обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
декабрь '13
ГОСТЬ НОМЕРА

АЛЛА ИОШПЕ И СТАХАН РАХИМОВ НЕГЛАДКИЙ ЗВЁЗДНЫЙ ПУТЬ

Мы делаем добро ради себя

В 60-70-е годы ни один большой концерт не обходился без дуэта Алла Иошпе - Стахан Рахимов. Они встретились в 1960 году, в финале конкурса самодеятельности, где разделили первую премию. С 1962 года начались совместные выступления певцов на профессиональной эстраде, где им неизменно cопутствовал успех. В 1979 году из-за необходимость лечения Аллы Иошпе в Израиле, у артистов начался конфликт с властями и вплоть до 1985 года их голоса  практически перестали звучать в эфире и на официальных сценах. Как это нередко случалось в советские времена, любимцы публики стали врагами народа. Их лишили званий, все записи на телевидении были размагничены, из продажи исчезли все их пластинки и кассеты. Иошпе и Рахимова постоянно вызывали на Лубянку и практически, держали под домашним арестом, при этом распространяя слухи о том, что они давно живут в Израиле. Делалось всё, чтобы уничтожить  саму память о существовании этих артистов. Только в конце 80-х Иошпе и Рахимову разрешили вернуться на сцену; сначала они пели в райцентрах, потом в столичных залах. Недавно этот творческий и семейный дуэт отметил 50-летний юбилей.

 

- Алла Яковлевна, готовясь к интервью, я удивлением обнаружила, что звание Народных артистов вам было присвоено только в России. В Узбекистане вы - Заслуженные. Это действительно так?

Алла Иошпе: - Да, это правда. Но ведь мы, практически и не жили в Узбекистане, вся наша творческая деятельность связана с Москвой. Так что быть Заслуженным артистом Узбекистана - уже большая честь.

- Обязаны ли вы кому-то своим успехом? Помог ли кто-то в начале карьеры советом, наставничеством, протекцией?

Алла Иошпе: - Нет, мы помогали друг-другу. Успех пришёл ко мне после "Царевны-несмеяны", а к Стахану после "Арабского танго" - ещё до того, как мы стали дуэтом.

- А сейчас, когда вы - мэтры советской эстрады, приходит ли кто-то за помощью или советом к вам?

Алла Иошпе: - Конечно, и нам очень приятно, что многим артистам важно наше мнение, что к нашим советам прислушиваются. Вообще, слово мэтры нам нравится гораздо больше, чем легенды. Легенды - это что-то древнее, придуманное. А что касается помощи молодым артистам, то мы предоставляем им возможность выйти на большую сцену в наших ежегодных праздничных программах "Алла Иошпе и Стахан Рахимов приглашают". В этих концертах участвуют и признанные мастера - Иосиф Кобзон, Тамара Гвердцители - и совсем молодые, неизвестные широкой публике ребята. Последние четыре года таким образом мы отмечаем Хануку. Не хочу показаться нескромной, но проходят эти встречи при полном аншлаге.

- Кто из ваших подопечных подаёт серьёзные надежды?

Алла Иошпе: - Ну, например, Алёна Фиргер, которая уже сегодня поёт в ведущих мюзиклах.

- Вам приходилось встречаться с неблагодарностью учеников?

Алла Иошпе: - К счастью, нет. И знаете почему? Потому что мы не ждём благодарности. Я не считаю, что кто-то нам чем-то обязан. Мы делаем добро ради себя.

- Я понимаю. Но, к сожалению, бывает так, что искренняя, бескорыстная помощь не ценится и не помнится. Уверена, что Муслим Магомаев тоже не ждал благодарности от Николая Баскова, прослушав его у себя дома ещё в пору, когда тот был никому не известным вокалистом. А теперь, став "звездой", Басков позволил себе бестактную шутку в адрес действительно великого певца, тем более недавно ушедшего... Мало того, что он, вроде бы не узнал голос Магомаева в записи, но ещё и назвал исполнение бездарным. Этот ролик на интернете посмотрели тысячи зрителей. Конечно, ждать благодарности не стоит, но ведь недаром НЕблагодарность считается худшим из пороков. А когда некоторым артистам, поверившим в своё величие, "сносит голову" от успеха, денег и визжащих девочек, они об этом забывают.

Алла Иошпе: - Видите как бывает... А на одном из больших концертов, как раз Коля Басков так уважительно объявлял наш номер, говорил в нашу честь такие красивые слова.

- Может, объявлял по сценарию. Кто знает? Вы часто выступали с Магомаевым в сборных концертах. Каким он вам запомнился?

Алла Иошпе: - Ой, что вы, это был уникальный по своему таланту и по уровню интеллигентности артист. Во-первых, он был необыкновенно порядочным человеком. Не в пример нынешним "звёздам", никогда не брал денег за выступление заранее. Да, мы были близкими друзьями. В одной из наших гастрольных поездок совпало так, что концерт Магомаева должен был состояться в том же зале, где наш, но на день позже. Мы попросили импресарио поменять наши билеты с тем, чтобы послушать Муслима, причем, прийти неожиданно для него, - ведь это так приятно, когда вдалеке от дома друзья вручают тебе цветы. И вы знаете, мы были просто покорены тем, как повёл себя Муслим, как он представил нас, как зал аплодировал. Понимаете, это был не просто жест, а высокий поступок. И таким он был во всём - благородным, искренним.

- Хочу спросить вас ещё об одном безвременно ушедшем артисте - Валерии Ободзинском. Я прочитала, что именно вы организовали первый концерт его памяти. Это так? У вас были с ним какие-то особые отношения?

Алла Иошпе: - Да, это случилось в пору, когда Стахан  работал директором и художественным руководителем "Эстрады" Москонцерта. Так что пусть он сам об этом расскажет.

Стахан Рахимов: - С Валерой мы вместе работали, гастролировали, у нас был один продюсер. Поэтому мы с ним общались довольно тесно, и когда его не стало, мы организовали первый концерт, посвящённый его памяти, в котором приняло участие огромное количество артистов, исполнявших песни из его репертуара.

- Мне кажется, это очень сложная задача, учитывая неповторимый тембр его голоса.

Стахан Рахимов: - Да, я распределял репертуар, и получилось так, что для песен "Эти глаза напротив" и "Анжела" не нашлось исполнителей. Тогда нам с Аллой буквально за несколько дней до концерта пришлось записать "Эти глаза напротив", а я спел "Анжелу". И до сих пор эти песни в нашем репертуаре.

- Чем объяснить до обидного недолгую судьбу этого уникального артиста?

Стахан Рахимов: - Знаете, Советский Союз - довольно сложная страна, где судьбы артистов зависели от воли одного-двух человек. На телевидении тогда всем заправлял всесоюзно известный Лапин, который к нацменам, а тем более, к евреям, относился довольно негативно. В число отверженных попал и Валера Ободзинский, и мы с Аллой, и Вадик Мулерман, и другие... Но поскольку страна была интернациональная, то существовали официальные представители той или иной национальности: официальный еврей - Кобзон, татарин - Ренат Ибрагимов, азербайджанец - Муслим Магомаев, белорус - Виктор Вуячич, узбек - Батыр Закиров, и так далее. А остальных "ТУДА" не допускали. Впрочем, сейчас ситуация ещё сложнее. Но тогда все зависели от воли и желания председателя Госкомитета радио и телевидения, у которого имелся "чёрный список".

- Но я прекрасно помню, что Мулерман появлялся во многих телепередачах.

Стахан Рахимов: - Сначала появлялся, хоть и нечасто, потом реже, пока не исчез. Определённых артистов не было позволено широко пропагандировать, а если артиста не занимают, это худшее, что может быть. Понимаете, артисты - такие же люди, со своими слабостями, обидчивостью, и не все отличаются силой воли, крепкими нервами. Нам с Аллой повезло, мы были вдвоём. А Валера сломался, да ещё алкоголь, и вот получилось что получилось. Валера потрясающе пел, он был фантастически востребован зрителями, и при этом официального признания не имел. Отсюда многолетняя, глубочайшая депрессия.

- А почему вы сказали, что сейчас ситуация даже сложнее?

Стахан Рахимов: - Потому что сегодня молодым артистам быть замеченными, а потом прорваться наверх, очень сложно. Телевидение и радио заблокированы определёнными группами - команда Пугачёвой, команда Крутого, Матвиенко, и редко кого они туда допускают. Существует укомплектованный набор вокалистов, композиторов, которые крутятся на тех же каналах, в тех же программах, а новички попадают туда с огромным трудом. И даже замечательная программа "Голос", выявившая прекрасных, талантливых ребят, которые могли бы совершенно спокойно участвовать во всех концертах, не уступая известным артистам, поможет "раскрутиться" только одному-двум. Вы понимаете, о чём я?

- Не совсем. Во-первых, мне кажется, цель любого продюсера - открыть новый талант и заработать на нём. Во-вторых, по идее, больше шансов пробиться, когда есть варианты, чем во времена всемогущего Лапина, когда никаких вариантов не было.

Стахан Рахимов: - Возможно, вы правы.

- Вы часто смотрите телевизор?

Стахан Рахимов: - Я не могу смотреть телевизор, особенно концертные программы, потому что мне это напоминает шоу с переодеваниями. Те же артисты поют песни, потом пародируют друг-друга, и довольно быстро этот карнавал приедается. Единственный достойный, в смысле качества программ, это канал "Культура".

Алла Иошпе: - Да, каналов множество, но Стахан прав, редко когда увидишь новую звёздочку. В основном, это 10-20 артистов, участвующих во всех концертах, шоу, конкурсах.

- А кого бы вы хотели видеть чаще, скажем, на Первом канале?

Алла Иошпе: - Например, Диану Арбенину. Ведь она потрясающая, уникальная певица, а начала появляться в крупных концертах лишь год назад.

- Раз уж мы заговорили об эстраде, скажите, что, на ваш взгляд, изменилось к лучшему в этом нелегком "лёгком" жанре?

Алла Иошпе: - Мне сложно судить, потому что мы со Стаханом с самого начала нашли свою нишу, да и конкурировать было особенно не с кем. А если говорить о дуэтах, то петь вдвоём - ещё не значит петь дуэтом. Знаете, когда мы ещё были в отказе, но уже поступило распоряжение выпустить нас на сцену, нам устроили прослушивание.

 - Чтобы проверить, не потеряли ли форму за восемь лет вынужденного молчания?

Алла Иошпе: - Видимо, так. Когда мы спели, кто-то из комиссии, сказал: "Вы не вместе поёте". И я ему ответила: "Поставьте нас с Рахимовым в разных концах земли, и мы вместе возьмём дыхание". Понимаете, дуэт - это единая философия, одно чутьё, одно дыхание.

- Мне всегда казалось, что ваша манера пения очень соответствует стилю Таривердиева. Он предлагал вам свои песни?

Алла Иошпе: - Когда я была совсем девчонкой и жила с родителями и сестрой, в нашу крохотную квартирку на Малой Бронной пришёл Микаэл Леонович, сказал, что у него есть для меня песни. Он начал со мной работать, учил петь свои песни - весьма непростые, надо сказать. Но я была счастлива от одного сознания возможности у него учиться. В итоге, мы сделали 40-минутную передачу, где я пела с ним. Для меня, 19-летней, это была серьёзная школа, и конечно, встреча с Таривердиевым, с его музыкой, осталась во мне на всю жизнь.

- Насколько комфортно вы ощущаете себя на современной эстраде, которая и не эстрада уже, а шоу бизнес?

Алла Иошпе: - Мы так много времени потеряли в нашей творческой судьбе, что стараемся его наверстать и потому много выступаем. Прошлый год у нас был юбилейным: 50 лет на сцене и в жизни. В Театре Эстрады состоялся наш концерт, который прошёл с таким аншлагом, что даже близким людям негде было сесть. Как выяснилось, даже продавали двойные билеты. Открывая концерт, Гена Хазанов сказал, что когда не хватает мест, это самый большой подарок для театра и артиста. В тот день мы услышали столько приятных слов от наших гостей-артистов, что даже неловко повторять.

- Говоря о ваших "коллегах по цеху", в одном из интервью Алла Пугачёва неудачно пошутила, сказав, что меняет мужей, чтобы её не забыли, как Иошпе и Рахимова. В каждой шутке есть доля правды. Так может, количество публикаций в жёлтой прессе и появлений на всякого рода ток-шоу, и есть показатель звёздности?

Алла Иошпе: - Во-первых, она не пошутила. А во-вторых, сейчас пошучу я: мы тоже были в "жёлтой" прессе. Представьте, уже после многочисленных юбилейных передач, в том числе "Пока все дома", нам показали журнал (то ли "Все звёзды", то ли как-то ещё он назывался), где на обложке две фотографии и заголовок: " Алла Иошпе бросила своего мужа...". Открываем, а там продолжение фразы ... "ради Стахана Рахимова", и дальше большая статья о нас.

- Ну да, такая завлекающая клубничка, а брошенный муж - это на самом деле ваш первый супруг, родной брат Алана Чумака.

Алла Иошпе: - Совершенно верно.

- А что, заряжённая им вода, действительно обладает целебными свойствами?

Алла Иошпе: - Я думаю, что вода помогает тем, кто в это верит. Ведь и лекарства не помогут, если нет веры.

- У вас есть какой-то талисман?

Алла Иошпе: - Да, подвеска, кулон звезды Давида - мой оберег. Я в этом убедилась, когда попала в серьёзную аварию на Кипре. В тот день я забыла его надеть. К тому же, мы в тот раз не приобрели медицинскую страховку; подумали, ну что может случиться за четыре дня.

- И вы думаете, кулон предотвратил бы случившееся?

Алла Иошпе: - Кто знает... Но может, минута, которую я бы потратила на то, чтобы надеть цепочку, позволила бы машинам разминуться во времени и пространстве.

- Давайте вернёмся назад. В детстве вы так любили читать, что даже организовали библиотеку для одноклассников. Скажите, эта страсть к чтению не привела к формированию книжного восприятия жизни?

Алла Иошпе: - Да, я всегда любила читать. Из каждой командировки папа непременно привозил книги, и когда мы открывали коробку, у меня буквально трепетало сердце от запаха свежей типографской краски, от предвкушения момента, когда я останусь наедине с книгой. В детстве я часто болела, лежала, мне было скучно, и книги наполняли смыслом это время. Но я не выросла книжной девочкой в том смысле, что уходила от реальности. Как раз наоборот: у меня сформировался довольно сильный характер, который проявился во время моего поступления в институт.

- Да, вы поступали в МГУ на психологический факультет. А знаете, что о вас написала ваша однокурсница, ныне доктор психологических наук Людмила Обухова?

Алла Иошпе: - Люся? Нет, не знаю. А что?

- Она написала следующее: " А вот блестящей Алле Иошпе на вступительных экзаменах туго пришлось: и происхождение не то, и национальность не та".

Алла Иошпе: - Да, она права.

- А что конкретно она имела в виду.

Алла Иошпе: - Да всё очень просто: я набрала 19 баллов, получив все пятёрки и одну четвёрку. Проходной бал был 18, но в списках поступивших меня не оказалось. Когда я не увидела своей фамилии, думала, что умру. И я пошла к ректору.

- Он как-то объяснил эти чудеса математики?

Алла Иошпе: - Ничего он не объяснил. Сказал, что не прошла по конкурсу и предложил сдать экзамены на филологический. Меня без всякой возможности подготовиться, отправили на экзамены. Я снова получила одну четвёрку - по русскому устному, и мне сказали забрать документы. Я ответила: никогда в жизни, я буду учиться.

И тогда они сделали дополнительное место, и я поступила на отделение психологии, успешно его окончила, потом защитила диссертацию, стала кандидатом психологических наук.

- По ассоциации с тем, что вы рассказали, приведу строчку из последнего интервью с недавно ушедшим из жизни Оскаром Фельцманом: "… меня еврейский вопрос никогда не касался…". Знаете, у меня нет оснований не доверять Оскару Борисовичу, но при всём к нему уважении, как говорил один из героев известного фильма, меня терзают смутные сомнения…

Алла Иошпе: - А ничего странного в его словах нет. Дело в том, что песни Фельцмана принимались в любом случае. Кроме того, так совпало, что большинство советских композиторов песенников были евреями: Фрадкин, Колмановский, Френкель, Шварц, Островский… Если давить одного, надо было давить всех. А кто тогда песни сочинять будет?

- Логично. Вы часто общались с Оскаром Борисовичем, исполняли его песни. Расскажите, каким он был вне официальных встреч и общений с журналистами.

Алла Иошпе: - Потрясающий, трогательный, смешной. Говоришь ему: "Оскар Борисович, это хорошая песня". Он отвечает; "Нет, замечательная", - и все смеются его привычке: соглашаясь, начинать каждую фразу со слова "нет". Он написал для нас массу чудных песен, и вообще - это было счастье, общаться и работать с таким талантливым человеком.

- Во многих интервью вы рассказываете о восьми годах вынужденного простоя, когда в ответ на заявление о выезде в Израиль, вам запретили выступать. Существует теория, согласно которой, трудности закаляют волю, а удачи - её расслабляют. Вы, как человек, изучавший философию творчества, согласны с такой точкой зрения?

Алла Иошпе: - Нет, преодоление несправедливости, глупости или заведомого предубеждения вовсе не обязательно. Без всего этого можно обойтись. Наоборот, вся эта навязанная борьба за существование нередко ломает людей, а в лучшем случае, забирает годы творческой жизни. Вообще, человеку свойственно выживать пока он может. Нас часто спрашивают, как мы это пережили. В одной из своих книг я отвечаю на этот вопрос: "А кто вам сказал, что мы это пережили?".

- В те же "невыездные" годы Вы организовали у себя дома домашний театр "Music in Refuge" - (музыка в отказе - З.М.) куда приходили такие же, как и вы, отказники и люди, им симпатизирующие. Кто был среди этих людей, и с кем из них вы поддерживаете отношения до сих пор?

Алла Иошпе: - Сами мы не инициировали общение, потому что общаться с нами было опасно. Такое было время. В 79-м Стахан положил свой партбилет, нас объявили врагами родины и партии. Да, к нам приходили такие же отказники - Савелий Крамаров, Владимир Фельцман, Натан Щаранский. Мы им во многом помогали, потом провожали. Но они уезжали, а мы оставались.

- Вы хотели уехать из-за болезни, из-за необходимости операции.

Алла Иошпе: - У меня с детства были проблемы с ногой. Сделанные в Советском Союзе операции не помогали. Нужна была операция за границей, и мы подали документы на выезд в Израиль. И что особенно подло, в то время, когда мы сидели в Москве, распродавая всё, что было в квартире, про нас распускали слухи, что мы бедствуем в Израиле, что Стахан там торгует домашним пловом. Мы ведь спали на книжных полках - больше ничего в квартире не осталось. Да, было сложно во всех отношениях, но больше всех, мне кажется, страдала дочка. Она была первокурсницей, отличницей. Её исключили из комсомола, из МГУ.

- А почему вы не уехали, когда это стало возможным?

Алла Иошпе: - Уже было поздно, время упущено. И когда можно было уехать, мы уже здесь начинали оживать. Первый наш выезд после почти 10-летнего молчания был в Америку. Нет слов, чтобы описать, КАК нас там приняли. С тех пор мы ездили в Америку 17 раз. Нас приглашали по нескольку раз в год, и благодаря этому, мы смогли как-то встать на ноги.

- Вот в начале нашей беседы вы сказали, что звание Заслуженных артистов Узбекистана для вас - честь. Но вряд ли вы забыли, как первый секретарь компартии Узбекистана Рашидов, узнав о вашем решении уехать в Израиль, в ярости сказал: "Рахимов?! Да он у меня скорее на Дальний Восток поедет, чем на Ближний!". Наверное, вы всё простили тем, кто лишил вас сцены и средств к существованию, если не уехали в конце восьмидесятых.

Алла Иошпе: - Знаете, люди, укравшие у нас годы жизни, прощения не попросили. Но вот на наш юбилей Дмитрий Анатольевич Медведев прислал поздравительную телеграмму. Он написал, что на наших песнях "Алёша", "До свидания, мальчики" выросло много хороших людей, что мы со Стаханом не озлобились, не очерствели, несмотря на долгие годы несправедливого забвения. Я думаю, что способность Дмитрия Анатольевича сочувствовать людям, его внимательность - от Собчака, который был его научным руководителем кандидатской диссертации. На наших концертах в Питере, во время исполнения "Молитвы" (Псалма) на стихи царя Давида, Анатолий Александрович поднимался в своей ложе и слушал стоя. И мы это помним.

- Скажите, вы  умеете философски, отключая эмоции, подходить к проблемам, неприятностям, обидам, конфликтам? И вообще - этому можно научиться?

Алла Иошпе: - Нет, этому не научишься - это жизненная позиция.

- Одна из Ваших четырёх книг называется "В городе белой вороны". Белая ворона - это, видимо, ощущение себя не такой, как все. Я права?

Алла Иошпе: - Мы и были белыми воронами.

- Были или ощущали себя ими?

Алла Иошпе: - Да, вы правы, это ощущение таких, как мы.

- Каких таких?

Алла Иошпе: - Людей, которые просто хотели жить, а им не давали, и улететь тоже не позволяли. Хотя сейчас я думаю, это даже хорошо, что не уехали. Но далось это большой кровью.

- Вы и Стахан Мамаджанович - религиозные люди?

Алла Иошпе: - Мы не ходим молиться. Но Б-г для нас, конечно, есть. Стахан говорит, что он родился под счастливой звездой. Я рада, что после 50 лет совместной жизни мой муж ТАК говорит.

- Расскажите о том, как проводите досуг. Куда ходите? Где и с кем предпочитаете проводить время?

Алла Иошпе: - Мы много ездим. Часто бываем на Кипре, в Европе. Я пишу, много времени провожу за компьютером. Стахан - уникально одарённый человек, он любит всё мастерить своими руками - от мебели до каких-то поделок. Конечно, мы ходим в театр, к друзьям. А вот послеконцертные застолья - не для нас: спели несколько песен - и ушли. Мы так привыкли жить.

- Вы сказали, что часто приезжаете в Америку, несмотря на дальний перелёт.

Алла Иошпе: - Да, я уже говорила, что мы со Стаханом очень многим обязаны этой стране Американский русскоязычный зритель нас поддержал в очень непростое время. Америка нас приняла, когда в России нас не пускали на большую сцену, и благодаря этому, мы обрели второе дыхание и уверенность в себе. Поэтому мы всегда будем благодарны этой стране.

- А как же насчёт "фальшивых" американских улыбок?

Алла Иошпе: - На мой взгляд, это улыбки хорошо воспитанных людей. Хорошо бы и у нас люди почаще улыбались друг-другу, просто так, без причины. Хуже от этого никому не будет. Вы со мной согласны?

- Я вам поверю на слово. Успехов вам и здоровья.

- Спасибо.

www.zoyamaster.com

____________________

На фото: Стахан Рахиммов и Алла Иошпе в 1970-е годы.

50 ЛЕТ ВМЕСТЕ

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Михаил Краснов (Паркер)   14.12.2013 05:39

У Зои Мастер нет проходных интервью. Вопросы - нестандартны, неожиданны для собеседников, но в то же время, в них отсутсвует модный сегодня панибратский, тусовочный тон, а сами вопросы - неожиданны и интересны. Интервью этого автора отличают такт и эрудиция - необходимые настоящему журналисту качества. Сегодня они - редкость. Почему-то принято считать, что журналистика без напора и наглости на грани с хамством - невозможна. Это интервью доказывает обратное.
  - 0   - 0
фото

София (США, МА)   12.12.2013 05:52

Сколько же человеческих судеб сломала самая жестокая в мире власть советов? Число им - миллионы...
  - 0   - 0
фото

Симона (Аризона)   11.12.2013 17:13

Вопросы интереснее и глубже ответов. Самомнение Йошпе совершенно не согласуется с востребованностью этих артистов. Хотя, не отрицаю, они молодцы, что ведут активный, творческий образ жизни. Что касается их учеников, пока никто из них известным не стал. А вот за Ханукальные концерты - почёт им и уважение!
  - 0   - 0
фото

Paul (USA)   08.12.2013 01:52

Спасибо, Зоя, за интересное интервью!
  - 0   - 0
фото

Маргарита Ковалёва (Белгород)   05.12.2013 19:32

Дуэт Йошпе-Рахимов - редкий пример того, как артистам удалось остаться "на плаву", не меняя ни себя, ни репертуар, ни манеру исполнения. Тем не менее, у них остались слушатели, состарившиеся вместе с ними. И это замечательно. А новому поколению (новым поколениям) их имена ни о чём не говорят. И это тоже нормально.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA