обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
январь '08
ИСТОРИЯ

Апология Хлестакова




Прототип главного героя «Ревизора» прохаживался по улицам Филадельфии и Бостона весной 1812 года. И даже оставил примечательные записи: «Новая Англия славится своим гостеприимством и приветливостью к иностранцам, кое оказывано мне было в самых лестных для меня видах».

Знакомец Пушкина и Гоголя, Павел Петрович Свиньин (1787–1839), несмотря на неблагозвучность фамилии, был выходцем из старинного, но обедневшего дворянского рода. Отец его, отставной лейтенант флота, имел деревеньку в Костромской губернии. Бабушкой Павла Петровича была Анна Лермонтова (двоюродная тётка поэта), урождённая Боборыкина, которая приходилась внучкой казнённого по приказу Петра I стольника Федора Матвеевича Пушкина.

На долю Павла Свиньина выпало немало путешествий в Старом и Новом свете, но его красочные рассказы вызывали у ироничных современников сравнение с небезызвестным Мюнхгаузеном. Пушкин, подарив Гоголю сюжет «Ревизора», предложил фигуру Свиньина в качестве прообраза Хлестакова.

Выпускник Благородного пансиона при Московском университете, Павел Свиньин начал службу переводчиком на российском флоте в Средиземном море. За отличие при взятии крепости Тенедос в 1808 году пожалован кавалером ордена Св. Владимира 4-й степени с бантом. Молодца приветил Александр I, который неожиданно спросил его о самом сокровенном желании. Тот ответил, что мечтой его является учеба в императорской Академии художеств.

В стенах Санкт-Петербургской Академии баловень фортуны выказал изрядное художественное дарование. За выполненную работу «Отдых графа Суворова-Рымникского по одержанной победе» дипломная комиссия 1 сентября 1811 года присвоила П. П. Свиньину звание академика. В том же году высочайшим указом Павел Петрович был определён секретарём генерального консула в Филадельфию. В дневнике молодого дипломата появилась романтическая запись: «К чему-то влечет меня судьба моя? Воображение и надежды обещают мне много лестного и приятного, но как часто надежда бывает обманчива! Из 40 мильонов, населяющих Россию, жребий пал на четырёх ехать в Америку!».

Свиньин оказался первым из побывавших в Новом Свете русских, кто написал подробную и занимательную книгу о Соединённых Штатах. Павел Петрович открывал для себя и для российского читателя незнакомую и во многом диковинную цивилизацию: «Мне весьма нравится, что на каждом перекрёстке здесь прибита доска с надписью: «Закон повелевает держаться правой стороны». И оттого никогда не бывает споров на дорогах».

Заметки Свиньина отличает неподдельный интерес к культуре Нового Света, впечатления его отнюдь не выглядят поверхностными «записками путешественника». Примечательны рассуждения дипломата о заокеанской школьной системе: «Сын перваго банкира идёт в одну школу с сыном беднейшаго подёнщика. Каждой учит географию земли своей, первыя правила арифметики и некоторыя понятия о других науках; от того всякой здешний мужик не только не удивляется лунному затмению или комете, но разсуждает об них довольно правильно».

С некоторой иронией описывает Павел Петрович политические коллизии в «Массасушетской области и Майнском дистрикте» (нынешние штаты Массачусетс и Мэйн): «Федералисты составляют здесь класс почтеннейших и богатейших граждан. Нигде сии две партии не ненавидят столь друг друга, как в сей области. Ненависть сия оказывается во всех случаях, например, федералист никогда не закажет портному платье себе, который шьет на демократа, никогда не остановится в трактире, содержимом трактирщиком противной партии. В доме у демократа не найдешь федеральской газеты, а у федералиста — демократской. Ужасная между ними ненависть сия передается от отца к детям, и часто федералист не отдаст дочь свою за демократа».

О литературных способностях Свиньина свидетельствуют как страницы его дневника, так и сохранившаяся обширная переписка. Два фрагмента могут дать представление об эпистолярном стиле русского путешественника. Из описания его поездки на север Новой Англии: «Серые облачка быстро носились над нами и затмевали свет полной луны. Крепко шумел ветр мшистыми ветвями древних сосн и елей, а рыкание диких зверей и пронзительный свист змей отдавался в ущелинах гор и вертепах лесных». Из письма к Е. О. Дашковой, жене российского посланника в Вашингтоне: «Пока я пишу это письмо, звук саней, летящих по улице со скоростью ласточки, приятно напоминает мне родную страну и невольно перемещает меня на Невский — ещё более усиливает иллюзию погода, которая так похожа на весеннюю улыбку России…»

Павел Свиньин везде и всегда — верноподданный российский чиновник, но объективные наблюдения его зачастую граничат с вольнодумством: «Конечно, из числа блаженства и вольности, коею наслаждается сия республика, есть безопасность и свобода путешественников. Проезжая все Соединённые Статы от одного конца до другова и никто не остановит тебя, никто не имеет права спросить: кто ты? куда? и зачем?»

Вернувшись из-за океана, П. П. Свиньин активно занимался исторической публицистикой и издательской деятельностью. Его самое известное детище — основанный в 1818 году журнал «Отечественные записки». В столичных литературных кругах к «Отечественным запискам» относились иронически, что было вызвано характерной для Свиньина склонностью к цветистым рассказам о неизведанных землях и найденных им русских талантах-самородках. Тем не менее Свиньин стал первым биографом механика И. Кулибина, а его связи в обществе помогли выкупить из крепостной зависимости художника В. Тропинина.

Часто во время застолий Свиньин любил прихвастнуть, что открыл новый литературный талант и тут же начинал его протежировать. Авторы на поверку оказывались графоманами. Исключение составил молодой Гоголь, который дебютировал в «Отечественных записках» повестью «Бисаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала».

Свиньин многократно печатно и устно распространял хвалебные отзывы о творчестве Пушкина. Отношение же поэта к Свиньину было весьма насмешливым, о чём свидетельствуют записи в его дневнике.

В пародийной детской сказочке Пушкина «Маленький лжец», при жизни поэта не публиковавшейся, герой «Павлушка был опрятный, добрый, прилежный мальчик, но имел большой порок: он не мог сказать трёх слов, чтоб не солгать».

Благодаря подобным насмешливым аттестациям и сложился у историков русской литературы стереотип восприятия Свиньина как фигуры комической, враля и бахвала, человека несерьёзного. Как выражался Хлестаков, «лёгкость необыкновенная в мыслях…»

Многие выпады против Свиньина могут быть объяснены литературной полемикой тех лет, его славянофильскими пристрастиями. Тем не менее, оба литератора, Пушкин и Свиньин, пребывавшие в отдалённом родстве, действительно были «на дружеской ноге». Пушкин охотно приходил на литературные вечера, которые Павел Петрович устраивал у себя дома. Здесь же бывали И. А. Крылов, А. С. Грибоедов, Н. И. Греч. На одном из таких вечеров летом 1827 г. Пушкин читал две новые главы «Евгения Онегина». В библиотеке поэта имеется практически полный комплект «Отечественных записок» за десять лет с разрезанными страницами, Пушкин неоднократно пользовался редкими историческими материалами из личного архива Свиньина.

Николай Греч писал: «Будем объективны: недостаток учёного образования, иногда поспешность, иногда добродушие, иногда даже и излишняя ревность к предмету увлекали П. П. в ошибки; но, конечно, никто не откажет ему в первенстве патриотической мысли, в том, что он сумел отыскать и сказать много прекрасного и полезного; что всегда он был готов усердно помогать каждому юному дарованию и всему, в чём видел добро и пользу; что многие были обязаны ему многим…»

Книгу Свиньина «Взгляд на республику Соединенных Американских областей» в Санкт-Петербурге читали внимательно. Известен донос Фаддея Булгарина в III отделение о вольнодумстве некоторых читателей Свиньина. И было от чего — в первых же строках Павел Петрович утверждает: «Американцы показали себя совершенно достойными наслаждаться теми правами истинной вольности и щастия, которые были первою основою духа их управления, превышающего, по моему мнению, в сем отношении все древние и новые республики».

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

Опрос месяца

Состоятся ли переговоры Зеленского с Путиным, если Зеленский от имени народа Украины не откажется ни от Крыма, ни от Донбасса?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

24 Мая 2019

Виталий Цебрий Виталий Цебрий:

«Игра престолов» закончилась Демократической Монархией. И Украина «доиграется»?

Популярнейший сериал «Игра престолов» закончился невероятной развязкой: уставшие от кровопролитных войн и остервенелой борьбы за Железный трон, за верховный Престол нескольких королевств, представители оных пришли к соглашению. Отныне королей решили выбирать. Правда, правитель назначается пожизненно и выбирает его аристократическая элита.…

20 Мая 2019

Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ:

НЕПРОТИВЛЕНИЕ ЗЛУ НАСИЛИЕМ

Хвалённый всеми «поборниками» демократии, прав и свобод пресловутые Ельцин и ельцинский период можно смело сравнить с постверсальским периодом Адольфа Гитлера, который ознаменовался укреплением фашистского режима в Германии и подготовкой ко второй мировой войне Именно при Ельцине всё ещё находившиеся в полулегальном положении чекисты начали подготовку к своей сегодняшней легализации. Русский неофашизм бросил свой первый вызов цивилизованному мировому сообществу после крушения сталинской империи зла при Ельцине. Забегая вперёд, можно уверенно сказать, что коммендация власти Ельциным именно подполковнику КГБ Путину, а никому другому, тоже было не спонтанным или случайным явлением, а закономерным процессом укрепления ФСБ-фашизма в России.…

19 Мая 2019

Яков ФРЕЙДИН Яков ФРЕЙДИН:

Степени Отдаления

Занимательные заметки о встречах, которых не было, со знаменитыми людьми, которые были.

Больше мнений