независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
07 Февраля 2020

ЧЕМ КУМУШЕК СЧИТАТЬ ТРУДИТЬСЯ…

ЧЕМ КУМУШЕК СЧИТАТЬ ТРУДИТЬСЯ…

      Однажды Путин заявил, что с 2000 года думает о приемнике. А другой раз в одном из своих выступление в Думе сказал: «В русской истории было два лидера, которые добровольно отказались от власти, и оба раза это закончилось крахом страны». Он не назвал имен, но понятно, что речь шла о Николае II и о Михаиле Горбачеве. Дальше он сделал паузу и добавил: «Так вот, мы эту трагическую ошибку никогда не повторим». Кто бы сомневался. Как говорил персонаж Золотого теленка: «Я к вам пришел навеки поселиться». Почему-то ни один депутат, сенатор или какой-нибудь  другой высокопоставленный чиновник не возразил  Путину о заслугах  Горбачева, добровольно отказавшегся от власти.   При всех своих ошибках Михаил Сергеевич, за шесть лет правления  повернул страну с коммунистического тупика на путь к цивилизации:  наладил дружеские отношения с зарубежными государствами, остановил афганскую войну, разрешил частное предпринимательство и весь мир стал  у нас союзником.  И правление Ельцина нельзя назвать катастрофой:  была свобода слова, митингов, демонстраций, было отличное  телевидение, не было политзаключенных, Дума была местом для дискуссии. А теперь кто-нибудь помнит, чтобы кто-то из высокопоставленных  чиновников  критиковал Путина? Разве что депутаты, типа Жириновского или Зюганова, изредка вспоминают, что они в  оппозиции  и позволяют себе высказывать критические замечания  о действиях президента, предварительно согласовав с ним эту  критику.

Путин  руководит страной по принципу: «Есть два мнения – моё и неправильное!» Что касается недавнего его гневного высказывания  по поводу польского антисемитизма. Выступая на расширенной коллегии Министерства обороны РФ  он  жестко раскритиковал посла Польши в довоенном Берлине Юзефа Липского, который поддерживал антисемитизм Гитлера:  «Сволочь, свинья антисемитская, по-другому сказать нельзя. Вы представляете, 1938 год – выслать евреев из Европы в Африку? На вымирание! На уничтожение!»  ─  гневно восклицал Путин. Для подобного  возмущения у него  имелись веские  основания,  даже покойный  премьер-министра Ицхак Шамир однажды заявил: «Поляки всасывают антисемитизм с молоком своих матерей».  Единственное, в чем поляки охотно и в массовом порядке сотрудничали с гитлеровцами, так это в уничтожении евреев.  Об этом пишут книги и снимают фильмы. Накануне немецкой оккупации еврейская община Польши насчитывала 3 300 000 человек. Она была самой крупной в Европе и составляла 10 процентов от общего населения страны. И после окончания войны антисемитизм в Польше никуда не делся – отдельные нападения и массовые погромы, сотни жертв и призывы «завершить работу Гитлера». Всего в первые послевоенные годы в Польше было до четверти миллиона вернувшихся или выживших евреев, но они  достаточно быстро  стали покидать страну, переезжая преимущественно в Палестину.  Сегодня в Польше их менее тысячи.

Президент России  в последнее время все чаще обращается к истории, и даже пообещал   опубликовать статью на  историческую тему.  Но в этот  раз,  увлекшись поиском «антисемитских свиней» в истории Польши прошлого века, он  как-то упустил  очевидные примеры антисемитизма из истории  своей страны  и   родной конторы, выдававшей гестапо евреев, бежавших в СССР от Гитлера.  Или  попытки «решить еврейский вопрос» с помощью высылки евреев административными методами. Созданная в 1934 году Еврейская автономная область была одной из таких попыток. Дальний Восток, конечно, не Африка,  климат там достаточно суровый, но  удаленность от мест  проживания евреев было  не ближе чем Африка.  Путин  наверняка имеет доступ к до сих пор закрытым   архивам  КГБ,  где под грифом «Секретно» хранятся сведения о плодотворном  сотрудничестве НКВД  с гестапо.

   Есть, например, протокол, датированный 5 января 1938 года. Он подписан наркомом Ежовым и прокурором Вышинским. В нем перечислены имена  граждан Германии, Австрии и других стран, приговоренных к высылке из СССР. Там много еврейских фамилий. После того, как Сталин и Гитлер стали союзниками в 1939 году, выдача беженцев нацистам была поставлена на поток. Большинство составляли члены разгромленной Гитлером Компартии Германии. Коммунистов и евреев, искавших в СССР спасения от нацизма, Сталин возвращаал  Гитлеру.  А новая  вспышка государственного антисемитизма («борьба с космополитизмом», «дело врачей») в конце 1940-х годов не переросла в «окончательное решение еврейского вопроса» только по причине смерти Сталина.

Действия польских властей возмутили председателя комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслава Никонова внука сталинского наркома Молотова. Он заявил, что, если бы российская сторона вызывала польского посла за каждое антироссийское действие в Польше, «ему пришлось бы поселиться в высотке на Смоленской площади». Об этом депутат написал на своей странице в Facebook.
Уж чья бы корова мычала! Ведь это его дедушка  подписывал преступный пакт Молотова-Риббентропа и объявлял войну с гитлеризмом «преступной»:  «Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это — дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за "уничтожение гитлеризма"». (Из доклада Молотова на пятой сессии Верховного Совета СССР 31 октября — 2 ноября 1939 г.)  
Внучек  оказался достойным потомком своего дедушки...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
Политика конфиденциальности
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   07.02.2020 20:52

Здравствуйте! В основном, я согласен с содержанием этого довольно интересного материала. Однако, здесь, помимо всего прочего, сказано, например, следующее:

"...И правление Ельцина нельзя назвать катастрофой: была свобода слова, митингов, демонстраций, было отличное телевидение, не было политзаключенных, Дума была местом для дискуссии..."

В связи с этим прилагаю пару из своих довольно многочисленных публикаций о вышеупомянутых "замечательных" ельцинских временах (могу и ещё добавить, если, вдруг, кто-то из читателей заинтересуется).

Всем читателям — всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
_______________________
___________________



https://irwi99.livejournal.com/986757.html , https://newsland.com/user/4296711990/content/byl-li-eltsin-agentom-kgb/4001601 , https://maxpark.com/user/3729742190/content/420998 ("31 декабря 2009"):

БЫЛ ЛИ ЕЛЬЦИН АГЕНТОМ КГБ?

Увы, длинные тексты со множеством подробностей сегодня (да и завтра, и послезавтра...) едва ли кто-то будет читать. Думаю, что огромная часть публики уже откупоривает бутылки и постепенно приступает к отмечанию Нового Года, поэтому постараюсь сделать эту статейку, приуроченную к 10-летию ухода Ельцина от власти, покороче. Но совсем уж коротко, к сожалению, не получится.

Как правило, Б.Н.Е. (обычно эти инициалы располагают в не столь благозвучном порядке) принято обвинять в излишнем либерализме и в излишней, так сказать, прозападной ориентации. Увы, дело, судя по всему, обстоит совсем наоборот, и подобные обвинения выглядят, по-моему, хвалебными дифирамбами на фоне того, что Б.Н.Е. сотворил с Россией на самом деле.

Помню, что ещё в 1987 году, когда Ельцин стал публичной фигурой всесоюзного масштаба, у меня появилось довольно твёрдое подозрение, что это кагэбэшно-партийная номенклатура готовит себе на всякий случай запасного "вождя", "косящего" под народного заступника и диссидента. В противовес, так сказать, тем, кто мог реально стать оппозиционным лидером (например, академику Сахарову). В баррикадном августе 1991 года это подозрение почти исчезло, но затем -- в 1992-ом и, особенно, осенью 1993-го -- оно, увы, подкрепилось известными событиями, опять развернувшими нашу страну в тупик деспотии и беспредельного всевластия "органов"...

До кровавого октября 1993 года попытки организовать в России масштабный террор, в том числе развязать войну с Чечнёй, не увенчались результатом, в первую очередь благодаря более-менее реальному разделению властей, а также сдерживавшей диктаторские устремления правителей активности народа. Исполнительная (ельцинская) и законодательная (хасбулатовская) ветви власти при участии Конституционного суда, СМИ и уличных народных акций более-менее эффективно сдерживали друг друга от откровенно преступных действий, особенно - связанных с кровопролитием.

Кстати, в 1-ом номере нашей местной (воронежской) демсоюзовской газеты "Крамола", вышедшем полуторатысячным тиражом в августе 1993 года, я писал, что в случае окончания того "двоевластия" и победы хоть ельцинской, хоть хасбулатовской властной группировки Россию непременно ждёт резкое усиление произвола власти и сворачивание зачатков демократии. Увы, этот прогноз полностью сбылся в результате сентябрьского преступного (что зафиксировано решением Конституционного суда, сразу же разогнанного за это решение) указа Ельцина о роспуске возглавлявшегося Хасбулатовым Верховного совета и ещё более преступной октябрьской бойни в Москве, когда сотни (если не тысячи) безоружных людей были убиты так и "не выявленными" убийцами.

Очевидно, что ту "победу" Ельцин смог одержать лишь благодаря помощи "органов" и армейских генералов, которые с тех пор, почувствовав свою силу и, так сказать, виртуальность всяких правовых норм, фактически властвуют в России. Реформы, которые, хотя и весьма медленно, но всё же двигались до того осеннего переворота в сторону демократии и соблюдения человеческих прав, сразу же после него стали разворачиваться в противоположном направлении. Это совсем нетрудно было предвидеть, но всё же для меня не совсем ясно, хотел ли Ельцин именно этого или чего-то другого, когда подписывал свой указ о роспуске Верховного совета...

Огромная часть российской, так сказать, демократической общественности, увы, решила, что осенью 1993 года в России, наконец, наступила полная победа демократии над остатками партийно-советской номенклатуры, организовавшей, мол, очередной антидемократический путч, хотя в действительности дела обстояли примерно (или даже точно) наоборот. Для удержания полученной с помощью тех кровавых событий безраздельной власти ельцинско-гэбистская группировка решила, судя по всему, использовать абсолютно любые средства, так как в случае потери власти её неминуемо ждала бы скамья подсудимых. Нетрудно заметить, что именно с того времени в России резко увеличилось и количество заказных убийств оппозиционных общественных деятелей, журналистов, политиков, предпринимателей, и количество жертв милицейского и армейского беспредела, включая сотни тысяч жертв двух чеченских войн, и, кроме того, количество ничем не ограниченных фальсификаций на всероссийских "выборах" и прочих "голосованиях".

Хотелось бы спросить тех (включая и некоторых вроде бы порядочных людей), кто до сих пор восхваляет Ельцина, зачем вообще ему понадобилось подписывать в сентябре 1993 года явно противозаконный "Указ номер 1400" о разгоне Верховного совета. Я хорошо помню, что этот Верховный совет неоднократно предоставлял Ельцину некие "дополнительные полномочия", необходимые, мол, для ускоренного проведения демократических реформ. Но Борису Николаевичу (или стоявшим за ним гэбистам) казалось, что полномочий надо ещё и ещё... И вот, избавившись после тех кровавых событий от ненавистного ему хасбулатовского Верховного совета (а заодно и от более-менее независимого Конституционного суда), какие же демократические реформы стал проводить Ельцин? Известно, какие -- снова ввёл отменённую Верховным советом крепостническую "прописку" (переименовав ее в "регистрацию"), снова увеличил с полутора до двух лет срок принудительной армейской рекрутчины, снова стал гнать в армию учащихся техникумов и училищ, снова закрыл чуть приоткрытые архивы КГБ, снова засекретил многие уже рассекреченные документы... А затем эти "демократические реформы" дополнились преступной и невообразимо кровавой бойней в Чечне, бесчисленными политическими убийствами (судя по всему, лишь небольшая часть их стала, так сказать, достоянием гласности), назначением гэбистов на все более-менее ключевые должности, массовыми фальсификациями абсолютно всех общероссийских "выборов"...

"Извинившись" и "покаявшись" за первую чеченскую войну, Ельцин, ка к известно, совместно с Путиным и Басаевым вскоре развязал вторую, ещё более беспредельно-кровавую. На этом, видимо, свой долг он посчитал исполненным, и официально передал власть гэбистам, выторговав себе и своей семье специальный указ о неприкосновенности, который для большей надёжности был заранее подкреплён кровавой круговой порукой.

В первую очередь речь идёт об известных взрывах 9-этажных жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года, а также о попытке попавшихся с поличным гэбистов взорвать тогда же 12-этажный жилой дом в Рязани, приписав эти взрывы "злым чеченам". И тем самым -- ещё надёжнее "обосновав" вторую чеченскую войну и подняв ничтожный на тот момент "рейтинг" Путина, назначенного Ельциным своим преемником. Убедительнейших и общеизвестных (для людей, хотя бы более-менее интересующихся российской политикой) доказательств того, что те террористические взрывы были организованы российской властью, -- столь огромное количество, что их, по-моему, хватило бы не на один суд, а на целый десяток. Но возможность подобного суда в нынешней России -- очевидно, примерно такая же, как возможность суда в СССР над Сталиным во времена его правления. Кстати, после разгона Ельциным осенью 1993 года Конституционного суда, объявившего основанный тогда режим преступным, у представителей этого властного режима нет даже формальных оснований говорить, применительно к себе, о презумпции невиновности.

В конце хочу напомнить, что Ельцин, как известно, был 1-м секретарем обкома КПСС, а на столь крупную должность в те времена, очевидно, не могли назначить кого-то, не сотрудничавшего с КГБ. Очень возможно, что поведение Ельцина в 1993 г. и в последующие годы объясняется именно этим.

Дмитрий Воробьевский
http://newsland.com/news/detail/id/448452/
____________________________
_____________________



https://www.liveinternet.ru/users/5246401/post438546162/ , http://maxpark.com/user/814874022/content/6433107 , https://www.proza.ru/2018/08/01/1423 :

"КОРНЕТ ОБОЛЕНСКИЙ, НАЛЕЙТЕ ВИНА!"...

Недавно в одной из дискуссий среди весьма известных воронежских демократов, включая даже бывших членов Дем.Союза (в котором я состою более 25-ти лет), я сказал, что Ельцин, на мой взгляд, был лишь чуть-чуть лучше Путина. Значительная часть -- вероятно, даже абсолютное большинство -- участников той дискуссии не согласились с моей столь низкой оценкой деятельности Б.Ельцина. У меня вообще складывается впечатление, что даже среди наиболее разбирающейся в политике части российского общества почти полностью отсутствуют, увы, адекватные представления о том, что на самом деле происходило в нашей стране в "ельцинские" девяностые годы...

Я мог бы целый, так сказать, документальный "роман" написать по данной теме, -- причём, в первую очередь, на основе своего личного опыта, -- однако, этот же опыт говорит мне, что по каким-то причинам всё это почти никому не интересно... Либо -- вообще неинтересно, либо -- столь удалено от распространённых в обществе представлений о тех временах, что воспринимается им, главным образом, как бред сумасшедшего.

Как бы в подтверждение вышесказанного опишу здесь лишь один сравнительно небольшой эпизод. Значительная часть уважаемых читателей, скорее всего, лишь посмеётся над ним. Однако, я ни в малейшей степени, разумеется, не обижусь на это; да и вообще -- смех, говорят, очень полезен для здоровья.

Этот, так сказать, эпизод имел место более 20-ти лет назад. Возможно, кому-то он будет более-менее интересен, однако, думаю, что совсем немногим.

Кстати, это -- действительно всего лишь эпизод (конечно, не самый мелкий, однако и вовсе не самый крупный) из нескольких десятков более или менее аналогичных, имевших место в моей, так сказать, биографии. И об этом, и о некоторых других подобных эпизодах я раза 4 или 5 довольно коротко упоминал в своих заметках и статьях, размещённых в воронежской самиздатской газете "Крамола" (и в бумажных номерах, и на её сайте), а также в нескольких "соц.сетях" и ещё где-то в Интернете. Например -- в более-менее подробном материале "Корпорация убийц" (осень 2007 г. -- https://www.liveinternet.ru/users/5246401/post273555149/#comment637122902 ) и в короткой статейке под названием "Очередной привет от кровавой гэбни?" (сентябрь 2013 г. -- http://demsoyuz.blogspot.com/2013/09/blog-post_11.html ).

Происходил описываемый здесь эпизод 3-го мая 1996 года... Точнее, начался он ещё 1-го мая... А ещё точнее -- его начало имело место поздним вечером 27-го апреля 1996 г., когда в толпе людей при посадке в троллейбус на воронежской конечной остановке "Машмет" (кажется, официально она называется по-другому -- "Завод ГОО") я получил от некоей мужикоподобной дамы средних лет так называемый "укол зонтиком".

Правда, я совсем не уверен, что это был именно зонтик, т.к. заметил лишь иглу на конце какого-то предмета, находившегося в приоткрытой сумке той дамы. В 2007-ом году я упомянул про это в вышеназванной статье "Корпорация убийц". Прилагаю оттуда часть этого упоминания:

"...когда я поднимался в салон по ступенькам, некий мужик резко сунул мне под ноги какой-то мешок, я с трудом удержался на ногах и успел заметить, что с другой стороны в тот же момент некая невысокая дама средних лет слегка высунула что-то из своей сумки и затем прижала эту сумку к моей руке. Боль я почувствовал почти сразу, но снизу поднималось довольно много народа, и лишь когда меня оттеснили далеко от той дамы, я увидел дырку на рукаве своей куртки, а затем и глубокую колотую ранку на руке под этой дыркой. Минут через десять (во время пересадки) и позднее, когда приехал домой, я попытался высосать и выплюнуть то, что мне вкололи в руку..."

(В скобках могу заметить, что разнообразные подобные методы, так сказать, "политической борьбы", любое упоминание о которых воспринимается примерно половиной или даже большинством читателей либо слушателей как бред сумасшедшего, начались в отношении меня ещё в конце 1993 г., -- очевидно, в связи с написанием, а затем и публикацией в ряде газет моей статьи "Бойкот, который не заметили". Однако, дальнейшее использование против меня подобных бандитских методов было вызвано, скорее всего, в основном другими причинами.)

Утром или в начале дня 1-го мая 1996 г. я впервые ощутил результаты того вышеописанного "укола зонтиком", осуществлённого 27-го апреля. Заключались эти результаты в резком ухудшении самочувствия, а точнее -- во внезапном появлении трудноописуемого и никогда ранее не испытывавшегося мной ощущения того, что вот-вот должен случиться какой-то припадок или, возможно, инсульт. Это очень тяжёлое ощущение, к тому же, периодически ещё больше усиливалось.

Естественно, мне совсем не хотелось, чтобы этот припадок или инсульт случился со мной на глазах моих близких родственников. Так что, почувствовав вышеописанные ощущения, я почти сразу вышел из квартиры и пошёл куда-то по улицам, не особо выбирая направление. Из лекарств у меня был лишь аспирин, и я на всякий случай захватил с собой, кажется, целую пачку, которая в дальнейшем весьма пригодилась, т.к. аспирин на какое-то время устранял или хотя бы ослаблял вышеупомянутое тяжёлое состояние.

Кстати, это состояние было столь тяжёлым и столь совершенно необычным, что у меня сразу исчезли практически все сомнения в том, что оно вызвано именно тем вышеописанным "уколом зонтиком". Причём, когда я вышел из квартиры и пошёл по улицам, то оказалось, что если идти очень быстро, то это тяжёлое состояние почти полностью -- или, во всяком случае, более, чем наполовину -- исчезало. Однако, при замедлении шага оно сразу же снова резко усиливалось. А при остановке становилось совсем плохо, -- так что, я быстро прекратил "эксперименты" с остановками и даже с замедлением ходьбы. Дошёл я таким образом до леса, -- причём, не до ближайшего к нашему дому, а до того, который начинался почти на противоположном конце города (за Северным районом).

Помню, что, войдя в лес, я очень обрадовался тому, что если что-то ужасное там бы со мной случилось, то, скорее всего, никто этого не увидел бы... Ходил я по тому лесу несколько часов, выпив при этом, кажется, 4 или 5 таблеток аспирина. К вечеру мне стало значительно лучше.

И вечером 1-го мая, и практически весь день 2-го, -- когда вышеописанное почти в точности повторилось, однако раз в 5 или даже в 10 слабее, чем 1-го, -- я думал, что выздоравливаю, т.е. что действие вколотых мне веществ (или, возможно, бактерий либо вирусов) уже прекращается. Но это, увы, оказалось совсем не так.

Теперь вставлю сюда короткое, так сказать, "лирическое отступление"... Точнее -- не совсем лирическое... Девяностые годы, когда всё это происходило, сегодня принято представлять себе, на мой взгляд, совсем не адекватно. То есть -- либо в виде какой-то нереальной "махновщины" и мифической "вседозволенности", в виде каких-то пресловутых "лихих девяностых", -- либо в виде десятилетия чуть ли не абсолютной свободы слова и прочих, мол, бескрайних свобод.

На самом деле и с основными свободами, и с этой так называемой "вседозволенностью" (если не иметь в виду вседозволенность "спецслужб" и прочих санкционированных "госструктурами" бандитов) в девяностые годы дела обстояли, мягко говоря, весьма проблематично, -- т.е., почти столь же проблематично, как и в нынешние путинские времена. В первую очередь я имею в виду ту -- основную -- часть девяностых, которая началась примерно в середине 1993 г., -- когда сохранившая свою власть в России партийно-гэбэшная "номенклатура" взяла курс на так называемое "закручивание гаек" и на узурпацию всей власти одной из её так называемых "ветвей". (Кстати, именно летом 1993 г. у меня был многочасовой обыск -- по "уголовному делу" о юридической помощи призывникам, не желающим идти в армию.)

Между прочим, это "закручивание гаек", резко сократившее свободу миллионов и миллионов простых людей, проявилось тогда не только в политических, но и в экономических, и в сугубо, так сказать, бытовых вопросах. Я имею в виду и фактическое восстановление дважды или трижды отменённой так называемой "прописки", и запрет (под видом "упорядочения") ненадолго разрешённой в 1992 г. свободной уличной торговли, и введение -- впервые со сталинских времён -- обязательного предъявления документов при покупке железнодорожных билетов, и запрет -- впервые с ранне-хрущёвских времён -- свободного и не связанного с какими-либо формальными экскурсиями (к тому же, платными) посещения простыми людьми Московского кремля, и введение не только на бесчисленных государственных, но даже и на многих межобластных границах грабительских таможен или запретов на провоз каких угодно продуктов, и очень многое другое...

И всё это -- помимо общеизвестных "прелестей" девяностых годов, вроде безумно-кровавой и невообразимо преступной войны в Чечне, вроде безнаказанных убийств сотен или тысяч ни в чём неповинных людей в Москве -- в ходе военно-гэбистского переворота осени 1993 г., -- вроде начавшихся в девяностых явно гэбистских серийных терактов, вроде многомиллиардной чиновничьей грабительско-мошеннической "спецоперации" под названием "Дефолт", и т.д., и т.п.

Это "лирическое отступление" я вставил сюда, в основном, для тех уваж. читателей, которые почему-то считают, что в девяностых годах в России было что-то вроде расцвета свободы, демократии и прав человека, и поэтому, мол, не могло тогда быть никаких гэбистских "уколов зонтиком" и прочих подобных дел, характерных для нынешней путинщины с её "Новичком" и полонием. Впрочем, надежд на то, чтобы переубедить здесь таких читателей, у меня почти нет.

Подробнее о моём отношении к тому периоду правления Б.Ельцина, постепенно сдавшего власть гэбистам и прочим кровавым "силовикам", можно прочитать, например, здесь -- https://www.liveinternet.ru/users/5246401/post294105068/ ("У власти в России -- бандиты... И "де-факто", и "де-юре"..."), а также здесь -- https://newsland.com/user/4296711990/content/byl-li-eltsin-agentom-kgb/4001601 ("Был ли Ельцин агентом КГБ?").

Итак, вернусь к маю 1996 года. 3-го мая почти с самого утра стало повторяться то, что было 1-го. То есть -- практически всё вышеописанное, относящееся к этому числу. Однако, повторялось всё это ещё сильнее, ещё интенсивнее, чем было 1-го мая... Правда, были и кратковременные перерывы в этом очень тяжёлом вышеописанном состоянии.

Например, когда я, как и 1-го мая, шёл чуть ли не через весь город пешком в лес, то, вдруг, почувствовал себя значительно лучше, -- настолько лучше, что почти перестал ощущать какое-либо ухудшение своего состояния при замедлении шага. После этого я решил продолжить свой путь к лесу не пешком, а на городском транспорте, точнее -- на трамвае (в те девяностые годы трамваев в Воронеже было много, их тогда ещё не разворовали, не распродали и не ликвидировали полностью чиновники, это случилось уже при путинщине). Ещё точнее -- на одном из трамвайных маршрутов (кажется, на 20-ом), который заканчивался в "студенческом городке ВПИ", расположенном рядом с очень большим лесом.

Однако, туда я тогда не доехал. Лишь несколько остановок смог я тогда проехать на том трамвае, после чего почувствовал себя столь плохо, -- т.е., столь сильным вновь стало ощущение какого-то надвигающегося припадка, -- что с огромным трудом дождался я очередной остановки и сразу же вышел.

Впрочем, вовсе не только в, так сказать, чёрных красках вспоминается мне тот день (3.05.1996 г.). Помню, например, и замечательную ясную майскую погоду, и ощущение почти 100-процентного счастья, возникавшее несколько раз -- и тогда, когда я вышел из квартиры (сильно опасаясь перед этим, исходя из своих ощущений, что не успею выйти и упаду на глазах своих близких родственников в каких-нибудь жутких судорогах или с пеной изо рта), и тогда, когда вышел из того трамвая, и тогда, когда после принятия очередной таблетки аспирина (кажется, у меня было с собой целых две пачки) мне становилось на какое-то время существенно лучше... И -- особенно -- тогда, когда дошёл, наконец, до настоящего, густого и почти совсем безлюдного леса...

Ходил я по этому огромному лесу очень много часов -- не просто до вечера, а до того времени, когда уже полностью стемнело. Почти всё это время -- за исключением последнего часа или полутора часов -- мне казалось, что едва ли я переживу этот день. Помню, что я при этом периодически пил аспирин, -- и сначала после принятой очередной таблетки чувствовал значительное улучшение своего состояния более, чем на час, затем -- минут на 40, а при наступлении вечера -- лишь на 20 минут...

Кстати, я и до сих пор понятия не имею, что именно мне тогда (т.е. 27.04.1996 г.) вкололи на "Машмете" с помощью того "укола зонтиком". И одна из целей написания и публикации этих моих воспоминаний заключается в том, что, возможно, какие-нибудь читатели гораздо лучше меня разбираются в подобных делах, и могут где-то, например, в интернет-комментариях сообщить, исходя из вышеописанных симптомов, что, скорее всего, могло быть в том "зонтике"...

Помню, что тогда -- в конце апреля и, особенно, в первые дни мая 1996 г. -- у меня были самые разные предположения на этот счёт, в том числе -- и далеко не самые правдоподобные. Например, приходили на ум и тот неизвестный гэбистский яд, которым незадолго до того "укола зонтиком" убили очень влиятельного и имевшего оппозиционные взгляды российского банкира Ивана Кивелиди (а также его секретаршу), и другой яд, которым советские и болгарские гэбисты убили (тоже, кстати, с помощью укола зонтиком) в Лондоне болгарского писателя-диссидента Георгия Маркова... Возникали подозрения и насчёт всяких вирусов, которые мне могли вколоть, например -- насчёт вируса бешенства, заболевание которым вроде бы имеет, как говорится, "100-процентную летальность"...

Разумеется, уваж. читатели могут сильно усомниться в том, что моя, так сказать, оппозиционная деятельность была в те годы столь опасной для российских властей, что побудила их на подобные (более-менее многочисленные и довольно разнообразные, как я уже упоминал) "спецоперации" в отношении меня... Честно говоря, если кто-то решил, что автор этих воспоминаний -- сумасшедший, страдающий манией преследования, то у меня нет большого желания переубеждать его в этом. Могу даже добавить, что с октября 1982 г., -- когда я категорически (к тому же, в демонстративной форме) отказался идти в армию и был за это на несколько недель насильственно помещён в "психушку", -- у меня числится так называемый "диагноз" (не признаваемый, правда, практически нигде в мире, кроме России и, возможно, ещё нескольких стран бывшего "СССР") -- "вялотекущая шизофрения"...

Кстати, очень вероятно, что именно этот "диагноз" стал дополнительной причиной подобных "спецопераций" в отношении меня (наряду с написанием мной ряда статей, включая одну из вышеупомянутых -- https://forum-msk.org/material/region/10156880.html , -- а также наряду с моей помощью сотням обращавшихся ко мне призывников, не пожелавших идти в армию, наряду с моим изданием и распространением самиздатской демсоюзовской "Крамолы" и множества разных листовок, наряду с моим участием с разными оппозиционными плакатами -- например, против преступной войны в Чечне -- в воронежских митингах, и т.п.). Дело в том, что наличие в каких-то бумагах этого моего так называемого "диагноза" практически на все 100 процентов гарантирует организаторам и исполнителям тех, начавшихся в конце 1993 года, "спецопераций" (включая вышеописанный "укол зонтиком" и многое другое, отчасти перечисленное и коротко описанное, например, в вышеупомянутой "Корпорации убийц") полную безопасность от каких-либо моих возможных попыток их разоблачения.

Впрочем, понятно, что даже если бы у меня не числился тот "диагноз", назначенный за отказ идти в армейское рабство и прислуживать каким-то бандитам в погонах, то всё равно никакие так называемые "следственные органы", скорее всего, никогда не стали бы всерьёз расследовать какую-либо мою информацию об этих, очевидно, гэбистских "спецоперациях". Однако, формальное наличие у меня того мифического "диагноза", изобретённого в "СССР" для борьбы с диссидентами, вообще свело эту -- и без того микроскопическую -- вероятность практически к абсолютному нулю... Мол, человек больной на всю голову, что с него взять?...

Возвращаясь к апрелю-маю 1996 г., могу ещё упомянуть про два сна, приснившихся мне тогда и очень хорошо запомнившихся. Первый из них приснился где-то в самом конце апреля (после 27-го числа, когда был тот "укол зонтиком"), а второй -- в ночь с 3-го на 4-ое мая. Первый был довольно коротким, в нём я видел весьма длинный зал с накрытыми столами и с выходящими на обе стороны этого зала окнами, за которыми не было видно никаких улиц, а было лишь что-то зелёное, вероятно -- лес. При этом ни в зале, ни за его пределами не было видно ни одного человека, была абсолютная тишина, и, кроме того, почему-то у меня была полная уверенность в том, что этот зал подготовлен для каких-то поминок... А во втором из вышеупомянутых снов я вроде как лежал на спине на каком-то безлюдном пляже и наблюдал при этом, как с меня очень медленно сползает на землю огромное множество разных, никогда не виденных мной ранее, неописуемо ужасных на вид насекомых... Помню, что они были и с какими-то длинными хоботками, и с жуткими клешнями, и с очень длинными то ли усиками, то ли лапками, и с выпученными глазками, -- и при этом сползали они на землю очень-очень долго...

На этом вроде бы можно и завершать данное малоинтересное повествование, однако я ещё не раскрыл здесь смысл его заголовка, взятого из известной песни "Не падайте духом, поручик Голицын!".

Дело в том, что когда я ходил 3-го мая 1996 г. по пригородным воронежским лесам, и мне при этом постепенно становилось всё хуже и хуже (несмотря на аспирин, улучшения от принятия которого становились всё короче и короче), то я вспомнил, как в детстве у меня довольно часто проходила зубная боль -- всего лишь от прослушивания какой-либо пластинки с подборкой хороших мелодичных песен. Правда, боль эта обычно проходила лишь тогда, когда эти песни как бы полностью входили в душу, на какое-то время заменяя собою окружающую реальность... (Кстати, совсем недавно, недели две или три назад, я впервые услышал по радио или по телевизору слово "музыкотерапия", -- тоже, как говорится, "из этой оперы".)

В общем, в тот майский день 96-го года мне начало по-настоящему становиться лучше лишь после того, как я примерно часа 3 или 4 ходил по лесу (не бродил, а ходил довольно быстро, т.к. при замедлении сразу становилось хуже) в почти полной отрешённости от реальности -- и как бы в совершенно полнейшем мысленном погружении и в сюжет, и в музыку той известной песни про "поручика Голицына" и "корнета Оболенского"... А также -- про то, как "четвёртые сутки пылают станицы" и "за нами осталась полоска земли"...

С наилучшими пожеланиями всем читателям, Дмитрий Воробьевский (г.Воронеж).

… показать больше
  0   0

 

Опрос месяца

Нанесла ли финансовый ущерб вам и/или вашей семье пандемия коронавируса?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA