обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
апрель '09
ПОЗНАНИЕ

Загляните в “Лукоморье”

И. БЕЛКИН


Встречаются две мамы в магазине:

– Привет, ты почему одна, а где Даня?

– В «Лукоморье».

– Где?!

– В «Лукоморье»!

– А что это такое?

– Это студия, а, вернее, школа, а, точнее, «Детский научно-эстетический центр».

– И что Даня там делает? «Котом ученым по цепи кругом ходит»?

– Котом был в прошлом году, теперь до князя Гвидона дорос. Мне его через пятнадцать минут забирать, поехали со мной – сама все увидишь. Тут недалеко, в Нидоме (Needham, MA – Ред.), на границе с Ньютоном (Newton, МА – Ред.). Может, ты Аню отдашь, она ведь рисует, а там и рисование есть.


Я тоже решил съездить, ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Кое-что я, правда, знал об этом Центре: иногда там проходят выставки художников (Войцеховский, Полянский, Шапиро, Сирота), камерные чтецкие концерты – многие помнят недавнюю программу по стихам и прозе Марины Цветаевой «Не было бы Пушкина, не было бы меня» (режиссёр – Людмила Старобинец, которая и организовала эту школу, исполнитель – Алана Кумалагова). Есть традиция «Музыкального чая», когда дети собираются и играют на музыкальных инструментах, показывая друг другу свои творческие возможности, а потом пьют чай. Проходили «Ёлки», праздник «Halloween». Летом работает дневной лагерь. Слышал я и о музыкальном спектакле «Тень», поставленном Людмилой Старобинец прошлым летом со старшими студентами, многие из которых уже учатся в колледжах. Но всё это были слухи, отголоски чьих-то впечатлений.

Вхожу. На меня вылетает, едва не опрокинув манекен с роскошным бархатным платьем пушкинских времён, тот самый Даня с криком: «Мама, двенадцать призов заработал!» Из классов выбегают возбуждённые студенты, «докладывают» родителям о своих успехах и огорчениях. Родители тоже пристрастно считают количество палочек на доске, каждая из которых соответствует заработанному призу. Людмила разговаривает с папами-мамами – обсуждают занятие, вырабатывают дальнейшую тактику, маленькие дети напрыгивают на неё со своими вопросами, обращаются за разрешением взять на кухне пряники-печенье. Гомон, смех, словом, перемена. Подойти к преподавателям невозможно, все заняты детьми и взрослыми.

Но вот и следующий урок, пришли более старшие студенты. Стало тихо. Читаю объявления на доске: поздравление шахматистам, удачно выступившим на турнире; программа по математике для маленьких; курс по истории России; сообщение о предстоящем концерте. А вот на стене висят замечательные детские рисунки...

Через несколько дней мы встретились с Людмилой в «Лукоморье» до начала уроков. Сидим на кухне, пьём чай, разговариваем. Я узнал, что в России она 13 лет работала актрисой в Театре юного зрителя в Нижнем Новгороде, выступала с чтецкими программами, проводила детские ёлочные представления, была автором и ведущей телепрограммы «Утренний кофе», окончила филологический факультет Нижегородского университета и стала преподавать в Театральном училище сценическую речь и художественное слово, помогала экскурсоводам решать голосовые проблемы, занималась в университете с тележурналистами: «Техника речи» и «Основы артистизма», юристам читала курс «Риторика», вела студию «За кулисами», в физико-математическом лицее проводила занятия по эстетике. Конечно, такой богатый и разнообразный опыт не мог не найти применения в Новом Свете.

Приехав в Америку, решила создать свой класс русского языка, литературы и драмы. Сначала вела занятия в Бруклайнской школе (Brookline High School – Ред.), потом собрала несколько человек в своём доме, а теперь класс дорос до школы, в которой преподают математику и логику, рисование и лепку, шахматы, историю России, а с недавнего времени проводятся логопедические уроки.

– А в чём особенность «Лукоморья»?

– Я думаю, что нас отличают несколько факторов. Во-первых, особая атмосфера, дух, который я стараюсь создать здесь. Говорим мы только по-русски, (кроме уроков математики с пятого класса), все занятия проходят в игровой форме, с юмором, что не мешает требовательно добиваться результатов, по-домашнему после каждого урока обсуждаем с родителями насущные проблемы, ищем способы увлечь ребёнка обучением. Мне хочется, чтобы каждый студент чувствовал себя здесь нужным, ценным, получал положительный заряд, учился преодолевать себя, чтобы слово «трудно» стало нормальным, а не ругательным, чтобы каждый понял, что такое чувство собственного достоинства, которое помогало бы ему активно развиваться. Словом, пространство «Лукоморья» – это дом для детей с удовольствиями: общением, постижением себя и других, призами, наконец, без кнута, но с пряниками, на которые они с наслаждением набрасываются...

Во-вторых, сюда можно привести ребёнка сразу на два-три урока, а в это время заняться своими делами. На переменах студенты могут перекусить на кухне, мы разогреваем им принесенную еду, а они в это время ведут «светские» разговоры.

В-третьих, мы принимаем детей с трёх лет и ведём их до университета. А многие остаются в моей театральной студии и учась в колледжах. Сейчас с самыми старшими мы готовим спектакль по пьесе А. Вампилова «Прошлым летом в Чулимске». Премьера состоится 10 мая в помещении Trinity Episcopal Church of Newton, в которой проходят дважды в год все наши концерты. (Информацию об этом можно найти на нашем интернет-сайте www.RussianKidsCenter.com.

И, наконец, наша специфика – это профессионализм и азарт. Я против того, чтобы у нас работали люди случайные, без хорошего образования, а, тем более, безграмотные. Всю свою команду я подбирала очень тщательно.

Виктор Муравьёв – преподаватель математики и логики с прекрасной петербургской школой и со своей программой – умеет так увлечь детей, что они не уходят из класса, когда уже пришли следующие. Воспитанники гроссмейстера Дмитрия Бараша приносят всё больше кубков с шахматных соревнований. Фантазия и умение известной художницы Кати Бессмертной передаются ученикам, которые так дорожат своими работами, что не всегда удаётся уговорить их оставить на нашей выставке рисунки – всё уносят домой, чтобы показать друзьям и близким. Студентка художественного факультета Бостонского университета (BU – Ред.) Элина Старобинец много экспериментирует: так, только что ребята сделали несколько замечательных масок из папье-маше для тростевых моделей кукольного театра; глаза горят и у детей, и у родителей, и у молодого педагога. Марина Фильштинская, разработавшая и с успехом ведущая курс «Русской истории», очень помогает мне в работе – теперь с детьми легче разговаривать о литературе, у них есть исторический фундамент. Конечно, я рассказываю им об истории, но у меня не хватает времени на более подробные объяснения, ведь я вижу ребят один раз в неделю, а надо успеть заложить основы грамматики, обсудить прочитанное и подготовиться к концерту. Выступления – важная часть нашей учебной программы.

Недавно у нас появился новый предмет – логопедия, тоже, на мой взгляд, абсолютно необходимый элемент эстетического воспитания. Наталья окончила Московский педагогический университет по специальности «логопед-дефектолог», двадцать пять лет работала во Всероссийском центре патологии речи и нейрореабилитации в Москве под руководством академика В. М. Шкловского. Последние десять лет была ведущим логопедом Центра. Она – высокопрофессиональный специалист, который помогает аутичным детям, лечит заикание, исправляет звуковые дефекты.

– Зачем же детям, живущим в Америке, нужна чистая русская речь?

– Да, этот вопрос часто задают мне родители. Ну, во-первых, мне кажется, что если уж человек за что-то берётся, надо делать это, по возможности, на высшем уровне. Таково правило профессионализма, который пригодится в каждом деле. Во-вторых, существует много талантливых умных студентов, которым есть что сказать, но слушать их трудно, приходится напрягаться, потому что речь грязная. Это как пятно на красивой одежде, все время раздражает, отвлекает. Даже костюм от Армани будет сильно уценен, если на нём несмываемое пятно. В-третьих, многие звуки, в частности, шипящие и свистящие, встречаются в английском языке, и такой дефект может помешать в дальнейшем, например, при прохождении интервью, так как речь – один из показателей в общем восприятии человека.

Ещё два слова о воспитании профессионального отношения к делу. Иногда родители говорят: «Эта книжка моему ребенку не интересна, если его что-то занимает, он может часами сидеть, а тут не заставишь...» Но ведь такое отношение (прежде всего родительское) ведёт к дилетантству – все могут заниматься любимым делом, а вот суметь хорошо выполнить то, что необходимо, придумать свою «изюминку», себя увлечь – это серьёзный подход, этому и стараемся научить. К тому же, не встречала ещё книги, которая бы нравилась всем. К счастью, литература обширна, можно выбрать потом своих авторов. Я всё время говорю студентам: «Книга, как друг – прежде, чем подружиться, надо познакомиться».

– Вы дали название школе «Лукоморье». Понятна связь с Пушкиным, без которого великая русская литература не существовала бы. Но нужен ли в Америке Пушкин?

– Прожить без него, безусловно, можно. Можно вообще ничего не читать... Да что говорить, на хлебе и воде люди выживали. Но ведь хочется чего-то вкусного, нового, в ресторан пойти, устриц поесть или ещё чего-то экзотического. Это наполняет жизнь радостью, новизной ощущений. А безграничный Пушкин даёт пищу уму и сердцу. Впрочем, кто не хочет напрягаться, не должен брать на себя такую ношу – учить детей русскому языку в Америке, это не обязательно и не всем под силу. Я своими родителями, замотанными и уставшими, но привозящими ко мне детей, горжусь и испытываю к ним благодарность за понимание важности взятой на себя миссии.

– Давайте вернемся к концертам.

– Я видела много детских выступлений в Бостоне. И часто поверхностный и дилетантский подход к ним наносит вред эстетическому воспитанию, вырабатывает дурной вкус. «Воинствующая» самодеятельность – это неизлечимая болезнь. В театральные институты, как правило, людей с таким опытом не берут. Конечно, мои воспитанники почти наверняка не будут артистами (хотя был и такой случай), но чувство художественной правды необходимо любому интеллигентному человеку. Театральные работы моих студентов тоже далеко не всегда бывают удачны, часто не хватает времени на подготовку, но я стремлюсь не пускать на сцену вранья, наигрыша, дурновкусия. Когда текст произносится «наизусть и по очереди», без живого видения и восприятия партнёра, всё это подделка, суррогат. Я стараюсь использовать свои профессии – актёрскую и филологическую – чтобы добиваться правды существования и смысла в театральных показах.

– А что это за шикарные наряды на манекенах?

– Мне пришлось научиться шить, чтобы костюмы на концертах соответствовали эпохе и жанру литературного произведения, отражали единый эстетический стиль. Это – Пушкинское время, (Людмила показывает платья, камзолы, шляпы), тут Шекспир, вот Мольер, здесь Чехов... Я изучаю энциклопедии и делаю (ночами – другого времени нет) исторические костюмы, чтобы ученики серьезно подходили к выступлениям. Ведь выход на сцену – это большая ответственность и перед зрителем, и перед товарищами, и перед собой. Концерты тренируют память (иначе непонятно: зачем что-то знать наизусть), учат работе в коллективе (один за всех, все за одного), дают навыки артистичности, выразительности, оттачивают речь, дыхание и голос, вырабатывают ответственность и организованность. Наконец, это прототип сдачи экзаменов – в экстремальной ситуации (на сцене каждый «на мушке», под прицелом большого количества глаз) ты должен выдать все, чему научился, ничего не забыть, показать лучшее, что можешь.

– Остаются ли связи с теми, кого вы выпустили?

– Очень часто. Многие, например, где бы ни находились, каждый год 19 октября, в день пушкинского лицея, звонят и поздравляют. А с другими – связь через младших братьев-сестёр – теперь старшие возят их ко мне, а я знала нынешних студентов еще «в животе». Всех «моих бывших» помню, потому что часть сердца отдана и очень много от них радости получено. К тому же, помимо общей групповой программы, на каждого студента у меня есть индивидуальная, с учетом конкретной личности.

...Стали собираться студенты в классы. Людмила переключилась на них. С каждым – свои отношения, часто придуманные смешные имена, разный стиль общения. А вот и мама, которую встретил в магазине – привела свою рисующую Аню на урок русского. «Лукоморье» зазвучало: направо – песни, налево – сказки, и чудеса, и леший, и русалка... Началась репетиция. Кто сказал, что «Лукоморья больше нет»? Заходите – увидите сами.

------

50 Kearney Rd. Needham, MA
(781) 444-4300 www.RussianKidsCenter.com

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA