обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
март '15
ГОСТЬ НОМЕРА

Эксклюзивное интервью с Ритой Бальминой, литератором и художником-дизайнером

Женщина. Гражданин Поэт

Рахель Гедрич

"Я лежу на земле (да поможет ей страх),
А моя голова от меня в двадцати или больше шагах.
Я руками оторваными от тела
Эту землю до боли чужую обнять захотела.
Я лежу и лечу над безбожным контуженым глобусом
Вперемежку с обломками взорваных вклочья автобусов.
Я кровавая пыль... пусть не ждут меня дома...
Как любезны улыбки политиков на приемах!"
 
/Рита Бальмина. "Теракт". Тель-Авив 1995г./


ЗНАКОМЬТЕСЬ 

...Она - русский поэт, прозаик и профессиональный художник-дизайнер. Родилась Рита Бальмина в Одессе, училась в местном художественном училище им. М. Б. Грекова и Харьковском художественно-промышленном институте. В конце 1980-х - активистка неофициальной литературной жизни Одессы. Участница изданной там в 1991 году антологии "Вольный город". С 1990 года жила в Израиле, в Тель-Авиве, держала литературный салон.

В Израиле изданы три книги стихов: "Закрытие Америки" (1993), "Флорентин или Послесловие к оргазму" (1996), "Стань раком" (1998). Лауреат литературной премии имени Довида Кнута (1995).

Лирика Бальминой первой половины 1990-х связана с любовными переживаниями. Во второй половине 1990-х сфера её творческих интересов смещается в сторону всё более и более откровенной эротической поэзии, из-за чего вокруг её имени создалась скандальная атмосфера.

С 1999 года Бальмина живёт в США, публикует свои произведения в журналах "Слово-Word", "Побережье", "Членский", "Крещатик". В журнале "Черновик" публикует свои тексты в жанре визуальной поэзии. В 2004-ом её стихи вошли в антологию "Освобождённый Улисс". В 2005 году в США вышла её новая книга "Из бранного", а в 2008-ом в Москве - сразу две её книги: "Недоуменье жить" и "Бал мин". Публиковалась в периодических изданиях и литературных журналах России, Украины, Европы, США и Израиля, в том числе в престижнейших: "Иерусалимском журнале", "Интерпоэзии",  "Эмигрантской лире", "Детях Ра" и "Зеркале". А ещё она участник антологий "Вольный город" (Одесса, 1991), "Поэты Большого Тель-Авива" (Израиль, 1996), "Левантийская корона" (Израиль, 1998 г.), "Освобожденный Улисс" (Москва, 2004 г.), "Антология поэзии" (Израиль, 2005), "Антология одного стихотворения" (Москва, 2010), "Глаголы настоящего времени" (Киев, 2013) и многих других.

 Рита Бальмина - член Союза писателей Израиля и Международного ПЭН-клуба, лауреат литературной премии имени Д. Кнута за 1995 год. Номинант Бунинской премии за 2007 год.

ПОЭТЫ-СОВРЕМЕННИКИ О ТВОРЧЕСТВЕ РИТЫ БАЛЬМИНОЙ

"Рита Бальмина - хороший поэт и подлинный человек. Это совсем просто увидеть... Любая строфа рассказывает об этом. Что ни катрен- верительная грамота. Хотя тут и метафоры... И аллегории... И парадоксы.... И Нью-Йорк с Одессой вместе. Почему ж нет? Достоверность делает картину объемной, не бумажной, не буквенной.

Хотя буквы много значат, испокон веков. Рита Бальмина, имея зрение, слух и чутье поэта - умеет все расставить по местам. Не манифестарно.... Не  поучительно... А только затем - чтоб вписать свои строки в общую книгу русской речи".

/Вероника Долина/

"Рита Бальмина, пожалуй, самый тель-авивский наш поэт. "Тель-авивский" - это не прошлое её местожительство и не эпитет. Высокое слово "поэт" ни в каких эпитетах - большой, значительный, искренний, интересный, самостоятельный, прекрасный, и прочая прочая... - не нуждается. Поэт - и этим сказано уже почти всё. "Тель-авивский" -  употребляю в том смысле, что лучше и больше, чем Рита, на мой взгляд, никто этот город не воспел и не оплакал.  К сожалению, последние годы получилось так, что Рита живет в Нью-Йорке. Дай Бог ей стихов и остального счастья и там. И дай Бог ей вернуться домой, в Израиль, когда она почувствует, что пора возвращаться".

/Игорь Бяльский/

"Рита Бальмина  - яркий лирический поэт, стихи которой известны как в Украине, так и в Израиле и США. Её лирика рискованна и порой открыто эротична, провокативна. Однако Рите никогда не изменяет природный вкус и чутье художника".
 
/Людмила Херсонская/

"Мне не раз доводилось утверждать, что женщины в исповедальной лирике превосходят мужчин мужеством открытости и незащищённости. К Рите Бальминой это утверждение имеет прямое отношение. Она бескомпромиссна в своих сюжетах и темах, что вызывает чувство уважения к позиции автора. Но чувство уважения в восприятии художественного текста - довод малоубедительный. Поэтому и дорого с читательской точки зрения, что тексты Бальминой затрагивают эмоциональную сферу сознания, побуждают к сопереживанию, тревожат и отзываются болью. Потому что перед нами художественное воплощение мысли и чувства.
Потому что перед нами - поэт".

/Даниил Чкония/

"Стихи оказываются живыми, когда в них ощутим живой человек - телесный и духовный, ограниченный и непредсказуемый. Но это лишь часть истины. Сквозь открывающегося в стихах человека просвечивает опять-таки поэзия, словно она лежит в основе самой жизнедеятельности пишущего. Так, видимо, и есть в случае подлинного поэта. Думает он об этом или нет, но слово и бытие слиты для него воедино: нет существования вне слова и нет слова вне существования. Если отсутствует эта слитность, не выручат автора ни многозначительность говоримого, ни изыск примитивизма, ни ошеломляющая заумь.

Стихи Риты Бальминой - стихи в этом смысле на редкость живые.  Теплота и непреодолимая нежность лирической героини к другим и к себе самой, ее бескорыстие, независтливость и бесстрашие позволяют ей оставаться счастливой даже в столкновениях с гнетущими и невыносимыми сторонами жизни. Внутренняя свобода - вот, пожалуй, ключ к восприятию её поэзии. Как известно, изнанка внутренней свободы - одиночество. Нужен особый дар, чтобы нести его, подобно героине стихов Риты Бальминой: легко, без позы, без претензий к миру - так, словно его и нет, одиночества. Да и есть ли оно взаправду, коль скоро его оборотная сторона - внутренняя свобода?".

/Анатолий Добрович/


ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ИНОПЛАНЕТЯНКОЙ...

-  Рита Дмитриевна, вы - известный поэт и профессиональный художник. Как творчество вошло в вашу жизнь?

- Живописью я увлекалась с детства, а литература в круг моих интересов не входила…

 - Простите, но поверить в это сложно. Я читала о вашем юношеском увлечении французской поэзией.   Имена русских писателей и поэтов, о которых вы писали,  известны разве что филологам - искусствоведам.

- Моя мама была профессиональным переплётчиком, к ней на реставрацию попадали совершенно уникальные книги. Мне повезло жить среди редких, подчас запрещённых книг - именно такие мама приносила реставрировать домой. Пользуясь ситуацией, я читала эти  уникальные книги и сожалею до сих пор, что у меня уже никогда не будет возможности прочесть их до конца. Часто мама заканчивала работу над ними раньше, чем я успевала добраться до последней страницы. По тем временам это были писатели второго или третьего ряда, но время показало, что сейчас  они являются более яркими, чем те, кто тогда был "в фаворе". Это моё личное мнение.

Рисовать начала с детства, с упоением и безостановочно. Везде - даже на стенах. Художественная школа, училище, институт - другого выбора для себя я не видела. Стихи пришли позже - в 26 лет, в критической для жизни ситуации. Вероятно, тогда во мне и проснулась дополнительная, пишущая душа. Меня заметили, я органично влилась в творческое обьединение одесского поэта Юрия Михайлика, который позднее уехал в Австралию. Кое-кто из молодых поэтов уехал в Европу, некоторые остались в Одессе, но почти все мои друзья в конце 80-х - начале девяностых уезжали в Израиль. Мы с родителями ждали от родственников вызова в Америку. После обьяснения с родителями я уехала в Израиль - и нисколько об этом решении не жалею. Там я была на своём месте, чувствовала себя прекрасно, мне писалось. У меня было много друзей и интересная работа - я разрабатывала эскизы предметов иудаики из серебра. А к родителям в Америку  приезжала в гости. Но в 1999-м тяжело заболела мама, и мне пришлось переехать к родителям. 

Сегодня ни мамы, ни папы  уже нет со мной… А я чувствую себя инопланетянкой:  так было и в Одессе, и в Израиле, так происходит и в Нью-Йорке. Но плохо мне не бывает нигде - я просто не вписываюсь в окружающую среду.

- А что самого ценного дали вам родители?

- Прежде всего - толерантность и уверенность во себе. Мама была волевым человеком, отец - очень добрым и понимающим. Они соглашались со всеми моими решениями и воспитали во мне самостоятельного человека.

- Kто из писателей оказал на вас наибольшее влияние? Каковы ваши литературные пристрастия?

- Из классиков - Анатоль Франс, Герман Гессе, Марина Цветаева, Иосиф Бродский. Из современников Виктор Пелевин, Владимир Сорокин, Михаил Зив, Сергей Четвертков, две Нины - Искренко и Демази. Читаю произведения разных авторов. Перечитываю из них некоторые: "Фауста" Гете, пушкинского "Онегина", "Хазарский словарь" Милорада Павича, "Часть речи" Бродского, "Игру в классики" Картасара, сорокинские "Пир" и "Голубое сало", "Невыносимую легкость бытия" Кундеры. Из  талантливых и самобытных писателей могу назвать нью-йоркских прозаиков Павла Лемберского и  Ольгу Исаеву,   московскую поэтессу Веру Павлову .

- Когда к вам приходит вдохновение? Нужно ли для этого какое-то душевное потрясение или наоборот: состояние душевной гармонии?

- Пишу во время работы, когда рисую или леплю, особенно много писала, когда занималась чеканкой. Лучше всего пишу под воздействием сильных негативных эмоций: ревности или обиды. Еще очень хорошо пишется в общественном транспорте. Большинство венков сонетов написаны в автобусах, поездах и даже самолетах.

Я сотворяю идолов дверных:
Засов задвинув, плотно притворяю
Отесанные створки их -
И свой покой вечерний водворяю.
Но идолов окна стеклянный взгляд
Уставился на двор колониальный
С разлапистой и остропалой пальмой,
Которую ветра не оголят.
Здесь, в непригодном для житья жилье,
В глухом углу языческого мира,
Верша обряд на письменном столе,
Родной язык творит себе кумира.
Он заплетается в густую вязь,
Нанизывает образы на нервы.
Покорной жрицей к алтарю явясь,
Несу свои очередные жертвы.

- Ваши  музыкальные предпочтения?

- Предпочитаю тишину. Иногда могу послушать лёгкую классику: Моцарта, Чайковского. Из современников - Меркури, но так, чтобы не видеть его, а только слышать. Тишина для меня желательнее музыки. Музыка навязывает свой ритм, и он не всегда совпадает с моим внутренним...

- С грустными нотками ностальгии вы нередко пишете о желании вернуться домой. Где он, ваш дом?

- Конечно, речь идёт об Израиле. Мне хотелось бы вернуться. Жизнь там протекает ярче. К сожалению, круг моих друзей редеет - кто-то эмигрировал в Канаду, кто-то вернулся в Россию, некоторые ушли в мир иной. А тогда, в 90-х, мы были молоды, легки на подьём, собирались часто: по четвергам - в Доме ветеранов сионизма в Тель-Авиве, по пятницам - на крыше моего дома, -  и читали друг другу стихи.

И ещё - в Израиле удивительно красиво стареют: пожилые люди там ухожены, модно одеты, у них есть круг собственных интересов.  И потому я хочу стареть в Израиле.

- Какие чувства вы испытываете, когда рождается новое стихотворение?

- Я не всегда ставлю точку сразу, долго дорабатываю, переписываю, редактирую. Ощущения "рождения стиха - ребёнка" у меня отсутствует. Возможно потому, что я поздно стала матерью. Родила сына после 40 лет - и моя жизнь совершенно изменилась. До этого я отвечала только за себя, а теперь всё совсем иначе.  Мой сын - важнее всего, и я сожалею, что до сих пор приходится уделять работе больше времени, чем ему.

Это просто Нью-Йорк и ноябрьская стылость,
Это просто полтинник уже "на носу",
И небесная твердь прорвалась, опустилась
На плечо, на котором ребёнка несу.
 
Он устал и уснул, шебутной почемука,
Я от стужи его прикрываю рукой.
И не крест, но крестец и крестцовая мука,
Мой последний шедевр, невербальный такой…

ГРАЖДАНИН ПОЭТ

- В декабре 2014-го в одном из нью-йоркских издательств вышел поэтический сборник "НашКрым". В предварительных релизах одном из авторов значились и вы, Рита Дмитриевна…

- С одним из редакторов сборника Геннадием Кацовым, я знакома давно, мы вместе работали в редакции "Вечернего Нью-Йорка". Поэтому я доверилась Геннадию и позволила включить мои стихи в этот сборник. Он обьяснил, что название  сборника является антитезой к лозунгу "КрымНаш". На деле никакой антитезы не получилось, результатом стало зеркальное отражение реальной действительности. Сто двадцать  поэтов с совершенно разным уровнем дарования, несхожестью философии и гражданской позиции, были обьеденены в нечто, что должно было послужить утопической идее нейтральности поэта в геополитике во время войны.

Меня, как и других поэтов, открыто стоящих на проукраинской позиции, откровенно говоря, подставили. Вначале проекта идея "нейтральности" не фигурировала, составители настаивали на идеологической антитезе девизов "НашКрым"  и "КрымНаш". Тогда не только я, но и выдающийся украинский поэт  Борис Херсонский, как и некоторые другие авторы, занимающие проукраинскую позицию, дали своё согласие на публикацию. Но вскоре, почувствовав двойную игру составителей, отозвали свои стихотворения… Я открыто заявила о своём  несогласии с принципом всеобщей нейтральности и приложила немало усилий, чтобы не быть причастной к этой двусмысленной затее. И очень рада, что редакторы после утомительной дискуссии всё же пошли мне навстречу и вернули мне подборку стихотворений.     

Война между Россией и Украиной - это не война между нациями, это война за право выбора путей развития: Запад или Восток. Это выбор между прошлым и будущим. Я твёрдо уверена, что наилучший выбор для Украины - это Запад. Тот, кто хочет вернуться в прошлое, в "СССР" - тот против. В России всегда развитие было результатом борьбы западничества и славянофильства. Россия, а вернее верхушка российская, вновь выбрала восточный путь развития, и показала свою истинную сущность. Оккупированный Крым вряд ли вернётся в Украину. Крымчане в результате санкций будут жить как при Советском Союзе, во всём себе отказывая, но Россия Крым не вернёт. Всё это озлобляет людей. Экономики обеих противоборствующих стран падают. Гибнут и становятся инвалидами молодые люди …

В такой ситуации быть "нейтральной"? Нет, для меня  это невозможно. Я считаю, что нет ничего ужаснее возврата к советскому строю. Украинскому народу сейчас очень трудно, ему необходимо сплотиться. У небогатой, но стойкой страны -  Украины -  появился реальный шанс стать нормальным европейским государством.

 - Для вас не существует запретных тем,  интерес читателя вызывает и  глубокая философская лирика, и непримиримая, но напрочь лишённaя кичливости и фальши, гражданская. Достоверна до малейших штрихов - городская лирика.  Великолепна в откровенности и образности лирика романтическая, любовная.

- Я пишу о тех городах, в которых жила - Одессе, Тель-Авиве, Нью-Йорке. О радостях и горестях их жителей, о проблемах, которые затрагивают всех нас. Эти проблемы пропускаю через себя, и читатель это не может не заметить. Помните мои стихотворения израильского периода -  "Теракт" и "Автобус"?   Философствовать не люблю, но для меня, как поэта, важны вечные вопросы любви и смерти. В бога не верю, но стихи мне определённо кем-то диктуются…К сожалению, литературными критиками и читателями моё имя упорно ассоциируется именно с эротической лирикой. Я очень устала от этого стереотипа.
Я - человек, и я - поэт это две совершенно разные личности, два разных характера. В моей любовной лирике главное - отнюдь не откровенность и эпатажность образов, это лишь инструмент для попытки понять и принять само понятие любви. Венки сонетов я писала около двадцати лет назад, живя в Израиле. К счастью, мои коллеги по Союзу писателей Израиля смогли  понять и оценить эти стихотворения. Но многих читателей, особенно старшего поколения, откровенность моих образов привела в ужас.

В обьятья первого хамсина
От страсти стонущей Далилой
Упала стерва-Палестина,
А я - в твои объятья, милый.

Для ночи догола раздета
Луна - бесплатная блудница -
На бледный пенис минарета
От вожделения садится.

Дрожат у пальмы в пыльных лапах
Соски созвездия Змеи,
И всех моих соперниц запах
Впитали волосы твои.

И я не понимаю снова:
До коих пор, с которой стати
Я все тебе простить готова
Под неуемный скрип кровати?

Понять глубинный, отнюдь не эротический смысл стихотворения смогли не многие. Позднее откровенность любовной лирики прекрасной русской поэтессы  Веры Павловой такой ханжеской реакции уже не вызывала.  

- Вы ломаете стереотипы мышления, не всем дано это понять. Как вы реагировали на чудовищную травлю, развернувшуюся в интернете? Какими только эпитетами вас не награждали разгневанные читатели!

- Меня тогда поняли и приняли не только коллеги - поэты моего поколения, но даже чиновники Союза писателей. Однако травля действительно была, и не только в интернете -  в прессе, на телевидении и радио. Она не была  спонтанной, её хорошо организовали, с использованием "возмущённых читателей". Реагировала я по-разному: в основном - молча.

Заклещен клювом клеветы -
Окаменевшим насекомым
Ты в кому комнаты закован...
Заклещен клювом клеветы.
В глаза поверившим знакомым
Не плюнуть сжавшим горло комом:
Заклещен клювом клеветы,
Окаменевшим насекомым...

Иногда плакала, но чаще давала резкий отпор. Когда-то сцепилась даже с Михаилом Генделевым, одним из отцов-основателей русскоязычной литературы в Израиле. Михаил Самуэлевич заявил, что наши писатели делятся на пики, бубны, трефы и черви, и в сердцах назвал Союз писателей Израиля "червями". Я не смогла промолчать, перечислила фамилии заслуженных и интересных  молодых авторов, и добилась от Генделева извинений. Как давно это было…

В литературной среде  Америки я чувствую себя дискомфортнее, чем в Израиле. Поэты здесь очень сосредоточены на себе, эгоцентричны. В Израиле мы тепло принимали всех вновь прибывающих, всех смотрели, всех слушали - все мы были своими, близкими по духу. И  дружеская поддержка коллег по творческому цеху была ощутимой.

В Израиле у меня было то, что необходимо поэту, как воздух - люди, которые меня понимали и принимали такой, какая я есть. Я была очень дружна с поэтом Михаилом Зивом, пейзажным лириком и философом. Даже называла его своим старшим братом. Несколько лет мы жили на разных этажах одного дома в Южном Тель-Авиве, и возможно из-за этого писали на одни темы. Он о Яффо, я о Яффо. Он свою "Федру", я свою. Замечательное это было время. Мы постоянно находились в состоянии творческого состязания, которое не дает расслабиться ни на один день. Мне тогда казалось, что вдохновение живет в том же доме, где живем мы - между нашими этажами. Чувства творческой состязательности мне очень не хватает в Америке, и потому пишется здесь и сложнее, и реже. Здесь, в пасмурном Нью-Йорке, у меня нет своей "творческой половинки"…


ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ВОСТРЕБОВАННОЙ И ПОСЛЕ СМЕРТИ

- Пройдя через сложные испытания, вы сохранили особое, очень доброе и доверительное отношение к людям. Это заметно и в личном общении, и - особенно, в цикле выполненных вами портретов творческих людей. Вы пишете их, раскрывая лучшие душевные качества своих героев. Будет ли продолжен этот художественный проект?

- Думаю, что нет. За год - с 18 января 2014-го - написано уже достаточно. Я писала портреты лишь тех людей, с кем знакома лично. К каждому из них я собираюсь от руки написать эссе. Есть устная договорённость с представителями  Одесского литературного музея о том, что после завершения проекта  мои работы будут переданы на хранение в этот музей.

Моя бабушка была супругой одесского поэта Георгия Захарова (Зухр Махальников), который работал в 30-х годах прошлого столетия в легендарном одесском "Гудке"  вместе с  Олешей и Паустовским, был знаком с Брик и Маяковским. Дневники бабушки, на глазах которой происходила бурная литературная жизнь, написанные обьективно и непредвзято, и тем ценные, я также планирую передать на хранение в Одесский литературный музей.

Уже работаю над новым проектом. Пишу городские пейзажи, увлеклась воссозданием исторической атмосферы Манхэттена ХIII-XIX веков. Использую смешанные техники, получается интересно. И всё время учусь. Всю жизнь - учусь.

- Рита Дмитриевна, бывают ли у вас периоды, когда совсем не пишется?

- Да, такое со всеми случается. Боюсь этого панически, ибо велик риск замолчать навсегда. Поэтому в такие периоды я не останавливаюсь, многократно редактируя старые тексты.  В Израиле я "фонтанировала", могла за неделю написать венок сонетов.  В Нью-Йорке стала писать значительно меньше… Но основной принцип сохранила: - стараюсь быть максимально искренней. Даже когда полностью конструирую ситуации. А придуманного в моих текстах значительно больше, чем происходившего со мной на самом деле. Пишу обьективно и  безоценочно - ставить оценки читатель должен самостоятельно. 

…Что писать? и зачем? После Вертера - ветер,
После Бродского вброд сквозь бурлящий Бродвей.
Озаряется вспышками Верхний Манхэттен,
Подколёсной водой обдаёт до бровей.
 Это просто Нью-Йорк, ноября декорации…
Как бы мокрым зонтом от борея отбиться и
На прокрустову лажу второй эмиграции
Положить отсечённые ею амбиции?

- О чём вы мечтаете?

- Я мечтаю о бессмертии. Не физическом, а творческом. Хочется быть востребованной и после смерти. К сожалению, почти уверена в обратном, свидетельство тому - творческое забвение моих современников, поэтов, ушедших в мир иной.

- Думаю, кануть в забвение вам, Рита Дмитриевна, будет крайне сложно. Искренне желаю вам здоровья и творческого долголетия. А сейчас… весна вступает в свои права! Ваши пожелания читателям "Кругозора"?..
 
- Читателям - конечно, любви. Желательно, взаимной.

Когда любовь, сходящая на нет,
Вас оттесняет до крутой обочины,
Где преют листья рифмы навороченной,
Где одичалый чахнущий сонет
Среди дождливых зябнущих примет
В немых плодах скрывает червоточины
Точеных фраз, когда-то напророченных,
Чтобы созреть через десятки лет -
Притормозите там, где, одинок,
Сонет чернильным соком изнемог,
Бесплатный плод поспел в словесной кроне
У ваших ног, как брошенный щенок,
Он тоже может получить пинок,
Когда рука листок его уронит.

__________________
На фото: Рита Бальмина.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Рахель Гедрич   17.03.2015 08:19

Валерий Грановский

Блестяще. Как всегда. Показываю друзьям и хвастаюсь давным знакомством с тобой. Здоровья тебе и вдохновения.


Любовь Мацулевич

Рита! Вы только рисуйте и радуйте нас. Я в Нью-Йорке не была лет 10 и очень скучаю... А Ваши, Рита, работы заставляют меня вспоминать, что-то узнавать и всегда создают позитивное настроение!

Татьяна Ямром

Так хорошо, что нет слов. Только снова прочитать и почувствовать.

Нелли Гордина

Рита, спасибо! Вы - Мастер! Удачи, здоровья, любви, вдохновения на долгие годы!

Zhenya Breydo

Милая Рита, ловлю себя на том, что Ваши стихи постепенно становятся наркотиком - ищу их каждый день в ФБ, и если вдруг не нахожу, похоже, начинается ломка, или что там у них. Ни одного проходного стихотворения - умолкаю перед сравнениями, которые уже на кончике языка.
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   17.03.2015 08:07

Рита Бальмина
10 Мартa 2015 года

Вы думаете вы меня зарыли?
Вы думаете вы меня закрыли?
Напрасна эта ваша суета.
Поскольку крылья - это просто крылья,
Завистников ползучих камарилья,
На деле, и не стоит ни черта.
Мне не страшны змеиные уловки,
Тону в тарелке каши из столовки,
Но чтобы вы не клеветали, ловки,
Я обретаю правду вопреки
Законам современного пиара,
И вновь былая боль - ожогом пара,
Рапирой выпирает из строки.
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   07.03.2015 18:56

Борис Херсонский

Что до меня, то ни малейшего смущения слова "Запад" и "Европа" у меня не вызывали. С дискуссией между славянофилами и "западниками" я знаком со школьной скамьи, "Дневник писателя" Достоевского, его же "Идиот", где Мышкин доказывает, что католик хуже атеиста, пушкинское "Клеветникам России" и тютчевские "патриотические стихи".... Не говорю уже о набившей оскомину советской пропаганде. При всей разнице между Российской Империей и СССР идея коренного отличия русской цивилизации от мертвых камней Европы оставалась величиной постоянной. И двести и сто лет назад, и пятьдесят нам вдалбливали в голову: мы дети российской цивилизации, советской ли, православно-византийской - все едино.
Вслед за лицом Чаадаева мое лицо антисоветчика было повернуто на Запад. При том, что я в свое время принял Православие и русская культура была для меня ближе польской или немецкой.... Вскоре после независимости Украины стало понятно - Украина оказалась между двух силовых полей. Традиционного, связывающего ее с Россией и "идеального" направления - на Запад, в Европу. Эти силовые, геополитические поля, образовались не вчера и не придуманы, они совершенно реальны.
Для меня всегда было ясно, что Россия не будет в восторге от переориентации Украины. Но думал, конечно, что дело ограничится газовыми войнами, попытками вернуть Украину с использованием мощных экономических рычагов. Как и многие мои коллеги я ошибся. Темпы изменения режима в России оказались слишком высокими и традиционное презрение к международному праву оказалось решающим моментом внешней политики постсоветской России.
Сегодня Украина оказалась втянутой в реальную войну, к которой не была готова. Похоже на то, что мы должны воевать на два фронта - против т.н. "ополченцев" и против собственных проблем, вроде коррупции и неумелой внешней политики. Не говорю уже о внутренних врагах - террористах, которые регулярно взрывают офисы патриотических организаций на Юге Украины. Без помощи мы эту войну проигрываем - не нужно было бы и ввязываться. Шансов особых у нас нет. Идеология слияния с Европой весьма и весьма заманчива. Но насколько готова Европа принять нас, согнувшихся под грузом тяжелейших проблем? Принять вместе с враждебностью могущественной России, которая размахивает ядерной дубинкой и посылает дальнюю стратегическую авиацию для "патрулирования" территорий своих европейских соседей?
Время, которое я провожу в цивилизованных европейских странах учит меня - сворачивать с пути евроинтеграции нельзя. И дополнительный урок - нам необходимо пройти длительный путь. Чего бы я хотел от наших европейских союзников? Поддержки нашей армии нелетальным оборонительным оружием. Еще более жестких заявлений о недопустимости дальнейшей эскалации агрессии против Украины. Поддержки нашей разваливающейся экономики... Но мало ли чего я бы хотел!
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   05.03.2015 05:29

Игорь Бяльский:

Рита, мазаль тов! Вэ-хаг пурим самеах!!!!

Эмилия Бяльская:

Молодцы! Я и не сомневалась, что вы поймете друг друга.

Вадим Ярмолинец:

Хорошее интервью:)

Даниил Чкония:

Рахель, я благодарен вам за это интервью. Для меня честь, что мои слова о хорошем поэте - и человеке - пригодились.
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   05.03.2015 05:15

Александр Долинов, поэт

Рита, получилось очень объёмное интервью с тобой. Я читал, узнавая о тебе всякие подробности, которых не знал до сих пор. Мне было очень интересно читать про твою жизнь в Израиле, про то, как возникали у тебя там стихи в большом количестве. Я, к сожалению, тогда не писал, я играл уже написаное кем-то другим. Мне очень жаль, что в Нью-Йорке тебе дискомортно, что ты не нашла подходящий для тебя круг общения. Искренне хотелось бы, чтобы твоё фантанирование не прекращалось и здесь. Успехов тебе на американской земле, не меньших, чем на земле Израиля.
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   04.03.2015 21:45

Редактор антологии "НашКрым" Геннадий Кацов позволил себе публично оскорбить и оболгать своих оппонентов - поэтов Риту Бальмину и Андрея Грицмана.

В опровержение написанного Геннадием Кацовым о гражданской позиции и общественной деятельности
его оппонентов:

- Главный редактор журнала "Интерпоэзия" действительно находится сейчас в Москве. Он был участником Траурного марша памяти Бориса Немцова в Москве. Основной целью его творческой поездки является проведение презентаций Антологии журнала "Интерпоэзия" за прошедшее десятилетие, мемориальные чтения стихотворений авторов журнала, ушедших из жизни, и презентация собственной новой книги ( а не сборника, о котором пишет Кацов).

Вечер журнала «Интерпоэзия», который состоится в четверг, 5 марта, в Культурном центре Фонда «Новый мир» по адресу : Москва, Малый Путинковский переулок, д. 1/2.
В программе вечера презентация книги стихов Андрея Грицмана «Кошка» (М.: Время, 2014) и поэтической антологии «Интерпоэзии» (2004–2014).
В рамках презентации антологии состоятся мемориальные чтения авторов журнала.

Прозвучат стихи Олега Вулфа (читает Андрей Грицман), Григория Дашевского (читает Юлий Гуголев), Регины Дериевой (читает Андрей Грицман), Анатолия Кобенкова (читают Андрей Грицман, Анна Трушкина и Елена Шерстобоева), Игоря Меламеда (читает Павел Крючков), Дениса Новикова (читает Алексей Алехин), Александра Ревича (читает Галина Климова), Александра Файнберга (читает Вадим Муратханов).
Сбор гостей в 18.30.

Поэт Рита Бальмина о своей гражданской позиции открыто рассказала в нашей с ней беседе. Так же она стала активным участником Мемориального митинга памяти Бориса Немцова в Нью-Йорке.
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   04.03.2015 19:18

Война, очень надеюсь, закончится. Останется вопрос - как восстанавливать прерванные отношения между людьми...

Вспомнила слова поэта Бахыта Кенжеева:

- Сейчас происходит новый и весьма серьёзный виток "холодной" войны. Что можно сделать, чтобы усмирить жутчайший апофеоз взаимной ненависти?

- На этот вопрос давно ответили православные старцы: "молитвой и постом". Больше никак. Как вариант, иногда конфликтную ситуацию спасает чувство юмора. К сожалению, большинство национал-патриотов чувством юмора не обладает. Ситуация до предела усложнена изменением психологии людей, резким поправением России. Это действительно ужасно.

Нам просто надо терпеливо пережить это, пытаясь что-то говорить собственным примером. Надо постараться сохранить человеческое достоинство.

В феврале 2015 года в рубрике "Презентация" наш журнал опубликовал прекрасную статью нью-йоркского поэта Ирины Акс о проекте, ставшем "камнем преткновения"

http://www.krugozormagazine.com/show/Cremea.2504.html

(с) "Геннадий Кацов и Игорь Сид работали над своим миротворческим поэтическим проектом - а тем временем проза жизни раскручивала маховик войны, и поэты, поначалу хотевшие увидеть свои стихи в сборнике, забирали свои подборки и уходили, причем каждый - в свою сторону. Вот ушёл прекрасный украинский поэт... вот крымчанин пожелал, чтоб рядом с его именем в сборнике значилось не "Крым", а "Россия", и ушёл, потому что в данном вопросе авторы проекта были тверды и категоричны: в ЭТОМ сборнике поэты из Крыма представляют не Украину и уж тем более не Россию, а КРЫМ... А какие баталии разыгрались в Фейсбуке, сколько было взаимных обвинений и оскорблений самого невероятного свойства! Словом - "крымский" узел!.."

***

"И пусть наивная попытка примирить всех со всеми на почве общей любви к этим макам и пляжам на слайдах оказалась неудачной, написанные стихи живут уже своей жизнью. И может быть, когда в полном соответствии с законами физики, маятник качнётся в другую сторону, сборник этот станет той песчинкой, которая упадёт на правильную чашу весов и поможет уберечь НАШ КРЫМ от новых испытаний, избежать того сценария, который история уже прожила однажды - в ХХ веке"
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   04.03.2015 18:12

Самые жаркие уголки в аду оставлены для тех, кто во времена величайших нравственных переломов сохранял нейтралитет.

Алигьери Данте

The hottest corners left in hell for those who in times of great moral fractures remained neutral.

Dante Alighieri
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   04.03.2015 06:45

Alexandr Choklin

Геннадий Кацов не нуждается ни в моей, ни в чьей-бы то еще защите, он вполне может сам постоять за себя и свое имя...Добавлю лишь, что зная его много лет, как журналиста, поэта, и просто многолетнего НЙ приятеля, никогда не замечал, чтобы он играл "краплеными картами", подставлял или продавал (ся) кого-то. Человек он эмоциональный, энергичный, и трудолюбивый, что является несоменно плюсом для творческого человека. Можно по-разному относится к антологии "НашКрым", можно предположить неоправданное прекраснодушие или утопичность проэкта, но чистота помыслов и независимость от чужих мнений у Геннадия Кацова не вызывает ни малейших сомнений у всех, кто его знает много лет...


Рахель Гедрич

Александр ! Предусмотреть , в какую сторону будут развиваться политические события и как это скажется на судьбе проекта, не смог бы ни один , даже самый опытный политический аналитик . Думаю, именно этот фактор имела ввиду Рита Бальмина


Alexandr Choklin

Согласен, никто ничего предусмотреть не может, особенно в Российско-Украинских делах...я здесь ничего не говорю ни про Бальмину, ни про Херсонского или Шульпякова, ни про других авторов-участников проэкта, ни про идеологическую или политическую подоплеку проэкта. Как лицо, имевшее крошечное, но все же некое отношение к Крыму (я служил срочную в Севастополе), и родившееся (выросшее и учившееся) на Украине, я тоже имею "крымское" мнение, от которого здесь воздержусь, ибо давно не знаю реалий на местах. Я говорю только про то, что Геннадий в моих глазах человек умный, талантливый и без двойного дна...Именно это...


Валерия Коренная

Ира, ты упомянула меня. Раз я не заговорила об этом проекте в твоем со мной интервью, значит, наверное, не слишком активно пропагандировала. Противоречия не видишь в своих словах?


Gennady Katsov

Valeriya Korennaya Валера, ты за проект, поэтому тебя о проекте и не спрашивали, как я подозреваю. А вопрос о проекте задавался исключительно тем, кто против, о чем известно заранее, чтобы у них был повод вылить свою желчь. Эта журналистка не понимает, что человек "высказывает собственную точку зрения" исходя из вопросов, которые человеку задают. Интервью можно сделать исключительно подлым и направить по конкретному адресу, задавая определенные вопросы и именно тем людям, ответы которых ожидаемы. От тебя ожидался другой ответ, что этому журналисту было не нужно. Мало того, журналист в нашем случае не понимает, что не все из сказанного человеком, у которого не спросили справку о психическом здоровье, можно публиковать. И если интервьюируемый говорит о чьем-то двуличии, кого-то оскорбляя, то профи такие вещи либо проверяет, либо не пропускает в текст интервью. Иначе, журналист становится соучастником интервьюируемого в кампании травли, Валера, не суди ее строго: ей еще учиться и учиться. Ты, как профи высокого класса, это прекрасно понимаешь.


Рахель Гедрич

(ц) "Интервью можно сделать исключительно подлым и направить по конкретному адресу, задавая определенные вопросы и именно тем людям, ответы которых ожидаемы " ... "профи такие вещи либо проверяет, либо не пропускает в текст интервью".

Нет, Геннадий, я Вашими "профессиональными рецептами" не пользуюсь. Не манипулирую мнением собеседника и тем более не вырезаю из текста беседы неугодные его оппонентам купюры.

Валерию об участии в Вашем проекте я спросила - зная, что она убеждённый сторонник вашей идеи. Она рассказала о предстоящем (на тот момент) участии в презентации проекта. Но отметила, что это она рассказала лично мне и что этот вопрос считает политическим, и в интервью он для неё нежелателен.

Мне лично Ваш проект не интересен , ибо он не конструктивен. К тому, что Вы давно позволяете себе хамить женщинам, я привыкла - но мириться с этим не собираюсь. Ваше понимание термина "порядочность" и "профессионализм" резко отличается от моего. Я не хочу становиться профессионалом в том смысле, который в это слово вкладываете Вы. Хотя бы потому, что уважаю и собеседника, и читателя.

И последнее - фэйсбук позволяет остро высказываться не только Вам, Геннадий. Своё мнение о проекте открыто высказали поэты, значительно превосходящие Вас по степени таланта и жизненному опыту. Вы всех их отправите на психиатрическую экспертизу? Вопрос риторический. Ответ не обязателен.
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   03.03.2015 23:03

Без комментариев. Тут способен помочь только Леонид Израелит....

Рика Кацова:

"Есть люди, которые ничем не гнушаются, чтобы хоть немного прославитья. Здесь Вам и откровенное вранье и упоминание себя любимой рядом с известными именами. Поэт - хороший, человек плохой. Жаль.
НЕуважаемая Rita Balmina, руки я Вам больше не подам.Такое ощущение, что на клопа наступила. Фу"
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   03.03.2015 21:05

Открытое письмо Геннадию Кацову.

Уважаемый г-н Кацов!

Профессионализм интервьюера заключается, по моему глубоко личному мнению, в способности услышать собеседника и предоставить ему возможность свободно высказать собственную точку зрения. Этот принцип должен работать вне зависимости от того, с кем беседет журналист - с единомышленником или оппонентом. Вам, к сожалению, этот основополагающий принцип журналистики незнаком.
Кстати, о профессиональной пригодности журналиста я, как практикующий редактор, сужу не по субьективному мнению его коллег, а по показателю востребованности его публикаций у читателя.

Вы позволили себе в крайне резкой и эмоционально невоздержанной манере высказаться о моих собеседниках - талантливых поэтах Андрее Грицмане и Рите Бальминой. Поверьте, Ваша повышенная эмоциональность крайне вредит в первую очередь Вам лично, Вашему здоровью и профессиональному имиджу.

(c) "Понимаю, что своей заметкой создаю пи-ар журналистке, играющей по отношению к альманаху НАШКРЫМ в какую-то грязную игру, но и Б-г с ней. Нельзя было об этой гнусности и недобросовестности не написать."

Мне жаль Вас разочаровывать, Геннадий. К Вашему проекту я отношусь совершенно нейтрально. Идея, которую Вы попытались воплотить" От геополитики к геопоэтике" , была очень красивой. Но изначально утопической. Вашим более опытным коллегам это было ясно сразу. Я лично никаких прогнозов не строила и никаких "грязных танцев" вокруг Вас не танцевала. В беседе с участником и активным пропагандистом Вашего проекта - Валерий Коренной, нет ни слова о проекте "НашКрым". Если бы Валерия согласилась рассказать о своём видении проекта, я, безусловно, предоставила бы ей эту возможность.

Публикация о Вашем проекте в "Литературной газете" меня не удивила. Редакционный совет этой некогда уважаемой российской газеты давно и упорно страдает диареей. То, какую клеветническую компанию они устроили против украинского поэта Бориса Григорьевича Херсонского - яркое подтверждение моим словам.

Желаю Вам, Геннадий, крепкого здоровья. И удачи в Вашей профессиональной деятельнотсти, к которой отношусь с неизменным уважением.

Рахель Гедрич,
заместитель главного редактора Независимого международного журнала "Кругозор".
  - 0   - 0
фото

Рахель Гедрич   03.03.2015 20:46

Геннадий Кацов резко высказался о позиции Риты Бальминой и главного редактора поэтического журнала "Интерпоэзия Андрея Грицмана:

Рита Бальмина о НАШКРЫМе: «... Меня, как и других поэтов, открыто стоящих на проукраинской позиции, откровенно говоря, подставили. Вначале проекта идея "нейтральности" не фигурировала, составители настаивали на идеологической антитезе девизов "НашКрым" и "КрымНаш". Тогда не только я, но и выдающийся украинский поэт Борис Херсонский, как и некоторые другие авторы, занимающие проукраинскую позицию, дали своё согласие на публикацию. Но вскоре, почувствовав двойную игру составителей, отозвали свои стихотворения…»
Обнаружил совершенно омерзительный пассаж Риты Бальминой в интервью с ней. В очередной раз она врет, как прежде врала в Фэйсбуке, на чем ее неоднократно ловил, когда отнекивалась от того, что о проекте узнала лишь в ноябре прошлого года; когда врала, что ничего не знала о миротворческой его составляющей, хотя приглашение, где все об этом сказано, получила одной из первых, в июле 2014 года.
Как продолжает врать о том, что составители играют в двойную игру (?) и что проект не получился: миротворческим: получился, и все, практически, авторы альманаха «НАШКРЫМ» прекрасно уживаются под одной обложкой, а об альманахе масса правдивого и доброго написано на самых разных и вовсе не пропутинских ресурсах. И Борис Херсонский, отказываясь от участия в альманахе, ни о какой «двойной игре» составителей, которой нет и не было, не говорил: он свою позицию четко объяснил в свое время в ФБ и к миротворческой (не "нейтральной", как говорит Бальмина) идее альманаха позиция Херсонского не имеет отношения.
Врет Рита Бальмина, равно как и рецензент «Литературной газеты», обвинивший НАШКРЫМ в «махровой жидобандеровшине» http://www.lgz.ru/article/-8-6498-25-02-2015/lovkost-ruk/. Просто Бальмина врет с другим знаком. Все она прекрасно знала, но, как сама признавалась, на нее надавили «некие друзья», она запаниковала, расстроилась, перепугалась, впала в истерику «как бы чего ни вышло». Смотреть на это было противно и больно, читать – отвратительно, и составители сделали все возможное, чтобы уже готовый макет переделать и удалить Бальмину из альманаха. К счастью для всех остальных авторов, изначально принявших, понимавших идею НАШКРЫМ и разделивших ее полностью.
И я не понимаю, зачем эта ложь нужна интервьюеру? Уже второй раз она падает лицом в грязь, задавая в интервью вопрос об альманахе НАШКРЫМ. В первый раз – Андрею Грицману, заявившему, что «… представлены в антологии более 120 авторов, многие из которых занимают пропутинскую и антиамериканскую позиции. Публиковаться с ними вместе под одной обложкой для меня неприемлемо.» Мало того, что одним махом он оскорбил 120 уважаемых поэтов и авторов альманаха, не имея на то никаких оснований (где это множество антиамериканских и пропутинских авторов – можно огласить список?), но буквально через несколько дней с гордостью и радостью сообщил, что в Москве выходит поэтический сборник, проспонсированный Правительством Москвы, в котором принимают участие Андрей Грицман, и Юнна Мориц, и Эдуард Лимонов. С ними, безусловно, в одном сборнике сегодня быть «приемлемо».
Понимаю, что своей заметкой создаю пи-ар журналистке, играющей по отношению к альманаху НАШКРЫМ в какую-то грязную игру, но и Б-г с ней. Нельзя было об этой гнусности и недобросовестности не написать.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA