обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '10
СТРОФЫ

ЧЕГО ИСКАЛ ТЫ В ТЁМНОМ ОКРУЖЕНЬИ...

Пётр ЛЕБЕДЕВ-СТЕПАНОВ

Внимание

Внимание к жучку, что обитает
В квартире средь обоев и бумаг,
Но вдруг летит на лампу и сгорает -
Крупинкой падает на пол сожженный прах;

Или к змее, ползущей меж деревьев,
И шелесту листвы средь ветреного дня;
Полету облаков и запахам кочевья
И карканью пустому воронья;

И к интонациям кошачьего мурчанья,
Которых смысл откроется тому,
Кто не утратил древнее сознанье,
Что зверь и человек - собратья по уму;

И к женскому пронзительному взгляду,
Мужчине многое дающему понять,
И даже к пафосу бравурного  парада,
Который ранее случалось повидать…

Всемирная отзывчивость поэта,
Соринка, извлеченная из глаз -
Так предстает пред нами в новом свете
Все то, что виделось уже немало раз.

 

Плотинка   (В.Н. Баканову, ветерану В.О.В.)

Прогнившая от времени плотинка
Над тихим прудиком, заросшим в ивняке;
Олешина у берега, кувшинка
Свой круглый лист скрывает в тростнике…

Был вечер августа, я возвращался с нивы,
И, вспоминая хлопотливый день,
Задумался у ног плакучей ивы,
Бросающей на воду пруда тень:

Мне было почему-то так приятно,
Забыв все то, что сделалось со мной,
Вернуться к юности, ушедшей безвозвратно,
Мечтая, сбросив лишнее долой,

Взять удочку, дойти до кочки,
Что в камышах чернеет на виду,
Забросить, ждать, внимая поплавочку,
Который замер в легкой ряби на пруду…

И вдруг идет на дно. Тут боевого клича
Не сможет удержать рыбак лихой,
И маленькая ценная добыча
Блеснет на солнце яркой чешуей.

Остановись мгновенье, ты прекрасно;
Мне нечего другого пожелать.
Что будет впереди, пока не ясно,
Но этот миг я буду вспоминать.


Единорог
 
Ринго стар, а Дитер болен,
Брат мой умер, друг уволен,
Одноклассница в тюрьме.
Я остался на коне -
На коне-Единороге
Много думаю о Боге,
Долго терпящем меня,
Сохраняя мне коня.
Я б остался одинок,
Если б не Единорог.
Конь везет меня вперед,
Отмеряя жизни ход:
Дело в том, что с детских лет
Приоткрылся мне завет.
Я увидел на стене
(Было дело то во сне)
Пару формул, заклинанья -
Квинтэссенцию познанья.
Их на камне начертал -
Предо мною конь предстал.
Так с тех пор везу скрижали
В заколдованные дали,
Чтобы их расколдовать
И заветы передать.
Сочиняю понемногу,
Чтобы скоротать дорогу.
Не дано предугадать,
Сколько мне еще скакать.
Я б наверно занемог,
Если б не Единорог:
Стал бы стар и очень болен
Иль с работы был уволен,
Потерялся в темноте,
Распылился в суете,
Если бы не эта честь:
Я несу благую весть
На спине Единорога
До последнего порога.
Все поставлено на кон
Или это только сон?

 

To be?

Какой вопрос в том: быть - не быть?
Тем, кто не был, не быть привычней,
В спокойных водах вечно плыть
И в жизнь не лезть, не быть - приличней.
Не появляться, не потеть,
Не шевелиться, не  тревожить,
Зарплаты ради не наглеть,
И боль сомнением не множить.
Любовным жаром не пылать,
Иллюзией прекрасной дамы
Не возбуждаться, не мечтать
И не общаться с дураками.
И политических забот не знать,
Не ведать, не стремиться
На поле боя не сбежать
Или под пули не ложиться.
Жизнь - это прах, а смерти нет -
Есть бесконечность ожиданья:
Не жил и не живи сто лет,
И будь достоин отрицанья.

Но рождены мы - в том беда.
И нас теперь сомненье гложет:
Уйти, захлопнув дверь туда,
Иль не уйти - кто нам поможет?
Адреналин кипит в крови
Для драки, для работы трудной,
Иль для  прилипчивой любви -
Постельной страсти непробудной.
Теперь придется попотеть
И рой осиный растревожить.
Любовной страстью возгореть
И  резвяков своих размножить…
Хотя, размножившись, они
Найдут тут почву для раздора:
Для политической возни
И для пустого разговора.
Тогда любовной страсти - бой,
Раз не ведет дорогой верной.
Не лучше ли идти тропой
Познания благословенной?
Так проще время скоротать,
Рассевшись в умственном шпагате:
To be как формулу писать,
Как е равно эм цэ в квадрате.


На смерть фридайвера

На кончике пера - познание Вселенной.
Божественный закон питает мирозданье.
С тобой мы вместе это постигали,
Как будто в вдохновенном ритуале.
Ты помнишь, как мы брали интегралы,
Как братья разделяя опыт трудный,
Наставником ведомые к вершине?

Ты помнишь середину девяностых,
Когда еще мы были молодыми,
И жили исключительно наукой,
Соблазнов убежав обогащенья,
Что насаждались подлою эпохой?
Но мысль об этом времени волнует
И душу вдохновением питает.
В безбытность павшие, лишь духом жили.
Порой мне жаль, что не возобновится
То ощущенье братства рокового.

С тех пор прошли года, нас разлучили
Дела и мысли жизни скоротечной,
И вот мне весть пришла, что ты не выплыл,
Когда соприкоснулся слишком близко
С стихийной мощью океанской бездны,
Что ты нашел себе успокоенье,
Земную жизнь пройдя до половины.

На то, увы, имелись предпосылки.
Воспитанный в советских идеалах,
На помощь ты спешил, когда не нужно.
Жеманнице, отдавшейся в охотку,
Ты помогал спастись от кавалера,
Вообразив, что дело того стоит,
И получал лихую благодарность.
А если видел пьяного бродягу,
Башкою павшего на каменную глыбу,
То норовил помочь ему, хотя бы
Тот просто кайф ловил от сотрясенья
И лез в карман к тебе за опохмелкой.

Тогда, чтоб доказать себе и прочим,
Что ты совсем не робкого десятка,
Не клоун всешутейского спектакля,
Ты экстремалом сделался отменным,
И небеса и море покоряя.
Под парашютом прыгал с самолета,
Нырял в морскую глубь без акваланга.
Вот так, не проходивший мимо горя,
Ты  не отверг объятья черной бездны,
Которая в пучину поманила
Романтикой невиданных усилий
И мужества достойных испытаний.

Все глубже раз от разу погружался,
С собой самим вступая в состязанье.
Чего искал ты в темном окруженьи,
Какую цель преследовал в пучине,
Превосходя возможность человека,
Стремясь к нечеловеческим глубинам?

Божественный закон питает мирозданье.
С тобой мы вместе это постигали.


Рождественская сказка

На русских пространствах огромных
Зима предъявляет права.
Мужик, замерзая на дровнях,
В беспамятстве шепчет слова

О том, что короткое лето
Не даст разойтись молодцу:
К девчонке с сердечным приветом
С покоса спешить не к лицу.

Уж лучше подремлем на травке,
Посмотрим в зеленую даль,
Нюхнем табачку для затравки,
Утопим в бутылке печаль.

Чего нам жалеть, если завтра,
А, может быть, через год
Исполнится Божия мантра:
Злой зверь - три шестерки - придет.

Морозной зимой подберется,
Застигнет в дороге и вот -
Напрасно меня у колодца
Девчонка любимая ждет.

Подремлем в скрипучем снежочке,
Досмотрим морозные сны,
О том, как с волками в лесочке
Останемся мы до весны.

Специфика жизни в России
Имеет особый формат:
Суровость природной стихии,
Чиновничий госаппарат.

Начальники пишут указы -
Гарантии жизненных благ.
Мечтает чиновничий разум,
Чтоб больше писалось бумаг.

Но девочка спичкой играет -
Вселенский костер разведен.
Бумаги навеки сгорают,
Но тот мужичонка спасен.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA