обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июль '18
СТРОФЫ

Время ускоряет свой полёт

Эксклюзив

ОБ АВТОРЕ

       Зорькин  Борис  Иванович  (литературный  псевдоним  Валерий  Румянцев) родился  в  1951  году  в  Оренбургской  области  в  семье  судьи.  Среднюю  школу  окончил  с  золотой  медалью.  Учился  в  Куйбышевском авиационном  институте,  на  юридическом  факультете  Северо-Осетинского госуниверситета. Окончив филологический  факультет  Воронежского  государственного  педагогического  института,  три  года  работал  учителем,  завучем  в  одной  из  школ  Чечено-Ингушской  АССР.  После  окончания  Высших  курсов  КГБ  СССР  на  протяжении  тридцати  лет  служил  в  органах  госбезопасности.  Из  органов  ФСБ  РФ  уволился  в  звании  полковника. 

Женат,  имеет  двоих  детей  и  пятерых  внуков.  Проживает  в  Сочи.

          Лирические  и  юмористические  стихи,  басни,  литературные  пародии,  лаконизмы, сказки, статьи;  реалистические,  сатирические  и фантастические рассказы  Валерия  Румянцева  печатались  в  180  изданиях  РФ  и  за  рубежом,  в  том числе  в  62  литературных  журналах  и  альманахах. Вышли  в  свет  также двенадцать  книг  Валерия  Румянцева. 

Откуда  возникают  в  нас  стихи?
Из  чувств  погибших  некогда  поэтов,
Безумствами  невидимых  стихий
Безжалостно  гоняемых  по  свету.
И  оживают  старые  мечты,
Вдруг  попадая  в  родственную  душу;
И  шум  ежеминутной  суеты
Звон  строк  возникших  моментально  глушит.
И  время  ускоряет  свой  полёт,
И  мысль  вдруг  разрывается  прозреньем.
И  умерший  поэт  опять  живёт
В  написанных  не  им  стихотвореньях.

               * * *

Что  нужно  нам?
Не  так  уж  много.
Перо,  шампанского  бокал,
Вдаль  уходящая  дорога,
Плеск  моря  у  прибрежных  скал.
Очарование  рассвета.
Улыбка  на  родном  лице,
Стихи  любимого  поэта.
Шаги  удачи  на  крыльце.
Глоток  воды  в  пустыне  знойной.
Судьбы  удары  по  мозгам.
А  жизни  сонной  и  спокойной  -
Вот  уж  чего  не  нужно  нам.
                                      

                * * *

Как  хорошо,  что  нет  пути  назад,
И  время  -  не  скаляр,  а  жёсткий  вектор.
Куда  бы  ни  неслись  мы:  в  рай  иль  в  ад,
Не  в  силах  изменить  наш  путь  корректор.
Как  хорошо,  что  память  не  хранит
О  прошлых  жизнях  записей  подолгу,
Ведь  знай,  чем  жизнь  нас  завтра  одарит,
Мы  жили  бы  на  свете  лишь  по  долгу.
А  так  есть  в  жизни  элемент  игры,
И  мы  кидаемся  в  неё,  не  зная  правил.
И  весело  живём  -  до  той  поры,
Пока  вдруг  в  этом  смысл  искать  не  станем.
И  хорошо  ещё,  коль  не  найдём
И  будем  по  привычке  плыть  всё  дальше.
Но  вдруг  отыщем?  И  поймём,  что  в  нём
Нет  ничего  под  толстым  слоем  фальши.

             * * *

Отсутствие  чувства  злости  -
Это  болезнь  ума.
Мысли  такие  бросьте.
Злость  нам  судьбой  дана.
Злость  нам  дана,  чтоб,  зубы
Стиснув,  идти  вперёд.
Если  же  злость  даст  дуба,
Что  впереди  нас  ждёт?
В  мире  прожить  беззлобно  -
Это  не  жить,  а  тлеть.
Злоба  кнуту  подобна,
Чтоб  отогнать  им  смерть.
Бойтесь  людей  беззлобных,
В  мире  от  них  всё  зло.
Жить  надо  неудобно
И  всем  врагам  назло.
                                 
                   * * *

Хвала  Создателю,  что  создал  белый  свет
Таким  многосторонним  и  бескрайним.
В  нём  нет  того,  чего  на  свете  нет,
И  всё,  что  есть,  глубокой  скрыто  тайной.
 
Горды  своей  свободной  волей  люди.
А  их  Господь  лишь  в  качестве  орудий
Для  цели  неизвестной  произвёл.
И  то,  что  человек  себя  повёл
Совсем  не  так,  как  повелел  Господь,
Лишь  версия  удобная,  ведь  плоть
Приказы  духа  только  исполняет.
За  что  же  Бог  из  рая  прогоняет
Того,  кто  лишь  его  исполнил  волю,
И  не было  ль  всё  это  шуткой  злою?
Года  идут.  Как  прежде  род  людской
Незримой  волей  мечется  по  кругу.
И  люди,  чтобы  отыскать  покой,
Его  лишают  яростно  друг  друга.
 
Хвала  Создателю,  что  создал  белый  свет,
Где  каждая  пылинка  не  случайна,
Где  радость  -  лишь  источник  новых  бед,
Где,  что  ни  шаг,  то  возникает  тайна.
И  близок,  иль  далёк  Армагеддон,
Не  так  уж  важно  для  людей,  пожалуй.
Лишь  эпизод  в  цепи  событий  он,
Лишь  эпизод,  каких  ещё  немало.   
 

Возносятся  молитвы  к  небесам.
Земля  летит,  как  шар  бильярдный  в  лузу,
И  вера  человека  в  чудеса
Порою  гнёт  его  тяжёлым  грузом.
 
                      * * *

Прощай,  последняя  печаль.
Почтительно  прошу  прощенья.
Повисли  путы  прегрешенья
По  прежде  поднятым  плечам.
 
Прорвав  покровы  пустоты,
Плетусь  путём  полузабытым.
Проносятся  пространства  плиты.
Привычки  путника  просты.
 
Пусть  память  птицей  пролетит,
Поступки  прошлые  предъявит.
Покуда  прошлым  Правда  правит,
Пустая  похвальба  претит.
 

                   * * *

В  полночный  час  не  жди  святого  вдохновенья,
Нет  в  сумраке  ночном  огня  души.
Не  откровенья,  а  всего  лишь  заблужденья
Приходят  чередою  к  нам  в  ночи.
Полночный  час  -  час  дьявольской  интриги.
Бог  создал  свет,  не  уничтожив  тьму.
Тьма  проникает  и  в  слова,  и  в  книги,
И  трудно  разобраться  в  ней  уму.
В  полночный  час  бывает  озаренье,
И,  кажется,  что  ты  всего  достиг.
Но  в  это  долгожданное  мгновенье
Ликует  дьявол,  высунув  язык.
                    
 
             О  дружбе

Дружеский  союз  не  бухгалтерия,
Чем-то  тайным  связаны  друзья.
Птицы  с  одинаковыми  перьями
В  стаю  собираются  не  зря.
Всё  в  природе,  вроде,  воля  случая,
Но  во  всём  есть  сокровенный  смысл.
В  дружбе  познаются  чувства  лучшие,
Что  облагораживает  мысль.
Человек  -  частица  бесконечности,
Друг  частицу  делает  крупней.
И  хоть  не  дано  постичь  нам  вечности,
Можем  философствовать  о  ней.
Друг  -  второе  "я"  в  ином  обличии,
В  спорах  победить  его  нельзя.
И  покуда  будет  Жизнь  в  наличии,
На  земле  пребудут  и  друзья.
 
 
                     * * *

Кружится  ум.  Я  чувствую:  пора
Заняться  философскими  стихами.
Приходит  долгожданная  пора,
Когда  Вселенная  раскроется  пред  нами.
И  ясен  бытия  сокрытый  смысл,
И  мысль  уносится  к  неведомым  высотам,
Чтобы  постичь  закономерность  числ
И  глубину  вселенского  болота.
В  смешении  космических  затей
Несётся  человеческое  племя
Сквозь  ряд  не прекращаемых  смертей
И  череду  бесчисленных  рождений.
Жизнь  каждая  как  нервный  импульс  в  Мозг,
Что  в  тайниках  своих  весь  мир  вмещает.
И  семафорят  мириады  звёзд,
Людские  души  жадно  поглощая.
И  познаёт  Вселенная  себя,
Распоряжаясь  судьбами  умело.
Не  злясь,  не  торжествуя,  не  любя,
А  просто  занимаясь  своим  делом.
 
                        * * *

Ночь.  Плеск  реки  и  россыпь  звёзд.
Трещит  костёр.  Уха  готова.
И  кто-то  произносит  тост,
Чтоб  это  повторилось  снова.
Но  глупо  повторенья  ждать.
На  свете  всё  неповторимо,
И  остаётся  лишь  гадать,
Что  будет  с  днём,  прошедшим  мимо.
Миг,  что  рождается  на  свет,
Мгновенно  в  прошлое  уходит.
На  свете  постоянства  нет.
Здесь  всё  кипит  и  колобродит.
Ловить  мгновение  спеши.
Оно  уже  не  повторится.
И  ликование  души
Совсем  недолго  будет  длиться.
Пусть  тело  утомлённо  спит,
Но  мысли  отдыха  не  знают.
И  жизненный  костёр  горит,
Неповторимо  полыхая.
Не  повторится  эта  ночь,
Костёр,  рывок  огромной  рыбы.
Мгновенья  улетают  прочь
И  задержаться  не  могли  бы.
Ночь.  Ветер  с  Волги.  Свет  Луны.
И  мир  таинственный  угольев.
И  счастьем  комары  полны,
Упившись  человечьей  кровью.

                    * * *

Сумей  бездейство  превозмочь  -
Вот  ключ  к  победе  над  судьбою.
И  что  бы  ни  было  с  тобою,
Сумей  бездейство  превозмочь.
Пиши,  когда  писать  невмочь.
Не  предавайся  сладкой  лени,
И  пусть  сгибает  груз  сомнений,
Сумей  бездейство  превозмочь.
И  в  полдень,  и  в  глухую  ночь,
И  в  радости,  и  в  огорченьях
Таланты  гибнут  в  заточенье.
Сумей  бездейство  превозмочь.
Гони  коварный  отдых  прочь,
Он  нужет  только  лишь  для  тела.
А  чтоб  душа  не  оскудела,
Сумей  бездейство  превозмочь.

                     * * *

Сойти  с  ума  в  глухую  полночь
И  по  неведомой  тропе
Брести  до  самого  рассвета
В  немой  безрадостной  толпе.
 
Отбросить  прочь  надежды  сети
И  Завтра  разглядеть  в  упор,
Чтоб  всё  принять  без  содроганья
И  не  вступать  с  реальным  в  спор.
 
Увидеть  Правду  в  пенной  браге,
Спокойно  принимать  хулу.
Как  это  просто  на  бумаге.
Как  это  трудно  наяву.                        
                                           
                * * *

Уходят  близкие,  и  боль
Рвёт  сердце  беспощадными  когтями.
И  каждый  взгляд,  жест,  пустячок  любой
Вдруг  явственно  всплывает  перед  нами.
 
Ах,  если  бы  прошедшее  вернуть,
Вот  тут  своей  гордыней  поступиться,
А  в  этой  ссоре  первому  шагнуть
Навстречу  с  предложеньем  помириться.
 
Вот  здесь  мы  равнодушьем  нанесли
Своим  родным  невидимую  рану,
Здесь  близких  от  обиды  не  спасли,
Опутав  душу  сладостным  обманом.
 
Немым  укором  в  памяти  встают
Когда-то  важными  казавшиеся  споры,
И  по  ночам  забыться  не  дают,
Как  выяснилось,  глупые  раздоры.
 
И  осознав  всю  глубину  утрат,
Мы  с  болью  шепчем  дорогое  имя…
О,  если  бы  вернулось  всё  назад!
Как  мы  друг  к  другу  были  бы  терпимей…
 
                            * * *

Тучи  над  прошлым,  и  тучи  над  будущим,
Солнечный  луч  лишь  на  миг  пропустившие.
Тучи,  внезапно  представшие  чудищем,
В  памяти  всё  невпопад  закружившие.
 
Горькие  сны,  прямо  в  явь  проходящие.
Мудрые  мысли,  никчемность  явившие.
Прошлое  как  ярый  враг  настоящего.
Люди,  бессмысленно  жизни  прожившие.
 
В  памяти  жизни  иные,  звенящие,
Колкими  искрами  душу  залившие,
Наперебой  в  неизвестность  манящие,
Чувства  горячие,  чувства  застывшие.

Тучи  над  прошлым,  и  тучи  над  будущим,
Слёзы  досады  дождями  пролившие.
Символом,  в  сердце  извечно  пребудущим,
Кружат,  всё  в  мире  в  себя  поглотившие.

                              * * * 

Мы  жить  спешим,  не  думая  о  том,
Что  всё  на  свете  было  не  однажды.
И  ничему  не  учимся  в  былом,
Пьянея  от  сиюминутной  жажды.
 
Ошибки  прошлые  свершая  вновь  и  вновь,
О  вечных  ценностях  твердим  неутомимо.
А  ценности:  Честь,  Истина,  Любовь
Всё  это  время  проплывают  мимо.
 
Мы  мечемся  по  жизни  как  кроты,
Обильно  умываемся  слезами.
И  Прошлое  глядит  из  темноты
Печальными  и  мудрыми  глазами.

                * * * 

Чтобы  понять  всю  сущность  бытия,
Познать  немало  нужно  в  этом  мире:
Влюбиться,  разувериться  в  кумире,
Узнать  до  йоты,  что  такое  "я",
Что  означает  Родина  моя,
Что  есть  предательство,  жара  и  холод,
Смерть  близкого,  болезнь,  война  и  голод,
Измена,  творчество,  искусство,  страх,
Политика,  своих  иллюзий  крах
И  ощущенье,  что  давно  не  молод.

                * * *

Это  тяжкое  чувство  потерь,
Это  горькое  чувство  тревоги
Неотступно  со  мною  теперь,
Перепутались  жизни  дороги.
На  развилке  уже  не  найти
Указатель  с  конкретною  целью,
И  не  хочется  дальше  идти,
Спотыкаясь  о  камни  безверья.
Ощущенье  сплошной  пустоты
Душу  давит  железным  капканом.
Где-то  сзади  остались  мечты,
Впереди  всё  покрыто  туманом.
 
                     * * * 

Поэт  лишь  тот,  кто  любит  жизнь.
А  кто  не  любит  -  тот  прозаик,
И  жизненные  виражи
Он  неуклюже  выражает.
Поэт  от  жизненных  затей
Тотчас  приходит  в  восхищенье
И  свет  несёт,  как  Прометей,
И  дарит  людям  просвещенье.
Но  люди  на  дары  плюют
И  грязь  швыряют  в  Прометея.
И  изменить  что-либо  тут
Весьма  наивная  затея.                                              
 
                        * * * 

Даты.  Лица.  Идеи.  Слова.
Всё  несётся  бездумно  по  кругу.
Всё  не  ново,  и  всё  трын-трава.
Для  чего  нам  дурачить  друг  друга?
 
Ведь  давно  уже  ясен  итог
Этой  жизни  бессмысленно  бурной  -
Нас  уносит  незримый  поток
Прямиком  во  вселенские  урны.
 
То,  что  мы  это  в  силах  понять,
Вряд  ли  может  служить  утешеньем.
Можем  всё  мы  вокруг  изменять.
Но  своё  не  изменим  движенье.
 
Словно  пена  стремительных  вод
Мы  -  побочный  продукт  производства,
Хоть  больное  сознанье  зовёт
Нас  достичь  мирового  господства.
 
                       * * *

Прощай,  мой  друг,  я  чувствую:  пора
Мне  уходить  за  новым  назначеньем.
Уже  в  глаза  не  смотрят  доктора,
Выписывая  ордер  на  леченье.
 
Уже  далёких  планов  сторонюсь,
И  мысль  о  том,  что  сделано  так  мало,
Всё  чаще  по  утрам  рождает  грусть,
Холодную,  словно  клинок  кинжала.
 
Но  только  грусть.  Обиды  в  сердце  нет.
Всё  к  лучшему  творится  во  Вселенной.
И  жизни  нескончаемый  сюжет
Уносит  нас  сквозь  временные  стены.
 
Что  впереди  -  познать  не  суждено.
Мы  можем  строить  лишь  предположенья.
И  жизнь  хранит,  как  старое  вино,
Загадочный  мир  тайного  броженья.
 
И  всё  же,  отправляясь  в  новый  путь
И  оставляя  то,  что  сердцу  мило,
То,  что  уже,  наверно,  не  вернуть,
Противится  душа  со  страшной  силой.
 
И  подчинясь  инерции  души,
Уходим  мы  в  печальные  виденья,
Вернуть  хотя  бы  в  памяти  спешим
Когда-то  пережитые  мгновенья.
 
Итог  сей  жизни:  горсточка  минут.
А  прочее  -  бездарные  потери.
Как  люди  легкомысленно  живут,
Пока  не  подойдут  к  последней  двери.

                            * * *

Шампанского  струя,  играя  и  пенясь.
В  хрустальные  бокалы  звучно  полилась.
Мы  пьём  за  тех,  кто  мир  чудесных  грёз
В  наш  мир  израненный,  словно  бальзам,  принёс.
И  за  глотком  прозрачного  вина
Художников  восславим  имена,
Чей  гений  нас  ведёт  упорно  ввысь
И  будит  засыпающую  мысль,
Чьи  судьбы  -  человечества  каркас,
Чьи  замыслы  веками  зреют  в  нас.
Мы  пьём  за  тех,  кто  промелькнул  звездой
И  сжёг  себя,  чтоб  жили  мы  с  тобой.
Шампанское  -  кровь  солнца  и  земли,
В  нём  свет  и  нежность  всё  переплели,
В  нём  слиты  муки  творчества  и  ада,
В  нём  яд  желаний  и  познанья  радость.
Мы  пьём  его,  ни  капли  не  пролив,
За  тех,  кто  составляет  соль  земли.

                    * * *

Я  беру  дрожащею рукою
Угловатый  маленький  предмет,
И  как  только  я  его  открою,
Словно  прыгну  через  толщу  лет.
 
Дышит  зноем  небо  Палестины.
У  Пилата  на  душе  мороз.
И,  взвалив  тяжёлый  крест  на  спину,
К  месту  казни  тащится  Христос.
 
Не  понять  путей  господних  людям.
Не  постичь  таинственных  затей.
Почему  всегда  путь  к  свету  труден
И  ужасно  долог  для  людей?
 
Шелестят  страницы  Вечной  Книги.
Между  строчек  я  ищу  ответ:
Как  порвать  невежества  вериги?
Но  на  сей  вопрос  ответа  нет.
 
                    * * * 

Словарь  толковый,  друг  мой  верный,
Ты  -  кладезь  дум  и  тонких  чувств.
Я  у  тебя  всю  жизнь  учусь,
Как  в  школе  ученик  примерный.
 
В  тебе  поэзия  кипит
И  проза  мудрой  мыслью  дышит.
И  тот,  кто  этого  не  слышит,
Он  -  не  прозаик,  не  пиит.
 
А  сколько  тем  для  юмористов
Ты  бескорыстно  подарил,
Ты  в  их  сознании  парил
Похлеще  дюжины  артистов.
 
В  тебе,  как  в  гениальной  драме,
Отражены  и  жизнь,  и  смерть;
Немало  можно  рассмотреть
В  твоём  словесном  океане.
 
И  то,  что  кажется  кусками,
Связать  для  Музы  нет  труда
В  мораль  про  рыбку  из  пруда
Иль  строки  о  Прекрасной  Даме.
 
Когда  мне  скучно  или  грустно,
То  в  руки  я  беру  словарь.
Он  лишь  на  первый  взгляд  букварь,
В  нём  жизнь  рассыпана  искусно.

                  * * * 

Как  видно,  в  этом  мире  смысла  нет,
И  наша  жизнь  -  бездумный  бег  на  месте,
А  разговоры  о  призванье,  чести  -
Лишь  бред.
Смысл  жизни  в  детях  -  это  лишь  отсрочка.
Перевести  заботы  на  других.
Проблем  не  разрешив,  отбросить  их,
Переложив  на  сына  или  дочку.
Искрится  псевдомыслящая  плесень,
Под  раскаленным  солнцем  пузырясь,
И  если  есть  на  свете  Света  Князь,
То  род  людской  ему  не  интересен.
И  близок  иль  далёк  Армагеддон,
Князь  Света  к  этому  нисколько  не  причастен.
Людской  род  сам  растит  свои  несчастья.
И  в  этом  преуспел  изрядно  он.
 
               Стансы

Смотрю  ли  я  холодным  взглядом
На  жизнь,  кипящую  вокруг,
Ищу  ли  в  книгах  я  отраду  -
Всё  это  лишь  порочный  круг.
Всё  это  было.  Не  со  мною,
Или  со  мною  -  всё  равно.
Грядущее  покрыто  мглою,
Как  и  прошедшее  давно.
Рука  судьбы,  людей  мешая,
Пасьянс  загадочный  творит,
В  умах  надежды  воскрешая
И  новый  им  давая  вид.
Число  ходов  не  бесконечно,
И  повторяется  всё  вновь:
И  жажда  славы, и  беспечность,
И  гнев,  и  слёзы,  и  любовь.

             * * *

Здравствуй,  Джерри,  я  снова  с  тобой,
Словно  не  было  этой  разлуки.
Снова  пену  швыряет  прибой,
Снова  ты  теребишь  мои  руки.
 
Снова  мы  на  морском  берегу
Как  и  в  те  беззаботные  годы.
Я  опять  за  тобою  бегу
И  пытаюсь  втащить  тебя  в  воду.
 
И  как  прежде,  тебя  не  поймать.
Я  со  смехом  лечу  на  колени…
Джерри,  ты  обожаешь  играть,
Как  и  в  старое  доброе  время.
 
Видно,  время  прошло  стороной,
Не  смутив  твою чистую  душу.
И  совсем  по-другому  со  мной…
Впрочем,  брось,  не  востри  свои  уши.
 
Я  не  выпущу  жалоб  поток,
Чтоб  не  портить  тебе  настроенье.
Лучше  сделаю  джина  глоток,
А  тебе  дам  сухое  печенье.
 
Всё  прошло,  и  что  толку  пенять
На  шальные  судьбы  повороты.
Джерри,  Джерри,  тебе  не  понять
Человеческой  вечной  заботы.
 
Ты  живёшь  лишь  сегодняшним  днём,
Ты  не  строишь  далёкие  планы.
У  людей  же  мозг  полон  огнём,
И  горят  в  нём  мечты  и  обманы.
 
Джерри,  мозг  твой  не  столько  горяч,
Но  зато  благороден  и  честен.
У  тебя  нет  гигантских  задач,
Но  нет  подлости,  зависти,  лести.
 
Джерри,  Джерри,  мой  преданный  пёс!
И  без  слов  ты  прекрасно  всё  понял…
И  тотчас  же  прохладный  свой  нос
Утешающе  ткнул  мне  в  ладони.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

Опрос месяца

На кого вы возлагаете в первую очередь ответственность за нынешнее положение России внутри и в мире?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

14 Декабря 2018

Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ:

Мустафа Эдильбиев, «По страницам СМИ о русском гестапо - НКВД/КГБ/ФСБ»

обзор СМИ – материалы преступлений ФСБ РФ против человечности
Бортников Александр, главарь известной кровавой банды русского гестапо НКВД/КГБ/ФСБ. Бесчисленное множество раз СМИ публиковали материалы похищения, граждан России и Украины, чудовищных пыток и бессудных казней при прямом по приказу и прямом участии Александра Бортникова:
20. 12.…

11 Декабря 2018

Леонид АНЦЕЛОВИЧ Леонид АНЦЕЛОВИЧ:

СОЮЗ РАЗРУШИМЫЙ

Слова былого гимна – сплошная ложь. Достаточно сравнить их с реальностью:
СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ РЕСПУБЛИК СВОБОДНЫХ
НАВЕКИ СПЛОТИЛА ВЕЛИКАЯ РУСЬ.

Больше мнений