обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
октябрь '09
ПРОЗА

СЛОМАННОЕ СОЛНЫШКО

Повесть

 



ГЛАВА 1. ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА 

Да, вот такая рыжая, кудрявая, с усеянным веснушками крупноватым любопытным носиком, очень худенькая и маленькая, хотя уже ходит во второй класс.
 
Ясными, широко открытыми зелеными глазами она смотрит на окружающий мир, и видит всё вокруг таким же ясным, зеленым, интересным.

Родных у Ташки, а зовут её Тата, Татка, Рыжуля, Солнышко - много: мама, бабушка, сестры и братья. А папа, которого она очень любит, и старшая сестра Галя уехали далеко, и в письмах, которые мама читает очень часто всем вслух, и по несколько раз - всё уговаривают маму, чтобы та приехала к ним жить.

Далеко-далеко - как говорит бабушка: "К чёрту на кулички!". И они очень долго собираются ехать, но никак не могут собраться. Всё время что-то мешает. Но вот мама с бабушкой решили - что без папы плохо, и надо переезжать. Только перед этим очень долго и очень сильно мама ругала Валю, старшую сестру Ташки. Что-то она там сожгла, и мама плакала, и говорила - что это специально, и где теперь на всех деньги взять?

А Ташка не понимает - зачем? Ведь папа писал, что денег не надо, и что он им выслал проездные документы. И всё-таки узлы потихоньку вяжутся, мебель продаётся, и в старенькие чемоданы складываются только нужные вещи.

Больше всех переезду радуются Виктор и Сергей, старшие братья Таши. А вот сестра Валя - очень плакала, и не хотела уезжать, и Ташка знала, почему.
Потому, что у Вали есть жених, с которым она сидела по вечерам на заднем крыльце их большого двухэтажного дома. Татка подкрадывалась к ним вместе с соседскими мальчишками и кричала "Тили-тили-тесто, жених и невеста!!!" - и убегала, чтобы не попало. А попадает ей часто. Ведь все вокруг старше Татки, и все ею командуют: "Сделай так, пойди сюда, принеси то..." А она не любит, когда ей приказывают. Когда ей хотелось послушать сказку, то никто не хотел ни рассказать, ни почитать книгу. Всем сразу становилось некогда... Хорошо, что она уже научилась сама читать, и ни от кого теперь не зависит.

Но с другой стороны - хорошо, когда есть старшие братья и сёстры. От сестер ей достаются красивые вещи, Валя учит её танцевать. А ещё у Вали есть тетрадочка, в которой много песен. И Таша уже половину из них знает наизусть. Только она потихоньку берёт эту тетрадку, потому что там ещё и про любовь всякие глупости, и Валька ругается: "Опять без спросу взяла!"

Мама умеет хорошо шить, и у Ташки всегда самые красивые и модные платья.
Только она их почему-то называет - "новые со старыми дырочками" - но, честное слово, дырочек там нет!

Чужие мальчишки боятся обижать её, потому что братья всегда заступаются за младшую сестрёнку. Так что Тата, хоть и маленькая, но никому себя в обиду не даёт, и ничего не боится.


ГЛАВА 2. ПЕРЕЕЗД

Ах, как же долго они едут, на длинном, тёмно-зеленом поезде, и Таша всё время смотрит в вагонные окна, и никак не насмотрится на то, что за окном. Какие большие реки, какие тёмные леса - такие она только в книжках с картинками видела.

А потом поезд всё объезжал большущее озеро Байкал, так его называли все в вагоне, ей даже немного надоело, вода и вода, и когда же она кончится! Татка никогда в жизни не видела такого огромного количества воды, и чтобы прямо около поезда!

А потом брат дал попробовать рыбу, все её хвалили, но Татке она не понравилась, воняла чем-то, и пальцы пачкала. А вот лодочки на озере были красивые, прямо с шалашиками. Она так хотела покататься на такой лодке, что готова была спрыгнуть с поезда - но мама сказала, что если Татка выскочит из поезда и поедет на лодке, то они ждать её не будут, и папу Таша никогда не увидит. Ну, нет, на такое никак нельзя было согласиться! Всё же как здорово, что ехали большой семьёй. Братья вместе с мамой придумали повесить простыню и отгородили полки.У них получилась маленькая комната. Мама смеялась и говорила им: "Ну, вот теперь и у нас "купе"!

И сколько же они Таше показали в поезде замечательного! То доставали как-то столик из скамейки, и можно было кушать и смотреть в окошко. То поднимали её наверх, на вторую полку и оттуда она смотрела на всех сверху, и совсем не боялась. И они даже разрешили ей смотреть "как они играют в "карты", но с уговором, чтоб не рассказывала маме и бабушке.

А какой чайник большой есть в вагоне поезда! Прямо под ним дрова горят, как в печке - и всё время есть кипяток. Только печка маленькая, а чайник - большой.
И вообще в вагоне было очень интересно, и засыпать под тук-туканье колес по рельсам стало уже привычно.

Потом поезд остановился на большой станции, и папа встретил их довольный и соскучившийся! Он так и сказал, что очень-очень соскучился по своему солнышку, схватил Татку на руки, и долго не опускал на землю. Весь вечер она рассказывает своему папуле, захлёбываясь, торопясь выговориться о том, что видела, и как ей понравилось ездить на поезде, и она теперь всегда будет так ездить, но только одна, потому что и Витька, и Серёга, и Валя не давали ей самой залезать на верхние полки. И прятали от неё столик, и не говорили, куда они его спрятали. А Валя ни с кем не хотела разговаривать, и не давала ей карандаш рисовать.Зато сама всё время писала и писала, и сидела у окна, а сказки ей не хотела читать.И почему Валя уехала учиться, она же уже большая, и это ей, Таше, надо учиться. Почему квартира такая большая, но в ней только одна кровать и раскладушка, и даже стола и стульев нет? И что, они теперь всегда тут будут жить? И почему все смеются, и ничего не хотят папе рассказывать?

Но тут мама позвала всех в большущую кухню. Так здорово ужинать на чемоданах, сидя на полу! Первую ночь "на новом месте" Таша спит между Валей и бабушкой - и тоже на полу, на раскинутых пальто, подушках, вытащенных из распотрошённых узлов

ГЛАВА 3. ПО ГОСТЯМ

Поселок, в котором теперь жила Таша, - большой, растянувшийся меж сопками вдоль большой реки. Здесь почти нет больших домов, двух, трёхэтажных. Зато около каждого дома, даже около "казённых" - сад. Здесь у неё появилось и много хороших подружек и родственников, к которым можно ходить в гости.

Ах, как же интересно "в гостях"! В одном доме на стене висит большой ковер, на нем привязаны шашки и ножи, пистолеты и ружьё. Блестящие, страшные - а вдруг стрелять будут? В другой семье ковёр лежит на полу, и можно босыми ногами ходить по нему, а он щекочет пяточки. Ковёр такой толстый, что можно прямо со стула прыгать на него, и кувыркаться, и при этом совсем не больно - как на кровати. А какие цветы нарисованы на этом ковре! Подружка говорит, что он - "катайский", но что значит это слово, не знает. И они вместе решили, что это потому, что на нем можно кататься, потому что очень мягко.

А у Светы - трое братьев. И когда девочка приходит ним в гости, то светины братья показывают им всякие фокусы, и не дерутся, как Серега. И у них на круглом столе посередине комнаты красивая скатерть с бахромой, которую можно заплетать в косички, но обязательно расплетать - чтобы их мама не ругалась. А посредине стола стоит ваза с розами - но почему-то без воды. И розы, они такие красивые, и даже немного шуршат.

У нининой мамы есть блестящий сундучок. С красивым узором из соломинок, с фотографией какой-то очень молодой девушки с большими глазами и густыми ресницами. И в нём настоящие сокровища - и бусы, и серьги, и колечки. Совсем, как в книге про "Остров сокровищ", только маленький такой сундучок. Когда нининой мамы дома не было, девочки примеряли эти богатства, и мечтали, что когда вырастут, будут иметь их много-много. Но всё это надо было потом сложить обратно в сундучок, и аккуратно, как до того лежало - поэтому девочка никак не могла наиграться "настоящими" украшениями, и они с Ниной учились делать бусы из шиповника, а кольца и браслеты плели из проволоки.

В других "гостях", у Лены, была замечательная комната её бабушки. И, когда та уходила по делам, девочки забирались к ней в комнату и играли там. Как же там красиво! Много-много картин на стене в рамочках, обшитых бусами и красивыми камушками, украшенных цветами. Это иконы в окладе - так ей объясняет подружка, и, показывая на иконы, рассказывает, кто там нарисован и учит молиться. Учит как правильно держать пальцы, не складывая их в щепоточку, и это очень интересно. И показывает большую и толстую книгу, которую надо читать нараспев, с такими интересными, вроде как русскими, а вроде и не русскими словами.

Книга - большая, толстая и очень старая, и вместо обложки у неё крышка на ремешках, из кожи. Это тоже очень увлекательно, потому что некоторые слова девочка не понимает совсем, и опытная Лена, а она старше на целый год, уже умеет читать такую книгу и говорит ей, что это значит. Они даже играли в "школу", и подружка диктовала диктанты как учительница, именно с этими трудными и непонятными словами, немного похожими и на русский язык, и на украинский.
Ленина бабушка маленькая и очень старенькая, и ходит в сарафане с фартуком и в двух платочках. Белом и поверх его - цветном. Беленький она, наверное, никогда не снимает. Лена рассказывала - что она даже спит в этом платочке. А ещё у Лены на шее крестик, такого Таша ни у кого не видела.

ГЛАВА 4.  БАБУШКА САЛОМЕЯ

А ещё здесь у Таши появилась вторая бабушка, она печёт вкусные "шанешки" - это такие кругленькие пирожки с картошкой, и они не залеплены с краю, смазанные чем-то желтеньким. Ими она угощает и свою внучку и её подружек, когда Таша приходит с ними "в гости", и всегда даёт шанешек поровну. А ещё у неё - САД!
Не просто сад - как у всех, то есть огород с грядками, капустой и картошкой, обсаженный кустами смородины и малины по краям, ну, ещё пара-тройка слив с грушами. Нет. Там всё это есть, конечно, и сад огромен, но в саду - родник!
Он рождается прямо посреди сада, во вкопанной бочке, переливается через край и тёчет дальше чистым и холодным ручейком. На дне бочки постоянно подпрыгивают песчинки и мелкие камушки, воду можно пить, просто прикасаясь губами, маленькими глоточками, потому что начинают болеть зубы, такая она холодная. Бабушка Саломея называет ручеёк - "ключом".

Даже ёлки, целых пять штук, растут в её саду вдоль дорожки, отделяя сад от огорода! К Новому году она наряжала ближнюю к дому ёлку всякими самодельными игрушки, и Таша сидела у неё часами, помогая клеить цепи и фонарики, вырезая снежинки и корзиночки с гирляндами.

Разговаривала бабушка Саломея только по-украински, и ещё на смешном языке, когда ругалась, или не хотела, чтобы дети понимали, о чем она говорит с папой.
Украинский язык девочка понимала, потому что по субботам папа приходил после бани, собирались гости за столом, там всегда было много всего вкусного, они выпивали, смеялись, и пели песни на украинском языке. Лучше всех всегда пела тетя Маруся с папой, а девочка пыталась подпевать, если слышала знакомое слово.
И молилась бабушка Саломея без икон, и по книге, в которой были вообще не буквы, а какие-то закорючки. И водила она пальцем по книге справа налево, совсем не так - как показывала учительница в школе.

Домик у неё был небольшой, всего одна большая комната, разделённая напополам большой печкой. Пол был с наклоном, и когда Таша мыла пол, то вода норовила убежать в дальний угол, и бабушка кричала: "Пидитри швыдче, ясонька!"
Дядя Ваня, который построил Бабушке Саломее дом, собирался его поправить, но ему то ли было некогда, то ли он не хотел... Как-то Ташка спросила у него, почему он не хочет помочь бабушке, то ответ был странный: " Это тебе она бабушка, а мне - тёща!"

ГЛАВА 5. ЗА РУЧЬЯМИ

Очень скоро папа после приезда построил дом. Помогало им очень много народу, и даже Татка работала на строительстве. Они с Серёжкой и ещё человек 10 детворы месили ногами глину. А им всё эту глину подсыпали да подсыпали, да подливали воду холодную.

 Потом она сгребала кудрявые стружки, подносила то, относила это, и даже помогала прибивать доски к прожилинам+ Брат Виктор забивал вверху, а ей оставлял внизу добивать молотком не до конца прибитые им гвозди... Потихоньку в доме появилась вся обстановка, и много цветов на окнах. Цветы стали постоянной Ташиной заботой. Полить, побрызгать листочки, обернуть банку, в которую мама их посадила, свежей газетой.

Рядом с домом девочки течёт ручей, и не один - а целых три. Дом стоит на короткой улочке из трёх домов, зажатой двумя ручьями - с неё начинается маленький хуторок. Где возле домов большие сады, где сплошные, высокие, без щелей заборы, где очень большие семьи, и много детей. Его отделяет от большого поселка большая поляна, изрезанная ручьями. И когда у Таши спрашивают: "Ты откуда такая шустрая?", то она отвечает - "За ручьями живу на Кирпичиках".

Ручей, что прямо под обрывом, где стоял дом девочки, глубокий, на болоте, среди кочек, и за ним начинается лес. В том ручье вода темная, дно илистое, и в нём водятся рыбки. Их даже ловить можно, если взять у мамы булавочку с одним ушком, согнуть её, постукивая по булавке камнем, а потом наловить кузнечиков или паутов, и проткнуть их острым кончиком.

Удочку Таша научилась делать из ивы, её много росло вдоль ручья на болоте. Нитку она тоже научилась привязывать к удочке, ниток у мамы много, в машинке, что стоит на тумбочке. И хотя мама не разрешает трогать машинку, и не разрешает крутить за ручку, но ниток же на катушке много. И если чуть-чуть взять и не говорить, пока не спросят - то и ругать не будут.

 Леску братья не дают, но зато научили, как рыбачить, и кошка Векша теперь очень любит девочку, и ходит с ней вместе на рыбалку. А ещё на этом ручье полощут бельё, когда мама стирает. Папа выкопал яму, выложил её камнями - и теперь не надо носить воду с колодца, а принести бельё в тазу к ручью и прямо там полоскать. Туда-сюда, туда-сюда+ выжал и в таз.

Третий ручей - дальний, он мелкий и широкий, вода там чистая, холодная и быстрая. Когда Таша ходит в гости к тёте Марусе, то надо переходить дальний ручей или обходить по мосту, но для этого надо идти по тротуару, это такая деревянная дорожка, которую сколотил папа, чтобы его "девочки" (так он называл и маму, и Валю и Ташку) не прыгали по кочкам, через второе болото и второй ручей. Там в бочагах всегда купаются утки и гуси, или пасутся среди кочкарника, поэтому надо брать с собой хворостину. А то гусаки очень любят щипаться и так гогочут и машут крыльями, что приходиться от них удирать. Их ведь много, и все кусачие.

А потом, после моста, ещё надо подниматься по тротуарам в горку. И дальше идти по улицам мимо высоких, сплошных заборов, мимо дома бабушки Саломеи, мимо дома маминой подруги Марипалны, которая делает уколы, и с дочкой, с которой Таша знакома, но не дружит. Спускаться по третьей улице мимо Алексеенко, Конюховых, у которых дочку зовут Таня, и она самая красивая в школе, с длинной косой, и громко поёт в школьном хоре, стоя впереди всех

И только тогда дорога приводит к большому дому дяди и тёти с высокими воротами и красивой калиткой с блестящим тяжелым большим кольцом.
Кольцом интересно стучать, под ним прибита железная пластинка, и звук сильный-сильный, и тогда начинает лаять пёс, и кто-нибудь выходит во двор открыть калитку.

Но так девочка ходила, когда шли дожди и второй, и третий ручей было трудно перепрыгнуть. А в хорошую погоду можно просто выйти на поляну перед домом, пробежать по дороге, перепрыгнуть ручей в узком месте, и подняться немного в гору. Дом дяди и тёти второй от конца улицы, и хорошо виден был благодаря трем березам, что дядя посадил для своих дочек.

ГЛАВА 6. У ДЯДИ И ТЁТИ

Самые любимые у Ташки - дядя Ваня и тётя Маруся. У них три дочери, и это её старшие кузины: Ада, Роза и Лора. Сёстры очень красивые, умные, очень дружные. У них черные кудрявые пышные волосы, и они умеют и знают всё! Они помогают Таше шить платья для куклы, учат её плавать, отвечают на бесконечные вопросы. Они разрешают ей сидеть в домике у большой собаки, которая на всех лает, а на девочку нет, и даже не выгоняет из своего домика, в котором нет постели и она спит на полу, как ещё недавно спала Тата. Ещё у них есть большие качели, и на них можно качаться стоя, вдвоем или втроем, если сёстры встанут по бокам, а её посадят посередке.

В этом доме она может бегать по все закоулкам чердака, спускаться по лесенке в подвал, залезать на сеновал, гладить корову по мохнатым твердым бокам. Даже хотела научиться её доить, только соски у коровы большие и тугие, молоко никак не брызгает.Чердак у них такой большущий, как зал, и там всё прибрано, и можно подняться с улицы по лесенке с широкими ступеньками, а дома на чердак очень тяжело залезть, и то, только из коридора. Ещё у них сеновал на стайке с коровой, и там можно летом спать, там даже постель есть, прямо на сене разложена!
У дяди с тетей летняя кухня с пристроенной баней - и каждую субботу все родные идут к ним в баню мыться, сначала мужчины, а потом женщины. Братья готовят дрова и таскают воду. А её надо очень много - здоровенную бочку.

Кузины не щиплют её, не говорят, что у неё только кожа и кости, не обзывают "скелетиной", и не надо сидеть на лавке в окружении голых тёток, неодобрительно качающих головами, как это было в поселковой бане. Правда, одна кузина уже очень большая, и у неё даже есть сынишка, такой маленький и смешной - как пупсик, мальчик. Она живёт в городе, только изредка приезжая в гости вместе со своим очень высоким и очень худым мужем.Тата не понимает, почему ей нужно называть взрослую тетю - Адой, и называет её тетя Ада - а все почему-то смеются.

Вторая сестра учится в одном классе с Валей, и они совсем не похожи друг на друга. Зато Таша очень похожа на всех троих, только волосы у неё не черные, а рыжие, и глаза не карие, а зеленые - как у кошки. Когда они вместе с Лорой, младшей из сестёр, строили запруду на ручье, чтобы было где купаться, и приходили заляпанные грязью по самую макушку, то тётя смеялась: "Вот какие стали - даже цвет сравняли, и не разберёшь, где чья!"

Тетя, в отличие от мамы, не работает, а "крутится по дому", как она сама говорит.. Но по дому у неё очень много дел. У них корова, много гусей, кур, уток. Большой огород и сад. А ещё она вместе с бабушкой Марией и бабушкой Саломеей ходит на рынок, торговать там "с огорода". Когда у Таши есть время, она помогает отнести сумки на рынок, учится сворачивать кульки, и бегает от прилавка к прилавку, любопытствуя и прицениваясь.

По вечерам, после ужина, дядя читает интересные книги вслух, потому что тётя сама читать не умеет. И читает не сказки, а какую-то толстую, и очень интересную книгу: про царей, про корабли, она видела на обложке красивый большой корабль, и ещё там написано - "Россия молодая", но она не помнит, про что ещё там. Потому, что девочка засыпала, и уже не слышала, как приходил папа, забирал её, и уносил домой на руках, приговаривая: " Угомонилась, набегалась+ бродяжка ты наша! Солнышко моё любопытное!"

ГРАВА 7. ШКОЛА

Школа была далеко от построенного папой дома. Надо переходить дальний ручей, подыматься в гору и идти+ идти+ Если утром торопиться, то за 20 минут Таша добегает, а вот после уроков можно не спеша обойти подруг, поесть у дяди и тёти, прийти домой уже затемно, но сытой, погулявшей, и тогда уж готовить то, что задали. Устные задания она почти не учила, обладая феноменальной памятью. Готовила только письменные.

В классе новенькую встретили настороженно, но за неделю она освоилась, став интересной для новых одноклассников. Во-первых - горожанка, и приехала издалека. Таша рассказала одноклассникам о городе, где жила ранее, но немного, ведь она знала только свой двор и детский сад. И за те полгода, что проучилась в школе в том, уже далеком уральском городе, где жила, она почти не меняла маршрут. Дом, двор, школа.

Во-вторых - она была в театре! Она была на спектакле "Кошкин дом", где все пели, и были в необыкновенных костюмах! Сказочных костюмах! И она нарисовала их и показала учительнице, и всему классу. Потом Варвара Фроловна предложила родителям на собрание - чтобы на новый год родители сшили такие, или почти такие, а дети покажут "Кошкин дом" на новогоднем утреннике. Это ей по секрету сказала мама, а ещё добавила, что она поможет с костюмами, и что Ташка будет маленьким рыжим котенком-сироткой.

А в-третьих - Ташка рассказала на первом же уроке в новой школе о своей поездке через всю страну, и что она видела, и про Байкал, и про большие реки и длинные мосты, и учительница похвалила её за подробный интересный рассказ. Она не оказалась в отстающих учениках, даже пропустив много времени из-за переезда. Отличная память и умение хорошо читать - пригодились. К концу второй четверти у неё в дневнике были одни пятерки. И Котенок в её исполнении был таким хорошеньким, беззащитным, и так славно мяукал. Да и костюм мама сделала замечательный. Как же был рад и горд папа. А Таша блаженствовала - особенно, когда он поцеловал её и сказал: "Солнышко ты моё, отличница ты наша!"

На новогодних ёлках, а их у неё было несколько: у мамы на работе, у папы, в школе, у одноклассницы день рождения был 3-го января, поэтому пришли много девочек с их класса, у бабушки Саломеи, у дяди и тёти - она везде была в костюме этого котенка. И после каникул к её прозвищам прибавилось новое - "Котик".

На каникулах папа научил её кататься на лыжах. Он многому научил свою Рыжулю, она уже умеет стрелять из карабина, и метать нож. В "ножички" частенько обыгрывает старших братьев, сестры же не играют в такую игру.
А тётя Маруся потихоньку ворчит на папу,

- Кого ты из Таисии хочешь вырастить? Она же девочка.

- Мне сына тоже хочется.

- Есть уже двое парней, занимайся с ними!

Но они сразу прекращают ругаться, как только Таша подходит к ним, заинтересованно прислушиваясь. Перед каникулами папа построил горку для катания прямо возле дома, над обрывом. Ближний ручей замёрз, но от сильных морозов каждый день по утрам по льду текла дымящаяся вода, заливая кочки. Это называется наледь. Потом она замерзает, выравнивая все неровности, и вот ручей - огромный каток. Детвора с окрестных улиц приходит кататься на коньках, рулевиках и санках на ручей и горку - потому что всем хватает места. Ташка с утра до вечера на улице, лишь забегает на 10 минут домой погреться и попить горячего чая. И подружки тоже, а как же без них...

"Проходной двор" - ворчит на них бабушка, а сама осматривает им щёки и носы - не обморозились ли...

ГЛАВА 8. МАМА

Мама постоянно работает. Она библиотекарь, и в партии. Папа всегда подшучивает над мамой, называя её "партийным боссом всея деревня". Татка как-то спросила у бабушки - что это такое, но та шваркнула её по привычке полотенцем по спине - " Не твоего ума дело!" Нечестно же так! Надо объяснить, рассказать+ Хорошо, что всё время по радио о партии говорят. Плохо то, что к этой же партии и школа относится. И стоит Таше хоть что-нибудь сотворить, как мама уже знает, и её начинает воспитывать, "песочить".

Мама уходит на работу рано, потому что с утра по организациям ходит, потом прибегает на обед, и опять на работу, уже в библиотеку - до вечера. Она у Таши красивая, только невысокая. А папа высокий, мама ему даже до плеча не достаёт. Поэтому всегда ходит на каблуках. Берет их с собой в сумочке, а потом переобувается. И даже зимой она по читальному залу ходит в своих туфельках, только чулки другие одевает.

В маминой библиотеке нет детских книг, там вообще какие-то неинтересные книги, но зато много журналов, и народу там всегда много. И когда приходится заходить за ней, потому что опять вызывают в школу, а вызывают маму через день+ то Ташка, идя по проходу между столами, где постоянно кто-нибудь сидит, так и чувствует, как ей в спину смотрят эти люди! И, конечно же, думают - "Ну, как у такой умной и спокойной, женщины выросла такая бродяга недисциплинированная!"

А потом "пропесочка", пока папы дома нет. Потому что при нём Татку не ругают, он всегда и во всём её защищает и оправдывает. И часто, глядя ей прямо в глаза, правда - для этого усевшись на пол, или присев на корточки, спрашивает: "Ты же не опозоришь меня? Ты же не сделаешь ничего такого, за что мне будет стыдно?" Вот сегодня Тата и раздумывает то, что её исключили на неделю из школы - это стыдно для папы, или нет? Просто на уроке труда она уронила иголку под парту, опустилась туда достать и потом решила проползти до доски. Проползла, тихонечко встала у доски за спиной учительницы, постояла так и сказала: "Можно выйти из класса, я уже всё сделала". И что Фроловна так орала? Татка же правда - всё сделала.

А быстрее и лучше всех девочек она шьёт потому, что ещё в 1-м классе мама дала ей 100 пуговиц и сказала, что пока не будут пришиты - гулять не пойдет! Хорошо, что не запретила пришивать куда угодно. Но потом надо было осторожненько отпороть все пуговицы, чтобы ни ниточек, ни дырочек не осталось! А через полгода Ташка уже во всю помогала маме - обмётывала края на платьях и подшивала низ. Мама ведь после работы постоянно шьёт на заказ. Заказчиков много, они платят хорошо, и поэтому шить Ташке приходится часто. Зато все лоскутки она оставляет себе для кукол!

В кабинете у директора Варвара Фроловна жаловалась: "Она по-шпионски ползала под партами!!" Хм, да что она понимает! По-пластунски - как настоящий разведчик! Папа тренирует Ташку, поставив стул с установленной на сиденье куклой-неваляшкой, и надо так проползти между ножками, чтобы не звякнул колокольчик, не покачнулась кукла! Пройдя полдороги до дома, Тата решила - папе стыдиться нечего. Ползала она хорошо, с учительницей не спорила, за задание ей поставили пятерку, а то, что по поведению двойка - так это ерунда. Всё равно скоро 8-е марта, каникулы, надо готовить подарки для мамы, тёти, кузин, сестры и бабушек. Ташка уже придумала - она выпилит красивые рамочки, полочки, и подставку для карандашей и ручек, в виде Солнышка.

Ещё издали она видит бабушку, чистящую половики. Сегодня снежок выпал, и бабуля вытащила, как всегда, все половики на поляну перед домом, засыпала их снегом, а теперь старательно метёт. Надо быстрей ей помочь, тогда она подобреет, и до прихода мамы с работы Татка убедит её, что была права, а учительница нет.

ГРАВА 9. БАБУШКА

Убедить бабушку - совсем нетрудно. Она добрая, и Ташку любит. Ей можно рассказывать обо всём - никому не передаст. Жаль только, что имя Таисия, которое Татка ненавидит - это бабуля ей придумала, когда она родилась. А Таше вот теперь всю жизнь мучиться.

Бабуля Мария очень красивая, а на свадебном портрете с дедушкой она - словно царевна. В белом платье, на голове белый венок из каких-то невиданных цветов, с него свисают белые бусы и белая прозрачная накидка на голове. Таких невест Таша только в кино и на открытке видела.

Когда они с бабушкой рассматривают старые фотографии, то на многих молодая бабушка одета в длинные красивые платья. И на фотографиях внизу написана бабушкина фамилия со всякими завитушками. Фотографии твердые, картонные, бабушка сидит в кресле, или на обломке скалы, а у ног большая, белая в пятнах, собака.

Ташка знает, что у прадедушки была своя фотография, и даже своя мастерская. Там делали мебель из прутьев. Но потом это всё пропало, и бабушка теперь говорит: "Что толку жалеть, быльём всё поросло". Она учит Татку вязать кружева, и уже связаны манжеты и воротнички для школьной формы. Когда бабушка что-нибудь делает, то она всегда разговаривает, рассказывает Таше о старой жизни, а если никого нет рядом, то она может разговаривать с кошкой Векшей, или даже половику скажет - "Чиво загрустил? Вот переверну тя сейчас, выхлопаю, а то, вишь, запылился, зашоркали тя+ Но ничо, я щас потрушу, будешь как новенький."
Говорок у неё забавный, слова интересные, многие непонятны. Когда она говорит "крыльца ломит", и ложится на пол - Таша уже знает, что надо походить по бабушкиной спине, чтобы у неё косточки "на место встали".

У бабушки Марии тоже много подружек, но не они к бабуле, а она сама к ним ходит, иногда прихватывая Ташку "за компанию". Ташке там не скучно, потому что всегда бабушки чуть-чуть выпивают вина, потом приходит дедушка с гармошкой, все поют, танцуют+ такие веселые и симпатичные. Но бабуля среди них лучше всех. Шутит, смеётся, танцует за "кавалера". А сколько она частушек знает - как начинает петь, все просто до слез смеются! Потом, когда они идут домой, бабуля просит: " Ты только дома не рассказывай, а то подумают, что я на старости лет "оторвой" стала"

Дедушка умер рано, и бабушка так больше и не вышла замуж, "подымала детей".
Она с гордостью говорит - всех "на крыло поставила". Дядя Гена - летчик, тетя Люба-врач, дядя Лёня - директор школы. А живёт она теперь с мамой, потому что надо помочь её детей поднять.

От бабули Таша узнала, что Витя и Валя, и Сергей с Галей - они "сродные" ей братья и сёстры. Что их папы умерли - а её папа родной только для неё. Это бабуля рассказала совсем недавно, после того, как Витька не хотел в школу идти, а папа наказывал его, и кричал, чтобы тот не смел память отца, боевого офицера, позорить.

Всё равно - пусть Витька только сводный брат, но он самый любимый. Он никогда Ташу не обижает, и зовёт её очень ласково - Рыжулькой. И мороженое ей покупает, когда у него деньги есть. И научил её выпиливать из фанеры всякие красивые вещи. Так что нужно у него попросить лобзик и запасные пилочки, потому что одной Ташке не хватит. Ещё пусть нарисует на фанере узоры, ведь книга по выпиливанию у него, а Таша ещё не умеет так рисовать. Если всё точно и красиво сделать, ему тогда не придётся отдельный подарок мастерить - будет от них обоих.
Ещё надо подругу Нинку позвать, пусть тоже помогает, тогда и для её мамы Татка что-нибудь выпилит.

ГЛАВА 10. НИНКА

Все подруги у Таты или старше или ровесники. Одна только Нинка младше на год.
Познакомились они в библиотеке. Нинина мама убирала библиотеку и привела с собой дочь, потому что дома её не с кем оставить, есть ещё Колька - но ему всего 5 лет, и он в детсаду. Нина сидела за столиком в читальном зале и старательно выписывала - палочки!
Таша думала, что такая рослая девочка учится в классе 3 или 4-том. Но, заглянув через её плечо, увидела прописи первого класса! Они разговорились+ и теперь подружки - не разлей вода. Нина высокая, полная, краснощёкая, молчаливая и нерасторопная. Рядом с худой, маленькой, быстрой, говорливой Ташкой она смотрится просто увальнем. Но вместе им хорошо. Татка получила подданную, боготворящую свою королеву, а Нина, подталкиваемая и руководимая Ташей, и учиться стала лучше, и оживилась. Никто теперь её не дразнит "Фёклой-свёклой", как раньше - Ташка отучила обидчиков! На зимних каникулах, постоянно проводя время на горке и катке возле Ташиного дома, Нина даже немного похудела и заметно подросла. Теперь Ташка ей не достаёт головой до плеча, но это не мешает им дружить.

На фанерном листе брат Виктор начертил узоры, провел линии, по которым надо аккуратно и осторожно выпилить заготовки. Потом всё ошкурить, собрать и склеить, разрисовать красками. Вот и будут подарки. И все они разные, только два одинаковых: улыбающееся Солнышко с длинными лучиками, а к ним приделана подставка для карандашей и ручек. Одинаковые они потому, что Нине очень понравился рисунок, и она попросила такой же для своей мамы. Осталось только всё это отнести в мастерскую к дяде Ване, потому что дома мусорить нельзя. На улице пилить - ещё холодно. Таша ждёт Нинку, та пообещала прийти после уроков и помочь в работе. Вот и она - запыхавшаяся и красная, как свёкла. Нагрузившись инструментами и фанерой, девочки отправились в мастерскую, по дороге обсуждая новость. А новость была потрясающая, даже удивительная.

К Нине приехал дядя. Он был где-то на Севере, очень долго, и теперь он будет жить у них. Привез нининой маме всяких подарков, а Нинке замечательную куклу. Кукла может ходить и говорить, открывать и закрывать глаза+ и у неё настоящие волосы! Пока Таша выпиливает в дядиной мастерской заготовки, Нинка ошкуривает их, продолжая хвастаться, какое красивое платье у новой куклы, и Таша обязательно должна пойти к ним, ведь дядя Валера не знает, какая у Нины замечательная подруга. Она взахлёб рассказывает, какой дядя высокий и добрый, он купил Нине шоколадных конфет и мороженого, и ситро. Прямо сама на себя не похожа стала. То за час одно предложение, зато сегодня - не остановить!

- Нин, от тебя сегодня толку никакого нет. Постоянно дергаешься, вон - чуть лучики солнышку не обломала. Я выпилила всё, неошкурено только твоё солнышко, - и Таша решительно встает:
 
- Наждачку и солнышко возьми с собой, доделаешь дома.

Обрадованная Нина кивает головой, распихивая наждачку и фанерку по карманам пальто.

- Но завтра после школы сразу идем на склад, там всё соберем, раскрасим, склеим. Там и оставим, пусть сохнет. Не забудь! - строгим тоном говорит Татка.

- Чтобы никто не видел? - Нинкины глаза загораются. Как она любит всё таинственное, необычное.

- Да! Пусть это будет сюрприз!

Ташка понимает, что если оставить всё в мастерской, кузины увидят, и расскажут и тете, и маме, и бабушкам.

На чердаке сельповского склада, что прямо напротив Нинкиного дома, среди больших картонных коробок, сваленных в углу, они оборудовали себе закуток. Натаскали сена на пол, застелили старым половичком, принесенным Таткой из дому, и теперь у них есть замечательное местечко, про которое никто не знает.

ГЛАВА 11. СТРАШНАЯ НАХОДКА.

День не заладился с самого утра. Свалилось и сломалось красивое зеркало с фигурной ручкой, которое Таша, не глядя, положила на комод.

Пила чай - бутерброд упал на пол, пришлось масло отдать Векше

Переходила ручей, поскользнулась на льду, и так приземлилась на мягкое место, что слезы брызнули из глаз.
 
Пока дошла, опоздала на урок, и сидеть теперь надо не шелохнувшись, как самая примерная из примерных. Не хватало только к 8-му марта маме двойку в подарок принести!

Уроки закончились, двойка не получена, теперь быстренько к дяде в мастерскую, взять клей для фанеры, поесть чего-нибудь, и на склад, пока светло. Их с Ниной уголок освещается из чердачного окна, ещё на веревке подвешена стеклянная банка, в ней маленький кусочек свечки, чтобы не впотьмах уходить, но что толку от свечи.

- Татка, котик, шо ты так колотишь, як на пожар? - ворчит Лора, спускаясь с крыльца.

 Не торопясь, она открывает калитку, впуская Ташку во двор:
 
- Пообедаешь сама, дома никого нет, ключ на притолоку повесишь, а я в школу, у нас репетиция! - калитка за кузиной захлопнулась.

Какой тут обедать - работы полно! Ташка, не раздеваясь, отпивает молока из крынки, заедая пирожком с повидлом, и бежит в мастерскую. Клей она отложила ещё вчера, спросив у дяди, теперь надо только все собрать, сложить в портфель, вынув учебники, и бегом на склад. Там Нинка, наверно, уже заждалась. Проверить - мастерская закрыта, дом закрыт, ключ на месте+ теперь можно уходить.

Ташка, торопясь, идёт по улице, старательно обходя растаявшие к обеду лужицы, перепрыгивая ручейки, пересекавшие дорогу вдоль и поперёк. Как бабуля говорит - "Снегу - на копейку, а грязи на рубль!" Вот так всегда весной! Вроде всё растаяло, подсохло. Нет+ как же! Надо насыпать опять снежку, подморозить и снова расквасить, чтобы грязюка на улицах была. Но всё равно: солнышко пригревает, и воздух такой чистый, и небо такое яркое, словно промытое! И у неё уже опять на носу и щеках веснушки появились. Ну, никак их не убрать... Ташка и мазью белой мазала, что у Вали на комоде стоит, и пудрила, ничего не получается! Всё равно они видны, когда умоешься. А папа говорит, что ей с веснушками даже лучше. Разве бывает солнышко с белым лицом?

Вот и склад, теперь надо залезть по скобам к чердачному окну+ ага, окошко открыто, значит, Нина уже тут.

- Нин, сумку прими - кричит Ташка, - а то руки заняты!

Но в ответ - тишина.

- Не, ну, чо такое, мне же не затащить всё! - Ташка начинает злиться, но ей никто не отвечает.

"Ладно, щас залезу без портфеля+ потом веревку спущу+ слезу+ к веревке привяжу портфель - снова залезу и портфель подыму, а этой чучундре надо пропесочку устроить, за то, что окно не закрывает! Вчера, наверное, лазила без меня. Опять её мамка пьяная гоняла+" - догадывается Ташка.

После яркого полуденного света глаза не сразу видят, надо немного подождать, чтобы они привыкли. Первое, что замечает Таша - это сбитый половик, и осколки банки на полу. Она смотрит вверх - веревки нет, как нет и свечки... Не понимая ничего, она  осматривается. Коробки, которые они с Нинкой тщательно расставляли, чтобы были ровные стеночки, теперь развалены+и на одной, нижней, красные неровные полоски.

Таша наклоняетсяя: из-под коробки виден ботинок. Нет - это нога в нинкином ботинке. Руки стали тяжелыми, каменными, она еле двигает ими, приподнимает коробку: нет, это не Нинка! Разве это она? Лицо: почему оно темное? Шея какая толстая! Ой!..  Это же веревка на шее! Ма-а-а-а!.. Мамочка!!

Таша вопит изо всех сил, воет, захлёбываясь в рыданиях. И не отводит глаз от ног лежащей девочки, так бесстыдно раздвинутых, в синих пятнах, в каких-то грязных полосах. Она боится смотреть на это лицо, на выпученные глаза, на язык - большой, не помещающийся во рту.

ГЛАВА 12. В БОЛЬНИЦЕ

Таша не помнит, сколько прошло - пять минут или час. Время будто замерло, тело онемело, у неё нет сил пошевелить даже пальцем. Только глаза не могут остановиться, они всё время осматривают чердак, и словно фотографируют.
"Вот окно - оно открыто, я в него залезла, а стекла нет, вот коробка - она надорвана, низ заляпан красным - это кровь, вот половик - его стирать надо, он тоже испачкан кровью, вот язык - нет+ это не надо!"

И взгляд опять бежит по чердаку. "Вот свечка, она почти догорела, значит, Нинка была тут вечером. Вот стекло, осколок от банки - его краешек в крови. Вот нога, чулок спущен к низу вместе с резинкой, на ноге кровь - вверху её больше. Вот рука - в ней что-то зажато, какая-то фанерка сломанная, она вся грязная, красная. Вот кукла - почему тут кукла? А, это её дядя подарил Нинке - значит, она с куклой сидела. Вот дядь Петя - он начальник милиции, он что-то говорит - почему я не слышу? Почему кто-то так хрипло орёт - это я, что ли? Зачем меня спускают на землю, я могу и сама"

Ноги не держат Ташку, и она оседает в грязь, словно сломанная кукла. "Марьпална - она зачем тут? Мне укол делать не надо, это Нинке надо". И перед тем, как полететь куда-то в черноту, Таша понимает, что за сломанная фанерка была зажата в Нининой руке - "Это солнышко, конечно же, оно, только лучи обломаны".

Ташка просыпается на чужой кровати, в маленькой комнате. Рядом ещё одна кровать - на ней сидит бабуля. Что она тут делает? На тумбочке у изголовья стакан с водой и маленький стаканчик с какой-то темной водичкой. И таблетки.
Значит - это больница. Таша ходила к маме в больницу, но там была большая палата и много любопытных тёток, которые хотели знать, как Таша учится, и почему её так странно зовут. А как её зовут? Но все мысли опять куда-то уходят, и девочка снова проваливается в сон.

Потом были пробуждения и снова провалы. Таша не понимает - почему ей все время хочется спать, почему она не дома. Она пыталась позвать маму или бабулю, но, открыв рот, не смогла произнести ни слова. Какое то сиплое шипение, словно у неё перекрыли краник в горле.

- Что, солнышко? Проснулась? - бабуля склоняется над ней.

Таша кивает. Пытается сказать, что проснулась, что в горле у неё что-то случилось, но опять лишь только какое-то шипение+

- Э-э-э, как голос-то сорвала, девка, да и немудрено, полчаса орала, как резаная! - вздыхает бабушка, подавая Таше стакан с теплым молоком. Увидев, как Таша морщится, ласково уговаривает:

- Ты пей, пей, дитятко. Оно теплое, с медом, хоть говорить начнешь. Тут тебя спросить с милиции кое-что хотят, да мы пока никого к тебе не пускаем.

"О чем спросить? Кого не пускают?"- пытается сообразить Таша. И тут она вспоминает о том, что случилось! Надо обязательно узнать у бабули, сколько она тут, что с Ниной?

Таша, тихонечко, еле слышно шепчет:

- Баб, дай ручку и бумагу. Сколько я здесь?

- Ну, наконец-то! - обрадовалась та, - сейчас принесу. А мы то думали, уж не проснешься, третий день спишь.

Ташка не может понять, шутит бабушка или нет? Третий день? Не может такого быть!

Она роняет тяжелую, словно чугунную, голову на подушку и снова засыпает.
В этот раз она не провалилась в черную пустоту. Ей снился сон, что они сидят с Леной на чердаке, и Нина должна прийти, они ждут её, и Лена рассказывает, что теперь Нине хорошо. Что её никто не обижает, и что там, где она сейчас - цветы, ангелы, и не надо по ней скучать. Татка открывает глаза, бабули в комнате нет, у кровати сидит Лена, она гладит Ташу по руке и говорит, говорит:

- Лен, а что - Нина умерла? - шепчет девочка, ожидая и боясь услышать "Да".

- Нет. Она не умерла, её убили, котик, - губы у Лены задрожали, наклонившись, она обняла Ташу и заплакала.

Таша плачет беззвучно, слёзы просто текут из глаз, ей становится так больно, словно осколки от банки, той, с чердака, воткнулись ей в грудь и никак не дают вздохнуть.


ГЛАВА 13. - ДЕНЬ ПОХОРОН

Как ни странно, вскоре ей становится легче. То ли оттого, что выспалась, то ли оттого, что поплакала. Вот вздохнуть полной грудью она никак не может.
Пришли мама с бабушкой, обе с опухшими, красными глазами. Мама села к Ташке на кровать, прижала к себе.

- Обещай, что не будешь никуда одна ходить, как выпишут из больницы! Прошу тебя, обещай - вот при всех!

Может, в другое время Ташка и отказалась бы, но, взглянув в покрасневшие глаза мамы, на Лену, бабулю - кивает головой.

Оказалось, что мама и бабушка ходили на похороны Нины. "Значит, больше Нины нет, она в земле" - Таша никак не могла представить это. Вот Нина хохочет, рассказывая о проделках Кольки, а он действительно, забавный мальчишка. Вот Нинка, высунув язык, старательно переписывает сделанное на черновике задание, а язык весь фиолетовый.

- Опять ручку, не глядя, другим концом в рот сунула.

Вот она примеряет мамины бусы, перебирает блестящие шарики своими пухлыми пальчиками, поворачиваясь то одним боком к зеркалу, то другим: "Правда, мне надо другого цвета?"

Интересно, а ей бусы одели в гроб?

Вот она, краснощёкая, пьёт горячий чай с медом, и они с Ташкой по очереди откусывают от куска хлеба с маслом, что дала бабушка. Можно разрезать и пополам, но так смешнее, особенно, когда одновременно кусаешь и зубами сталкиваешься. И этого больше не будет!?

Пришел начальник милиции. Он папин друг, и Таша привыкла звать его дядь Петя.
С ним вместе директор школы и какая-то тетенька. Говорит - следователь. Они просят, чтобы Таша рассказала подробно, что они с Ниной делали, и почему они оказались на чердаке склада.

Таша рассказывает по памяти, что она видела, и даже что думала, когда осматривала чердак. Отвечает на вопросы, и снова, и снова переживает тот ужас.
Таша не хочет вспоминать страшное, запрокинутое, опухшее лицо, окровавленные ноги. Она гонит из памяти это, но не получается, и снова текут слезы.

Мама, видя, что дочь опять начала плакать - начинает выпроваживать всех из палаты. Дядь Петя просит Ташу записать всё на бумаге, очень-очень подробно.
И что Нина рассказывала о дяде, и о чем они с Ташей договаривались, и что хотели сделать.

Тата вспоминает о своем портфеле - там же, у склада, остался её портфель с выпиленными заготовками:

- Где он?

Дядь Петя обещает посмотреть и принести, если его никто не забрал, ведь там за эти дни перебывало так много народу.

Приходит папа - и Ташка бросается к нему в кольцо надежных, больших рук.

- Папуля, забери меня домой, не хочу тут лежать - шепчет она ему прямо в ухо, обхватив своими ручонками родную шею. - Я ничего плохого не делала, папочка, забери меня! - бьется девочка в истерике.

- Сами с врачами объясняйтесь! - бросает отец оторопевшим маме и бабушке, решительно заворачивает Ташку в больничное одеяло, и выносит её на руках на улицу.

До самого дома Ташка лежит в объятиях папы, она даже на какое-то время заснула, и не помнит, как он её нёс, потому что открыла глаза уже дома.

В этот вечер все обращаются с ней бережно, как никогда не было до этого. И подаренная ей на восьмое марта большая коробка акварельных красок, о которых так давно мечталось, почему-то не радует. Наверное, оттого, что сама она не подарила ничего и никому.

ГЛАВА 14 ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ

Весенние каникулы тянутся и тянутся. Таша, взяв с собой приготовленные дома бутерброды, просиживает в районной библиотеке. Там хорошо, можно уйти из общего зала в хранилище, усесться в большое кресло прямо у окна, читать до тех пор, пока не устанут глаза, и не заснешь. Библиотекарша изредка заглядывает в комнатку, проверяет её. Но всё равно - здесь никто не пристаёт с расспросами, не гладит по волосам, не причитает. Ташку уже передёргивает от этого! Даже к бабушке Саломее теперь не хочется ходить из-за этих постоянных объятий да причитаний.

Дядьку нинкиного арестовали. Его видели, как он вечером шел от склада, и руки его все были в порезах. Наверное, Нина его оцарапала, когда отбивалась, или сам о стёкла порезался. И ещё какие-то анализы брали у него. Таша подслушивала, как дядь Петя с папой разговаривали. И говорили: "Ну, всё, до зоны ему не дойти...".

Странно, но это не так уж далеко от милиции, километра два всего.

Что такое зона - Таша знает. Это на Нижнем поселке, за железной дорогой, перерезающей поселок пополам. Там лечатся преступники. Они ходят в черных брюках и куртках. Когда зимой Ташу переехали санки, её возили в эту больницу и даже делали рентген.

Мама теперь успокоилась, и всё посылает в магазин: "Пойди, прогуляешься".
Таше не хочется на улицу - всё время люди перешёптываются или кто-нибудь показывает пальцем на неё, если она заходит в магазин.

Лена уехала в гости к каким-то родственникам, вот только кузины и остались. Серега начал курить втихую, а когда Таша сказала, что расскажет маме - пригрозил: "Будешь ябедничать - тебя изнасилуют и повесят! Что, по Нинке соскучилась?"

Вот и сидит она теперь в библиотеке, или уходит к дяде с тётей - боясь оставаться с ним наедине. Папе она тоже боится пожаловаться, он же всё время на работе, а Сережка большой, и у него много друзей-хулиганов.

Татке не хочется читать сказки, там всё так по-детски. И принцесса просыпается, если её поцелуешь, и можно надеть сапоги-скороходы, чтобы убежать, и можно чудище победить одним словом - ей больше не верится во всё это. Она вытаскивает с полки Детскую Энциклопедию, читает внимательно. Хоть и не всё понятно, но зато тут есть картинки.

Ничто не мешает ей снова и снова вспоминать тот страшный полдень. Но она уже не плачет, и уже можно дышать без колющей боли в груди. Потихоньку глаза слипаются. Рядом стоит Нина. Она такая же улыбающаяся и веселая, как уходила от неё в тот, последний вечер. Только шея перевязана бинтом.

- Что у тебя с шеей?

- Болит. Ничего, скоро пройдёт, я верёвку дядьке подарила, теперь пусть у него болит - и она озабочено роется в кармане пальто. - Ты моё солнышко не видела?

- Оно сломалось, ты им дядьку убила.

- А... это хорошо - а то он жадный, говорил, что бусы купит - а их так и нет - и она жалобно смотрит на Ташу.

- Сделай маме подарок, ты своей ещё сделаешь - а моей так без подарка и ходить?

- Нин, так портфель не нашли, - Таша пытается рассказать ей всё подробно, оправдаться, но подружка подпрыгивает, и по книжным стеллажам забирается наверх, стучит там в какой-то закрытый люк.

Библиотекарша Ольга Васильевна стучит рядом по оконному переплёту:

- Проснулась? Что такая бледная?

- Я с Ниной разговаривала - и Таша рассказывает ей всё, настолько убедительно - как Нина приходила к ней, что говорила - библиотекарша даже меняется в лице!
Она не говорит девочке, что ей только что по телефону рассказали: - нининого убийцу обнаружили повесившимся в камере! И сегодня - Девятый день.

ГЛАВА 15. СЛОМАННОЕ ДЕТСТВО

Витя даже не стал спрашивать, почему нужно нарисовать только детали к солнышку. Поселок был маленький - и новости, тем более такие - расходились моментально. А чем ещё было заниматься в магазинных очередях? Вот и обсуждали Ташкин сон, и кто виноват в случившемся несчастье, мол, недаром убитая только подружке явилась. "Вот что значит пришлые, до этого дети на чужих чердаках притоны не строили, сама не пошла, так малышке дорогу показала"

Таша, не зная о ходивших пересудах, собрала, склеила подставку, раскрасила её новыми красками. Получилось очень веселое солнышко с зеленой, в цветочках, трёхгранной подставкой для карандашей. Хорошо, хоть Лена приехала, кому-то же надо показать!

Лена вместе с бабушкой делали стаканчики из газет, готовили для рассады. Осмотрели подставку, похвалили, и бабушка спросила:

- Ты Нинку как видела, что она точно тебе говорила?

Выслушав, сказала:

- Одна к её матери не ходи. Я с тобой пойду. Пусть бусы в гроб к убивцу положат, те - что ребенок просит. Сейчас помолюсь за упокоение души её невинной, а ты подожди - и ушла к себе в комнату.

А действительно, с кем ещё идти? Мама с папой на работе, бабушки на рынке, Вале некогда, учебниками обложилась, она в этом году школу заканчивает, ей ни до Ташки, ни до кого, всё зубрит, Витьку с Серегой днём с огнем не найдёшь+Пусть Лена с бабушкой со мной идут.

Лена смотрит на Ташу, думая: как же та похудела. Была, что тростинка, а теперь ещё и эти круги вокруг глаз, совсем страхолюдина.

Вскоре вышла бабушка Лены, уже собранная в дорогу.

- Давай, и я с вами, надоело мне эти стаканы крутить - и Лена, не дожидаясь согласия бабушки, быстро натянув сапожки, прихватив пальто, выскакивает на улицу.

По дороге она рассказывает Ташке о поездке в Кабалу*, о каких-то старцах, о ските. Может, это и заинтересовало бы Ташу в другое время, но сейчас у неё в голове только одно: "Как сказать маме Нины про бусы? Вдруг не поверит? И вообще - что говорить?"

Ташка не понимает, почему каждый шаг ей дается с таким трудом. И если б не Лена с её бабушкой - она, наверное, уже повернула бы назад.

Хорошо, что им сразу открыли дверь, во второй раз Таша бы просто не смогла сюда войти. Мама Нины отступила от порога, молча пропуская непрошенных гостей. Сама встала у печки. Николка, весь перемазанный, сидел за столом на подложенной твёрдой подушке от дивана, и вычерпывал ложкой лук из супа.
- Тата пришла! А мамка говорит, ты дорогу сюда забыла - радостно сообщил он, бросая столь важное занятие.

- Зачем пришли? Я вас не звала - У нининой мамы было раскрасневшееся лицо, и говорила она, чуть заплетаясь языком. На столе стояла бутылка водки, уже неполная, пустой стакан, сковородка с жареной картошкой, лежал нож-финка с наборной рукояткой.

- Михална, по делу мы к тебе, долго не задержим - бабушка присела на стул, расчистила край стола. Девочки, сказав безответное "Здрасти", остались у порога.

- Мы вот что пришли - бабушка говорила негромко, но стараясь, чтобы нинина мать разобрала каждое слово. - Небось, слышала, что Нина у подруги просила? Неспроста это, уж ты мне поверь, я на свете больше вас всех, вместе взятых, прожила. Завтра брата твоего хоронить будут, так положи ему в гроб свои бусы, так надо. А вот это подарок тебе Татка сделала - и она поставила карандашницу в центр стола, отодвинув бутылку.

- Подарок?!! Вот эту дрянь она мне в подарок принесла?!! Может она мне и дочку в подарок принесет, эта тварь городская?! - неожиданно для всех, нинина мама схватила подставку и бросила её в оторопевшую Ташку.

Или оттого, что Ташка машинально увернулась, или просто спьяну, но она не попала в девочку, и подставка ударилась о дверной косяк. Неприятно хрустнув, солнышко переломилось и упало на пол, прямо ей к ногам. Николка, разрыдавшись, сполз с табуретки и бросился со всех ног на улицу

-Ну, Михална, да ты совсем ополоумела, девчонка-то в чём виновата? Не пьянствовала б сама, дети из дома не убегали бы!

- Да пошли вы все! Твари! Навязались на мою голову! Жидовня со староверами мне ещё указывать будут, как жить!

- Ты что орешь-то? Успокойся! - бабушка тоже повысила голос.

- Корчите из себя, незнамо что! Убью эту гадину! Нинки нет - и жидовке не жить!

Её крик не то, чтобы оглушил Ташу, он просто бил её. Снова заболело сердце, стало трудно дышать. Машинально, спасаясь от этих воплей, она идет к столу.
Нож. Какая удобная у него рукоятка. Такая тяжелая, и в руке он хорошо лежит.
Таша оборачивается к покрасневшей, растрепанной, орущей женщине:

- Только попробуйте!

И во внезапно наступившей тишине Таша, не торопясь, словно протягивает нож, а потом резко бросает его. Она делает всё, как учил её папа - и нож втыкается прямо над головой нининой мамы.

Все смотрят на Таисию, бледную, маленькую, с горящими такой ненавистью глазами, что просто становится страшно.

Тата идёт к двери, и никто не делает попытки остановить её. Поравнявшись с валяющейся на полу подставкой, так любовно сделанной, девочка резко давит сапожком разноцветные обломки.

Она быстро идет по улице, не задумываясь - куда, зачем? Просто идет, чтобы не упасть, чтобы ветром обдувало, чтобы не задохнуться. Ей хочется кричать, чтобы лопнула веревка, связанная вокруг груди, и не дающая вздохнуть. "Наверное, и Нина так хотела, а ей тоже веревка не давала" - проносится в голове, она даже останавливается. "Надо вздохнуть, вздохнуть, как следует успокоиться, а то тоже умру"

- Ташка, солнышко, куда ты бежишь? Еле догнала! - Лена, запыхавшись, останавливается рядом. - Ну, ты даёшь! Я и не знала, что ты такая бешеная! Из-за "жидовни" обиделась? - она тараторит, рассказывая, что бабушка успокаивает теперь напуганную до "усрачки" Михалну, а ей велела отвести Ташу домой, чтобы не натворила чего. И что нож с трудом вытащили.

- Ой, я и не думала, что ты такая сильная! - с удивлением и восхищением Лена смотрит на подружку.

А той не хочется ни говорить, ни идти домой, ни слушать про то, от чего ей становится стыдно и страшно. И ещё ей очень хочется спать, просто глаза сами закрываются.

- Я не хочу домой, Лен. Пошли к тёте Марусе.

В приветливом теплом доме тети она наконец-то чувствует, что дышать можно не маленькими глоточками, отпускает колющая боль в груди. Выпив стакан молока, она просто проваливается в сон, предоставив Лене разъяснить всё.

Таша не слышит и не чувствует, как её раздевают, как укладывают в спальне сестёр, как тараторит Лена, часто повторяя "бешеная" и "жидовка". Она просыпается уже вечером, когда папа приходит за ней.
 
- Что ж это ты у меня вытворяешь, доченька? - у папы очень грустное лицо.

- Я не хотела, пап, но она кричала, что убьёт меня, что мне не жить. Почему? Разве я виновата, что Нину убили? Жидовня - это кто? - Таша внимательно смотрит в большие папины глаза. Всегда такие добрые, они внезапно становятся холодными и колючими.

- Я тебе, детка, потом всё расскажу, сейчас ты маленькая, не всё поймёшь.

- Нет, папа, я уже большая, - Таша говорит это серьезно, с горькой усмешкой. - Я пойму.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Азма (Израиль)   09.11.2009 00:23

Семён, Америка - Как относятся к евреям в современной России можно было увидеть и услышать на выступлениях в центре Москвы в "день единения"(((

Посмотрите фотографии в интернете. Меня просто шокировало((
  - 0   - 0
фото

Семён (Америка)   28.10.2009 04:45

А мне рассказали, что сейчас в бывшем Союзе к евреям уже не так откровенно злобствуют, как 20 лет назад. Правда, приехал приятель недавно не из России, а с Украины. К кавказцам азиатам, неграм - да, ужасно, чего раньше не было, а к евреям даже как-то сочувственно. Конечно раз на раз не приходится. Но в принципе, конечно, этот народ ни для кого не свой. Поэтому повесть актувльна и сегодня.
  - 0   - 0
фото

Азма (Израиль)   27.10.2009 22:14

Ольга, Россия ...
- Да, такое было, да и сейчас есть... Может быть даже в большей степени. Моему сыну очень доставалось от соучеников и в школе, и в лицее В университете уже меньше доставалось, наверное от того, что боевыми единоборствами занимался?
А вот племянника в погранвойсках офицер уму-разуму табуреткой по голове учил, довёл до самоубийства. Хорошо ещё, что на 3 мм пуля от сердца прошла...
  - 0   - 0
фото

Ольга (Россия)   22.10.2009 18:49

Мой папа до войны учился в юридическом. Тогда это не было факультетом МГУ. я не знаю точно, но не это важно. Он рассказывал, что страшно преследовали евреев. И девушка-еврейка, как то ему сказала - лучше бы я родилась собакой , чем еврейкой. Как же нужно было издеваться над человеком, что бы так сказать! Я помню этот рассказ с детства, он мне врезался в память. Я желаю всем людям мужества , уважения друг к другу .
  - 0   - 0
фото

Азма (Израиль)   18.10.2009 21:03

Спасибо за публикацию, жаль, что при редактировании допущены досадные опечатки и ошибки. Полный, авторский вариант при желании можно прочесть в моём дневнике.
http://www.liveinternet.ru/users/731941/post112408099/page1.html#BlCom533932364
Там же идёт и обсуждение...
Лейв Эрикссон, Швеция - спасибо за внимательное прочтение! Надеюсь, что это не останется без внимания редакции.
Марина, Россия - Спасибо огромне за комментарии, и за комплименты в мой адрес))
  - 0   - 0
фото

Марина (Россия)   18.10.2009 01:17

Читала и мне было тепло,холодно,грустно,весело...появлялись и слёзы...светлые,вот ещё одну слезинку смахнула.Но всё же улыбнусь напоследок.Улыбнусь,потому что я -оптимист по натуре и потому,что лично знакома с автором!С мудрой,весёлой,стойкой,жизнерадостной,талантливой!
  - 0   - 0
фото

Лейв Эрикссон (Швеция)   18.10.2009 00:19

Очень своевременная повесть! Заставляет задуматься о проблемах нашего времени.
P.S. В названии четырнадцатой главы исправьте, пожалуйста, опечатку, а то она отвлекает от смысла текста.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA