обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
май '14
ПРОЗА

DAS FEUR!

Рассказ

Влад Наумов

ОБ АВТОРЕ. Влад Наумов родился в 1995 году в городе Магнитогорске. Пишет стихи и прозу. В своем творчестве придерживается реалистического направления.

  Обычную июльскую жару самым неожиданным образом, вопреки всем прогнозам, нарушили плотные, полные воды - и от того тяжелые, низко нависшие над землей свинцовые тучи, не дававшие лучам солнца ни единого шанса пробиться сквозь плотную завесу.

  Отряд солдат, человек из двадцати, облаченных в черную форму, нагоняющих страх одним только своим видом, шёл по узкой проселочной дороге в сторону деревни; некоторые из солдат тихо перешептывались друг с другом, кто-то курил сигареты, кто-то шел и молча думал о своем, но автоматы у всех были наготове. Пение птиц, шелест листвы и прочие звуки природы были нарушены мерным топаньем солдатских сапог.

   Деревня эта находилась довольно далеко от основной дороги, и располагалась возле небольшой, но бурной речушки, на одном берегу которой  раскинулось большое поле и деревушка, а на другой простирался величественный, плотный смешанный лес с торчащими из общего массива огромными старыми соснами.

Солдаты все ближе и ближе подходили к поселению, у них складывалось впечатление, что деревня вымерла. На улицах не было никого, стояла гробовая, гнетующая тишина и даже собаки не осмеливались ее нарушать.

В деревне было всего домов двадцать: однотипных, маленьких домиков-срубов, и два больших деревянных то ли сарая, то ли конюшни. Посреди дороги валялись в луже воды два пустых ведра, чуть поодаль стояла брошенная на половине пути тачка с навозом и травой. Увиденное солдатами лишь подтверждало их мысли: жители как будто бы разом побросали свои дела и исчезли.

Солдаты входили в деревню осторожно, с опаской озираясь по сторонам; командир отряда дал приказ обыскать каждый дом, каждое здание и огород, всех живых вывести на улицу, а оказывающих сопротивление уничтожать на месте.

Бойцы разделились на пары и разошлись по домам. Йозеф и еще один солдат также направились к одному из них. Домик был огражден невысоким, примерно по пояс зеленым заборчиком, за которым все поросло травой, калитка, ведущая во двор, была распахнута. Солдаты, переглянувшись начали аккуратно заходить во двор, там было пусто: ни кур, ни гусей, ни коров, ни даже собак не было видно. Осмотревшись по сторонам, и проверив небольшой сарай, Йозеф решил зайти в дом, знаком показав второму солдату, он подошел к двери, приготовил автомат и рывком распахнул ее, направив автомат в проем - но в сенях, показавшихся за дверью, тоже никого не было. Они подошли к массивной деревянной двери, по всей видимости, ведущей уже непосредственно в дом, второй солдат с автоматом наготове резко открыл дверь и ворвался внутрь, Йозеф последовал за ним.

В доме было три комнаты: кухня, в которую  солдаты попали сразу из сеней,  и еще два прохода в две другие комнаты. Убранство дома было весьма скромным, к предметам роскоши можно было отнести разве что одну маленькую старую икону, висящую в углу кухни, и старый, тяжелый стол из темной породы дерева, на столе была расстелена белая узорчатая скатерть на которой стоял большой, медного цвета, самовар. Из маленького оконца с деревянными резными рамами проливался свет, освещавший комнату.

Йозеф со вторым солдатом знаками распределили, кто в какую комнату идет, и он осторожно вошел в одну из них, каждый его шаг откликался чудовищно громким в абсолютной тишине скрипом деревянного пола. В комнате Йозеф увидел лишь две простенькие деревянные кровати у стены и простенький маленький стол со стулом, стоящие у окна.

Вдруг из соседней комнаты раздался шум, а спустя секунды тишину нарушил оглушающий выстрел. Йозеф незамедлительно выскочил из комнаты и направился во вторую, водя он увидел второго солдата, и лежащее в луже крови около его ног тело бедно одетого старика.

- Was es hier geschehen ist? (нем: Что здесь произошло?), - спросил немного шокированный Йозеф

- Der alte Kommunist wollte verborgen werden, aber es hat gefunden es hat das Geschoss gefunden! (Старый коммунист хотел спрятаться, но его нашла нашла пуля!), - с ухмылкой ответил второй солдат.

И тут из соседней комнаты донёсся еле слышимый всхлип, Йозеф быстро вошел в нее и огляделся, следом вошел второй солдат и, немного подумав, заглянул под кровать. Там лежала женщина, одной рукой крепко прижимавшая к себе ребенка, а другой - зажимавшая ему рот.

Солдат махнул рукой:

-Выходите!

Они медленно вылезли из-под кровати и встали у стены, буквально вдавливаясь в нее, словно в надежде , что она их поглотит и спасет от всего этого.

Солдат с наслаждением проговорил:

- Welches Geschenk…(нем. Какой подарок!..)

Женщине на вид было лет тридцать. Красивые, аккуратные черты лица, русые волосы, зеленые глаза, в которых одновременно разглядывались и ненависть, и страх; а руки её нежно прижимали к себе худенького, светловолосого мальчика с очень большими выразительными голубыми глазами.

Солдат подошел к ним и ткнул мальчика автоматом в живот:

- Sind gegangen hinter mir! (Пошли за мной!).

Неожиданно резким движением женщина выхватила автомат, направив его в сторону Йозефа, и чуть было не нажала на курок, но солдат не растерялся, и, высвободив руку, наотмашь ударил женщину по лицу. Та пошатнулась, отпустив автомат; солдат ударил ее ногой в живот, женщина вжалась в стену. Тогда солдат достал нож и вонзил его ей в грудь. Женщина, немного продержавшись на ногах, рухнула на пол,  хватая ртом воздух, словно пытаясь изо всех сил зацепиться за уходящую жизнь. Но не смогла. Её остекленевшие глаза так и остались смотрящими на небо через окно, выражая надежду на спасение…

Мальчик обернулся и посмотрел на лежащее тело, из его красивых глаз брызнули слезы, но он остался стоять.

С улицы донесся крик командира:

- Auf die Stra;e! Schneller! (На улицу! Быстрее!).

Второй солдат, услышав это произнес:

- F;hre den Buben heraus (Выводи мальчишку),- и вышел из дома к отряду.

Йозеф посмотрел мальчику в глаза, его на долю секунды передернуло, но он взял себя в руки, и уже собрался было выводить мальчика на улицу, как вдруг тот спросил:

- Зачем вы убили мою маму?

Йозеф, оцепеневший от такого вопроса, кое как придя в себя,  выдавил:

- Приказ…

Он не мог сообразить, на каком языке они говорят, и как такое вообще возможно, но мальчик спросил снова:

- Зачем папа ушел воевать? Зачем война? Для чего вы пришли? Что мы вам сделали?,- из глаз мальчика текли слезы.

Поняв не все слова, Йозеф, всё же, уловил смысл.

- Приказ…,- все так же тупо отвечал он, прежде никогда не задумываясь, зачем все это, зачем его призвали в армию, и он, переполненный патриотическими чувствами пошел воевать за великкккккую Германию.

- Почему нельзя не убивать? Почему нельзя любить? Кому нужна смерть моей мамы? Папы? Дедушки? - продолжал мальчик.

Йозеф взял его за руку и вывел из дома на улицу, к остальным пленным, которых поставили в ряд возле стены конюшни.

Всех мужчин поочередно уводили внутрь и допрашивали, периодически из комнат доносились истошные крики.

Командиру было приказано узнать, где скрываются партизаны.

Йозеф подошел к своему отряду. Все были веселы, сидели на земле, курили, периодически направляя автоматы на ряд пленных. Но Йозефу было не до веселья. Остекленевшие глаза только что зарезанной им женщины, мальчик с его вопросами об убитой маме не выходили из головы. Йозеф вспоминал речи генералов, те что-то говорили о фатерлянд, о фюрере, о великой нации, об их великой миссии во имя Германии, и что ради этой цели можно пренебречь "некоторыми издержками". Голоса генералов звучали убедительно, но сейчас Йозефу было не по себе...

Из сарая вышел командир, вытер руки о какую-то тряпку и она стала бурой, как бинты на раненых. Командир выкрикнул:

-Zur Wand aller, und nach meiner Mannschaft zu erschie;en! (К стене всех, и расстрелять по моей команде!)

Солдаты принялись выводить пленных из сараев к стене. Измученных, окровавленных, изуродованных посе пыток мужчин.

И тут Йозеф, неожиданно для себя самого подошёл к командиру:

- За что их расстреливать, они даже не солдаты!?.

- Выполнять приказ безоговорочно! - в ярости рявкнул командир.

Йозеф медленно прошел и стал между солдатами и пленными. Он чувствовал пронзающие его взгляды. Йозеф медленно перекинул ремень, на котором висел автомат, и кинул его на землю. Затем столь же медленно стащил с головы каску, и бросил туда же. Окинул взглядом колонну пленных, и нашел глазами мальчика. Тот стоял с краю колонны и внимательно наблюдал. Йозеф медленно подошел к нему и встал рядом.

Лицо командира было перекошено от ярости, а у солдат они выдавали от шок: ведь сейчас, через секунды придется стрелять в Йозефа, в своего…

- Vorbereitet zu werden! (Приготовиться!), - заорал командир.

И солдаты покорно направили автоматы на пленных.

Йозеф поднял глаза. На небе были лишь тучи, уже начинавшие проливать воду. Йозеф почувствовал, что его руку кто-то сжал. Он повернул голову и встретился взглядом с мальчиком, который сказал:

- Спасибо…

- Прости, - ответил Йозеф.

- Das Feue0r! (Огонь!), - раздалась команда.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA