Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимое международное интернет-издание

Кругозор

интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
ноябрь 2009

ЭНТОНИ ВУД, АНГЛИЙСКИЙ ПЕРЕВОДЧИК ПУШКИНА

С Энтони Вудом я впервые познакомилась в прошлом году, когда принимала участие в организации "круглого стола" в рамках фестиваля "Пушкин в Британии". Энтони был одним из четырех приглашенных английских русоведов. Общение с ним по обсуждению темы доклада и его публикации в сборнике доставило мне огромное удовольствие. Пока мы общались по телефону и электронной почте, мне казалось, что Энтони - молодой человек с потрясающим чувством юмора. На самом деле, ему за семьдесят, но он, видимо, принадлежит к породе вечно молодых. Недавно я столкнулась с Энтони в фойе маленького лондонского театра, где русские дети играли спектакль по произведениям Пушкина на английском языке. В сцене про графа Нулина был использован перевод Энтони. После спектакля мы пошли в ближайшее кафе и я попыталась не сдерживать своего любопытства. Вышло своеобразное интервью, которое Энтони любезно разрешил опубликовать.

С Энтони Вудом я впервые познакомилась в прошлом году, когда принимала участие в организации "круглого стола" в рамках  фестиваля "Пушкин в Британии". Энтони был одним из четырех приглашенных английских русоведов. Общение с ним по обсуждению темы доклада и его публикации в сборнике доставило мне огромное удовольствие. Пока мы общались по телефону и электронной почте, мне казалось, что Энтони - молодой человек с потрясающим чувством юмора. На самом деле, ему за семьдесят, но он, видимо, принадлежит к породе вечно молодых. Недавно я столкнулась с Энтони в фойе маленького лондонского театра, где русские дети играли спектакль по произведениям Пушкина на английском языке. В сцене про графа Нулина был использован перевод Энтони. После спектакля мы пошли в ближайшее кафе и я попыталась не сдерживать своего любопытства. Вышло своеобразное интервью, которое Энтони любезно разрешил опубликовать.

 - Энтони, расскажите о себе: кто были ваши родители, где вы родились?

- Мой отец был врачом-кардиологом, выдающейся личностью, оказавшей заметный вклад в развитие кардиологии в Англии в 40-х-50-х годах. При этом он был большой шутник и любил различные розыгрыши. Однажды, в 1927 году, в Мельбурне, будучи еще студентом, он переоделся в женское платье, представляясь герцогиней Йоркской, будущей королевой, во время ее государственного визита в Австралию. Отец прожил в Австралии 10 лет, так как мой дед эмигрировал туда в 1922 году. Однажды, после выступления за студенческую команду по регби в Новой Зеландии, мой отец познакомился на танцах со своей будущей женой, моей мамой. Точнее сказать, это она, обожавшая танцы, увидела, как он танцует,  и сказала: "Вот муж мой". Потом они уехали в Лондон. Отец работал сначала в Хаммерсмис госпитале, где я и родился в 1936 году. А мамин отец был хирургом и покровителем искусств в городе Крайстчеч в Новой Зеландии. Моя мама была выдающейся домохозяйкой, она умерла недавно, два года назад.

- А с чего началось ваше увлечение русским языком и литературой?

- В школе обнаружилась моя способность к языкам. Во время обязательной военной службы, где мы должны были служить два года, я выбрал курс русского языка. Нас учили 18 месяцев, очень интенсивнo. Это было в графстве Корнуэл (Cornwall), там был начальный трёхмесячный курс. В 1957 году я его окончил.  Потом год - в школе School of Slavonic Studies, University of London, и последние три месяца - в Шотландии, где мы изучали военную терминологию. Так что можно сказать, что служба моя была действительно "международной".
 
- Готовили разведчиков, шпионов?

- Шли времена холодной войны. Курсы были нужны, чтобы обеспечить Англию людьми, говорящими по-русски: дабы в случае войны с Россией мы могли допрашивать пленных русских. Но вышло так, что единственный пленник, о котором я знал, - это я сам: я стал пленником Пушкина. Пожизненным.

 - А  на курсе кто были ваши учителя: русские или англичане, говорящие по-русски?
 
- И те, и другие. В Корнуэле, например, был англичанин и белорус. С англичанином мы учили - после восьми недель курса - наизусть "Парус" Лермонтова, а белорус объяснял нам, почему надо говорить: "четыре дома", но "пять домов". Я хорошо помню одного учителя, русского, который никогда не был в России. Его родители после революции эмигрировали в Австралию. Он был очень культурный человек, знал много про Россию. У него была собачка, которую звали  Мамай. Это значит - "победа, битва".

-  Вообще-то, Мамаем звали предводителя татар в Куликовской битве. И с тех пор у русских есть выражение "как Мамай воевал"  или "как Мамай прошел", что означает беспорядок, разруху. 

- А-а, вот почему он его так называл! Только теперь до меня дошло: собачка действительно, очень шустрой была. Дмитрием Макаровым его зовут. Много лет позже я встретился с ним. Он работал в опере в Ковент Гарден. Учил певцов правильному русскому произношению  для "Бориса Годунова", например. Лет восемь назад я снова встретил его, он был тогда русским попом где-то в Италии. Он очень религиозный и культурный, "старый" русский.

 А вот на интенсивном курсе в Лондоне был поляк. Совсем без рук - с металлическими протезами. Он потерял на войне руки и глаз.  С большой иронией говорил о саммитах по разоружению. Никогда не забуду руководителя курса мистера Томса, ужасно строгого фанатика русского языка, который грозил исключить из курса каждого, не ответившего правильно на экзамене.

В   нашем выпуске  было около 70 человек. А всего за этот период - около 12 лет -  было подготовлено около пяти тысяч переводчиков. Я не думаю, что многие связали свою жизнь с русским языком. Что касается специалистов - наоборот: подавляющее большинство профессоров по русскому языку в английских университетах в последнюю четверть ХХ века - бывшие курсанты.

- А потом вы продолжали учить русский?

- Нет, потом я учился в Кембриджском университете, изучал "Современные языки": немецкий и французский, а также английскую литературу. Тогда я пришел работать в издательство "Hutchinson", я был, как говорят по-английски, "a general apprentice", то есть подмастерьем. Мы делали все: корректировали, редактировали, печатали, писали публикации, продавали... Я работал редактором в разных лондонских книжных  издательствах до 1985 года. Потом начал работать на себя и основал издательство Angel Books.

 - Почему "Angel"?

- Много ассоциаций. Сначала - от "The Angel, Islington", знаменитого старинного здания, стоящего недалеко от моего дома, в котором находится офис издательства  Angel Books. К тому же, в английском есть выражение: автор пишет "like angel", и, конечно, есть ангел Благовещения. А еще, есть моя любимая порода аквариумных рыб, которая называется  "angel fish".
 
- ...и с русским языком не расставались, все годы работали в издательствах?

- Увы, почти не имел дело. Правда, я переводил Евгения Онегина, но тайком. Во время ланча я шел один из кафетериев и переводил….  Перевел первые две главы "Онегина".

- Общались в те годы с русскими?

- В те годы - нет. Русских было мало в Англии. Впервые я посетил  Россию в 1965 году, во времена Оттепели. Мы поехали втроем: я и двое моих друзей.  Сначала приехали в Ленинград и хотели взять напрокат автомобиль. Но оказалось, что там такого сервиса тогда не было, только в Москве. Мы были очень разочарованы и нам в качестве компенсации дали место в самой лучшей ленинградской гостинице  - в "Астории", на Исаакиевской площади. Потом мы поехали поездом в Москву.

- И долго там были?

- Две недели. На дорогах тихо, мало машин, так что мы чувствовали себя королями московских дорог.
 
- А ваши друзья-попутчики, они тоже учили русский?

-  Нет, по-русски говорил только я. Один из друзей даже влюбился в русскую девушку, нашего гида из  Интуриста.

- А после 1965 года когда еще бывали в России?

- В 1994-ом,  вторично в Москве. Участвовал в "круглом столе" в Доме ученых с докладом: "Трудности перевода лирики Пушкина".

-  И как вам показалось: произошли изменения по сравнению с 1965 годом

-  Изменения резкие. Настроение людей, выражения лиц - всё другое, хоть я не осознавал тогда, в каких экономических трудностях  внезапно очутились почти все русские. Но все равно: было лучше, чем в 65-м, когда полицейские за нами наблюдали на улицах.  Даже в годы Оттепели. Писатель один на улице дал мне бумаги, попросил перевезти их. Но я побоялся, переслал их по почте.

- И они дошли?

- Нет, конечно.

- А когда вы снова побывали в России?

- В 1998-ом. Я был приглашен в Пушкинский театральный центр в Петербурге. Художественный руководитель центра Владимир Рецептер пригласил меня. Я познакомился с ним в Бристоле, где он со своей труппой показывал постановки по произведениям Пушкина: "Моцарт и Сальери" и другие. Так вот, он меня пригласил в Петербург, чтобы я помог с подготовкой к печати двуязычного издания "Русалки". Я выбрал перевод, который сделал знаменитый ьританский писатель Томас (D.M.Thomas), а сам перевел для этой книги критические статьи Рецептера. Позже в этой двуязычной серии пушкинских драматических произведений появились "Маленькие трагедии" с моим переводом. Тогда же, в 1998-ом, Владимир Рецептер пригласил меня на ежегодный пушкинский театральный фестиваль во Пскове. Там, в старом историческом городе, было очень весело, собрались вместе выдающиеся ученые, молодые актеры и театральные критики. Я был там еще в 2001 и в 2008 годах.

- В прошлом году вы говорили о чтении стихов Пушкина в помещении Guy's Hospital Chapel. В связи с чем? В Англии  такой большой интерес к Пушкину?

- Тот случай произошёл в 1999 году, в честь 200-летия  со дня рождения Пушкина. Был создан специальный траст, чтобы организовать всевозможные  мероприятия в честь этого события, я был членом исполнительного комитета этого траста. А председателем траста - пра-пра-правнучка самого Пушкина  (Mrs Marita Crawley), а почетным президентом - принц Чарльз. Благодаря British Pushkin Bicentennial Trust в том юбилейном году состоялись различные постановки, чтения и выступления по всей Великобритании. В Guy's Hospital Chapel, например, выступление называлось "Pushkin in Love" - это история пушкинских влюбленностей, с чтением его стихов о любви в моем переводе на английский. Такое же выступление состоялось в шекспировском  Swan Theatre в Стратфорде на Эйвоне, где Ральф Файнс читал роль Пушкина. В Пушкинском клубе в юбилейный день 200-летия Пушкина я организовал вечер,  где читались пушкинские стихи по-русски и по-английски. Каждый год из жизни Пушкина, начиная с  1813 был представлен одним его стихотворением. Моя дочь Джессика читала там "Розу" по-английски.

 - Траст тот еще существует?

- Нет, он был организован только для юбилея.

- Возможно ли организовать еще раз что-то подобное? Складывается такое впечатление, что многие интересовались творчеством Пушкина, русской литературой, много людей было вовлечено. А сейчас какая ситуация?

- К сожалению, даже в том юбилейном году не все горели энтузиазмом. Генеральный директор ВВС приказал ограничить число радиопередач по Пушкину, а по телевидению их вообще не было. Генеральный директор самой большой в мире радиотелевизионной корпорации трусливо опасался в глуши своего высокообразованного невежества, что не удастся собрать достаточно публики для передач, посвященных одному из самых знаменитых европейских поэтов.  

Это было 10 лет назад. Tеперь, к сожалению, еще меньше интереса к русской литературе, чем тогда. Двадцать-тридцать лет назад, во время холодной войны, был больший интерес в Англии к русским, к русской культуре. Нация, для которой жизнь трудна, более интересна своими проблемами для других народов, которые не испытывают таких трудностей.

- Только поэтому? А что само величие русской культуры разве не вызывает интереса само по себе?

- Да, конечно. Толстой, Достоевский. Гоголь, Чехов - к ним все время интерес у широкой публики. Но нет никакого  интереса к современной литературе. 
 
-   Преподавали ли вы сами русский язык?

-  Нет, наоборот, я только все время стараюсь изучать  его, улучшать.

- А где сейчас студенты Великобритании могут изучать русский язык и литературу?

- Только в нескольких  университетах: в Кембридже, Оксфорде, Лондоне, Манчестере,  Глазго, Бристоле,  и в некоторых других. Но желающих учить русский совсем немного. Хотя русский очень популярен в Итоне.
 
- В Итоне учатся дети из семей высшего общества. Получается, что чем выше социальный уровень, тем больше желания учить русский?

- Более 100 студентов там учат русский. Mного русских из высшего общества сейчас живут в Англии и они поддерживают отношения с английским высшим обществом. В этом, может быть,  причина, что в Итоне многие учат русский. Чтобы общаться и налаживать связи.

- Когда вы еще планируете посетить Россию?

- Не знаю. Я в Россию ездил в прошлом году, чтобы принести в дар библиотеке музея А.С. Пушкина мои переводы поэта и выступить с коротким докладом по этому случаю. Я перевел "Маленькие трагедии", поэму "Цыгане" и ряд других поэм и сказок, и "Бориса Годунова". Кроме того, я перевел около ста коротких стихотворений Пушкина, которые пока опубликованы только в журналах и антологиях, и не вышли отдельной книгой.
 
- Когда спрашиваешь англичан: что вы знаете из русской литературы, все знают Чехова, Достоевского, Толстого. А Пушкина мало кто знает. Почему? В России каждый школьник знает Шекспира.

- Во-первых, из-за совершенно ужасных переводов. Большинство "переводов" пушкинских произведений - с эпохи самого Пушкина до настоящего времени - в действительности, не имеют с Пушкиным ничего общего. Они только отражают безнадежное неумение переводчиков, их поверхностный вкус и полное незнание поэзии. За исключением, я бы сказал, трех английских переводов "Онегина". Это переводы Стэнли Митчелла (Stanley Mitchell), Джеймса Фоллена (James Fallen) и Чарльза Джонсона (Charles Johnson).
 
Во-вторых, Шекспир сравнительно простой поэт, как только изучишь запас шекспировских слов.  А Пушкин сложный поэт. Еще больше, чем Шекспир, я бы сказал, он пишет одновременно на разных уровнях, играет с разными стилями, включая стили поэтов прошлых времен, играет с самим языком; суть его видится и на поверхности и в глубине; он эллиптичен. Чтобы правильно переводить его, нужно огромное знание, огромный такт.

- Вы пленник только Пушкина? Может вы еще чей-то пленник?

- Гоголя. Я люблю  "Мертвые души". В оригинале и в переводе моего друга Дональда Рэйфилда (Donald Rayfield), профессора лондонского университета.  Вот есть его издание с рисунками Шагала. Эта книга вышла в издательстве самого Дональда, Garnett Press. Я также люблю перечитывать "Шинель" и "Записки сумасшедшего".

- Что нужно, на ваш взгляд, сделать, чтобы усилить интерес к русской литературе?

- Паблисити. На телевидении, по радио. Снимать и показывать по телевидению  хорошие фильмы: по Гоголю, по Пушкину. Чего, к сожалению, пока мало. Фильм  "Onegin" режиссера Марты Файнс был, к моему удивлению, очень вежливо-незаметно встречен русскими.

- В школах здесь - не в Итоне, а в обычных государственных школах - учащиеся знакомятся с русской литературой в составе курса зарубежной литературы? В переводах на английский язык?

- Такая программа у нас  не существует. В школах, по-моему, мало интереса к иностранной литературе в переводах. Надо разрабатывать новую концепцию. Пока еще не поднимали эту задачу. Проблема в том, что школьная программа очень плотная и некуда вставить добавочные часы.

- Есть ли у вас здесь, в Лондоне, русские друзья? Или вы общаетесь только с книгами?

- До Перестройки для нас, англичан, русские существовали только в литературе. После Перестройки русские стали для нас реальностью. Многие живут в нашей стране, и приятно узнать, что русские не сильно отличны от нас англичан: они веселые, с чувством юмора, умеют наслаждаться земными радостями. Только из-за нашей государственной системы русским до сих пор трудно жить нормальной, спокойной жизнью, быть самими собой. Здесь, в Лондоне, у меня несколько знакомых русских - журналисты, переводчики, но друг, которому я посылаю рождественские открытки,  - только один. В России у меня шесть друзей, которые иногда останавливаются у меня в доме, когда бывают в Лондоне.
 
- В чем вы видите разницу между русскими и англичанами?

- Для русского, в большей степени, чем для англичанина,  жизнь состоит из крайностей. Белое или черное. Если спор между двумя людьми, то нет компромисса. Это и в простой, семейной, жизни, и в парламенте. Это видится в Достоевском, он на 100% русский. А у англичан принят компромисс.
 
- То есть для англичан есть не только белое или черное, есть еще и серое?

- Да, как у Чехова. Вот почему англичане так любят Чехова. Ахматовой не нравился Чехов: "он так скучен, все серое". Это как раз про англичан, про английскую жизнь...  Говоря "серое", я хочу сказать: "оттенки". В английском быте, в речи англичан, в совсем обыкновенных вещах - как убранстве гостиной или кухни, в настроении голоса - есть полутона, неясности, сомнения, колебания.…   В языке и в выражении русских - наоборот: большая степень определенности, преданности. Как я раньше сказал, русский  видит, скорее всего, крайности.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

90 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО

"Великий поэт" (Ранее не опубликованные фотографии Евгения Евтушенко)
"Великий поэт" (Ранее не опубликованные фотографии Евгения Евтушенко)

Противоречивого, безмерно талантливого, пытавшегося всю жизнь то приспособиться к миру и людям, которые его окружали, то взмывающему над ними, как буревестник.

Михаил Шур август 2022

Стихи Евгения Евтушенко
Стихи Евгения Евтушенко

Петровское окно

Закрыть Россию, ее Слово?
Да это же такая стыдь,
как изолировать Толстого
и Достоевского закрыть?

Бессмертный полк

И не иссякнет Русь, пока
Течет великая река
Из лиц Бессмертного полка.

Кругозор август 2022

УГОЛОК КОЛЛЕКЦИОНЕРА

Загадка пистолета Эймса
Загадка пистолета Эймса

Каждому коллекционеру оружия время от времени попадалось оружие с "легендой!, которая передается от владельца к владельцу. Может быть это пистолет, который, согласно легенде, принадлежал самому Бонапарту. Или мушкет, принадлежавший великому вождю краснокожих.

Влад Богатырев август 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x