обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
ноябрь '13
СТРАНСТВИЯ

КУПЕЧЕСКАЯ ГАВАНЬ*

Очерк

ИЗ ПИСЬМА В "КРУГОЗОР": "...посылаю Вам записки моей бывшей ученицы Татьяны Кузнецовой. Таня нашла меня случайно - в интернете она увидела журнал "Кругозор" и обнаружила меня среди авторов. Завязалась переписка. Так  ее записки о поездке в Данию оказались у меня. Они немного "хулиганские", и я думала сначала, что часть "хулиганства" нужно убрать. Но потом решила, что  "хулиганство" - их составная часть, кстати сказать, черта, мало вяжущаяся с той Таней, которую я знала на своих уроках литературы.  Ученики, впрочем, должны  порой удивлять своих учителей.

Если надумаете опубликовать "Купеческую гавань" в "Кругозоре", - это будет танин дебют в прозе.

Счастливого тебе плаванья, Танечка!

Ирина Чайковская".

О НОВОМ АВТОРЕ "КРУГОЗОРА": Татьяна Кузнецова (Белянчикова Татьяна Викторовна) родилась в Москве в семье научных работников. Окончила Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова. Кандидат экономических наук. Более 20 лет проработала менеджером в коммерческих банках. Живет в Москве, замужем, растит дочь. Автор поэтических сборников "Ловушка для снов" (2007), "Валенки на каблуках" (2010). Стихи печатались в литературных журналах и альманахах, проза никогда не публиковалась. Пишет тексты песен для исполнителей различных жанров.


Бежала сейчас под холодным дождем по лужам на работу.

Из открывшейся двери кофейни выскользнул запах свежей выпечки и нагло пригласил внутрь. Нет, я не свернула с проторенного пути. Но вспомнила дождливую копенгагенскую зиму, когда так же, поутру, я торопилась в свою контору мимо кондитерской, и дождь с туманом стойко держали сладкий запах ванили, и город был дружелюбно-чужим, и лица прохожих - задумчиво-умиротворенными, и так много было еще впереди...

1.

Будучи аспиранткой московского экономического вуза, я, в качестве стажера международной ассоциации студентов, занимающихся экономикой и управлением АЙСЕК (AIESEC, французская аббревиатура), которая организует рабочие стажировки студентов и аспирантов по всему миру, стала на девять месяцев молодым специалистом по маркетингу в датской инжениринговой компании. Это было в 1991-1992 гг. Поселилась в огромной квартире, которую несколько студентов приспособили под общежитие. Каждому полагалась комната. Кроме этого, была общая гостиная. И кухня, разумеется. Готовили мы по очереди. В основном этим занималась одна из девчонок - ей нравилось кормить всех нас. Еду покупали вскладчину.

Особенности национальной культуры я познала через неделю после прибытия.

- Татьяна, пойдешь с нами сегодня в ресторан? - пригласил меня один из соседей.

- Конечно, - сказала я.

- Тогда приходи через пятнадцать минут на кухню.

На кухне меня ждала команда в полном сборе. И открытые бутылки.

- Пей, - сказала Дёрте.

- Зачем?

- Мы идем в ресторан. Пей, тут дешевле. Там будем есть и веселиться, - говоря со мной, как с тяжелобольной, пояснила она.

О как.

Квартира находилась в десяти минутах от памятника Русалочке. Девчонка сидела на камне, такая маленькая и грустная. Остальные памятники представляли собой местных правителей верхом. Приехавшие в Копенгаген русские друзья рассказали, как они договорились встретиться около мужика на лошади. Лучше бы они договорились встретиться около льва в Питере. Шансов было бы больше. Правители были суровые и медные. "Сомнений нет: он будет королем, ведь здесь не ставят памятников принцам..."

Порт обдавал морским воздухом и поражал огромными кораблями. Ни разу не была там днем. Ночью зрелище было феерическим. Огни отражались в воде и, казалось, еще и на небе. Страшно хотелось на родину. До тех пор, пока ко мне в порту не пристали пьяные соотечественники, принявшие меня за местную девушку легкого поведения.

А потом я приютила на ночь четырех айсекеров** из Питера, которым негде было ночевать. Наутро они съели всё, что нашли в общем холодильнике. Датчане обиделись. Я не стала ждать, чем закончится дело, расплатилась за последних русских и съехала на другую квартиру.

Хозяйка была солидной и немолодой. Она курила по три пачки в день, любила меня, подкармливала и говорила, что глуховата. Это избавляло ее от необходимости выговаривать мне, когда у меня оставались на ночь новоиспеченные друзья. Как правило, девчонки. И некоторые даже из России.

Мальчик появился потом.

2.

Вечеринка, на которой мы познакомились с Томасом, началась со стра-а-а-ашной истории.

Дом, где местная студенческая туса устраивала карнавал, находился напротив центрального кладбища. Кладбище было городской достопримечательностью, и я пошла обозревать могилы знаменитостей. Располагались они в разных концах тихого и очень красивого места. Сначала мы скакали между памятниками с заблудшей англичанкой, охотясь на могилу Андерсена. Потом она зависла у места вечного покоя великого сына острова Фюн, а я побрела дальше на поиски Нильса Бора. Указателей не было. Я ходила и ходила, пока не начало смеркаться. Бор нашелся, я поклонилась ему и стала искать выход. Ворота оказались закрыты.

Это мне не понравилось.

Сразу обнаружилась и третья достопримечательность - могила Киркегора. Но это меня уже не возбуждало.

Я попыталась найти другой выход. Бесполезно.

Я шла вдоль забора и силилась понять, куда деваются датские кладбищенские сторожа.

Начал накрапывать дождик.

Хмурый датчанин выпустил меня на волю, когда уже совсем стемнело и я бросала монетку, на могилке кого из великих мне коротать ночь.

Посему по пришествии на место я выпила полбутылки "Столичной", которую принесла с собой.

В таком состоянии меня и снял кудрявый серьезный мальчик в круглых очках.

Он довез меня до дома на своей Альфа-Ромео и пожелал добрых снов.

Где он потом обнаружил мой телефон - я не знаю. Вообще пытаться найти то, на что я была похожа к концу вечера, было подвигом с его стороны.

Но он оказался замечательным.

Он готовил мне вкусные салаты, возил за город и учил премудростям датской любви.

Его очки и серый плащ приводили в замешательство местных торговцев крепкими напитками. Они считали, что мы из полиции и прятали товар в неположенное время. Посему мальчик запасался на выходные заранее.

Было тепло и пронзительно-нежно.

Мы пели друг другу народные песни, слушали английский рок и ловили хюгге. Это такой медленный вариант кайфа, принятый в Копенгагене.

И я до сих пор ему благодарна за второе открытие страны.

3.

Юдик был наш, из Москвы. Он стажировался в Париже на компании по производству мобильных телефонов. Видели бы вы эти мобилы! Они весили около десяти кило, но казались чудом человеческой технической мысли. Когда я позвонила домой из электрички, я испытала восторг, который, наверное, переполнял душу аборигена южных островов при виде стеклянных бус.

Я нашла Юдика через айсекеров.

- Кузя, блин, сучара! - закричал Юдик в трубку, когда я дозвонилась в Париж. - Ты когда притащишься ко мне из своей сраной Дании?

- Нуууууу, - сказала я.

- Не нукай. На Рождество приезжают наши из Москвы. Твой Сашенька тоже. Можешь, конечно, оставаться под своим дождем, - Юдик, когда хотел, умел искушать.

- Я приеду, - оооочень равнодушно ответила я.

Он довольно заржал.

Во французском посольстве Копенгагена с меня потребовали приглашение.

От Юдика его ждать было нечего.

Я пошла ва-банк. К Сашеньке я готова была пробираться через все границы по-пластунски.

Я позвонила в Национальный комитет АЙСЕК Франции.

- Алло, я могу поговорить с вашим риспешн оффисером?

- Элизабет! - позвал француз.

"Ага, ее зовут Элизабет".

- Привет, Элизабет. Это Татьяна из Москвы.

- Привет, Татьяна, рада тебя слышать! - бодро сказала Элизабет.

- Ты меня помнишь? Ну, помнишь, мы с тобой пили на пати?

- В Москве? - в голосе Элизабет все-таки сквозила неуверенность.

"Ура, она была в Москве".

- Ну да, мы с тобой пили водку и ты приглашала меня в Париж, помнишь?

- Ну да, конечно...

- Так вот, я приеду на Рождество, я сейчас в Копенгагене. Пришли мне приглашение. Как я рада, что нашла тебя!

- Да, конечно, давай адрес.

Спасибо тебе, незнакомая девушка! В Париже мы так и не увиделись. Но я через Юдика передала тебе подарок.

Юдик водил меня через черный ход в Лувр и учил играть в компьютерные игры.

Около Триумфальной арки мы встретили Бесима. Турка, который организовывал досуг иностранных студентов в Анкаре за полтора года до этого. Как же мал наш шарик...

Приехавший Сашенька вел себя, как положено принцу. Держал за ручку и гулял со мной по набережной Сены.

А потом проводил экскурсию по музею Пикассо.

И подогревал мой романтизм взглядом огромных серых глаз. Впрочем, не подпуская близко.

Но последнее обстоятельство не сильно огорчало.

Это было лучшее католическое Рождество в моей жизни.

4.

Вика приехала в Данию за свои деньги.

Это было круто. Викина мама служила крупной профсоюзной начальницей в Москве.

- Что будем смотреть?

- В Копенгагене - магазины. И еще Эльсинор.

После шопинга Вика узрела в урне на Строгете красивый зонтик.

- На дело пойдем ночью, - уверенно заявила она.

По покровом ночи мы изъяли зонтик из урны. Он оказался целым.

- Добыча! - кричала Вика, разгоняя ночную тишину торговых кварталов.

В Эльсинор мы приехали на следующее утро. Замок принца Датского оказался скорее символом, чем произведением архитектуры - ну, да мы нашли в нем то, что искали. Легенду.

- Поехали в Швецию, а? - предложила Вика, когда мы стояли около крепостной пушки и смотрели на туманный соседний берег.

- Ты что? У нас же нет визы, а у тебя к тому же в Данию однократная...

- Ну и что?

Нас не поймали. Ни когда мы садились на паром туда, ни там, ни по пути обратно.

Обожаю авантюристок.

Шведский Хельсинборг находится всего в двадцати минутах от датского Эльсинора.

Этих двадцати минут на пароме по субботам обычно оказывается достаточно шведам, чтобы затариться дешевыми спиртными напитками в такс-фри. В Эльсиноре они напиваются, вечером специальная машина собирает их по улицам и погружает на паром, дабы отправить на родину. Знакомый немец делился своими впечатлениями от субботнего вечернего Эльсинора: "Татьяна, я был в Москве девятого мая. Я думал, что видел в этой жизни всё..."

На обратном пути в Копенгаген мы ели мороженое. Пришли с Викой к выводу, что буржуев надо любить хотя бы за две вещи: за йогурт и за вафельные рожки с шоколадкой в самом конце. В Москве о таком не приходилось даже мечтать.

- Передавай привет Москве.

- Передам. И Саше передам особенно. Расскажу ему про твоего Томаса...

- Только попробуй!

Вика. Солнышко.

5.

"В их языке нет будущего времени".

Это мне навсегда внушила моя первая преподавательница датского языка.

Она была русской, крупной шумной теткой с Урала. Вышла замуж за датчанина и подрабатывала в языковой школе.

Она кормила меня обалденным печеньем с вкрапленными в него кусочками шоколада и поила кофе.

Это было блаженством.

Потом она нашла более серьезную работу, и мне досталась маленькая датчанка.

"Фу, ты говоришь, как сноб!" - заявила мне Марта. - "Ну что это такое? яй кан тале Данск! надо говорить: яй кэн тэле Дэнск, если ты живешь в Копенгагене!"

Тогда я уяснила до конца, что язык, на котором в мире говорят пять миллионов человек, имеет несчетное количество наречий. И жители разных провинций, общаясь на местном языке, не понимают друг друга.

Андерсен, кстати, как я уже и говорила, был с острова Фюн. И поначалу жители Копенгагена вообще не понимали, о чем это он. Ибо даже в современном языке, на котором изъясняются земляки сказочника, существует три грамматических рода - мужской, женский и средний. А в официальном датском их всего два. Общий и средний. Так-то. И фонетика. Боже, какая фонетика! Конечно, с Азией не сравнить, но среди европейских языков... некоторые выражения русский человек может выговорить без акцента только после трехсот грамм. Двадцать гласных звуков, при том, что в русском их всего шесть. Мягкое Д, среднее между гласным и согласным. Толчок в некоторых словах, позволяющий отличить, например, слово "собака" от слова "она". Эх...

Но к концу пребывания я уже немножко изъяснялась на улице.

Хотя это и было настоящим снобизмом. Потому что все закончившие среднюю школу датчане, кроме родного, знают еще два иностранных языка. И никакой необходимости в моем "уюндскуль маай" не было.

Но - дух страны. Запах корицы и звоночки велосипедов, проезжающих под дождем...

На фото: В Копенгагене.

_______________
*Koeben havn - купеческая гавань, название столицы Дании.
** AIESEC - международная организация студентов, занимающихся экономикой и управлением. В числе прочего организует международные семинары и стажировки молодежи за рубежом.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

Опрос месяца

Состоятся ли переговоры Зеленского с Путиным, если Зеленский от имени народа Украины не откажется ни от Крыма, ни от Донбасса?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

24 Мая 2019

Виталий Цебрий Виталий Цебрий:

«Игра престолов» закончилась Демократической Монархией. И Украина «доиграется»?

Популярнейший сериал «Игра престолов» закончился невероятной развязкой: уставшие от кровопролитных войн и остервенелой борьбы за Железный трон, за верховный Престол нескольких королевств, представители оных пришли к соглашению. Отныне королей решили выбирать. Правда, правитель назначается пожизненно и выбирает его аристократическая элита.…

20 Мая 2019

Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ:

НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ НАСИЛИЕМ

Хвалённый всеми «поборниками» демократии, прав и свобод пресловутые Ельцин и ельцинский период можно смело сравнить с постверсальским периодом Адольфа Гитлера, который ознаменовался укреплением фашистского режима в Германии и подготовкой ко второй мировой войне Именно при Ельцине всё ещё находившиеся в полулегальном положении чекисты начали подготовку к своей сегодняшней легализации. Русский неофашизм бросил свой первый вызов цивилизованному мировому сообществу после крушения сталинской империи зла при Ельцине. Забегая вперёд, можно уверенно сказать, что коммендация власти Ельциным именно подполковнику КГБ Путину, а никому другому, тоже было не спонтанным или случайным явлением, а закономерным процессом укрепления ФСБ-фашизма в России.…

19 Мая 2019

Яков ФРЕЙДИН Яков ФРЕЙДИН:

Степени Отдаления

Занимательные заметки о встречах, которых не было, со знаменитыми людьми, которые были.

Больше мнений