Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимое международное интернет-издание

Кругозор

интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
декабрь 2012

БОЙНЯ

Окончание

...Тем и завершилась Первая Мировая война, вслед за которой последовали мрачные времена Советского Союза и Третьего Рейха. Печальная история, в которой немцам дважды привелось пережить тяжелейшие столкновения с русскими, основательно подорвавшие моральный облик всех участников, истребившие генетическую элиту обоих народов, а заодно едва не уничтожившие всех европейских евреев...

III. СТОП-КРАН

Если Первую Мировую войну невозможно было выиграть военным путем, то чем же она должна была завершиться?

Естественно, экономическим крахом, поскольку все возраставшие военные усилия и приносимые жертвы приводили к ухудшению экономической ситуации в воюющих странах (но не в заокеанской Америке!).

      ВСЕ НА ФРОНТ!

В России, начиная с довоенных призывов, к концу 1917 года набрали в армию более 19 миллионов человек - получилась самая большая армия за всю прошедшую историю человечества.

И, тем не менее, с учетом общей численности населения, Россия была далеко не самой мобилизованной среди основных участников мировой бойни. К тому же такие "вояки", как А.А. Блок, В.В. Маяковский, С.А. Есенин и тысячи других, также "ряженных" в военную форму, так и не стали настоящими солдатами и офицерами.

В России в армию и флот призвали 10,5 % общей численности населения страны (считая стариков, женщин и детей), в Англии (где долго сохранялся принцип добровольности призыва) - 10,8 %, в Италии - 15,5 %, во Франции - 17,2 %, в Австро-Венгрии -  17,3 %, а в Германии - даже 19,7 %!

В Германии, как легко прикинуть, мобилизовали практически всех мужчин, способных носить оружие. Подавляющая часть мужской работы, кроме требующей высочайшей квалификации, в германском тылу легла на женщин и военнопленных.

И вся эта масса мобилизованных людей могла лишь ценой невероятных усилий и потерь подвинуть линию окопов на пару сотен метров на западноевропейском фронте или на пару сотен километров - на восточноевропейском, где было больше пространства и меньше дорог и применяемой военной техники.

Неудивительно, что дезертирство и уклонение от призыва стали массовым явлением - в России война утратила всякую популярность уже к лету 1915 года.

Вот какие оценки приводит С.П. Мельгунов:

"Растет дезертирство. Сколько было в действительности таких дезертиров? Никто не знает. Керенский исчисляет их к моменту революции 1200 тысяч; [И.П.] Демидов, на основании данных военной комиссии Государственной Думы, доводит эту цифру до 2 с половиной миллионов. О "громадном размере" дезертирства говорит 30 июля [1915 года] в Совете министров ген[ерал А.А.] Поливанов. Дезертиры образуют шайки с атаманами и представляют такую опасность общественному порядку, что министр внутренних дел [князь Н.Б.] Щербатов в заседании Сов[ета] Мин[истров] 6-го августа [1915 года] не ручается за безопасность Царского Села".

Но вечно так продолжаться не могло, и должен был наступить крах. Причем крах должен был наступить не во всех странах одновременно (о чем мечтали в свое время Маркс и Энгельс), а по очереди. И не было проблемы в том, чтобы угадать, в какой последовательности это должно было произойти.

Вот показатели среднедушевого национального дохода основных воевавших стран, за полгода до начала войны, в 1913 году, в английских фунтах стерлингов:

Англия                             49,0

Франция                          37,0

Германия                         30,9

Австро-Венгрия              24,9

Италия                             24,3

Россия                                8,0

Добавьте к этому Канаду, Австралию, множество британских и французских колоний с их безграничными людскими ресурсами, а затем учтите и колоссальный экономический потенциал США, с весны 1917 года присоединившихся к Антанте. Все это в весьма малой степени помогло России - ввиду сложности транспортной связи и заметного охлаждения западных союзников к материальной помощи государству, увязшему в трясине революции.

Поскольку вся война распадалась на два основных и практически не связанных театра военных действий, то и ее исход был строго предопределен: сначала должна была пасть Россия, затем - Германия с Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией (других союзников у Германии не было), а оставшиеся имели формальное право объявить себя победителями, как и получилось.

Имеется и прецедент именного такого предвидения, высказанного еще за полгода до начала войны.

ПРОГНОЗ КОМЕНДАНТА

Лидер Партии социалистов-революционеров В.М. Чернов (1873-1952) свидетельствует, что в январе 1914 года в Париже, в зале Географического общества, Юзеф Пилсудский (1867-1935) сделал доклад, в котором сообщил, что в ближайшем будущем произойдет столкновение между Россией и Австро-Венгрией из-за Балкан, которое приведет к общеевропейской войне. В этой войне Россия потерпит поражение, а затем потерпят поражение и Германия с Австро-Венгрией от соединенных сил Англии, Франции и США, вступление в войну которых Пилсудский гарантировал.

Из этого вытекал изложенный им план завоевания независимости Польши: на первом этапе войны поляки выступают на стороне Германии против России, на втором этапе - на стороне западных союзников против Германии.

План этот, как всем известно, был четко реализован и привел к полному успеху (хотя после двух фаз, предусмотренных Пилсудским, наступила и третья - война с воспрянувшей Советской Россией, в которой Польша едва вновь не утратила только что обретенную независимость; опять же, как известно, мытарства Польши и после этого продолжались почти до конца ХХ века).

Чернов, к его чести, отказался от конкретных предложений поляков к сотрудничеству в рамках этого плана (хотя в 1917 году противники справа обвиняли его именно в пораженческих настроениях), но, не к чести для его проницательности, Чернов даже позже считал предвидения Коменданта (знаменитое прозвище Пилсудского) случайным выигрышем в лотерее...

ПОРА КОНЧАТЬ!

Завершение войны происходило не по воле правительств, начавших ее и продержавшихся до ее конца - с не очень значительными персональными переменами (кроме как в России). Ее прекратили так, как останавливают поезд пассажиры, обнаружившие, что команда локомотива проскакивает станции и нигде не желает останавливаться: кто-то нажимает на стоп-кран!

В Петрограде в конце февраля 1917 начались народные волнения. Недовольство было вызвано недостатком хлеба в булочных. Хлебом в российской северной столице традиционно называют черный хлеб, а белый зовется булкой. Булок в булочных тогда хватало, а прилавки остальных магазинов ломились от прочих товаров, хотя цены были много выше довоенных. Но наступил Великий Пост - и рацион верующих православных резко ограничился. Вот тут-то и стало не хватать хлеба. Это был вовсе не голод, а по существу блажь: настоящий голод пришел в Россию только после революции.

Но все-таки это была не совсем уж блажь: просто всем уже надоело все - на четвертом календарном году очевидно бессмысленной войны. Так проявилось ярко выраженное общее желание нажать на стоп-кран.

Но нажал-то в действительности один единственный человек - крестьянский сын из Саранского уезда Пензенской губернии, старший унтер-офицер Тимофей Иванович Кирпичников (1892-1917) - именно он поднял с утра 27 февраля (по старому стилю) 1917 года солдатское восстание в Петрограде и довел его до успешного завершения.

Увы, Россия славится жутчайшими традициями неблагодарности и хамства. Кирпичников вовсе не стал безвестным героем якобы стихийного восстания, он вовремя и заслуженно был замечен и отмечен. Генерал Л.Г. Корнилов, назначенный новым командующим Петроградским военным округом и пытавшийся в первые недели после Февраля проводить популистскую политику, присвоил Кирпичникову офицерский чин и наградил его Георгиевским крестом 4-й степени - единственный случай вручения такой боевой награды за заслуги не на фронте, а в тылу. Но все равно Кирпичников не стал величайшим героем России, как заслуживал того, а имя его теперь практически забыто.

Подвиг Кирпичникова оказался ударом не в бровь, а в глаз всему конгломерату российских военных и политиков, оказавшихся не способными ни на что подобное. Уже Керенский зажимал Кирпичникова, завидуя его судьбе. А после большевистского переворота, которому Кирпичников безуспешно пытался противостоять, он бежал на Дон к Корнилову - и немедленно был там расстрелян генералом А.П. Кутеповым, выразившим таким способом свое отношение к этому герою.

После Февраля власть в России и досталась тем бездарным критикам царизма, которым предстояло теперь доказывать, насколько сами они способны достичь победы в Мировой войне. Ничего, кроме позорного провала, их ожидать не могло!

Последний военный министр Временного правительства генерал А.И. Верховский (1886-1938) оказался личностью уникальной: в 1914 году он служил помощником военного атташе в Белграде - и сам стоял за кулисами Сараевского убийства. Затем - два с половиной года на фронте, а в 1917 году и его собственные решительные действия, и его тайные связи выдвинули его на самые верхи - в конце августа Верховский возглавил военное министерство. Это был единственный военный и политик (не только в России!), который прямо потребовал немедленного заключения мира, заявив коллегам по правительству:

"Народ не понимает, за что воюет, за что его заставляют нести голод, лишения, идти на смерть. В самом Петрограде ни одна рука не вступится на защиту Временного правительства, а эшелоны, вытребованные с фронта, перейдут на сторону большевиков".

Но тут Верховского "не поняли" - и он был уволен за три дня до большевистского переворота. С 1919 года он служил в Красной Армии, его неоднократно репрессировали и обвиняли в контрреволюционной деятельности и, в конце концов, расстреляли.

"ЛЕНИНСКИЙ ОГРОМНЫЙ ЛОБ".

Октябрь 1917 привел к власти таких крайних экстремистов и догматиков, каких нигде и никогда не допускают не то что до правительства, но и вообще до государственной службы. Среди них, тем не менее, также имелись личности незаурядные - и до сих пор мало изученные.

Сам Ленин не был ни пацифистом, ни гуманистом, питавшим хоть малейшую заботу о народных нуждах. Никогда в жизни до 47 лет он не ходил на работу, а занимался графоманской журналистикой - подобно своим предшественникам Марксу и Энгельсу.

Если бы не удивительная судьба Ленина и его соратников, то и о Марксе с Энгельсом к середине ХХ века вспоминали бы не чаще, чем о каких-нибудь Прудоне или Лассале!

Не стал Ленин и образцовым администратором, как это пыталась позднее представить коммунистическая пропаганда: в основном он тратил свое рабочее время на решение судеб пуда муки или фунта гвоздей - типичный хозяйственный кругозор завхоза и кладовщика! Но этот же Ленин отличался поразительной политической интуицией - и несколько его гениальных решений и обеспечили победу его клике и удержание ими власти.

Вот Ленин-то и дожал до конца стоп-кран, сдвинутый с места Кирпичниковым: Брестский мир, ставший его детищем, прекратил весной 1918 Мировую войну на Восточноевропейском театре.

БРЕСТСКОЕ "ПРЕДАТЕЛЬСТВО"

История Брестского мира окружена мифами и легендами, в том числе постыдного характера для Ленина. Сам Ленин называл Брестский мир "похабным". Ни для него, ни для его соратников мир России с Германией не был самоцелью: согласно их доктринам революция в России должна естественно перерасти в Мировую революцию, а все прочее - лишь тактические уловки на этом пути.

Еще весной 1917 все они вполне естественно приняли идею Ленина, что решающим агитационным лозунгом нужно сделать заключение мира. Это-то они понимали - и не были связаны, подобно Милюкову, Гучкову, Керенскому и прочим, обязательствами по достижению победы в войне: они готовились уничтожить капитализм во всем мире - не больше и не меньше.

Лозунг мира и привел их к власти - о чем и предупреждал Верховский.

Но мир, на котором Ленин настаивал с весны 1917, был насущной потребностью всех народов - и вот это-то Ленин ощутил вполне точно.

"Декрет о мире", воспринятый массами чисто буквально - как декрет, как закон, сразу повел за собою бегство с фронта многомиллионной солдатской массы: ведь одновременно распубликованный "Декрет о земле" санкционировал немедленный раздел всей земельной собственности - частной, государственной, церковной, общественной - между всеми, нуждавшимися в ней.

Эффект превзошел все ожидания даже самих коммунистических лидеров: удержаться от таких ошеломительных возможностей не смог почти никто из мужиков, одетых в солдатские шинели.

Бросившая фронт толпа солдат разгоняла по дороге всех противников большевиков, а добравшиеся до родных деревень незамедлительно громили "дворянские гнезда"; не поздоровилось и деревенским богатеям.

Большевистское правительство в результате осталось совершенно без армии - и лицом к лицу с немцами, никуда пока не разбежавшимися. Вот тут-то и осуществилась ситуация, заранее предусмотренная Шлиффеном: стратегом он оказался никудышным, а вот футурологом - незаурядным!

Сразу с осени 1917 года немцы стали перебрасывать войска на Западный фронт - будто бы они там могли что-либо переменить!

Никакой Мировой революции затем не началось - и что-то нужно было предпринимать дальше.

Для Милюкова и прочих мир с Германией был предательством России и союзников; для соратников Ленина - Троцкого, Бухарина, Пятакова, Дзержинского, Радека и прочих - мир с Германией был предательством Мировой революции. И, тем не менее, Ленин настаивал теперь именно на таком мире.

Тут возникали подозрения самого мрачного свойства: Ленин - германский агент, получил деньги для заключения мира и был пропущен германскими властями при проезде из Швейцарии в Россию. Многие годы спустя действительно прояснилось, что Ленин и деньги брал, и целенаправленно направлялся немцами.

Возражением всем этим обвинениям служит, однако, тот факт, что Ленин на протяжении всей своей жизни брал деньги у всех, кто ему их предлагал, не удостаивая при этом дающих какими-либо ответными обещаниями - таковы уж были у него принципы: у Георга V - свои, а у Ленина - свои. Не собирался он ничего обещать и немецким генералам!

Так или иначе, но Брестский мир был заключен, Мировая революция не начиналась - и не могла начаться ввиду полной нежизненности такой фантазии, а большевики во главе с Лениным были обвинены в предательстве России - и чувствовали себя при этом весьма неловко.

ПРАВАЯ, ЛЕВАЯ ГДЕ СТОРОНА?

Разберемся, однако, в географических подробностях Брестского мира, снискавших ему дурную славу предательства, отторгшего немцам огромные территории. Что же это были за территории?

В период переговоров в Бресте немцы воспользовались нелепыми маневрами советской делегации - Троцкого и других, думавших больше о Мировой революции, чем о реальных делах, и двусмысленной политикой украинских и других национальных властей, пытавшихся отделиться от центральной российской власти вообще - и от большевистской в частности. Немцы развернули с февраля 1918 решительное продвижение вглубь России, захватив еще незанятые остатки Прибалтики, Белоруссию, Украину, Дон, Крым и часть Кавказа. Большевики же не смогли собрать практически никаких сил, чтобы противостоять этому. Так и тогда и наступил этот позорный и "похабный" мир.

Рассмотрим теперь пограничные линии, надолго или ненадолго складывавшиеся в различные исторические эпохи.

Первая: западная граница России первой половины XVII века - от окрестностей Финского залива до Каспийского моря после того, как поляки были изгнаны из Москвы, а Левобережную Украину гетман Богдан Хмельницкий еще не подчинил России.

Вторая: западная и южная границы Советской России в период максимального продвижения немцев в Россию - с мая-июня до ноября 1918 года - от Нарвы до Северного Кавказа, частично состоявшие из внутренних фронтов Гражданской войны.

Третья граница - западный и южный фронты Советской России в момент максимального продвижения войск белых генералов А.И. Деникина и Н.Н. Юденича в сентябре-октябре 1919 года - от Петрограда до Астрахани.

Четвертая граница - линия фронта в момент максимального продвижения немецких войск к началу декабря 1941 года - от Ленинграда до Ростова-на-Дону.

Пятая граница - линия фронта, соответствующая максимальному продвижению немецких войск в сентябре-ноябре 1942 года - от того же Ленинграда до Черного моря у Новороссийска.

Шестая граница - современная западная часть официальной границы Российской Федерации от Балтийского до Азовского моря.

Легко видеть, что это не шесть различных линий, а одна единственная, которая на протяжении почти четырех столетий и является естественной, исторически сложившейся границей России от Балтийского до Азовского моря, по восточную сторону от которой жили и живут в основном русские люди, по возможности не допускающие на эту территорию тех, кого считают своими врагами.

На этой территории (с восточной границей вдоль Уральских гор и по реке Урал) и размещалось ранее помещичье землевладение, уничтоженное зимой 1917-1918 года.

Эта часть страны и оставалась несокрушимым бастионом Советской власти - по совершенно ясно указанной причине.

На остальной территории белые легко добивались успехов, но неизменно терпели разгром, вторгаясь в большевистскую цитадель: мстителям за уничтоженных помещиков места там больше не осталось.

К западу от границ Московской Руси жили и живут в основном те, для кого Россия - в лучшем случае - пустой звук, а в худшем - грязное ругательство. Всю эту территорию русские многократно завоевывали, но никогда не защищали в качестве собственного отечества.

Немцы, занимая Украину, где помещики также были ограблены зимой 1917-1918 года, немедленно принимались творить суд и расправу, возвращая имущество по возможности прежним владельцам. В результате украинское крестьянство прониклось крайним скептицизмом по отношению к собственным национальным властям, не способным их защитить.

Немцы задержались ненадолго, укатив с красными знаменами в Фатерлянд сразу вслед за Ноябрьской революцией 1918 года, о чем ниже. Прежним помещикам, пытавшимся при немцах вернуться в имения, более ничего на Украине не светило. Продвижение же на Украину деникинцев тем более не сулило ничего хорошего прежним погромщикам. Более индифферентно встречали украинцы москалей и коммунистов, хотя повстанцы пытались сопротивляться любым пришлым властям.

Генералы, планирующие продвижение своих войск в тех направлениях, какие соответствуют их желаниям, на самом деле могут вести свои полки лишь туда, куда позволяет противник, а куда не позволяет - туда не ведут. Так и немецкие генералы, не встречавшие, казалось бы, серьезного сопротивления в 1918 году, заняли, тем не менее, одну часть территории России вполне определенного положения и свойства, а вот на другой части их вовсе не оказалось.

То же случилось и с Гитлером и его генералами. Они только могли воображать, что в июле и августе 1941 были вольны решать, куда наступать - сначала на Киев, а потом на Москву или наоборот.

Возможно, они действительно могли решить не так, как это осуществилось, а по-другому. Но были вещи, которые от них заведомо не зависели, а именно: если они наступали в сторону Киева, то затем могли дойти только примерно до Воронежа - и уже при этом вступили бы на территорию, которую русские отстаивали так, как Воронеж летом 1942 года, где ни одного целого дома не осталось - так же как и в Курске, Орле, Белгороде, Смоленске, Новгороде, Сталинграде, Ростове-на-Дону. Если бы немцы сразу двинулись на Москву, то достигли бы ее, но едва ли более того. Возможно, по обстановке 1941 года, они бы ее и заняли (хотя слабо верится) - но ведь занимали же Москву и поляки в семнадцатом столетии, и французы в девятнадцатом - совершенно бесполезно и безрезультатно с точки зрения их собственных интересов! Вот дальше немцы едва ли прошли бы больше нескольких десятков километров - тем более, что сами испытали бы соблазн зазимовать в Москве. Вышла бы у них эта зимовка более удачной, чем у Наполеона?..

Если не считать довольно значительного числа все-таки экзотических эпизодов - типа обороны Брестской крепости в 1941 году или "Малой Земли" у Новороссийска в 1943, то немцы испытывали жесточайшее сопротивление только тогда, когда пытались наступать непосредственно по территории России - с причислением туда же по существу русского Севастополя и интернациональной Одессы. С этим немцы впервые столкнулись под Смоленском - уже в июле 1941, но так стало затем и во многих иных местах - только немцы так и не смогли понять, в каких именно.

Тяжелейшие сражения - от упомянутого Смоленска и до Курской дуги в 1943 году, были фактически приграничными сражениями на истинной, а не формально кем-то провозглашенной границе России. Это - не мистика, а реальный исторический факт.

Разумеется, линия фронта в обстановке активных боевых действий, под влиянием ударов с обеих сторон, изгибалась и извивалась в достаточно широких пределах - недаром мы привели шесть различных вариантов начертания границы, а не один единственный - кое в чем каждый из них отличается от остальных. Но она так же реальна, как и граница между Францией и Германией, хотя и последнюю многократно передвигали в минувшие столетия в разных направлениях.

Грандиозные успехи, продемонстрированные немцами в 1941 и отчасти в 1942 году, хотя и требуют уважения к немецким генералам и солдатам, но достигнуты были в весьма специфических условиях. Их противник им особо не сопротивлялся - только таким образом и оказалось возможным захватить такую огромную территорию и забрать более двух миллионов пленных.

Немцам противостояли либо нерусские, которые никогда и не собирались защищать Россию ценой собственной жизни, а свою территорию они веками отдавали завоевателям, русским - прежде всего; либо это были русские люди, но перед ними просто еще не стояла задача защиты России - в 1941 и 1942 годах они оставляли немцам территории, каких им, в глубине души, было вовсе не жалко - ни тогда, ни в 1918 году. Это все было не их.

И это легко понять. Представьте себе отступающего солдата, бредущего через деревню. В одной деревне к нему бегут - дать ему попить и поесть, а провожают его укоризненными взглядами; в другой деревне ни одна рука не поднимется на помощь к нему, а провожать его будут кривыми улыбками и сжатыми кулаками. Какую деревню он обернется защищать - независимо от приказов высшего начальства?..

А вот для немецких генералов 1941 года, успевших за первые четыре месяца сражений привыкнуть к звону побед над якобы русскими, и теперь заинтересованно ожидавших, когда же тем, наконец, надоест бессмысленное сопротивление, только осенью 1941 случилось всерьез пересечь границы России и уже по-настоящему познакомиться с русскими.

Этим мы и завершим анализ результатов Брестского мира: не был он никаким ни предательским, ни "похабным", а принес долгожданное прекращение войны и оградил с запада истинную территорию России. Этим все могло и должно было бы завершиться - всерьез и весьма надолго, как, вероятно, надолго установлена современная западная граница Российской Федерации, прекрасно или не прекрасно, но существующей не только без Константинополя, но даже и без Севастополя!

Однако никто, и даже сам Ленин не смогли в 1918 году достаточно позитивно оценить результаты достигнутого.

Другие активные силы ворвались затем в дальнейшее течение истории - прежде всего те, что исходили от бредовых идей самих коммунистов, которым снова померещилась Мировая революция - уже в ноябре 1918.

Тогда наступил черед уже немцам нажать на стоп-кран - это и проделали матросы в Киле.

Тем и завершилась Первая Мировая война, вслед за которой последовали мрачные времена Советского Союза и Третьего Рейха.

ВОПРОС В КОНЦЕ

Печальная история, в которой немцам дважды привелось пережить тяжелейшие столкновения с русскими, основательно подорвавшие моральный облик всех участников, истребившие генетическую элиту обоих народов, а заодно едва не уничтожившие всех европейских евреев.

Ведь всего этого могло бы и не быть вовсе - если бы власть имущие проявили в свое время побольше мудрости и ответственности!

А мы теперь только начинаем разбираться во всей этой истории.

Не пора ли уже извлечь верные выводы?..

Окончание. Начало - Часть1, Часть 2.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

90 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО

"Великий поэт" (Ранее не опубликованные фотографии Евгения Евтушенко)
"Великий поэт" (Ранее не опубликованные фотографии Евгения Евтушенко)

Противоречивого, безмерно талантливого, пытавшегося всю жизнь то приспособиться к миру и людям, которые его окружали, то взмывающему над ними, как буревестник.

Михаил Шур август 2022

Стихи Евгения Евтушенко
Стихи Евгения Евтушенко

Петровское окно

Закрыть Россию, ее Слово?
Да это же такая стыдь,
как изолировать Толстого
и Достоевского закрыть?

Бессмертный полк

И не иссякнет Русь, пока
Течет великая река
Из лиц Бессмертного полка.

Кругозор август 2022

УГОЛОК КОЛЛЕКЦИОНЕРА

Загадка пистолета Эймса
Загадка пистолета Эймса

Каждому коллекционеру оружия время от времени попадалось оружие с "легендой!, которая передается от владельца к владельцу. Может быть это пистолет, который, согласно легенде, принадлежал самому Бонапарту. Или мушкет, принадлежавший великому вождю краснокожих.

Влад Богатырев август 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x