обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
февраль '15
СТРОФЫ

Любовь отнимет всё и может всё отдать…

Новые стихи

ЛЮБОВЬ
 
Любовь и предает, и силы придает.
Она бросается стремглав на амбразуру,
Бездонный океан она проходит вброд,
Она - сама себе свобода и цензура.
 
Любовь - предание, предчувствие, каприз,
Она - и преданность, и приз, и предвкушенье,
И даже падая бескрыльно вниз,
Она незримо совершает восхожденье.

Любовь примчится, оседлав коня,
Или пройдет канатоходцем чинно,
Она допьет до донышка коньяк,
Чтоб притвориться девственно-невинной.
 
Любовь - и стражник, и отчаянный беглец,
Она ломает стены и преграды,
Неведом ей безнравственный конец,
Даже, когда не очень ей и рады.

Любовь - предатель с яркой мишурой,
Она ревнива и реванша хочет,
Она стать может даже неживой,
Чтоб, не прощаясь, раствориться ночью.

Любовь - и боль, и страх, и пустота,
Она и лекарь, и разносчик счастья,
Она - аншлаг, исполненный с листа,
Она - король и туз единой масти.

Любовь отнимет всё и может всё отдать,
Она в подонка превращает гуру,
Она заставит праведника лгать
И выставит премьер-министра -  дурой.

Любовь - антракт, и действие, и ложь,
Она - драматургия и эстрада,
Она подсунуть в руку может нож,
Когда почувствует опасность рядом.

Любовь рассыплется и превратится в дым,
А вскоре будет праздновать рожденье
И пнёт ногой того, кто не любим,
И даже оправдает преступленье.
 
Любовь - колдунья,  жертвенно чиста,
Она - то друг, то враг, а то приятель,
Она и путает, и выдает места.
Любовь - и преданность, и призрак, и создатель.

ЯНВАРЬ-МАРТ

Пробил январь. Снег заплутал в пути.
Он вышел на проезжую дорогу
И, словно дворник, стал себя мести
И наметать уютную берлогу,

Чтоб скрыться в ее недрах до весны,
И часть себя-нетронутой оставить.
Снег лучше, чем воронка от войны,
Хотя бы тем, что он умеет таять.

И как ему не холодно в зиме?
Нормальный месяц - греется на юге.
А здесь снежинки в тонкой бахроме
Танцуютзимний вальс в январской вьюге.

Вдруг выскользнул из фокусника рук
Февраль, нагрянув снежною лавиной.
Весь в белом,этот опытный хирург
Перетянул мороза пуповину.

Родившаяся плакала весна,
Перебудив всех лебедей в округе.
И с первым вдохом скрылась белизна
Снегов, и отступили холода в испуге.

Им хочется реванш за сданное в ломбард.
За февралем, переминаясь на пороге,
Стоит с протянутым ростком плаксивый март,
Как нищий на обочине дороги.

НУ И ЧТО?

Ну и что с того, что когда-то ты был героем?
Это ж было когда? Сам уже и не вспомнишь.
А пока вспоминаешь, я дверь за тобой закрою,
Всё ж не лето уже, и далеко за полночь.
Ну и что с того, что носил ты мои портфели?
Пригласил в кино, милый мальчик, сбежав из школы.
Мы в тот день с тобой штук пятнадцать пломбиров съели
И потом по домам лежали, уча глаголы.
Ты хрипел в унисон ведущим программы "Время",
Я смеялась, густыми басами пугая маму.
Одноклассники наши запутались в теореме,
Я горела огнем и мёрзла, вжимаясь в пижаму.
Втихаря мы висели с тобою на телефоне,
Дозвониться не мог никто в наши мини-кухни.
Ты на всю катушку включал Высоцкого, ту, где кони,
А мои глаза и нос от простуды совсем опухли.
А потом наступил апрель, и запели птицы.
Ты опять носил мой портфель и смотрел несмело.
Мне хотелось к тебе прижаться, прикрыть ресницы,
И хотелось, чтоб ты лицо целовал и тело.
Мы с тобой, как простыни, скомкались и разбросались.
По углам пылятся древние магнитолы.
И не помнит тело тех рук, что его касались.
Только снится мальчик, носящий портфель из школы.

14 декабря 2014 г.

***

Открыть с рассветом сонные глаза,
взмахнуть руками (вроде, как зарядка
иль крылья выросли из беспорядка).
Ну, что ж, неплохо - я ведь только за.
 
Водою ледяною окатить
всё тело, с головой, и выпить кофе,
потом трястись, как будто на Голгофе,
в подземке. И тебя благодарить

за то, что уезжаю по утрам
из вмерзшего навек в Гудзон Нью-Йорка,
а ты, едва приоткрывая шторку,
мне смотришь вслед из перекрестья рам.

Я столько раз ловила этот взгляд,
что впору перестать краснеть спиною.
Но вновь и вновь - невидимым конвоем -
затвором щелкает замок, как автомат.

Я вздрагиваю. Этот выстрел-залп
вот-вот проступит красною брусникой -
сквозною и единственной уликой.
Но главного ты так и не сказал.

А я хочу услышать: "Подожди!
Мы ничего с тобою не решили".
Вновь на асфальте булку накрошили
для голубей. Соседка в бигуди

от любопытства стала длинношеей
и подросла, притихнув у окна.
И с каждым днем бесстыднее она,
и пятна на халате - всё рыжее.

Ты, окопавшись, в пику январю,
глядишь из-за прозрачной занавески,
как на снегу пишу я эсэмэски,
и в каждой я тебя благодарю.
 

ПЁС

Ныряя в снег, срываясь с поводка,
С восторгом бегает собака.
Хозяйская надежная рука
Отводит пса от мусорного бака.

А псу - без разницы. Ему всё в кайф.
Он здесь живет - на "улице Удачи".
Он знает, что печальный мальчик Кай
Досмотрит о животных передачу

И выйдет - с ним играть в снежки,
Он будет гладить пса, и что-то скажет,
А пес оставит на снегу стежки
От лап как завершение пейзажа.

Потом обнюхает подошвы старика -
Ох, что-то он сегодня не в настрое,
Бутылка водки из соседнего ларька -
Вчера их со старухой было двое.

Он как-то одряхлел всего за ночь,
Да и на пса глядит как на чужого.
И пес захочет старику помочь -
С помойки принесет стакан грошовый

И сядет рядом - будет вспоминать
Со стариком тогдашнюю невесту.
Мальчишку Кая позовет к обеду мать,
Хозяин крикнет псу: "Иди на место".

Пес осторожно, тихо отойдет
От старика, чуть извиняясь, боком.
Снег будет наметать на тонкий лёд
То с севера, то с северо-востока.

Накроет ночь вмиг опустевший двор,
И вмёрзнет в лед стакан грошовый.
Пес всё скулит из-за закрытых штор
И видит старика, совсем чужого.

Который месяц холода собачьи,
Который день декабрьский наркоз.
Но каждый день на "улице Удачи"
Хозяина выгуливает пес.

25 ноября 2014 г.


СВЕТОФОР

Она вышла из дома не своего, от несвоего мужчины,
Прошагала несколько кварталов, глядя себе под ноги.
А ты идешь навстречу и думаешь: "Какая причина,
Чтобы такая женщина, как она, была в тревоге?"

А она идет такая, навстречу тебе по улице,
Ты смотришь на нее и улыбаешься глазами.
Ты даже представляешь, как она целуется.
Наверное, о том же думают машины, скрипя тормозами.

А она еще не видит тебя, улыбающегося, и смотрит вниз,
Она думает о том, как непрочно и глупо устроен мир,
Наверно, гораздо легче выходить на сцену из-за кулис
И играть, пусть даже роль твоя - сам король Лир.

Это легче, чем морзянкой стучать каблуками по асфальту,
Когда тебе некуда больше идти, и никто не ждет.
И ты не знаешь, что идущий навстречу готов отвезти тебя на Мальту
И в любую другую точку, лишь бы туда летал самолет.

Нет, не подумайте, что она певица или актриса,
Ей просто кажется, что она родилась для сцены,
И вся ее жизнь - сценарий для бенефиса,
И она непременно думает, что  эта жизнь бесценна.

Все, что она видит - бесконечный фильм с ее участием.
Только она пока не решила, какой это жанр:
То ли комедия положений, то ли глупый ужастик,
А может, вообще балет, который поставил Бежар.

И пока она выбирает жанр, стоя на светофоре,
Там, через дорогу, улыбаясь, стоишь ты
И думаешь, что вся твоя жизнь - в сплошном миноре,
И сейчас - самое время перейти мосты.

Вот-вот, как только зажжется зеленый,
Ты решительно направишься к ней и скажешь: "Привет".
Вы вместе пойдете по жизни, и ты в книге своей телефонной
Сотрешь все лишние имена и, с нею будешь встречать рассвет.

Вот, осталось немного, уже зажигается желтый.
Она думает: "Что приготовить сегодня мужу на обед?"
А ты сам себе говоришь: "Пошел ты,
Ты не способен даже подойти к той, о которой мечтал сто лет".

И ты сделаешь это сейчас. Ты уже улыбаешься ей губами,
Ты даже раздел ее мысленно и представил гладкость ее кожи,
А потом подумал: "А что, если подойти и сказать: "Какими судьбами?"
Нет, наверное дураки ей не нравятся и шуты - тоже".

Она уже готова ступить правой ногой на проезжую часть.
Сейчас загорится зеленый. "Не забыть в магазин за сыром".
Но сначала нырнет в подземки черную пасть,
Проедет пару станций, чтоб увидеться с выросшим без нее сыном.

А тот, который напротив, через дорогу,
С нетерпением взгляд бросает на светофор и считает до трех,
Она никогда не будет смотреть на него строго,
А только с любовью, не так, как сотни других дурех.

Вдруг, совсем неожиданно, загорается зеленый,
Пешеходы останавливают свою бордюрную пантомиму,
И она делает шаг навстречу тебе, влюбленный,
А ты, продолжая улыбаться, проходишь мимо.

19 декабря 2014 г.

                 ***

Я стояла под проливным
И ждала тебя на остановке
Перед первым своим выпускным.
Я купила тогда обновки.

Я стояла, а стрелок бег
Отражался в асфальта лужах.
Дверь открылась. И человек
Вдруг сказал: "Я Вам очень нужен".

Я сидела в его авто,
Мы смеялись какой-то шутке.
Дождь сочился сквозь решето.
Незаметно промчались сутки.

Исписала с тех пор тетрадь
И сносила давно обновки.
Вряд ли ты пожелаешь знать,
Что стряслось там, на остановке.

13 декабря 2014 г.

ШОКОЛАД

Запастись на неделю фруктами с шоколадом,
Вырвать с корнем компьютерно-телефонный провод,
Написать стихи не ручкой - губной помадой
На стекле, за которым ночь - для хандры не повод.

В этом зеркале в ванной, с которым встречаешь осень,
Ты вполне еще ничего, хоть давно не тридцать,
Ты одежды можешь у самого входа сбросить,
Ты давно не держишь в руке хрупкую синицу.

Пусть летает в небе она с журавлями вместе,
У тебя есть крылья и вход на любую сцену.
Отличишь ты от правды - ложь, а любовь - от лести
И не сделаешь, что не хочешь. Ты знаешь цену

И себе, и чужим словам. Ты умеешь слушать,
Ты сама выбираешь, какую любить работу.
Ты не будешь влезать в чужую судьбу и душу,
Ты загадочно улыбаясь, смотришь с фото.

Ты умелым движеньем ресниц можешь стать гранд-дамой.
Ты вполне допускаешь: мужчина бывает слабым,
А сама не бываешь капризной, пустой, упрямой
И спокойно уступишь всё дуракам и бабам.

У тебя есть сын или дочь - это сильный козырь,
Ты оценишь слово простое негромкой песни,
У тебя не бывает психоза и токсикоза,
Ты умеешь любить мужчину без всяких "если".

Нет ни принцев, ни белых коней - ты про это знаешь,
Ты на парус смотришь только, как на картину,
И того, кто ушел, ты ни словом не проклинаешь,
Говоришь "спасибо, что был и такой мужчина".

Ты не ждешь короля, и, конечно, не ждешь валета,
Пусть они остаются в сказке, принцессы - тоже,
Ты не бьешь посуду, когда не найдешь ответа
И уже не боишься ни лет, ни морщин на коже.

Ты спокойно смотришь на свой, далеко "невозраст",
Что не двадцать, не двадцать пять - даже очень рада.
Ты давно поняла, что любить никогда не поздно,
И любовь - в тебе, а не в том, кто проснулся рядом.

Так что, можешь съесть тонны две шоколада,
Поболтать о чем-то глупом с пустой подружкой
И накрасить губы алой губной помадой,
А потом впечатать лицо - привычно - в подушку.


12 ноября 2014

 
             ***

Застелила поле васильками,
Привела в порядок берега.
Я бы многое сказать хотела маме,
Я бы папу, словно птицу, берегла.

Я бы разучила с папой ноты,
Сохранила письма от него,
Наснимала сотни тысяч фоток,
Где мы рядом, больше - никого.

Сотни тысяч фотографий - с мамой,
Где ее улыбка и глаза,
Я бы отправляла телеграммы -
Пусть несут их к дому паруса.

Я с плеча бы больше не рубила,
Не сожгла бы детскую тетрадь,
Я бы и мосты восстановила,
Это, всё же, лучше, чем сжигать.

Я бы приготовила шпаргалку
С миллионом самых добрых слов,
Чтоб на всех хватило - мне не жалко,
Пусть летают в каждом из дворов.

Не судила бы и не молчала
Там, где слабого  неслабый  бил.
Я бы никогда не огорчала
Тех, кто верил мне и кто любил.

Терпеливою была б со стариками,
Не сражалась бы за правоту,
Я бы поле застелила васильками,
Если б знала, что туда и упаду.

Я бы с небом говорила каждый вечер,
Тихо-тихо или хохоча,
Я бы звезды трогала за плечи
И летала с ними по ночам.

Застелила поле васильками,
Из костра достала детскую тетрадь,
Мне б успеть сказать о многом маме
И успеть бы дочери сказать.
 
 ***

По улице шел снег,
И мерзнул человек.
И так из года в год.
И так из века в век.

Шел снег по мостовой.
Я - по мосту - с тобой.
И справа от меня
Мог быть тогда любой.

Шел снег над головой,
Мы шли к тебе домой,
И все что мы могли -
Молчать наперебой.

Снег бил по проводам,
Снег бил по городам,
Ты мне хотел сказать:
"Тебя я не отдам".

Снег нас сопровождал,
Снег ничего не ждал,
И он еще не знал,
Что ты меня отдал.

Снег залетал в глаза,
Белел, как паруса,
Всё вымерло тогда
На целых полчаса.

Остановился снег.
Растаял человек.
И так из года в год.
И так из века в век.

7 янв. 2014

Подробнее о творчестве Валерии Коренной - ЗДЕСЬ.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA