обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
август '16
БРАТЬЯ НАШИ МЕНЬШИЕ

Путешествие по Америке с кошкой Шери

Записки о той, кто для нас - и человек

Алла Грудская

    Всё сложилось так, что мы могли поехать во Флориду на целый месяц. Мы - это я и Филипп. У Филиппа там квартира. Но что делать с Шери, нашей кошкой?  Раньше я её оставляла у сына. Ничего хорошего из этого не вышло.

   Это было мучением для всех: и для Шери, и для семьи моего сына, и для их кота и собаки, которые были тоже встревожены присутствием существа, приятного на вид, но совершенно не дружелюбного к ним. Шери сидела или под диваном, или под кроватью, ничего не ела и шипела на всех, лишь по ночам крадучись выходя по своим нуждам.  Я даже не знала раньше, что она может шипеть.
Шери скучала за мной.
  
    В тот день, когда я должна была приехать, она уже знала об этом, хотя все старались даже не произносить моего имени. Но как будто кто-то "дал ей телеграмму" - Шери заняла позицию у входной двери, не обращая внимания на собаку и кота. Она не отошла оттуда, пока не встретила меня.

    Моя Шери - красавица. Её пушистая шерстка, цвета топлёного молока, отделана коричневым. Светло-голубые глаза выразительны и говорят о внутреннем интеллекте. Кошки этой породы сами выбирают себе хозяина. Она выбрала меня, когда я пришла брать другого котёнка. Можно сказать, Шери увела меня.
Говорят, что кошки привязаны больше к дому, чем к людям. Это не о нас с Шери. Для Шери дом там, где есть я.

   Мы с Шери много лет жили вдвоём в моём маленьком уютном "condo". К нам  стал приходить Филипп, а потом и совсем забрал нас в свой дом. Сначала Шери ждала, что мы вот-вот вернёмся к себе домой, вела меня к дверям, заглядывала в мои глаза: "Ну погостили и хватит".

   А Филипп тем временем захватывал всё большие пространства. Взяв нас в свой дом, он хотел, чтобы мы обе любили его. Нужно сказать, что моя Шери однолюб, так казалось мне. Но Филипп пустил в ход всё своё обаяние, и Шери приняла его, сначала, как неизбежное дополнение ко мне, а потом он стал ей интересен и сам по себе.

   Они подружились. Когда Филипп, обложенный книгами, садится за компьютер, она прыгает на его стол и осторожно ходит по его потрёпанным толстым книгам и рукописям. Шери усаживается на книгу "Иудейские древности" Иосифа Флавия и наблюдает за процессом творения.

   Кошка любит, когда люди занимаются чем-то серьёзным. Иногда мы спонтанно начинаем какой-нибудь большой разговор. Шери нравятся эти наши долгие разговоры. Она подсаживается к нам третьей, переводит глаза с одного на другого.
Наблюдая, как мы разговариваем, она тоже беззвучно открывает ротик. Ей тоже нашлось бы, что сказать.

   Однажды мы с Филиппом горячо поговорили (случается и такое). Филипп сидел в стороне. Шери подошла к нему, потёрлась об его ногу и стала его гладить лапкой.
Она заключила, что я не права, и приняла его сторону. Филипп был растроган, получив так нежно выраженную поддержку. Их отношения становились сердечнее.

   Но вот чего Филипп не может добиться, это, чтобы Шери приласкалась к нему, как ко мне. Это - наше с ней. Шери прыгает в нашу кровать, ходит по мне мурлыча туда-сюда, трётся мордочкой о моё лицо, потом укладывается у самого лица и смотрит любовно на меня. Глаза её, как голубые камни, омытые чистой водой.
Я глажу её  распластанное тельце.

   Филипп рядом, она посматривает и на него. Он говорит с ней ласково. Шери нравится его голос, она тянется к нему, чтобы и он погладил, но тут же убегает ко мне обратно.

    Мы собираемся в отпуск. Шери - член нашей семьи. Решаем взять её с собой во Флориду - для Шери это лучше, чем тосковать по нам. И вот, мы втроём едем в автомобиле. За рулём у нас водитель Филипп, который объездил Америку вдоль и поперёк. Мы в надёжных руках. Шери поняла, кто здесь главный.

   Всё оказалось лучше, чем мы ожидали. Шери оказалась замечательной спутницей. В дороге проявилось особенно, какое славное это создание. Машину она приняла, как наш временный дом. Она ходит по машине "сама по себе", стараясь удержать равновесие, смотрит в окно, иногда испуганно отшатываясь от больших траков. Часто она сидит у заднего окна. Водители машин улыбаются, видя её. Не часто увидишь кошку на большой дороге. Собаки встречаются, а кошки редко.

   Иногда Шери делает непредсказуемые вещи: она садится на плечо Филиппа и своим хвостом заслоняет ему обзор дороги или же спускается вниз к его ногам и мешает ему управлять педалями. Пришлось сказать ей строго "нельзя".Она хорошо знает это слово и не любит его.

   Авторитет Филиппа за время поездки сильно вырос. Он ведёт машину и решает для нас все жизненные вопросы, которые возникают в пути. Пока он заправляет машину бензином, кошка стоит на задних лапах на его сидении и наблюдает за ним. Он идёт платить, она взволнованно смотрит в окно, пока он вернётся.

   От машинной качки Шери устаёт и засыпает. Когда просыпается, ей хочется общения, она садится на подлокотник между нами и открывает ротик, приветствуя нас. Потом опять идёт путешевствовать по машине. Ехать, в лучшем случае, двое суток. Для Шери организованы уютные места. Её туалет, ящик с песком, на заднем сидении, но она пользуется им редко, так как в пути ничего не ест и не пьёт, пока мы не останавливаемся в гостинице.

    К концу дня устаёт и Филипп и начинает засыпать, Чтобы не заснуть, включаем музыку. Особенно в дороге хорош  Досен. Филипп ему подпевает и даже танцует за рулём, отчего и машина танцует тоже. Мы иногда выходим размять ноги, попить кофе, а Шери выпускать нельзя. Хоть она и домашняя кошка, но за пределами дома в ней просыпаются гены её диких предков, - она может убежать и потеряться.
 
   Впереди дорожное происшествие. Машины сначала замедлили скорость, а потом и совсем остановились. Уже начинает темнеть. Шери в это время спит за нашими сиденьями. Филипп вышел из машины взять что-то сзади и не прикрыл заднюю дверь. Хорошо, что я всё время ищу Шери глазами. Её нет в машине. И вот уже вижу через окно, как светлая шубка Шери удаляется к кустам.
Выскакиваю из машины, бегу за ней, а она уже в кустах. Лежу на животе перед кустами, зову Шери и вижу - она белеет в глубине, поблескивают её глаза, но до неё не дотянуться.

   Филипп отодвинул машину в сторону, насколько возможно, и подбежал к нам.
В это время машины стали по-немногу двигаться, и водители стали сигналить Филиппу, добавляя при этом разные слова и жесты,чтобы он убрал машину.
Ему пришлось вернуться и передвинуть машину через обе полосы перед движущимся траффиком на другую сторону, где нашлось место, чтобы поставить машину.

   Я тем временем буквально разрываю кусты, дотягиваюсь до Шери, хватаю её за лапу и выбираюсь с ней из кустов. Теперь уже, когда, слава Богу, всё хорошо закончилось, и мы снова вместе, можно представить, что могло бы быть.
Если бы я её не увидела в кустах, пока ещё не стемнело,  мы должны были бы оставаться в машине на дороге на всю ночь, а у нас даже фонарика с собой не было.
Я уверена, что Шери не ушла бы далеко от того места, где наша машина. Наверное, к ночи, когда бы движение стихло, она пришла бы к нам.

    Когда-то мы взяли другую мою кошку Катю в поход: с палатками на несколько дней.  Кошка гуляла вокруг, как хотела, но всегда возвращалась к нашей палатке и спала под её навесом. Когда же перед отъездом мы свернули палатки, она забралась на дерево и, как мы её не звали, не хотела спускаться. Пришлось ребятам карабкаться на дерево и палками сгонять её с ветвей.
 
    Вернулась ли бы Шери к нашей машине, мы не знаем, но хорошо, что нам не пришлось ночевать на дороге.

   Мы наметили в первый день проехать побольше, но из-за  этого приключения, решили уже искать гостиницу для ночёвки. Нельзя не порадоваться тому, что мы в Америке. Большинство гостиниц принимает гостей и с кошками, и с собаками.
В первую очередь заносим из машины Шери, её ящик, еду и питьё. Кошка никогда раньше в гостиницах не бывала. Быстро обегает помещение - убеждается, что тут есть всё для жизни: кровати, кресла, телевизор - жить можно.
Теперь спокойно можно воспользоваться ящиком, попить, поесть, побегать по кроватям и улечься на удобном кресле.

   Мы с Филиппом идём в кафе. Шери можно было бы оставить в номере. Но после пережитого не хочется с ней расставаться. Укладываем её в большую сумку  
и проносим в кафе. Сидим за столиком, одна моя рука в Шериной сумке, я говорю Шери: - сиди тихо, сюда кошкам нельзя и показываю пальцем, что нельзя. Не знаю как, через жест или слова, или интонацию голоса, но Шери меня понимает и никогда не подводит.

   Утром, когда мы проснулись, Шери уже сидела у дверей, она поняла, что гостиница - это временное помещение. На этот раз пока мы завтракаем гостиничным набором, Шери нас ждёт в машине, на водительском сидении.
Когда мы выходим из машины, она сразу занимает место Филиппа и очень неохотно уступает его  Филиппу.
 
    На второй день пути Шери поняла, что в дороге лучше всего спать. И она спала почти весь день, только иногда просыпаясь и приходя к нам за общением и лаской.

   Флорида встречает нас великолепными пальмами, мощными сооружениями мостов, интересными развязками дорог. Останавливаться не будем, ещё один бросок и мы у цели. Быстро потемнело, highway's  и рекламные щиты зажглись огнями. Шери, мы почти дома.

    Кошка будет жить в нашей летней квартире нелегально. Такой порядок завело здешнее правление, держать животных запрещено. Филипп купил эту квартиру до того, как встретил меня и Шери. Чтобы добиться легализации, нам нужно было ходить по врачам и доказывать, что кошка нам нужна для поддержания жизни. Это, отчасти, правда, но не в медицинском смысле этого слова. Хочется жить честно, но не получается - будем нарушать.

   Шери - замечательный конспиратор. Едем в лифте - если в лифте люди, она сидит в сумке тихо, как мышка. Если никого чужих нет, высовывает голову и смотрит по сторонам. Как она чувствует обстановку и понимает нас! И, наверняка, она знает больше человеческих слов, чем принято думать. 
  
    В квартире никакой мебели ещё нет, с собой мы привезли надувной матрас и раздвижной стол с четырьмя стульями. Но зато какой вид открывается через окна на всю ширину квартиры - зелёный простор с озёрами и прекрасными деревьями.
Шери ещё не в состоянии любоваться всем этим. Слишком много новых впечатлений, да и она устала от дороги. Она побродила по необжитой квартире, попила водички, поела своей еды и растянулась на старом карпете.
 
   Немного передохнув, она запрыгнула на старое кресло на колёсиках, у окна, оставленное прошлыми обитателями, и сидела там долго, стараясь понять, куда она попала. Перед окном раскачивались несколько тоненьких пальм с мохнатыми головами. Почувствовав кошку, птицы с тревожными криками слетели с пальм.

 Нежные белые аисты красиво пролетели над озером и уселись неподвижно на берегу. Шери никогда раньше не видела ни таких деревьев, ни таких птиц.
Она повернула к нам голову, открыла ротик и беззвучно сказала : "мя".
  
   Первая прогулка вдоль озера, уже без Шери. Кроме разнообразных пальм, много больших роскошных деревьев. Есть деревья, ветви которых опускаются вниз вдоль ствола и переплетаясь со стволом, становятся частью его и уходят в корни.

   Недалеко от дорожки у озера две крупные утки необычной расцветки: оттенки оранжевого, жёлтого, белого и коричневого создают прекрасную гамму.
Называются утки "египетскими". Пара имеет троих, ещё неловких в движениях, детёнышей. Родители оберегают их и далеко не отходят - над головами летают ястребы. Утки не зря расположились у дорожки - люди, гуляющие у озера, приносят им хлеб. Когда на кормёжку слетаются другие птицы, папа - селезень агрессивно отгоняет их.

   Вокруг озера надписи "Осторожно, крокодилы!". Всматриваюсь в рябь воды,  ничего похожего не вижу. Но это Флорида, где крокодилы время от времени напоминают о своём существовании, вряд ли нам захочется гулять здесь вечером.

    Садовник на тракторе-косилке косит траву, сразу же слетаются аисты и перелетают стайкой с места на место следом за ним. Интересно, игра ли это для них, или они находит для себя что-то в свежескошенной траве.

   Мы, конечно же, сразу включаемся в курортный режим: утром и вечером на океан, днём - или смотрим достопримечательности, или сидим за компьютерами.
Шери остаётся дома. Поняв, что это не гостиница и мы обосновались здесь надолго, она стала обживать квартиру. Кошка чувствует наш приход заранее и встречает нас у дверей. После вместе пережитой дороги, она ещё больше потянулась к Филиппу. Если я вхожу в дом первая, она не отходит от двери, пока не войдёт Филипп и не погладит её тоже.

    С надувным матрасом мы имели "fun", как говорят американцы. Он постепенно то раздувался, скатывая нас к середине, то опускался совсем. Насмеявшись вдоволь, мы оставили идею спать на этом матрасе и перешли спать на ковёр, разложенный на полу. Мебель не покупаем, пока не сделаем ремонт. Что здесь замечательно, окна открыты почти всё время и хорошо спится, даже на полу.

    Шери приходит к нам понежиться. Она больше теперь тянет головку к Филиппу, чтобы он её поласкал, но по-прежнему возвращается ко мне. По-моему, кошке свойственно такое человеческое чувство, как преданность.
    
    Время пролетело быстро. Мы окрепли, посвежели. У Шери обновилась шерстка. Но всему приходит конец, и нам пора ехать домой, Филиппа ожидают неотложные дела. Собираемся в дорогу. Вечером загрузим машину и рано утром в путь.
На обратном пути для Шери будет свободнее в машине, много вещей оставляем здесь.
   Шери крутится под ногами, принимает участие в сборке и садится возле вещей.
Наша кошечка хорошо понимает, что упакованные чемоданы - к дороге.
   
   Вынесли вещи в машину. Через пару часов загремело, загрохотало, засверкали молнии, рассекая небо и по окнам и по деревьям крупными каплями застучал, зашумел дождь. Мы не догадались посмотреть заранее прогноз, оказывается дождь надолго, но там, куда мы едем, дождей нет. Главное выбраться из полосы дождя, и мы решаем выехать, как можно раньше. Дождь лил свои струи всю ночь, но к утру стал слабее.

   Филипп под дождём вынес в машину оставшиеся вещи. Мы с Шери выходим последними. В машине Шери у меня на руках, смотрит с удивлением на капли дождя, хочет лизнуть их через окно. Вокруг всё затоплено водой. Осторожно начинаем двигаться. Чем дальше мы продвигаемся, тем больше убеждаемся, что нам не следовало покидать стоянку машины. Колёса машины полностью в воде, и вода уже появилась в машине.

   Филипп закатывает джинсы и выходит из машины осмотреться. Нас предупреждают, что впереди вода ещё глубже. Назад тоже нет пути, нужно убрать машину с дороги, куда сможем. В результате, припарковали машину метрах в ста от дома. По воде босыми ногами, закатив брюки, в лучших местах вода по щиколотку, перебираемся назад, домой. Я несу Шери в сумке, прижимая её вместе с сумкой к себе и объясняя ей всю ситуацию.     

   Дождь лил около недели. Говорят, такой дождь был последний раз сто лет назад.
Наша кошка Шери оказалась свидетельницей такого уникального явления.
Впервые я узнала о таких затяжных тропических дождях из рассказа Сомерсета Моэма "Дождь".  В этом рассказе непрекращающийся дождь так возбудил нервы людей, что проститутка хочет забросить своё ремесло и стать праведной, а священник, наоборот, впадает в грех.    

    Мы же пережили это без особых страстей, но из-за бессилия перед стихией, которая заперла нас в квартире, немного затосковали. Потом поняли, что у нас давно не было такого времени, когда никуда не нужно спешить и можно вдоволь почитать и поваляться. Шери же была довольна, что мы никуда не уходим, она любит, когда мы дома.

   Кое-какая еда, которую я приготовила в дорогу, у нас была. На четвёртый день, когда дождь стал слабее, мы завернувшись плёнкой, прошли пару миль до ближайшего супермаркета и купили продуктов. Мы хлюпали по воде босыми ногами и чувствовали себя людьми других времён, когда ещё машины не колесили по дорогам, и люди ходили пешком.

   Дождь стих так же внезапно, как и начался. В солнечной Флориде всё высохло  довольно быстро. Наша же машина, в которой вода стояла выше уровня пола, нуждалась в капитальном ремонте. Но опять же, как хорошо, что мы в Америке. 
Мы убедились, что система страхования работает. Нам дали  довольно приличную машину, и мы ездили на ней, пока не отремонтировали нашу. Из-за этого мы задержались во Флориде ещё на месяц.

   Когда мы поняли, что это надолго, мы решили использовать это время и постелить в квартире новые полы. Старый карпет нам очень не нравился.
И вот, молодые весёлые строители - бразильцы начали ремонт. Весь карпет был снят и по всему полу натянута бетонная подготовка. Для нас был оставлен пол в кухне, чтобы мы, вместе с нашей дорогой кошечкой, могли спать на надувном матрасе, который мы опять надули.

   Но Шери  теперь не могла ждать нас в квартире, а должна была, вместе с нами, целыми днями двигаться по Флориде. В машине её оставить, даже с включённым кондиционером, мы боялись, поэтому, вопреки принятым порядкам, проносили её в сумке повсюду с нами. Моя маленькая, хорошо приспособленная к жизни, кошечка выдержала и это испытание. И я Вам скажу, с Шери можно идти в разведку.

   Вот мы на пляже. Животным вход на пляж запрещён. Шери сидит в своей большой сумке, над нею зонт. Сумка приоткрыта - никто не видит кошку, а она видит всё и всех: и океан, и детей, строящих песчаные замки вместе с родителями, и чаек, и даже пролетающих величественных пеликанов. Иногда я не выдерживаю и показываю кошку симпатичным детишкам, прикладываю палец к губам: это - секрет, - они умеют хранить секреты.

   Приходим домой к концу дня, когда строители кончают работу. Пока они не ушли, я сижу с Шери в машине, подальше от дома. Кошка совершенно отчётливо поняла, что её никто не должен видеть, и она помогает нам в этом.
Если кто-то неожиданно стучится в дверь квартиры посмотреть, например, какой ремонт мы делаем, кошка сразу же прячется в кладовке и пережидает там, пока непрошенный гость уходит.

   И вот мраморный пол из больших светлых плит готов. В нём отражаются лучи солнца, деревья и оконные рамы. Кошка смотрит в глубину, она хочет достать отражение лапкой, сердится, что не получается. Она трётся шкуркой о гладкий мраморный пол и растягивается на его прохладной поверхности.
         
  Если ничто не помешает, завтра едем домой. Теперь жаль уезжать, во Флориде стоит прекрасная погода, а из Пенсильвании звонят: - Здесь до сих пор очень холодно и снежно, такой зимы давно не было.
 
   Обратная дорога обошлась без приключений. Шери знает, что мы едем домой, и она рада этому. Теперь она - опытная путешественница. Она знает, что нужно остановиться и заправить машину бензином, на ночь нужно взять гостиницу и прочая рутина. Дорога домой показалась нам  короче.

   И вот, мы подъезжаем к Пенсильвании. Здесь зима, она решила дождаться нас. Шери с удивлением смотрит в окно. Ещё вчера вокруг всё было в зелени, а теперь  мы попали в зимнюю сказку. На деревьях каждая веточка покрыта инеем. По краям дорог сугробы снега.

   На нашей улице Шери начинает волноваться и пытается своим кожаным носиком открыть дверь. Спасибо соседям, они расчистили от снега нашу лестницу и подход к дому. Шери вырывается из рук и по замёрзшей лестнице бежит к двери. Дома она сразу же оббегает все три этажа, потом ждёт нас у дверей, пока мы заносим вещи.

   После поездки Шери несколько дней ходила растерянная по дому. Она вспоминала всё, что видела и удивлялась, где оно всё. Ведь она, всё-таки, кошка, хотя для нас она и человек.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

Опрос месяца

Приведёт ли экономику Украины к коллапсу выполнение обещаний руководителей ЛНР-ДНР прекратить поставки стране каменного угля?

Самые обсуждаемые

за последнее время

События в мире
Loading...
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA