обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '12
В БЫВШЕМ СССР

ОЧЕВИДНОЕ НЕВЕРОЯТНОЕ

Что сейчас в Украине

(Окончание. Начало здесь: Часть 1; Часть 2)


12. Футбольный миф о незапятнанном президенте
 
Будущее Украины темно и тревожно. Сладкоголосые певцы "Евро-2012", которые годами вдалбливали электорату регионалов, будто футбольный чемпионат докажет всему миру, что страна под управлением почетного председателя партии необратимо движется по пути демократического развития, способна на вполне цивилизованное участие в крупнейших европейских затеях и, значит, ей безоговорочно можно доверять, зря надрывали легкие и глотки. Точно так же, как желание Украины сотрудничать с США в области добычи сланцевого газа не означает того, что на этом основании между заокеанским гигантом и ею автоматически установятся доверительные отношения, нельзя надеяться и на "Евро" как палочку-выручалочку в глазах западного общества.
 
Пусть заграничные фаны и выпили в Киеве пива больше, чем столичное население осилило бы за добрый год. Пусть газоны на стадионах  действительно оказались вполне приличными. Пусть количество ЧП вокруг чемпионата украинскими милиционерами, выучившими несколько простеньких фраз на английском и позволявшими зарубежным гостям беспрепятственно мочиться на газоны, было сведено к минимуму - не считать же стоящим внимание поисшествием жестокое избиение в милиции трех молодых жительниц Донецка, заподозренных в том, что они обокрали швейцарского фана. Пусть президент Янукович, болельщик №1, совершил только один неуклюжий "проффесорский" поступок: после победы российской команды над чехами отправил президенту России приветственное послание. Пусть Борис Колесников, вполне удовлетворенный своими ратными подвигами на "Евро"закупках, собирается судиться со всеми, кто упрямо талдычит об откатах  при подготовке чемпионата. Пусть премьер Азаров  действительно уверен в том, что с кремлевским Газпромом вскоре  установятся замечательные, взаимовыгодные отношения, хотя Путин, упрямо и нагло цитирует Ильфа:  "стулья будут, но деньги вперед!"  Пусть даже скоростные "Хюндаи" перестанут каким-то чудом ломаться на "проселочных" железнодорожных путях.  Все равно, как бы украинцы ни мечтали обрести душевное спокойствие, ни одной из наиболее болезненных для страны проблем надсадный ор болельщиков не заглушил. Разве только в дни матчей проблемы эти отступали на второй план, чтобы на следующее утро снова занять первые позиции в Интернете и печати.
 
Тут и наличие в стране политзаключенных, и тенденциозная, марионеточная,  сложносопряженная с  властью судебная система; и ни к чему не приведшая дискуссия о необходимости декриминализации статей уголовного кодекса, допускающих наказание за политические решения; и все крепнущие подозрения в адрес генпрокуратуры с ее фантастическими розыскными мероприятиями, от которых просто разит фальсификатом; и бурные, вплоть до рукоприкладства, сражения регионалов за русский язык как второй государственный, хотя его употребления никто, нигде и никогда не запрещал. Все это и многое другое - ряд горестных замет легко продолжить - будет будоражить  украинцев неопределенно долго. Каждому здравомыслящему аналитику уже абсолютно ясно, что с осенними парламентскими выборами мира на страну не снизойдет.
 
Президент, которому чудится, что из тупика еще можно выбраться без особого креатива, демонстративно дистанцируется от  целого ряда крайне неприятных инцидентов в сфере взаимоотношений общества и власти, которые сводят на нет его декларации о том, что "разруха", доставшаяся ему от "оранжевых", окончательно преодолена. Януковичу нужно внушить людям,  каждому из которых клялся что, стоит повесить ему на грудь желанные цепь и бляху, он немедленно  услышит и поймет каждого, мысль о своей незапятнанности. Они, сдается гаранту, просто обязаны понять и поверить в то, что  безобразия, творимые его подчиненными, к нему лично отношения не имеют. Более того, о большинстве из них он узнает вместе с простыми смертными из прессы и немедленно дает поручение компетентным лицам в этих сигналах снизу разобраться, а о результатах доложить ему лично. Но все это, конечно, игра на публику, в наивной надежде на то, что электорат неудержимо глупеет.
 
Да, Янукович раз за разом грозит непокорному чиновничеству пальчиком. А чиновничество готовно сгибает перед ним непокорные выи, продолжая, тем не менее, свою разрушительную работу. Под суд и в казематы идут лишь ничтожные винтики системы, вроде мелких судейских или третьестепенных функционеров райадминистраций, отважившихся  утащить в свои гнезда десяток-другой тыщонок "капусты". Но никогда и никто из Семьи, групп влияния Ахметова, Фирташа (олигархи) или Клюева (председатель Совбеза) под раздачу не попадает. Жалкий взяточник обречен хлебать баланду. Крупному, исчисляющему мзду  сотнями тысяч "зеленых", ничего не грозит.
 
Еще недавно Интернет был переполнен обличительными материалами о министре энергетики Юрие Бойко, как утверждалось, замешанном в махинациях с приобретением двух буровых установок за немеряные миллионы, во много раз превышающие их реальную цену со всеми накрутками. Бойко сплюнул через левое плечо и не пожелал принимать во внимание инсинуации настырных репортеров вообще.  Это в нынешнем украинском контексте выглядит нормально. Ведь никто не потрудился растолковать любопытным и того, каким таким макаром  сыновья президента, ни один из которых не хватал звезд с неба, стали в кратчайшие сроки богатейшими людьми страны. Да и сам президент не счел нужным отвечать безрассудному в своем полудетском любопытстве журналисту Мустафе Найему на вопрос "почему в стране все так плохо, а у вас жизнь идет все лучше и лучше", а, отгородившись от нахала жутковатой, блуждающей улыбочкой; немигающе уставившись в его физиономию, поведал со значением, что "для наслаждений" у него времени мало, а Мустафе он, так сказать, теперь  "не завидует". Трудно предположить, что имел в виду хозяин Межигорья, который был, как обычно, весьма невнятным и таинственно многозначительным, но журналист немедленно стал героем дня. По той же причине, по которой однажды, на  исходе горбачевских времен, приобрела невероятную популярность молодой корреспондент московской "Независимой газеты" Татьяна Малкина, которая задала ГКЧПистам, пытавшимся захватить власть в России, прямой вопрос: "Понимаете ли вы, что сегодня ночью вы совершили государственный переворот?" История повторяется и далеко не всегда в виде фарса. Хотя, скажем прямо, любое публичное появление президента кем-то (не им же самим) срежиссировано именно в этом жанре.  Правда, людям  от этого  ничуть не легче.
 

13. Отвлекай и властвуй…
 
Для того, чтобы отчетливо представить себе, как велико недоверие украинцев к власти, достаточно проанализировать ну, хотя бы, историю днепропетровских террористов. Напомню, 27 апреля сего года в большом украинском городе произошло несколько взрывов, которыми были поражены 28 человек. Заряды, заложенные "взрывниками" в бетонные мусорные урны, разнесли их на мелкие части --  разлетаясь по сторонам, они ранили, по большей части легко,  оказавшихся рядом людей. СБУ и Генпрокуратура немедленно бросились на поиски преступников.
 
Сначала была обнародована информация о том, что  взрывы, скорее всего, являются результатами  разборок  между криминальными группировками. Но вскоре интонация сообщений о ходе расседования изменилась. До того, как были названы чьи-либо имена, президент и силовики уже нарекли анонимных подозреваемых террористами, хотя  на политической подоплеке дела не настаивали, ограничиваясь заявлениями о том, что тут налицо лишь меркантильные интересы.  К тому моменту, когда  те, кого назначили преступниками, были персонифицированы, публика удивлялась лишь тому, что  не "следаки утановили" организаторов взрывов, а те сами "засветились" по телефонам и на сайте СБУ. В этом контексте тот факт, что и главный     "террорист", и его пособники были работниками кафедры политологии Днепропетровского университета, уже никого не занимал.
 
Однако в дело вмешался вездесущий генерал Москаль (я его с вами уже знакомил). В оппозиционной телепрограмме "Знак оклику" ("Знак восклицания") на канале ТВi он весьма обстоятельно объяснил, почему ему, профессиональному милиционеру, опять, во второй раз после  обвинений Тимошенко в убийстве Щербаня, все происходящее кажется жалким спектаклем. Не приводя здесь  подобностей генеральской аргументации, скажу только, что изумление у Москаля вызвало многое.

Во-первых, заряды в урнах были совершенно ничтожными, то есть ими и не предполагалось кого-нибудь убить, что, собственно, и произошло. Во-вторых, где вы видывали, спрашивал он, бандитов, которые сразу после взрывов (это ведь не похищение дочери политика или бизнесмена) самостоятельно вышли со своими требованиями именно на СБУ? Где научные сотрудники кафедры политологии взяли номера засекреченных телефонов? Отчего  цели людей, не отличающихся резко пониженным IQ, были столь примитивно-наивными? Неужели умные, современные, образованные преступники не понимали, что деяние, якобы, ими совершенное, по определению исключает процедуру дальнейшего торга? Кроме того, генерал Москаль выудил у "ментов" следующее. Когда они, численностью с хорошее войско, отправлялись на обыски в места возможного пребывания подозреваемых, им были вручены списки, где скрупулезно перечислялось все, что они там обязаны отыскать - пробирки, бутылочки, реактивы, футболки, ветровки, кеды…
 
Как тут не заговорить о приснопамятных взрывах домов, в сентябре 1999 года, в Москве, Буйнакске, Волгодонске, причины которых и до сих пор неясны. Правоохранительные инстанции пришли тогда к выводу, что это дело рук террористок-смертниц,  профинансированных, если можно так выразиться, исламским институтом "Кавказ". Однако оппозиция и многие историки, ученые, политологи и посейчас стоят  на том, что взрывы организовала ФСБ, и сделано это было для укрепления престижа Путина, поклявшегося однажды  мочить террористов, даже в сортирах. Хотите-не хотите, а нелепость, нелогичность, неуклюжесть, так называемых, терактов в Днепропетровске заставила украинских оппозиционеров, не исключая  Геннадия Москаля, если и не отнести взрывы на счет СБУ, то, во всяком случае, выразить сомнение в том, что совершили граждане, которым при расследовании инцидента были отведены главные роли. Быть может, какие-то политтехнологи внушили верхам идею  о том, что блестящее, буквально по горячим следам, раскрытие теракта поднимет рейтинг главы государства, а заодно отвлечет честной народ от размышлений о несчастной доле тимошенок, луценок и других репрессированных руководителей правительства "оранжевых".
 
В украинских реалиях старая формула "разделяй и властвуй" приобрела, похоже, новые очертания - "отвлекай и властвуй". Ведь людьми, задыхающимися  в атмосфере растерянности и страха, не так уж трудно манипулировать. Впрочем, и надуманные дискуссии, наподобие много раз вспыхивавшей в нужный момент языковой; и провокационные вбросы пресловутых пленок Мельниченко, новая порция которых всегда обнаруживается именно в тот момент, когда наступает необходимость в очередной раз дестабилизировать ситуацию; или застарелые резонансные уголовные дела, среди которых на первом месте, безусловно, дело  Гонгадзе, -- все это способствует тому, что простой человек, окончательно запутавшийся в лесу противоречивой, зачастую совершенно невероятной информации, теряет  элементарную способность рассуждать и готов просить у неба одного: только бы не было войны!
 
И никто уже не помнит, что дезавуирующие то одного, то другого политика пленки в их натуральном виде совершенно непригодны для прослушивания. То, что нам предлагается, когда нужно обвинить экс-президента Кучму, спикера ВР Литвина, кого-нибудь еще, -- результат технической обработки цифровых носителей, которая выполняется конкретными, следствию неизвестными людьми. Доверять распечатанным диалогам или нет, считать их итогом тенденциозного монтажа или поверить в их девственность, целиком на совести тех, кому они предложены в качестве объективных свидетельств.  Вызывает серьезнейшие сомнения и то, имеем ли мы право уверенно говорить о гибели Георгия Гонгадзе, если  найденный в Таращанском  лесу и предъявленный его матери труп ею не опознан; если обвиняющийся в осуществлении убийства и признавшийся в этом бывший милицейский генерал Пукач (генералы бывают разными) так и не смог отыскать место, где захоронил  лично им отрезанную голову журналиста, ограничившись предъявленнием осколков черепа с пулевым отверстием в лобной части (это у задушенного!); если в качестве заказчика он называет бывшего министра внутренних дел Украины  Кравченко, который, как известно, покончил жизнь "самоубийством", но двумя выстрелами в голову - факт беспрецедентный  в судебно-медицинской практике.
 
14. Язык мой: друг или враг?
 
К числу идеологических мифов относится и пока, слава Богу, бескровное, фактически неразрешимое "дело о русском языке", которое  с механической регулярностью всплывает, как сегодня, перед очередными парламентскими выборами. Расчет тут простой. Украина чрезвычайно неоднородна. Одна ее часть действительно от  дедов-прадедов пользуется украинским. Города другой в значительной степени заселены русскоязычным населением, хотя в сельской местности бытует, если не чистый украинский, то некий "суржик", сленг, в составе которого самым невероятным образом  уживаются оба славянских наречия.
 
 В истории страны были периоды насильственной украинизации -- в самом начале  существования строптивой республики советская власть пыталась обмишулить ее непокорную интеллигенцию своей показной толерантностью. Были годы насильственной русификации, когда, после искоренения, в прямом и переносном смысле слова, той же интеллигенции, власти  в ходе борьбы с украинским буржуазным национализмом внушали народу совершенно противоестественную идею о возможнсти благополучного существования нерушимого, беспрекословно подчиняющегося единому центру союза свободных, суверенных республик. Но, судя по дальнейшему развитию событий, приведших к распаду СССР, дальше создания фетиша в виде государственного гимна, который, несколько перефразированным, и теперь исполняется в путинской России, пускающей слюни по отколовшимся от нее вкусным территориям, -- дальше дело не пошло.

Словом, в жизни страны бывало всякое. Но в течение долгого времени перед  реализацией прогрессивного при всей своей деструтивной сути заговора Елицына, Кравчука и Шушкевича, положившего в уютном домике в Беловежской пуще конец стране, занимавшей шестую часть Евразийского континента, простые украинцы  не оущущали в своей повседневности каких либо затруднений, связанных с тем, на каком языке они общаются. И только в последние двадцать лет "языковую карту" принялись  активно использовать политиканы -- для завоевания симпатий электората.
 
Возможным это стало потому, что вышедшие из подполья, благодаря Декларации Независимости, националистические силы справедливо полагали и полагают, что одним из ферментов скорейшего становления новой украинской государственности является язык, на котором разговаривает нация.  У них были и остаются  все основания настаивать на возрождении годами попиравшейся украинской культуры; возвращении обществу уничтоженной, остановленной в своем развитии литературы; укоренении в  нем идей национального самосознания. Быть может, в отстаивании этих ценностей националисты бывают слишком воинственными, порой непримиримыми, но их можно понять, и сотрудничать с ними, оставаясь в рамках продуктивной общественной дискуссии.  С другой стороны, и они просто обязаны были бы прислушаться к доводам оппонентов - отчасти центра, востока и юго-востока страны, -- чья ментальность, в отличие от западных регионов, обретавшихся до войны под гнетом Польши и яростно сопротивлявшихся приходу большевизма, складывалась  при советской власти, включая сюда и формирование языковой стихии.
 
Здесь нельзя не вспомнить об одном из самых последовательных борцов за украинскую независимость, основоположнике заменитой националистической партии  "Рух", покойном Вячеславе Черноволе, который в самом начале головокружительного на первых порах периода независимости, многое  провидел, в связи с чем и выступил с идеей "земельного" устройства Украины, на манер того, что имеет место в Германии. Он, будучи человеком проницательным, раньше других уяснил себе, что резко отличающиеся друг от друга - и в психологическом смысле (историей, образом жизни), и  ресурсным потенциалом; и оптимальным, для каждой них своим, проектом будущего -- территории не смогут органично взаимодействовать в рамках навязанной им соборности. Такая целостность для них в принципе недостижима. Быть может, эти соображения Черновола, которых, очевидно, не могли простить ему радикально настроенные националистические круги, и послужили одной из причин преждевременной гибели харизматического политика в странной автокатастрофе. По крайней мере, сын его до сих пор пытается доказать, что отца убили.
 
Однако не следует путать предлагавшееся Черноволом с лозунгами, провозглашенными  на состоявшемся  28 ноября 2004 года в Северо-Донецке съезде депутатов всех уровней, не признавших избрания президентом страны Виктора Ющенко, провозгласивших  своим лидером другого Виктора - Януковича, и выдвинувших требование немедленной федерализации страны. Идеи Черновола произрастали на почве объективной, народной, исторической правды. В Северо-Донецке же дрались за свое благополучие  вчерашние партийные и советские бонзы, перед которыми во весь рост встал призрак тюрем, куда их грозились засадить оранжевые.
 
Спрведливости ради скажем, что никто из заговорщиков впоследствии не пострадал. Президентство Ющенко, оказавшегося великим путаником,  болтливым, слабым стратегом и мелочным человеком,  Украину в Европу так и не привело. Но один большой шаг на пути к демократизации жизни страна при нем, все-таки, сделала. Здесь установилась такая свобода слова, о которой в прежние времена и мечтать было нельзя. Легко представить себе, где, в каком душном закоулке истории оказались бы украинцы, победи Янукович, которого славословили в северо-донецком ледовом дворце, где проходил уникальный для Украины съезд, уже тогда. Все, что страна испытала за короткие два года его правления  - от катастрофического падения экономики до укоренения системы тотальной коррупции, от насилия над существующей Конституцией до реализующегося сегодня намерения написать новую, удобную для себя и семьи; от тотального разграбления Украины олигархическими кланами до полного обнищания народа; от искусственных, напоминающих подкуп избирателей "социальных инициатив президента" до преследования инакомыслящих - все это произошло бы значительно раньше. И возня вокруг  русского языка, вновь поднятая недавно нардепами-регионалами Сергеем Киваловым и Вадимом Колесниченко, -- из того же ряда.
 
Сочиненный этими "мыслителями" закон, основывающийся на плохо применимой в данном случае Хартии о региональных языках и языках национальных меньшинств, которым по тем либо иным причинам грозит умирание, настаивает, как будто, на необходимости защиты и развития русского, коего, если не кривить душой, никто, повторю это, не преследует и не теснит.  В завуалированном же виде закон этот настаивает на  признании русского вторым государственным, наравне с украинским. Младенцу ясно, что в накаленной атмосфере политического противостояния, в которой вынуждены жить украинцы, обсуждение этой темы несвоевременно и  может привести к  взрыву, вплоть до гражданского противостояния. Но политиканам, вдохновляющим авторов закона, уже принятого, кстати,  в первом чтении, так не кажется.
 
Во-первых, нынешняя партия власти привыкла перед выборами традиционно обещать, как принято у этой публики выражаться, "решить" языковой вопрос. Новые состязания амбиций -- в октябре. Стало быть, наступило время для очередной провокации. В угоду русскозычному, ориентированному на Россию электорату, в противовес другой его части, тяготеющей к Европе и люто ненавидимой регионалами.
 
 Во-вторых,  и это едва ли менее важно, шумиха вокруг статуса русского языка затеяна затем, чтобы отвлечь внимание людей от гораздо более существенной для них информации  последнего времени: о катастрофическом обвале экономики, коррупции на "Евро-2012", пытках в районных отделениях милиции; беспомощности правительства, с которым в империи Путина вообще не считаются; фантастическом росте размеров внешнего долга; бесспорном наличии в украинском царстве-государстве политзаключенных, выпускать которых на волю, несмотря на все усилия западной демократии, скорее всего, никто не собирается; очевидном воцарении в стране тоталитарного режима.
 
Достаточно открыть навскидку любой информационный Интернет-сайт, например,  весьма сдержанный рядом с откровенно оппозиционными ресурсами UKR.NET, чтобы растеряться от простого перечисления ужасов украинской повседневости. Тут и безобразные драки в парламенте (в последней, языковой, с упоением участвовал один из главных провокаторов партии регионов Колесниченко); и все накапливающееся раздражение европейских институтов тем, что руководство страны в ответ на их увещевания продолжает изображать из себя слепоглухонемых; и странные приговоры судов, вроде того, где человеку, который убил в процессе самообороны милиционера-беспредельщика, впаяли четырнадцать лет отсидки  в колонии строгого режима; и постоянное отмазывание мажоров, которые давят малых сих колесами своих внедорожников, насилуют беззащитных девчонок,  чувствуя себя совершенно безнаказанными; полное равнодушие обвиняющихся во взяточничестве чиновников и правоохранительных органов к  непреложным, доказывающим их вину фактам, стоящим иных свидетельских показаний; безмятежность президента, от месяца к месяцу обходящегося стране со своими резиденциями, машинами, вертолетами, обслугой, детишками все дороже и дороже.
 
 
15. Век свободы не видать
 
Что же до свободы слова, в несколько деформированном состоянии все еще наличествующей на Украине,  ей тоже понемногу приходит конец. С помощью все той же блистательной генпрокуратуры, которая  специализируется на облыжных обвинениях людей, несогласных с властью. Достаточно было корреспонденту телеканала TVi  Константину Усову снять документальный фильм о том, что творится в печально известном Лукьяновском СИЗО, как его немедленно пригласили для дачи показаний. Прекрасно понимая, с чем он имеет дело, Усов на беседу со следователем прокуратуры не явился, а скрылся от возможных преследований за рубежом.
 
Более того, телеканал, на котором выходят в эфир безрассудно смелые корреспонденты - тот же К. Усов, В. Портников, М. Найем, С. Рахманин и др., перед самым началом избирательной кампании подвергся наезду со стороны налоговой службы. Последняя в рамках уголовного дела, возбужденного против директора компании Н.Княжицкого, обвиненного в неуплате шести миллионов налогов, производит сейчас в офисе телеканала выемку бухгалтерских документов.  То, что при этом нарушается объявленный в стране, до окончания избирательной кампании, мораторий на всевозможные проверки СМИ, никого не смушает. Не останавливает исполнителей президентского заказа и то обстоятельство, что миллионы, на которые, якобы, обездолил бюджет Княжицкий, на самом деле являются  невозвращенной государством суммой НДС (налога на добавленную стоимость), которую оно TVi давным давно задолжало и которую Княжицкий счел для себя налоговой компенсацией. Справедливость его решения была подтверждена судом. Однако, несмотря на это, TVi пытаются уничтожить. Зрители,  хорошо знакомые с украинскими реалиями, не сомневаются в том, что  директор компании может в любую минуту угодить в СИЗО, а вещание ее -- быть заблокированным.

Почему подобное происходит? Да лишь потому, что прямой, открыто называющий вещи своими именами эфир вызывает дикое раздражение Админстрации президента и самого гаранта.  Да что там  - ненависть, пожалуй, даже большую, чем  "Украинская правда", та самая, где трудился исчезнувший Гонгадзе. Добавьте к тому личную мстительность функционеров, лелеющих свою неприкосновенность пуще зеницы ока. Дальнейшее понятно. Если сидит по облыжным, не доказанным обвинениям Тимошенко,  что стоит упечь в Лукьяновку каких-то Усова или Княжицкого? Сегодня, 12 июля, когда пишутся эти строки, телеканал еще держится. К тому же умудряется  транслировать на своем Интернет-сайте, в режиме онлайн,  кафкианский процесс "выемки" оригиналов документов, копии которых налоговая уже изымала. Но что с ним будет к моменту публикации статьи, сегодня не знает никто. 
 
16. Удастся ли избежать Апокалипсиса?
 
Возвратимся к закону об основах языковой политики, главному, как выяснилось,  фактору, драматически дестабилизирующему украинскую жизнь. Власти долго не церемонились. Стоило убраться из страны последнему организованному отряду футбольных болельщиков, как на фоне восторженных отчетов об Украине, доказавшей всей Европе, что и она не лыком шита, начал набирать силы, так сказать, лингвистичнеский скандал.
 
Тут самое время напомнить о том, как принимался  безобразный закон Кивалова-Колесниченко во втором чтении, после чего, если он не будет ветирован президентом, страна снова окажется расколотой на две части.  Спикер парламента, хитрая лиса В. Литвин, отлично понимая, что нельзя терять в глазах  честных людей остатки достоинства, отказался ставить этот "вопрос" в повестку последнего перед каникулами пленарного заседания Верховной Рады. Вместо него, в тот час отсутствовавшего, это сделал вице-спикер и завзятый "коммуняка" Адам Мартынюк. Он сделал все, чтобы остаться в истории украинского парламентаризма  профессиональным двурушником, таким себе  Азефом среди коллег-нардепов, ибо, зная, что в зале отсуствует оппозиция, которую заверили, что сегодня к этой теме парламент возвращаться не будет, не только внес закон в повестку дня, но поставил его на голосование. И это при том, что после принятия закона в первом чтении было сделано добрых две тысячи поправок, каждую из которых по процедуре следовало до окончательного голосования обсудить. Характерна реакция на происшедшее одного из самых одиозных регионалов -- Чечетова, напрочь лишенного совести функционера, похожего то и дело взлетающими в стороны руками на огородное чучело, роль которого - дрижировать небольшим отрядом коллег по партии (большинство из них на работу не ходит), голосующих чужими карточками за все, что сочтет для себя важным их фракция. Чечетов, нечисто ухмыляясь, воскликнул: "Мы развели их, как котят!" Иными словами, Мартынюк сработал на регионалов. Думаю, недаром. А вслед за тем начались публичные акции сопротивления  объединенной оппозиции, в столице,  на пороге Украинского Дома и по всей стране.
 
Было все, что в таких случаях бывает.  Сотни бойцов "Беркута". Слезоточивый газ. Поврежденные руки и ноги. Голодающие. Возбуждение липовых уголовных дел. Провучал, наконец, лозунг "Украина без Януковича". Случилось и то, чего до сих пор не бывало. Спикер В.Литвин подал в отставку. Конституционный суд тут же принял решение, что его можно уволить простым большинством. В том случае, понятно, если он не подмахнет закона, ставящего под сомнение украинскую государственность.   
 
Нужно ли продолжать? Украина - тема неисчерпаемая. Особенно теперь, когда предвыборная кампания буквально у всех мало-мальски серьезных политических игроков началась, почти одновременно, с фальстарта, между прочим, запрещенного законом, что является для Центральной избирательной комиссии достаточным основанием для снятия с выборов любой политической силы. Впрочем, здесь все меняется буквально по нескольку раз на дню. И полное пренебрежение к законодательству -- одно из таких стремительных изменений. Неизменными остаются лишь бесплодные надежды европейских политиков  на то, что до совести Януковича можно достучаться; российские цены на газ  и перспектива для любого из заподозренных в политической неблагонадежности граждан "загреметь" по совершенно ничтожному, бытовому поводу в СИЗО; быть объявленным, без суда и следствия, виноватым в чем угодно, вплоть до всемирного потопа.
 
Мы начинали с изучения "пейзажа перед битвой". Бросим на него последний взгляд. Партия регионов усиленно отлаживает механизм использования административного ресурса, расставляя нужных людей на местах. Объединенная оппозиция постепенно растет. Помимо партий "Всеукраинское объединение "Батьківщина", "Фронт змін", "Реформы и порядок", "За Украину!", "Народных рух Украины", в нее вошла "Гражданская позиция" бывшего министра обороны Гриценко; ведутся оживленные переговоры с "Европейской партией" Катеринчука  и Меджлисом крымско-татарского народа. Зато "Украина - вперед!" Натальи Королевской, которая еще несколько недель назад казалась более или менее серьезным политическим проектом, постепенно сдает позиции в глазах электората, пораженного абсолютной пустотой деклараций луганской королевы, ее изменой Тимошенко и сходством пропагандистких приемов с теми, которые были в ходу в  последней избирательной компании Януковича. Коммунисты, как будто забывшие о том, что продолжают в рамках Верховной Рады вдохновенно сотрудничать с ненавистными олигархами,  обещают украинцам вернуть им страну в совковом варианте, с бесплатными учебой, здравоохранением и колбасой за рубль двадцать. Опять активизировалась  непримиримая националистическая "Свобода" -- нашла в себе силы для сотрудничества с объединенными оппозиционерами и в одном ряду с ними стала перед Украинским домом и по всей стране в пикеты против провокативного закона о языковой стратегии власти. Стремительно наращивает свое присутствие в сознании общества партия "Удар",  лидер-тяжеловес которой, Владимир Кличко, вызывая, как свежее лицо в политике, интерес и доверие у себя дома, привечается и Западом, где прожил достаточно долго, чтобы стать своим. К чему это приведет, посмотрим. Пока же ясно одно - прочие политические игроки, не исключая, к сожалению, А. Яценюка, не предлагают стране, в сравнении с прошлыми выборами, ничего нового, запоминающегося,  креативного.

Пора ставить точку. Только что я открыл в интернете один из информационных сайтов и сразу наткнулся на сенсационный заголовок - "ученые нашли следы Апокалипсиса". Подумалось: какая уж тут сенсация! Их бы сюда, на Украину, где этих следов - хоть отбавляй, хватило бы на сотни политологических диссертаций. Я  бы этим и ограничился, но в тот же день, вечером первый национальный телеканал начал закончившуюся поздно ночью трансляцию грандиозного благотворительного концерта, выручка от которого пойдет на борьбу со СПИДом. На киевском Майдане  играл и пел сэр Элтон Джон. Дарил  стране великолепный рок ансамбль "QUEEN", с которым на сей раз солировал великолепный Адам Митчелл Лэмберт, блестящий, наделенный из ряда вон выходящим голосовым диапазоном певец, остро напоминающий о Фредди Меркьюри. Шоу было великолепным, потрясающим, невероятным по уровню музыкальной культуры и философичности. Тысячи людей сошлись вокруг сцены под открытым небом. Они, русскоговорящие, украиноговорящие, застрявшие в Киеве футбольные фаны со всех концов света, были здесь, на Майдане, единым целым. Какими жалкими казались в эти минуты все эти нардепы, заполнившие статуса ради, VIP-ряды! Хорошо хоть денег с них слупили на благое дело - мама не горюй! 

Вот  написал эти слова и схватился, фигурально выражаясь, за голову. О каком таком общечеловеческом единении я говорю? Причем тут высокие материи? Только что в Ялте закончилась встреча  украинского гаранта с Путиным, который, не выказывая никаких переживаний по поводу гибели людей от странного наводнения в Крымске, опоздал в Ливадийский дворец на три часа, потому что по дороге заехал в Севастополь, в гости к своему другу -- байкеру Хирургу -- и обсудил с ним предстоящие  историко-патриотические акции. Бред какой-то! Сразу вспомнилась реплика Путина, отпущенная им после гибели русского атомохода. На вопрос, что случилось с "Курском", Путин безразличным тоном ответствовал: "Он утонул".

 Стало скучно. Протокольная информация о том, что во время работы этой межгосударственной комиссии  подписан ряд важнейших документов, показалась пустой и ничего не значащей. Ведь витало уже в воздухе: "Хотите получить дешевый газ, вступайте в таможенный союз". А сейчас Путин добавил во время совместной с Януковичем пресс-конференции уже упоминавшуюся мною цитату из Ильфа с Петровым. Насчет газа. И стало ясно: что бы ни твердил, как обычно, полный энтузиазма киевский МИД, оба гаранта остались при своих. И это в лучшем случае. Что там было подписано в действительности, может проясниться  далеко не сразу. Не закончилась ли встреча тем, что Российский Черноморский флот пропишется, вопреки украинской Конституции, в Севастополе навсегда? С "нерукопожатого" в Европе Януковича станется обречь свою страну  на российскую панщину. Недаром ведь генпрокуратура усиленно торопит с рассмотрением новых уголовных тел против Тимошенко в то время, как сама экс-премьер недавно угодила в московский эфир в качестве персонажа  язвительного документального фильма. Вспомните дело Лужкова.  Там тоже все начиналось с  кинопасквилей.   

"The Show Must Go On!" Это точно. Только вот какое шоу? И долго ли оно продлится? От этого уж точно - тошно и невмоготу.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото   - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA