первое издание), но также революцию, советский и пост-советский  периоды, потому оно вдвое больше по объему. Да и название уточнено: "Вместе или врозь? Судьба евреев в России. Заметки на полях дилогии А.И. Солженицына". Этим я хотел подчеркнуть, что содержание книги - рассказ о судьбе народа, а то, что она написана "на полях" другой книги, это скорее литературный прием. Приятно ехать по гладкой дороге в роскошном автомобиле: летишь как стрела, и не подбрасывает на колдобинах. Но кому-то ведь надо и расчищать дорогу, заваленную буреломом. На "Порше" по ней не проедешь, нужен бульдозер.

ЖИЗНЬ РАЗНООБРАЗНЕЕ ПОСТУЛАТОВ

С. Р.  Вопрос, который вы задали, для меня очень непрост. Вы знаете, с каким уважением я относился к покойному Арону Каценелинбойгену, одному из самых интересных людей, с которыми мне доводилось встречаться. Высококлассный ученый и большой эрудит, он брался за многие проблемы гуманитарного знания, предлагал оригинальные, неожиданные, даже парадоксальные решения. Беседа с ним доставляла интеллектуальное наслаждение.  Но мне не близка его методика рассмотрения проблем. Я имею в виду явное предпочтение, отдаваемое им дедуктивному методу, порой в ущерб индуктивному.

Статья "О судьбах еврейского племени" мне давно известна, но я ее заново просмотрел. Снова нашел в ней интересные мысли, бесстрашную (я бы так охарактеризовал) постановку проблемы. Но это продукт "чистого разума", в том самом, кантовском, смысле этого понятия. Арон выдвигает систему постулатов и выводит из них цепочку логических заключений. Но, на мой взгляд, эмпирическая реальность гораздо разнообразнее, многоцветнее, сложнее, противоречивее его выводов. Такие дидактические построения только усиливают мой скептицизм.

Полностью обойтись без дедукции невозможно, я это хорошо понимаю. Но я считаю ее неизбежным злом. Как, например, правительство. Упорядоченное общество свободных индивидов не может существовать без правительства, обеспечивающего выполнение законов. Но чем меньше вмешательства власти в жизнь общества, тем более оно свободно, тем легче индивиду реализовать свой потенциал. Так что правительство - это неизбежное зло, чем его меньше, тем лучше.

Нечто подобное, на мой взгляд, можно сказать о дедуктивном методе познания мира: без дедукции не обойтись, но чем меньше ей пользуются, тем надежнее результат. Мне не приходилось обсуждать с Ароном этот вопрос. Если бы пришлось, то он, вероятно, со мной бы не согласился.

Возможно, что этот скептицизм идет от моего, говоря по-английски, background'а. Я, как Вы знаете, окончил технический вуз. Журналистикой, литературой занимаюсь со студенческих лет, но первую половину жизни писал в основном об естественных науках и об ученых, которые эти науки двигают. Я занимался историей науки, редактировал и писал биографии ученых. Приходилось вникать в психологию научного творчества, разбираться в том, как делаются открытия. Ученые - такие же люди, как все остальные, у них разные темпераменты, амбиции, стили мышления, разная степень преданности науке. Одни любят науку в себе, другие - себя в науке. Когда ученого осеняет идея, то ему очень хочется в нее верить и потому не замечать или не придавать значения тому, что ей противоречит. Этим грешат очень многие. Но в естественных науках есть четкий критерий для отделения зерен истины от плевел заблуждений. Это проверяемость на опыте. Самые замечательные идеи, которые не могут быть подтверждены опытом либо точным наблюдением и измерением, для изучения природы не представляют никакой ценности. Альберт Эйнштейн, например, будучи теоретиком, экспериментов не ставил; но он указывал, какими точными наблюдениями его "безумные идеи" могут быть проверены.    

В гуманитарных науках все много сложнее: экспетимента поставить нельзя, опросы и их статистические обсчеты не всегда надежны, ибо слишком много зависит от репрезентативности опрашиваемых и самой постановки вопросов. В гуманитарной сфере столетиями уживаются прямо противоположные теории, выводимые не столько из конкретных фактов, сколько из неких произвольных постулатов. Вспомните хотя бы марксизм, имевший претензию "научно" объяснить все на свете. Но марксизм - это вещь в себе. Стоит переступить границу, очерченную марксистскими постулатами, и вся система рушится. Вспоминаю давнишний анекдот про доктора философских наук, работающего в академическом институте философии. Когда, глядя на его раздутый портфель, его спросили: "Ну как, удалась вам решить основной вопрос философии?", он важно ответил: "Пока что мы выясняем, как его решали в восемнадцатом веке". Я это говорю к тому, что и в восемнадцатом, и в пятнадцатом веке, и в эпоху античности, и сегодня и завтра основной вопрос философии (что первично - дух или материя) останется тем же самым.

В статье Арона Каценелинбойгена обосновываются положения, которые, на мой взгляд, непроверяемы. Тезису о несовместимости еврейского и русского этносов, который он дедуктивно развивает, можно противопоставить прямо противоположный. Оба будут верны и неверны, в зависимости от того к каким периодам истории и к каким индивидам или группам их прилагать. Сопоставление его выводов с конкретными фактами показывает это очень наглядно.

ОТ АНТИСЕМИТИЗМА СТРАДАЕТ И "КОРЕННОЙ" ЭТНОС
 
С. Р. Александр Проханов, конечно, несовместим с евреями, но даже в его газете охотно печатают таких авторов, как израильтянин Исраэль Шамир, ибо в ненависти к своим соплеменникам этот "полезный еврей" ничуть не уступает Проханову. Шамир и Проханов вполне совместимы. А вот с Галиной Старовойтовой единомышленники Проханова были несовместимы, они ее подло убили. Так же через несколько лет расправились с Николаем Гиренко. Сейчас, пока мы ведем с вами эту беседу, из Москвы пришли сообщения о двух убийствах: Ивана Хуторского - лидера небольшой антифашистской организации, и православного священника Даниила Сысоева. В обоих случаях наиболее вероятным мотивом убийства полагают то, что оба активно выступали против ксенофобии и иных проявлений национальной ненависти. С русскими противниками антисемитизма расправляются куда беспощаднее, чем с евреями.                       
Получается, что проблема не в несовместимости этносов, а в разборках, порой кровавых, внутри этноса.

В Израиле у меня есть друг, бывший москвич. Больше десяти лет он был в отказе, при этом не ждал милостей от власти, а активно участвовал в акциях протеста, за что не раз отсиживал по десять-пятнадцать суток. Из-за болезни желудка ему требовалось придерживаться строгой диеты, поэтому он особенно сильно страдал от тюремного пайка. Когда после очередной отсидки он вернулся с сильно обострившейся болезнью, его русская жена заявила, что участвовать в таких акциях ему больше не позволит, берет эту миссию на себя. И выходила на улицу с "антисоветскими" и "сионистскими" лозунгами, участвовала в сидячей забастовке в Президиуме Верховного Совета и т.п. Подраставшую дочь они воспитывали в   "сионистском" духе и в еврейских традициях - насколько это было возможно в Москве.

Известно немало таких примеров. А в начале 90-х годов, когда были сняты ограничения, в Израиль из бывшего СССР выехало более миллиона евреев, из них не меньше трети состояли в смешанных браках, так что с ними выехали русские супруги и дети-полукровки. Совместимы ли эти этнически русские жены или мужья с "еврейским этносом"? А их дети? Вопрос риторический.

А вот свежеиспеченный пример совместимости русского и еврейского этносов, правда, анекдотический. В только что появившемся номере журнала "Новый мир" (№ 11, 2009) опубликована выдержка из нового произведения Сергея Семанова. В 1970-е годы Сергей Николаевич возглавлял редакцию серии "Жизнь замечательных людей", в которой я работал, так что он был моим прямым начальником. Личные отношения у нас были вполне корректные, почти приятельские. Если мы с ним были "несовместимы", то отнюдь не этнически. Он был адептом "русской идеи", потому его и поставили руководить ЖЗЛ. Смысл же этой "идеи" был и остается простым как мычание: "все зло от евреев". Как понимаете, уживаться нам было трудновато.  

Последней работы Семанова я не читал, думаю, не скоро прочитаю, но с отрывком, попавшим в "Новый мир", ознакомился. Оказывается, Сергей Николаевич некоторое время (уже при Горбачеве) возглавлял жилищную Комиссию в Союзе Писателей - одну из самых важных. Писатели, желавшие улучшить свои жилищные условия, обращались в Комиссию, а она решала - кому дать дармовую квартиру, а кому не давать.

Не буду говорить о чудовищности самой этой практики, когда одни люди, никогда ничего не строившие, могли делать столь дефицитные подарки другим, тоже ничего не строившим и ни копейки не платившим за эти щедроты. Такова была кафкианская система, потому и пошла на слом.

Нетрудно понять, какие темные игры разыгрывались вокруг халявных квартир, какая шла закулисная возня и грызня, какие выставлялись угощения и делались подношения.

Вспоминая те славные дни, Семанов сравнивает жилищную Комиссию с двукрылой птицей: одно крыло русское, второе еврейское. Неформальным лидером русского крыла, по словам Семанова, был он сам, а еврейское представлял не названный по имени прозаик. Правда, по словам Семанова этот прозаик был русским, но находился под влиянием "долгосрочной" любовницы-еврейки.

При рассмотрении заявлений, - откровенничает Семанов, - каждое крыло старалось пропихнуть своих и завалить чужих, но патовой ситуации не возникало: "в нашей важной и сугубо деловой сфере обе партии взаимодействовали разумно и успешно". Обеспечивалось эта "совместимость" тем, что перед официальным заседанием Комиссии лидеры двух группировок встречались и договаривались. "Переговоры осуществлялись примерно так, -- живописует мемуарист, -- подходил к нему я и говорил, что подал заявление такой-то, ваши его вроде бы недолюбливают, но литератор он хороший, а дела его плохи - жена беременна, теща больная, жить негде, надо помочь... Он обещал, видимо говорил со своими, все проходило спокойно и благополучно. Или он говорил мне примерно то же: ваши к этому писателю не очень, но жена больна, теща беременна и т. п. Я обещал, говорил с нашими… Оба крыла нашей литературной птицы махали слаженно, и летала она в тогдашних взвихренных небесах вполне спокойно". В качестве примеров слаженного махания крыльями Семанов указывает, что "в ту пору хорошие квартиры получили известный П. Палиевский и еврей А. Нежный, заметный тогда публицист".

Меня восхищает литературное мастерство моего бывшего шефа. Он и сорок лет назад умел красиво вводить в заблуждение (скажем так), а долгие тренировки отточили мастерство: литературная птица, плавно скользящая во взвихренных небесах - это штука посильнее "Плача Ярославны" и Хичхока. Ослепительно, заставляет зажмуриться.  Только открыв и протерев глаза, начинаешь соображать: что это за еврейское крыло такое у птицы-двойки, если его возглавляет еврей по любовнице!

Я не знаю поименно состава той Комиссии, но могу биться об заклад, что никакого "еврейского крыла", в ней не было. И русского крыла не было. Была сплоченная мафиозная группка зараженных "русской идеей": всех невосприимчивых к этой болезни они назначали евреями. "Известный П. Палиевский" -- один из ведущих бациллоносителей, большой умелец по части разоблачения жидо-масонских заговоров. Помните, герой булгаковского романа носит шапочку, украшенную буквой "М"? Думаете, буква означает: "Мастер"? Не угадали. "Масон"! Этот код Петя Палиевский расшифровал. Да за это ему дворец полагалось подарить. Кремлевский. Они - самоназначенные русисты - были уверены, что не сегодня-завтра въедут в него на Белом Коне. Не получилось. Пришлось ограничиться всего лишь квартирой для известного Пети. Да и ту надо было выторговывать в тонких переговорах с евреем по любовнице, потребовавшим взамен квартиру для заметного еврея А. Нежного. И это в своей родной стране русского развитого социализма. Неудобно, видите ли, еврею Нежному под забором валяться с беременной тещей!

Ну, а если без шуток, то должен заметить, с Александром Нежным я был знаком шапочно, в метрическое свидетельство его не заглядывал, потому не могу сказать, был ли он евреем по бабушке отца или по беременной вожатой пионерского лагеря, в котором он проводил школьные каникулы. Но по литературным произведениям я знаю его хорошо. Он православный христианин, страстно и горячо пишет о судьбах России и Русской православной церкви. Наиболее известна его книга "Комиссар дьявола", изобличающая "воинствующего безбожника" Емельяна Ярославского (М. Губельмана), чье еврейское происхождение, во всяком случае, не замалчивается. Изображен Емельян верховным и наиболее жестоким гонителем церкви. Книга в целом честная, основана на многих архивных документах, но, на мой взгляд, есть в ней и некоторый перебор. Емельян громил все религии - иудаизм не меньше чем православие, да и принадлежал он ко второму эшелону большевистского руководства. Он лишь озвучивал установки и повеления политбюро и лично Ленина, Бухарина, Молотова, Жданова.

Единственный вышестоящий товарищ, с которыми у него возникали разногласия, -- Сталин. В 1931 году он обратился к вождю народов с предложением написать книгу "Сталин". Сталин скромно ответил, что писать книгу "Сталин" пока рано. Но Емельян знал лучше. И, представьте себе, -- не пострадал. Умер в своей постели, похоронен с почетом у кремлевской стены. Неподалеку от того места, где закопали Сталина после выноса из мавзолея. Говорю я об этом к тому, что Ярославский-Губельман до комиссаров не дотягивал. Он был их лакеем. Хотя и очень усердным и инициативным.

Должен также сказать, что Александр Нежный и сегодня остается "очень заметным" публицистом (не в пример П. Палиевскому). Насколько я могу судить по его публикациям, он природный нонконформист. Русскую православную церковь он защищал, когда она была в загоне, а в последние годы он защищает сектантов, подвергающихся травле и гонениям со стороны некоторых кругов РПЦ.

На поприще этих гонений выдвинулся Александр Дворкин, между прочим, этнический еврей. Он из бывших эмигрантов, работал какое-то время на "Голосе Америки". Тихий такой был очкарик, худощавый, со впалыми щеками и длинным рыжим хвостом волос сомнительной опрятности. Хиппарь. Когда Советский Союз распался, он реэмигрировал и вскоре занял место главного опричника РПЦ. Выполняет он свои инквизиторские функции вдохновенно. Его бы воля - возвел бы на костер всех, кто крестится двумя перстами. Статья А. Нежного, изобличающая художества этого изувера, проникнута тревогой и болью. Не только за староверов, свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня и приверженцев других сект, но, главным образом, за судьбу России и русского православия.

Надо обладать цинизмом Сергея Семанова, чтобы причислить А. Нежного к "еврейскому крылу". Русскость Дворкина для него, надо полагать, вне подозрений. Как говорил в свое время Геринг, "я сам решаю, кто у меня еврей, кто нет".

Надеюсь, моя точка зрения понятна. Нет в России противостояния русского и еврейского этносов, а есть бациллоносители антисемитизма. Они эксплуатируют стародавние предрассудки, выдавая себя за единственных выразителей "русской идеи".   

Культивировать предрассудки легче, чем с ними бороться, поэтому вполне возможно, что антисемитизм - болезнь неизлечимая. Но я надеюсь, что "наше безнадежное дело" не так безнадежно, как кажется, потому что от антисемитизма страдают не только евреи, но и сам "коренной" этнос. Не может быть свободен народ, преследующий другие народы. Русские не раз убеждались в справедливости этих слов Герцена. Поэтому из их среды выдвигались духовные лидеры, готовые отстаивать терпимость, свободу, человеческое достоинство всех этносов, больших и малых, коренных и некоренных.  Полагаю, что рано или поздно русские поймут, что их подлинные духовные лидеры - не семановы и палиевские, даже не солженицыны, а такие писатели, как, например, Владимир Короленко. Сегодня таких что-то не видно. Но они были вчера и, я надеюсь, появятся завтра. 

_____________________
* Арон Каценелинбойген - выдающийся мыслитель, учёный-экономист, основатель теории предрасположенности, профессор Уортона в Пенсильванском университете.Его теория нашла отражение во многих областях, которыми он занимался, включая бизнес, экономику, биологию, религию и эстетику. Умер 30 июля 2005 года в США.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Eina (TPTDoxksrI)   04.04.2013 20:16

That's a knowing answer to a difficult qeustion
  - 0   - 0
фото

Анатолий (США)   20.12.2009 08:25

Принципиально не согласен с позицией Каценеленбойгена о несовместимости русского и еврейского этносов. Если говорить об этнических корнях, то обе группы смешаны с великим количеством генетических кодов. Русские - это смесь славянских племен с варягами, греками, татарами, немцами, поляками, литовцами, французами, евреями и прочая, и прочая.

Евреи смешались в течение трех тысячелетий с шумерами, египтянами, финикийцами, скифами, итальянцами, испанцами, немцами, и т. д. и т. п. Нет в этом мире чистых рас, есть только государства, основанные на биологической вражде и жажде наживы.

Вопрос "Вместе или нет" сам по себе неправильный. Кто с кем вместе? Вооруженные местные жители вместе с невооруженными пришельцами? Естественно, последние всегда будут угнетенными, а первые всегда будут угнетающими. В Америке все люди пришельцы и все вооруженные - на том и основана американская религиозная и политическая терпимость.

Ленин и Троцкий были правы, когда мечтали об интернационализме: только Соединенные Штаты Мира могут навести порядок в этом мире.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA