обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
сентябрь '16
ЗАРУБКИ В ПАМЯТИ

Страницы дневника

Борис Фогель

Когда в составе студенческой бригады Московского инженерно-экономического института я уезжал помогать в уборке урожая на целинные земли Кустанайской области, то обещал моим родителям часто писать письма, чтобы не волновались. Прошло почти 60 лет, у меня сохранилась толстая пачка писем и открыток,которые я писал домой в Москву по адресу: Чистые Пруды дом 3 квартира 19. Эти письма со мной и здесь, в Бостоне. Прочитывая их, я вспоминаю и моих любимых родителей, и ту далекую пору моей молодости лета 1957 года, связанную с целиной.

"Вьётся дорога длинная,
Здравствуй, земля целинная,
Здравствуй, простор широкий.
Весну и молодость встречай свою!"

Эти слова припева песни уральского композитора Евгения Радыгина "Едут новосёлы" распевали жители бывшего Советского Союза на концертах и в застольях. Прошло почти 60 лет с то  го времени, когда студентов многих вузов отправляли на освоение целинных земель, помогать в уборке урожая. Такая страница была и в моей жизненной истории.

Летом 1957 года я окончил третий курс энергетического факультета Московского Инженерно-экономического института. Мне было 20 лет.

Стояло необычное лето. В Москве открывался VI-ой Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Город "очистили" от бомжей, нищих на улицах, других "нежелательных элементов". Заодно постарались как можно больше студентов отправить на летние работы в разные регионы России.  В магазинах стало очень чисто, на прилавках появились деликатесы, невиданные прежде. Мне, конечно, хотелось побывать на этом двухнедельном празднике молодёжи мира, и я попытался освободиться от "добровольной" поездки на целину, сославшись на болезнь мамы. В деканате категорически отказали в моей просьбе. Выхода не было, и с группой сокурсников я почти на три месяца выехал  из Москвы на целину.

Я обещал часто писать письма домой, и это обещание выполнил. Сохранились мои многочисленные открытки и письма родителям.

Итак, начинаю моё документальное повествование.

На моей первой открытке от 16 июля папиной рукой записан маршрут моей поездки на целину:

МОСКВА - КУРОВСКАЯ - ШАТУРА - МУРОМ - АРЗАМАС - СЕРГАЧ - КАЗАНЬ - САРАПУЛ - КРАСНОУФИМСК - СВЕРДЛОВСК - ЧЕЛЯБИНСК - ТРОИЦК - КУСТАНАЙ.

16/VII

Мои дорогие!

Вот уже второй день, как я еду на целину. Вспомнил, как в 11 часов утра в сопровождении Мэри (моя сестра - Б.Ф.) я ехал в трамвае №39, нагруженный чемоданом и рюкзаком, в институт, для отправки на целину.

На автобусе от института мы доехали до Рижского вокзала. По дороге встречались грузовики с целинниками, украшенные лозунгами "Дадим хлеб", "Догоним Америку".

На вокзале нас встречали с оркестрами. Ехали мы в эшелоне из "теплушек", в которых обычно возят скот, а для нас сделали три полки. Я устроился на второй полке. Сплю на полушубке и резиновой подушечке, не раздеваясь.

Девчонки всё время поют, мы играем в домино.

В общем, не волнуйтесь, всё в порядке.
Крепко целую. Боря

18/VII

Уже проехали половину дороги. Проезжали Чувашию, Удмуртию, Татарию… Места очень красивые, повсюду леса. К двум часам подъедем  к Свердловску, где будет горячий обед. Первый обед  был шестнадцатого в десять часов вечера на станции рядом с Волгой. Пища была невкусная, но я всё съел. А после еды ходили купаться на Волгу. Вода была очень тёплая, далеко не заплывал.

21/VII

Вот, наконец, я уже на целине. Из всех запасов продовольствия, которым меня снабдила моя любимая сестричка, я привёз консервы, конфеты, печенье, которые мне тут очень пригодятся. Единственный продукт, который мне пришлось выбросить, были яйца - они не выдержали дороги и протухли. В дороге я покупал вишни, малосольные огурцы и пр.

Выехали мы из Москвы пятнадцатого в два часа дня, а приехали на станцию под Кустанаем девятнадцатого в восемь часов вечера, то есть переезд составил пять суток.

На следующий день в семь часов утра за нами приехал грузовик. Шёл мелкий дождь, поэтому я надел плащ, и вид у меня был как у настоящего иностранца - в телогрейке с меховым воротником, в жёлтом плаще, надетом поверх неё, в белой шляпе и белых туфлях. Мы ехали на грузовике по ухабистой дороге пять часов, но благополучно добрались до совхоза - места нашего пребывания на целине. Поселили нас временно в огромном помещении, которое служит зимой складом для сена. Привезли нам сена, и вчера я очень хорошо выспался. Мы посетили местную баню, в которой я освободился от большого количества грязи, приобретённой в дороге. В дальнейшем нас, наверное, разобьют по бригадам, и будем жить на полевых станах в палатках.

Сегодня встали в восемь часов утра, умылись на озере. Единственный недостаток здешней природы то, что совсем нет зелени. Вокруг простираются огромные просторы необработанных земель. По ним гуляют ветры. Хотя и светит солнце, я хожу в телогрейке. Хорошо, что нет грязи, так как нет дождей.

22/VII

Вчера мы перебрались на место нашего постоянного пребывания на целине - в шестую полевую бригаду. Сегодня уже поработали несколько часов - возили земляные пласты для строительства нашего жилища, где мы будем жить.

Погода стоит очень хорошая, солнце печёт. Кормят нас очень вкусно, хотя и не так, как дома. Продукты в основном консервированные. На завтрак дали картошку с языком и банку чая.

24/VII

Уже два дня работаем на погрузке земляных пластов для строительства нашего будущего жилища. Эта работа не очень лёгкая, но она на свежем воздухе. Работаем бригадой из семи человек. В одной бригаде со мной и Илюша  Файн (мой друг, с которым я учился в одном классе школы №657 и пять лет в институте - Б.Ф.). Возят нас за земляными пластами на санях, прикреплённых к трактору. Там, где мы загружаем сани, много сладкой земляники. В перерывы в работе мы её собираем.

28 июля здесь, как и в Москве, в центральной усадьбе состоится фестиваль, на который мы поедем.

28/VII

Сегодня в Москве открытие фестиваля, по этому случаю мы решили сделать выходной день. Представляю, какая сейчас многолюдная, праздничная Москва. А у нас сегодня первый день идёт мелкий дождь, небо всё в облаках.

Расскажу о распорядке дня на целине. Подъём полагается в 6.30, но встаём мы несколько позже. Умываться иду на озеро, а потом - в столовую, где за отрывной талон Куйбышевского зерносовхоза стоимостью 2 рубля 50 копеек получаю блинчики или кашу и обязательно пол литра чая. Затем идём на наши земляные работы. К 13-14 часам нас ждёт обед. После обеда отдыхаем около часа - и снова на работу. В 7-8 вечера - ужин, а потом отдых.

Наступили тёплые вечера. Тут есть волейбольная площадка, и мы после ужина играем в волейбол. В нашей бригаде есть студенты из Баумановского института (МВТУ) и Московского института механизации и электрификации сельского хозяйства (МИМЭСХ). Каждый вечер заканчивается костром, на который собираются студенты и местное население (казахи). На костре иногда варят уху (в озере много рыбы).

Большой бич в нашей жизни - комары, от которых ничто не спасает, даже моё анисовое масло. Оно только жжёт кожу, а комары всё равно кусают. Наши девчонки ходят все искусанные, в перевязках из-за укусов, а на мне - никаких следов. Я успел хорошо загореть.

Вчера мы привезли семь саней с земляными пластами, и поэтому землянка, которую мы строим, резко выросла и уже видна на расстоянии. Ещё один день - и мы закончим строительство и закроем первый наряд за работу.

Напишите, как проходит фестиваль в Москве. Очень хочется поскорее получить ваше письмецо.

31/VII

Сегодня последний день июля. Надеюсь, что август пролетит быстрее, так как начнётся уборка урожая. Строительство землянки несколько затянулось, потому что казах, который руководит нашими работами, занят другими делами. Спим мы очень крепко, несмотря на то, что над ухом жужжат комары. Иногда наш сон нарушает приход бригадира, который говорит: "Как ни прийду, всё спять и спять, всё Хвойн и Хвагель…" Так он обозначает нас с Илюшей. На работу выхожу в спецодежде: сатиновые штаны, ковбойка и белые туфли, которые никак не могут почернеть. Когда холодно, надеваю лыжную куртку и телогрейку. На случай дождей достаю сапоги.

7/VIII

Пишу вам в послеобеденный перерыв, лёжа на своём матрасе, набитом соломой.

Вчера, наконец, воздвигли стены нашего земляного здания, и на нас был закрыт наряд в 1200 рублей. Если учесть, что строительство велось восемью студентами и продолжалось 16 дней, то каждый из нас заработал не более 12 рублей в день. Говорят, что в этом году много не заработаем, но меня эта проблема не очень волнует.

Хибаре, которую мы строили, необходима крыша. На эту работу я и Илья по жребию не прошли. Сегодня я осваивал новую работу - ремонт сеялок. Это кропотливая, трудная работа, руки всё время в масле. Я думаю, что буду заниматься этим до начала уборки урожая. 

Каждое письмо из Москвы - большое событие, поэтому очень хочется  побыстрее получить от вас весточку. С опозданием приходят газеты с описанием фестиваля, а мы уже свыклись с мыслью, что этого не увидим.

На всё наше жилище имеется лишь одна книга - это книга Павла Нилина с повестями "Жестокость" и "Испытательный срок". Я её заканчиваю читать, так как много желающих прочесть. На центральной усадьбе есть библиотека, но она не работает.

Каждый вечер играю в волейбол через сетку. В команде не только местные, мои сокурсники, но и студенты их МИМЭСХ им. Молотова, их прислали сюда на практику. Все они работают помощниками комбайнеров, водят тракторы. Они живут в палатках, с которых старательно стирают надпись  "имени Молотова". (В июне 1957 года состоялся Пленум ЦК, рассмотревший дела "антипартийной группировки", в которую входили В. Молотов, Г. Маленков, Л. Каганович и "примкнувший к ним Шепилов". Члены этой группы были исключены из руководящих органов КПСС, так как выступали за свержение Хрущёва - Б.Ф.).

Нас до движущихся сельскохозяйственных машин не допускают. Во время уборки урожая мы будем работать "на току", то есть разгружать и нагружать автомашины с зерном.

15/VIII

Сегодня прошёл месяц со дня отъезда из Москвы.

Вчера во второй половине дня мы убирали солому с тока, куда будем сгружать зерно. Солнце греет очень жарко, так что работаем в одних трусах. Надеемся, что скоро будем поступать зерно.

Чтобы поднять наш авторитет перед начальством, мы устроили самодеятельный концерт, которым все остались довольны. К сожалению, отсутствовал мой музыкальный инструмент. После наших выступлений рабочие выдвинули своих артистов. Тракторист пустился в пляс, другой спел "Бродягу". А после концерта устроили танцы на волейбольной площадке.

17/VIII

Землянку мы так и не достроили, возвели только стены. Сегодня приезжал прораб и с трудом закрыл наряд на 1080 рублей. За три недели работы каждый из нас заработал лишь 153 рубля. Если прибавить 50 рублей за ремонт одной сеялки, то получается 203 рубля. Сколько заработал, столько и проел на выданные талоны на питание.

После того как из нашей одноэтажной хибары, сложенной тоже из земляных пластов, девочек перевели в палатки, стало гораздо свободнее. Нас осталось 12 ребят, и мы занялись благоустройством нашего жилища. На высоте около метра поставили нары. На них положили матрасы, набитые соломой, и получились прекрасные постели. Вставили в окна рамы со стёклами, а раньше они были забиты фанерой. Сделали дверь из досок, обив снаружи полотном. Обмазали всю землянку глиной. В землянке поставили стол, и по вечерам играем в домино, шахматы.

Вчера во второй половине дня работали на веялке, очищая зерно от комков земли и грязи через специальный механизм, которым четыре человека управляли вручную. Один крутил ручку машины, другой насыпал зерно, и двое разгребали почти чистое зерно.

После работы был костёр, где напекли картошку. Какой вкусной была печёная картошка с солью, хлебом и московской копчёной колбасой, которая немного покрылась плесенью!

Фестиваль в Москве уже закончился. Москва, наверное, снова стала такой, какой мы её оставили перед отъездом. Я читал ребятам вслух папино письмо с описанием фестивальной Москвы.

1/IX

Наконец наступил долгожданный сентябрь. Погода очень хорошая, но зерна на току по-прежнему немного.

Большое спасибо за посылочку. Я уже съел плитку шоколада, пару пачек вафель и пачку печенья. Денег мне не присылайте, так как питаемся по талончикам, которые выдаёт бригадир. Я взял талонов на 400 рублей, из них 350 уже проел. При расчёте сумму потраченных на питание денег вычтут из зарплаты.

 Кормят нас три раза в день. Завтрак начинается в семь утра. Дают кашу (гречневую, рисовую или манную) и обязательно пол литра чая. Обед с 12 часов. Во время уборки он состоит из двух блюд: суп и каша, и те же пол литра чая. Почти каждый день я съедаю головку репчатого лука, чтобы получать витамины. Ужин в 7 часов вечера - каша или картошка и чай. Хлеб дают в неограниченном количестве. Недавно привезли свежую капусту, поэтому второй день едим щи. В свободное время после обеда или вечером читаю книгу Золя "Рассказы и статьи".

9/IX

Вчера мы - двенадцать ребят - переехали на новое место жительства - Новопокровский совхоз. Этот переезд вызван перепалкой между нами и бригадиром из-за расценок на работу и оплаты нарядов.

Новопокровское - большая деревушка цивилизованного типа, то есть имеется электрическое освещение, радио, больница, аптека, магазин, и др. Нас поселили в просторное помещение одноэтажного каменного дома, как написано на двери, "Hotel".  В комнате даже есть электрический свет.

И бригадир, и комендант производят гораздо лучшее впечатление, чем в нашей бывшей шестой бригаде. Обещают дать простыни, подушки. Кормиться будем в столовой за деньги, а не за талоны, но здесь всё гораздо дешевле. Например, на завтрак я съел лапшу, 200 граммов хлеба, и выпил чай - всё за 90 копеек. Здесь продаются арбузы (маленькие и не сладкие, но всё же приятно поесть), масло, сахар и пр. Собираюсь пить каждый день парное молоко, его предостаточно.

И природа здесь гораздо привлекательней. Рядом с нашим домом - небольшой лес. Работать будем на зерноскладе в три смены. Отработаешь восемь часов - и отдыхай.

Говорят об отправке с целины домой с 27 сентября по 6 октября.

14/IX

Уже принято решение о нашей отправке в Москву в хороших вагонах пассажирского поезда, так что 7-8 октября буду дома, на Чистых прудах. А пока мы работаем на зерноскладе, куда свозят зерно из всех бригад. Мы - я, Илья и ещё двое ребят - работаем на ленточном транспортёре. В нашу обязанность входит разгрузка машин с зерном. Затем это зерно поступает на перекидыватель, который захватывает его и подаёт на транспортёр длиной 10 метров. В закрытом амбаре создаются горы зерна. С завтрашнего дня моя смена с восьми утра до пяти вечера, а со следующей недели - с пяти вечера до двенадцати ночи. В воскресенье мы работали, и я заработал двойную ставку - 52 рубля.

Вчера ходили в клуб, посмотрели чехословацкую картину "Совесть". Иногда хожу в библиотеку и в свободное время читаю.

23/IX

Пошла последняя неделя целинной жизни. Погода на редкость безоблачная, правда, бывают сильные ветры. Небо становится красного цвета - это очень красиво. А ещё бывают необыкновенные северные сияния.

На зерноскладе работают только студенты - МИЭИ, МВТУ, МИМЭСХ, и несколько казахов.

Мои сатиновые штаны не выдержали трудностей целинной жизни, зашивать огромные дыры нет смысла, пришлось их выбросить. Зато белые туфли оказались очень крепкими и даже не потеряли свой цвет.

Срок отъезда - 3 октября.

До скорой встречи.
Крепко обнимаю и целую. Боря

Эпилог

Пассажирский поезд Кустанай - Москва мчится, унося, наконец, нас с целины. На одной из остановок мы с Илюшей решили купить воблу и не заметили, как наш поезд медленно тронулся. Мы бросились бежать и успели вскочить на подножку последнего вагона, потеряв нашу покупку.

В письмах домой я старался не писать о негативных сторонах нашей жизни, чтобы не расстраивать родных и близких мне людей. Не писал об антисанитарных условиях нашего проживания и об отсутствии элементарных средств гигиены. Последние дни нашего проживания на целине нас одолевали вши разных пород: головные и платяные. Но и в этом мы нашли развлечение. С помощью горящих спичек мы поджигали их и устраивали аттракцион, напоминающий по звуку пулемётные стрельбы.

Не хотел я и описывать подробности нашего перевода в Новопокровский совхоз. А дело было очень серьёзное… В один из рабочих дней мы не вышли на работу, так как нам перестали платить за наш труд. Мгновенно по звонку нашего  начальства  приехала партийная комиссия из Центральной усадьбы, и нас объявили политическими забастовщиками. Нас посадили в автобус и увезли на суд. Хотели устроить политический процесс, но, к счастью, это уже были не 1937-38 годы. Судили нас представители МВТУ. Они забрали наши грамоты, благодарности…

Эта история имела продолжение по приезде в Москву. Нас вызвали в деканат и опять проводили расследование, искали зачинщиков. К счастью, всё обошлось, и мы все благополучно закончили обучение в Московском Инженерно-экономическом институте.

Вместо эпилога

Прошло двадцать лет со дня окончания института. На встречу однокурсников приехали бывшие студенты-целинники из разных регионов России. Трудно было узнать в солидных мужчинах с брюшком и залысинами и в раздобревших женщинах стройных ребят и девушек институтской поры. Мало что уже объединяло нас. Но целинная эпопея осталась, несмотря ни на что, приятным воспоминанием о нашей молодости.

Многих сейчас, когда я пишу эти строки, уже нет в живых, в том числе и лучшего друга моей школьной и институтской поры Ильи Файна.

Некоторые из нашей институтской группы поменяли профессию.

Я, отработав три года инженером, стал пианистом, окончив в 1966 году Музыкальное училище имени Гнесиных.  В том же году мой сокурсник Феликс Григорьев окончил режиссёрское отделение Московского театрального училища имени Щепкина, знаменитую "Щепку". Он работал главным режиссёром Омского, а затем Томского драматических театров. Получил за свою творческую деятельность звание "Заслуженный деятель искусств РСФСР". К сожалению, в 72 года он ушёл жизни, но его сын Филипп продолжает любимое дело отца и, как режиссёр, поставил в Московском Театре Нации спектакль "Женитьба" по Гоголю, в котором играют Ксения Собчак и Максим Виторган.

Но это уже другая история…

_____________________________
На фото: Мне 20 лет; мы в теплушке перед отправлением. Первый слева - я (20 лет, после окончания 3-го курса МИЭИ); четвёртый слева - мой школьный и институтский друг Илья Файн; после трудового дня на целине - "волейбольная площадка".

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
Политика конфиденциальности

 

Опрос месяца

Каково, вероятнее всего, президентское будущее Дональда Трампа?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

27 Ноября 2019

Григорий Амнуэль Григорий Амнуэль:

Отложенный диалог с А.Н.Илларионовым относительно признания, в интервью В.Познеру В.Юмашева

К статье А. Н. Илларионова от 24.…

25 Ноября 2019

Виталий Цебрий Виталий Цебрий:

Игра ва-банк по-украински

Президент Зеленский сегодня делает отчаянные шаги, чтобы помочь украинской нации вырваться из слишком уж затянувшегося коллапса общества. Увы, самое это общество всячески тормозит намеченные реформы и не желает найти компромис в затянувшемся конфликте на Востоке и Юге Украины...

23 Ноября 2019

Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ:

Мустафа Эдильбиев, «Роскосмос по восточной притче о воре Алиме»

Сразу после назначения Рогозина космическим главарём Роскосмос превратился в зону непрерывных катастроф и аварий: авария ракеты «Союз-2. 1б» и космических кораблей «Союз МС-09» и его последователя — «Союз МС-10». В след за этим российский спутник «Космос-2422», входивший в систему обеспечения раннего предупреждения о ракетном нападении (СПРН), сошел с орбиты в ночь 23 ноября 2019г.…

Больше мнений