независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
март '20
ВЕХИ

Большой террор

Чудовищный урок всему миру

ВОЙНА ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХ

В 1936–1937 гг. советский лидер И.В. Сталин (Джугашвили) окончательно утвердился в мысли, что партию и страну в целом необходимо подвергнуть массовой и жестокой чистке. Это была война всех против всех, в которой трудно выявить логику и движущие пружины. Политические репрессии в Советской России начались сразу после Октябрьской революции 1917 года. При этом жертвами репрессий становились не только активные политические противники большевиков, но и люди, просто выражавшие несогласие с их политикой. Дата начала большого террора 30-х годов условная, он начался не в один день и не в один месяц, механизм репрессий набирал обороты постепенно, хотя и стремительно.

Специализируясь на архивах Охраны в Гуверовском институте при Стенфордском университете, американский историк Эдвард Смит опубликовал две крайне важные книги: справочное издание «The Okhrana. The Russian Department of Police. A Bibliography» (Hoover Institution, Stanford University, 1967) и биографию Сталина на английском языке под названием «Молодой Сталин. Ранние годы призрачного революционера».

В аннотации к изданию этой книги сказано следующее: «Автор — специалист по делам Охранки — полагает, что двойная жизнь Сталина как полицейского агента и революционера может быть распознана с самой ранней его деятельности. Его свобода передвижений, несмотря на многие аресты, его удивительные „побеги“ и исчезновения в критические моменты, его садизм и недавно обнаруженная переписка с Малиновским — известным царским агентом в рядах партии — все это может служить убедительным доказательством того, что Сталин, виновный в смерти столь многих людей после захвата им власти, оставался тем же самым циничным бунтарем-приспособленцем, каким он обрисован в данной книге». Сталин для своего „побега“ из Сибири выдал организацию социал-революционеров и после этого получил „документ“, о котором сам говорил. Иначе и не могло быть, и это „дело“ не требует дальнейших комментариев.

В 1920-х годах ряд дел о политических преступлениях был построен на фальсифицированных обвинениях («Дело лицеистов », «Дело фокстротистов », Шахтинское дело). В 1921 году ВЧК арестовала по делу «Петроградской боевой организации » 833 человек. При этом было расстреляно по приговору или убито при задержании 96 человек, отправлено в концентрационный лагерь 83.

В сентябре-ноябре 1922 года большая группа интеллигенции была выслана из РСФСР на так называемом философском пароходе. «Уволить 20–40 профессоров обязательно. Они нас дурачат. Обдумать, подготовить и ударить сильно», — писал Владимир Ленин Каменеву и Сталину в феврале 1922 года. Речь шла о профессорах Московского высшего технического училища, которые выступили против большевистских реформ высшей школы в 1921 году.

29 сентября 1922 года от Петроградского причала отошел пароход "Обербургомистр Хакен", 16 ноября - "Пруссия", 19 сентября - отшвартовался пароход из Одессы, 18 декабря - итальянский пароход "Жанна" из Севастополя. Эти пароходы увозили навсегда будущее России.

За первые 15 лет существования СССР (1923-1938) по политическим статьям были арестованы около 900 фотографов. Треть из них были расстреляны.

«Большой террор» - так назвал свою вышедшую в 1968 году книгу об этом страшном времени британский историк Роберт Конквест. Это понятие стало повсеместным. Вместе с тем, Большой террор не был чем-то исключительным. Большевики практически сразу после прихода к власти широко использовали террор. Особый размах репрессии приняли уже во времена Сталина: стоит вспомнить хотя бы коллективизацию, раскулачивание, Голодомор..и далее везде вплоть до 1956 года.

Предтечами московских показательных процессов (первый из которых прошел, кстати говоря, уже в 1936 году) стали "шахтинское дело" 1928 года и процесс Промпартии 1930 года. Кроме того, волна массового террора началась сразу после убийства Кирова в декабре 1934 года. Именно тогда вышло постановление президиума ЦИК СССР о том, чтобы дела по обвинению в государственных преступлениях рассматривались в ускоренном порядке и смертные приговоры приводились в исполнение немедленно.

В мировом сообществе нет аналогов геноцида своего народа, каким подверглось население СССР во времена Сталина и его подручных. Так обильно полита наша земля невинной кровью миллионов людей и усыпана их костями, что назвать даже приблизительно  число погибших (миллионы миллионов) немыслимо.

С началом принудительной коллективизации сельского хозяйства и ускоренной индустриализации в конце 1920 -х — начале 1930-х годов, а также укреплением личной власти Сталина репрессии преобрели массовый характер.

Никакой классовой войны в деревне времен „коллективизации“ и в помине не было. Ее выдумал Сталин, чтобы оправдать репрессии против сопротивлявшихся „коллективизации“ крестьян.

НЕЛЕПЫЙ БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ДОГМАТ

 Большевистский догмат о более высокой производительности коллективных хозяйств по сравнению с единоличными был изначально идеологической нелепостью. К началу коллективизации он был уже сознательным враньем.

Особенного размаха они достигли в 1937 – 1938 годы, когда сотни тысяч граждан были расстреляны или отправлены в лагеря ГУЛАГа по обвинениям в совершении политических преступлений.
С разной степенью интенсивности политические репрессии продолжались до самой смерти Сталина в марте 1953 г.

По мнению историков Н. Г. Охотина и А.Б.Рогинского, если понятие «жертв режима» определить узко — как лиц, арестованных органами безопасности и осужденных по политическим обвинениям различными судебными и квазисудебными инстанциями, «тогда, с небольшими погрешностями, число репрессированных в период с 1921 по 1953 год составит около 5,5 млн человек». Если же в число «жертв большевизма» включить «не только разные типы депортированных, умерших от искусственного голода и убитых во время спровоцированных конфликтов, но и солдат, погибших на фронтах множества войн, которые велись во имя коммунизма, и тех детей, которые не родились из-за того, что их возможные родители были репрессированы или погибли от голода», то число жертв режима приблизится к 100 млн человек.

С июля 1937 года, когда вышел совершенно секретный оперативный приказ НКВД № 00447, одобренный Политбюро и определявший официальные рамки массовых репрессий против "антисоветских элементов", до декабря 1938 года было арестовано, по разным подсчетам, от 1,3 до 1,7 миллиона человек, свыше 680 тысяч было расстреляно. Еще 115 тысяч умерли до приговора - от пыток и избиений, или покончили жизнь самоубийством.

Кроме особенной массовости и жестокости Большого террора его отличает универсальность. Если раньше маховик репрессий был направлен в основном против определенных социальных групп и слоев - "белогвардейцев", "попов", "буржуазных спецов" и так далее, то теперь объектом стало все советское общество. Врагами народа", "шпионами", "вредителями", "контрреволюционерами" могли стать инженеры и рабочие, колхозники и ученые, писатели и дворники, глубокие старики и подростки...

Сталин визировал расстрельные списки, он всегда давал согласие на увеличение "оперативного лимита" на расстрелы, о которых просили местные органы НКВД и партийные организации. Все это подкреплено архивными документами. Есть, например, запрос секретаря Кировского обкома на увеличение лимита по "первой категории" (то есть на расстрел) на 300 человек, на котором стоит резолюция Сталина: "Увеличить по первой категории не на 300, а на 500 человек".

Именно Сталин был инициатором пыток и избиений арестованных: так выбивали из них признания в несуществующих, часто совершенно фантастических, преступлениях.

ПАЛАЧ-ТЕОРЕТИК

Тетической основой для массового террора стал тезис Сталина о том, что классовая борьба по мере приближения к социализму не затухает, а усиливается, озвученный им на пленуме ЦК еще 9 июля 1928 года. 4 декабря 1934 года, через три дня после убийства руководителя ленинградской парторганизации Сергея Кирова, которое, по мнению многих исследователей, Сталин сам и подстроил, вышло постановление президиума ЦИК СССР: дела по обвинению в государственных преступлениях рассматривать в ускоренном порядке, ходатайства о помиловании не принимать, смертные приговоры приводить в исполнение немедленно после вынесения судебных приговоров. Уничтожение людей планировалось так же, как производство зерна или металла.

XVII съезд ВКП(б), состоявшийся в 1934 году и официально названный "съездом победителей", оказался "съездом обреченных": 1 108 из 1 956 делегатов и 97 из 139 избранных членов ЦК были казнены, еще пятеро покончили с собой.

Приказ Ежова от 31 июля определял в "целевую группу" бывших "кулаков", "членов антисоветских партий", "участников повстанческих, фашистских, шпионских формирований", "троцкистов", "церковников", а чтобы уж никого не пропустить - "активных антисоветских элементов". Для всех регионов Советского Союза устанавливались разнарядки по количеству арестованных и "осужденных по первой категории". Позже сделавший свое дело и уже ненужный Ежов был арестован. Как руководителя мифической «контрреволюционной организации» в НКВД его расстреляли.

23 ноября Ежов написал письмо Сталину, в котором каялся за свои ошибки и недостатки в работе НКВД. В письме он попросил освободить его от должности наркома внутренних дел. Тем не менее, Ежов заявил: «Несмотря на все эти большие недостатки и промахи в моей работе, должен сказать, что при повседневном руководстве ЦК — НКВД погромил врагов здорово».

Первые массовые расстрелы произошли на Левашовском полигоне под Ленинградом 2 августа 1937 года и на Бутовском полигоне в Подмосковье 8 августа. Только в двух этих местах были убиты соответственно 45 тысяч и 20 тысяч человек.

27 февраля были арестованы "любимец партии" Николай Бухарин и преемник Ленина на посту главы советского правительства Алексей Рыков. 22 мая арест маршала Тухачевского положил начало массовым репрессиям в армии.

В ДЕНЬ - ПОЛТОРЫ ТЫСЯЧИ КАЗНЕЙ

В общей сложности с августа 1937-го по ноябрь 1938 года НКВД арестовал 1 млн. 548 тысяч 366 человек, из которых 1 мл 344 тысяч 923 были осуждены и 681 тысяч 692 расстреляны. Казнили в среднем по полторы тысячи человек в день. Через несколько дней начались аресты бывших сторонников зиновьевской оппозиции, а 16декабря были арестованы сами Каменев и Зиновьев. 28-29 декабря 14 человек, непосредственно обвинённых в организации убийства, были приговорены к расстрелу. В приговоре утверждалось, что все они были «активными участниками зиновьевской антисоветской группы в Ленинграде», а впоследствии — «подпольной террористической контрреволюционной группы», которую возглавлял так называемый «Ленинградский центр». 9 января 1935 года в Особом совещании при НКВД СССР по уголовному делу «ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и других» были осуждены 77 человек. 16 января были осуждены 19 обвиняемых по делу так называемого «Московского центра» во главе с Зиновьевым и Каменевым.

26 января 1935 года Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири 663 бывших сторонников Зиновьева. Одновременно 325 бывших оппозиционеров были переведены из Ленинграда на партийную работу в другие районы. Аналогичные действия предпринимались и в других местах. Так, например, 17 января 1935 года Политбюро ЦК КПУ поставило вопрос о необходимости перевода бывших активных троцкистов и зиновьевцев из крупных промышленных центров республики и о подготовке материалов на исключённых из партии, в том числе за принадлежность к «троцкистскому и троцкистско-зиновьевскому блоку». Всего в январе-феврале 1935 года в Ленинграде были арестованы 843 последователей Зиновьева.

Сталин лично отдавал приказы о растрелах. Из 383 списков, составленных на личное визирование членам Политбюро — так называемых «сталинских списках» — Сталин лично подписал 357. Общее количество осужденных по такому «списочному принципу» — 44,5 тысячи человек. Абсолютное большинство из них — расстреляно. Кроме того, вся архитектура террора была выстроена самим Сталиным и его близким окружением, а проводились репрессии под его непосредственным контролем: он получал докладные записки о ходе арестных кампаний, сам добавлял в списки имена отдельных людей, а также читал протоколы следственных допросов.

Для сравнения: число жертв якобинского террора во Франции составило около 40 тысяч человек, в период "столыпинской реакции" были расстреляны и повешены примерно 2 200 человек, с 1825-й по 1905 год в России вынесли 625 смертных приговоров, из которых привели в исполнение 191.

Именно в 1937 году массовый характер приняли жесточайшие пытки и избиения подследственных. Изучение останков на Бутовском полигоне показывает, что приговоры, как правило, приводились в исполнение выстрелами в затылок. Использовались револьверы системы нагана, пистолеты ТТ-33 и пулеметы Дегтярева. Трупы хоронили группами в заранее вырытых ямах.

Исследователь Алексей Тепляков высказывал мнение, что «традиция» расстрелов в затылок с последующим контрольным выстрелом «установилась достаточно рано», уже в начале 1920-х годов. Также исследователь цитировал показательные воспоминания бывшего помощника уполномоченного ОГПУ Спиридона Карташова, досрочно ушедшего на пенсию в связи с начавшимися у него припадками эпилепсии:

«Я умею убивать людей так, что выстрела не слышно. Секрет такой: я заставляю открыть рот и стреляю (туда) вплотную. Меня только тёплой кровью обдаёт, как одеколоном, а звука не слышно».

Некоторые из палачей соревновались в умении убить осужденного с одного удара ногой в пах. Казнимым забивали рот кляпом, причем у секретаря райотдела Иванова был специальный рожок, которым он раздирал рты сопротивляющимся…

Главной особенностью советского политического террора конца 1930-х являлась его принципиальная иррациональность и непредсказуемость. Этим он отличается, например, от часто сопоставляемого с ним нацистского террора. Да, принадлежность к какой-либо из «неправильных» категорий граждан могла нести в себе угрозу — однако арестовывали и дворников, и машинистов, и домохозяек, и спортсменов, и художников; словом, кого угодно. Лишь очень небольшой процент арестованных действительно занимались какой-то нежелательной деятельностью (является ли любое деяние, расходящееся с политикой партии, преступлением — отдельный вопрос). Все остальные принадлежали к обычному законопослушному гражданскому «большинству». Поскольку следствие по делам зачастую велось с активным применением пыток — физическим насилием, угрозами семьям обвиняемых, «пыткой сном» (запрет спать днем и постоянные ночные допросы), — доля «признавшихся» была близка к 100 процентам. Признательные показания оставались важнейшим аргументом в пользу виновности человека — так же, как и показания уже арестованных или расстрелянных знакомых и коллег.

Исполнители смертных приговоров в Советской России и СССР официально назывались «комендантами». Историк А. Г. Тепляков отмечал, что эти коменданты набирались из числа рядовых чекистов с начальным образованием, низким уровнем политической грамотности и множеством отметок о взысканиях (партийных и административных) в послужных списках. Практика набора в коменданты лиц с плохой репутацией — в обмен на прощение — была широко распространена. Часто комендантами становились люди, виновные в серьезных уголовных преступлениях, за которые понесли либо мягкое наказание, либо никакого наказания.

ГЕНОЦИД СВОЕГО ЖЕ НАРОДА

80 лет назад в СССР разыгралась трагедия, известная как искусственный голод 1932-1933 годов, или Голодомор, спровоцированный коммунистической властью. По данным российской Госдумы, погибли около семи миллионов человек - в два с лишним раза больше, чем было расстреляно по политическим мотивам и умерло в ГУЛАГе и на поселении за весь период правления Сталина, около 2-х миллионов человек погибли на Украине.


Необъявленная война на Украине

Невероятные цифры — будто между Первой и Второй мировыми войнами страна пережила еще одну войну. Да так, фактически, и было, но только у погибающих от голода людей не нашлось в мире союзников, готовых придти к ним на помощь и отразить агрессию коммунистов против собственного народа...

Жертвами оказались не "эксплуататорские классы" царской России, и не "ленинская гвардия", а простые труженики, ради которых, вроде бы, и делалась революция. Имеются многочисленные свидетельства людоедства и трупоедства в пораженных голодом районах.

В станице Должанской Ейского района гражданка Герасименко употребила в пищу труп своей умершей сестры. В станице Ново-Щербиновская жена кулака Елисеенко зарубила и съела своего трёхлетнего ребенка. На кладбище обнаружено до 30 гробов, из которых трупы исчезли", - говорилось в информации ОГПУ "О голоде в районах Северо-Кавказского края" от 7 марта 1933 года. Первое массовое захоронение в Бабьем Яру, впоследствии получившем известность как место преступлений нацистов против евреев, относится к 1933 году: "Умерших от голода свозили в Бабий Яр. Привозили и полуживых, которые там умирали".

В массовом сознании закрепилось два мифа. Первый – о том, что массовые репрессии были ежовщиной, т. е. инициативой и виной Ежова и его прислужников. Второй – о том, что важной причиной террора были доносчики, раскручивавшие маховик арестов. Если первый миф в значительной мере постепенно был преодолен, то второму оказалась уготована долгая судьба. Можно сказать, что он широко распространен до сих пор, хотя почти не был предметом глубоких исследований. Вопреки распространённому мнению доносы играли незначительную роль в раскручивании маховика репрессий.  Сергей Давлатов задавал вопрос: а кто написал 4 миллиона доносов? Характер террора, его сугубая централизация и проведение на основе заранее определённых «контрольных цифр» оставляли мало места для активности «добровольных помощников» НКВД. Основой обвинительных материалов в следственных делах были признания, полученные во время следствия.

Стоит вспомнить о коварном нападении СССР в 1939 году на мирную Финляндию для захвата ее территории. За три месяца и 12 дней войны Красная Армия потеряла около 88 тыс. человек погибшими, умершими от ран и обморожений. Еще почти 40 тыс. человек пропали без вести, 160 тыс. получили ранения. Финляндия потеряла 26 тыс. человек погибшими, 40 тыс. финнов получили ранения. За развязывания этой войны СССР был исключен из Лиги Наций.

После завершения ВОВ, проявившие себя с лучшей стороны ленинградские партийцы, получили должности в московском партийном аппарате. Это вызвало недовольство в среде приближенных к Сталину лиц. Многие из них начали опасаться за собственные посты. Инициатором «Ленинградского дела» стал Г. Маленков (секретарь ЦК ВКП (б)). Позже к делу подключился Абакумов (министр государственной безопасности, начальник контрразведки СМЕРШ) и Берия (Председатель СНК).

По всей стране начались аресты партийных работников, чистке подверглись ВУЗы, своих постов лишились видные ученые, сотни книг были изъяты из общего доступа. «Всего было осуждено 214 человек, из них 69 человек основных обвиняемых и 145 человек из числа близких и дальних родственников. Кроме того, 2 человека умерли в тюрьме до суда. 26 человека осуждены военной коллегией к высшей мере наказания (расстрелу)».

«КОСМОПОЛИТЫ»

Начиная с 1948 года, в СССР уже шла кампания по борьбе с косполитизмом, которая приобрела антисемитские формы, поскольку в роли так называемых «безродных космополитов» чаще всего оказывались люди с еврейскими фамилиями. Появились негласные указания не допускать евреев на ответственные посты. Сообщение об аресте врачей и подробности «заговора» появились в статье без подписи «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей», опубликованной в «Правде» 13 января 1953 года, ровно 67 лет назад. 
Оно стало последним в череде громких публичных процессов сталинской эпохи.

Героем, изобличившим убийц в белых халатах (популярный пропагандистский штамп этой кампании), пропаганда представила Лидию Тимашук — врача, обращавшуюся в ЦК с жалобами на неправильное лечение Жданова ещё в 1948 году. «За помощь в деле разоблачения врачей-убийц» она была награждена орденом Ленина. Позже награда была изъята.
 
«Дело врачей» разрабатывалось органами МГБ под руководством подполковника М.Д.Рюмина, написавшего в 1951 году донос Сталину о «сионистском заговоре» в органах госбезопасности.

Искусственность сляпанного «дела врачей» обнаруживалась без особого труда. Сочинители даже не позаботились о серьёзном прикрытии. Бесстыдно брали из истории болезни высокопоставленного пациента врождённые или приобретённые с годами недуги и приписывали их происхождение или развитие преступному умыслу лечащих врачей.

Предполагалось основных обвиняемых публично казнить на Красной площади. Сын умершего в тюрьме профессора Я. Г. Этингера, также свидетельствует, что много позже смерти Сталина Булганин в разговоре с Этингером подтвердил, что суд над врачами намечался в середине марта 1953 года; осуждённых планировалось публично повесить на центральных площадях крупных городов.

Следует напомнить, что по прямому приказу Сталина  (как и убийство Кирова в 1934 году)  12 января 1948 года всемирно известный театральный режиссёр и еврейский общественный деятель С.М. Михоэлс был коварно убит сотрудниками МГБ СССР. Убийство замаскировали под несчастный случай — гибель в автокатастрофе. Обстоятельства совершения преступления стали известны после смерти Сталина в 1953 году, однако уголовное дело не возбуждалось и наказания участники убийства не понесли. Главной причиной тайной расправы над Михоэлсом была звериная ненависть диктатора к евреям. Сталин решил действительно завершить дело Гитлера и решить "еврейский вопрос».

«Примерно в 10 часов вечера Михоэлса  и Голубова ( завербованного провокатора, сопровождавшего в поездке артиста) завезли во двор одной из дач Минска. Они немедленно с машины были сняты и раздавлены грузовой автомашиной. Примерно в 12 часов ночи, когда по городу Минску движение публики сокращается, трупы их были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одной из глухих улиц города. Утром они были обнаружены рабочими, которые об этом сообщили в милицию» - докладывал случайный свидетель. Организаторы и исполнители убийства Михоэлса были награждены государственными орденами.

Гнусные кровавые дела великого кормчего, специалиста в языкознании, неисчерпаемы: следует вспомнить величайшие трагедии того страшного времени, как насильственная депортация народов в неприспособленные для жизни места. В 1943—1944 гг. были  проведены массовые депортации калмыков, ингушей, чеченцев, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, ногайцев, турок-месхетинцев, понтийских греков, болгар, крымских цыган, курдов — в основном по обвинению в коллаборационизме, распространённому на весь народ.

В той или иной мере, депортациям в СССР подверглось еще множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан: казаки, «кулаки» самых разных национальностей, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, хемшины, армяне - "дашнаки", турки, таджики и др.

После смерти Сталина началась всеобщая реабилитация, масштаб репрессий резко уменьшился. В то же время люди альтернативных политических взглядов (т. н. "диссиденты") продолжали подвергаться преследованиям со стороны Советской власти вплоть до конца 80-х годов. Уголовная ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду была отменена только в сентябре 1989 года. Самый первый депортационный удар пришелся по советским немцам, отнесенным к потенциальным «коллаборантам» исключительно в силу своей этнической принадлежности к нации, с титульным государством которой шла война.

Вспомним также трагедию Польши времен войны: Из 21857 поляков, обреченных на смерть секретным решением политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года, не уцелел никто. Расстреляно 21857 человек, из них 14552 офицера (в Катынском лесу под Смоленском 4421 человек из Козельского лагеря, в харьковской тюрьме 3820 человек из Старобельского лагеря, в урочище Медное Калининской области 6311 человек из Осташковского лагеря) и 7305 гражданских лиц, арестованных в Западной Украине и Белоруссии – чиновников, интеллигентов, ксендзов, активистов политических партий.

Но со смертью Сталина репрессии не закончились, они преобрели другую, более скрытую и изощренную форму подавления инакомыслия – психбольницы. Издевательства, которыми подвергались здоровые люди в этих лечебницах – тюрьмах, не поддаются описанию.

В СССР широко использовалась  психиатрия  как средство подавления инакомыслия — практика борьбы советских властей с диссидентами и правозащитниками, заключавшаяся в злоупотреблении психиатрическим диагнозом, лечением и содержанием в изоляции. Вынесение психиатрического диагноза позволяло властям избегать гласного судебного процесса над инакомыслящими, отправляя их в психиатрические больницы без суда и на неопределённый срок. Кроме того, объявление несогласных психически больными позволяло властям уходить от вопроса о политических заключенных. Намного более частый характер политические злоупотребления психиатрией приобрели в 30—50-х годах XX века, однако лишь в 1960-х годах психиатрия стала одним из главных инструментов репрессий в СССР.

«НЕ ТАК» ДУМАЮШИЕ

25 августа 1968 года восемь советских диссидентов (Константин Бабицкий, Татьяна Баева,  Лариса Богораз,  Наталья Горбаневская,  Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг) провели у Лобного места  на Красной площади сидячую демонстрацию, протестуя против ввода в Чехословакию войск СССР и стран Варшавского договора.  Войска были введены в ночь с 20 на 21 августа 1968 года с целью остановить в Чехлсловакии общественно-политические реформы, получившие название Пражской весны. Наталья Горбаневская неоднократно подвергалась судебно-психиатрической экспертизе по политическим мотивам, дважды принудительно направлялась в психиатрические больницы. Иосиф Бродский в феврале — марте 1964 года после ареста проходил принудительную судебно-психиатрическую экспертизу на «Пряжке» (психиатрическая больница №2 в Ленинграде ).

Это было второе пребывание поэта в психиатрической больнице: в первый раз, ещё до ареста, он добровольно лёг в Московскую психиатрическую больницу имени П.П. Кащенко, так как он и его друзья сочли, что получение справки о психической неустойчивости Бродского снизит риск преследований; однако больница подействовала на Бродского тяжело, и он попросил друзей добиться его выписки. 18 февраля 1964 года суд постановил направить Бродского на принудительную судебно-психиатрическую экспертизу.
     
Петр Григоренко,  известный диссидент, генерал-майор Советсой Армии, критиковал политику партии и правительства, призывал к восстановлению ленинских принципов и норм, открыто выступал во время политических судебных процессов над диссидентами. Неоднократно был направлен на экспертизу в Институт им. Сербского, в результате с диагнозом «паранойяльное развитие» провёл несколько лет в специализированных психиатрических больницах.

29 мая 1970 года в калужской психиатрической больнице оказался известный биолог и публицист Жорес Медведев, написавший несколько статей о нарушениях прав человека в СССР, среди которых был очерк о цензуре советской почты. В нём Медведев утверждал, что любое письмо любого гражданина могли вскрыть сотрудники КГБ. Ночью домой к Медведеву приехали главный врач калужской психбольницы А. Е. Лившиц, заведующий обнинским психдиспансером Ю. В. Кирюшин и наряд милиции во главе с майором Н. Ф. Немовым. Не предъявив ни документов, ни заключения врачей, они потребовали, чтобы Медведев поехал с ними в Калугу на психиатрическую экспертизу. Медведев ответил, что добровольно не поедет, но и оказывать сопротивления не будет. Коллеги Медведева, пришедшие к нему домой, стали выражать возмущение. Немов ответил: «Мы — орган насилия, а вы можете жаловаться куда угодно». На их глазах Медведеву заломили за спину руки, посадили его в стоящий у подъезда автобус и увезли из Обнинска в Калугу. Жертвами репрессий были Валерия Новодворская, Владимир Буковский, Юрий Галанско, Виктор Кузнецов, Владимир Гершуни, Александр Есенин-Вольпин, Порфирий Иванов, Натан Щаранский и еще много неназванных здесь имен.

Тема сталинских репрессий остается актуальной, поскольку в обществе достаточно сильна ностальгия по советским временам, в том числе и по сталинским временам. Сталин для многих людей соответствующего мышления символизирует порядок, величие державы, ассоциируется с победой. Поэтому тема Большого террора, конечно, обретает актуальность, поскольку противопоставить этой ностальгии можно только лишь сведения и знания о том, насколько ужасной была сталинская эпоха.

В Москве открыли Стену памяти в «Коммунарке» с фамилиями лежащих там более чем шести тысяч жертв террора. Так, среди этих фамилий оказались и репрессированные чекисты, в том числе и очевидные палачи, включая и не реабилитированных. Как отделить невинные жертвы от тех, кого невинными назвать невозможно? Надо ли отделять? Всех ли уравняла смерть? Ежова и Эйхе, Якира и Вавилова, Бухарина и того же Ягоду? Что с ними со всеми делать?

В ноябре 1933 года Мандельштам написал эпиграмму на Сталина:

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны,
A слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются глазища.
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.,

Как подкову, дарит за указом указ -
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина
И широкая грудь осетина.

Мандельштама уничтожили физически, но не сломили нравственно. Железный дух Мандельштама невозможно было согнуть. Он писал: «Раз за поэзию убивают, значит, ей воздают должный почёт и уважение, значит, она власть».  

    Палачи, которые правили СССР, не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть гениального  академика Николая Ивановича Вавилова - великого ученого, гения мирового ранга, гордость отечественной науки, О.Е.Мандельштама - самого лучшего поэта ХХ века, В.Т. Шаламова -создателя одного из наиболее известных литературных и публицистических циклов о жизни заключённых советских исправительно-трудовых лагерей в 1930-е — 1950-е годы,  гениального артиста  Соломона Михоэлса – и многих десятков миллионов жертв самой подлой, самой бессовестной, самой жестокой системы – сталинизма, системы социализма, который безраздельно властвовал в той стране, и который и по сей день не обвинен в своих преступлениях за собачью смерть миллионов узников, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных - пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни одного из палачей – никто не застрахован от повторения пройденного. 

Пока у руководства государства не встанут те, кто будет отвечать за каждый свой поступок, за каждое свое слово – при этом даже не сомневаясь, что с регулярной периодичностью их дела станут достоянием гласности - люди продолжат жить в стране рабов, стране, представляющей чудовищный урок всему миру.

… Сегодня около половины молодежи РФ не знает о сталинских репрессиях.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
Политика конфиденциальности
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   05.03.2020 06:42

Здравствуйте! Спасибо за эту публикацию!
Желающие могут прочитать ещё кое-что о сталинщине (да и о ленинщине заодно), например, здесь -- http://pioneer-lj.livejournal.com/1192507.html , -- а также в двух совсем небольших прилагаемых текстах. Второй из них написан мною, причём -- по воспоминаниям многих людей, включая моих родственников. Кстати, правдивость первого из этих текстов тоже была подтверждена моими близкими родственниками; в те времена они жили именно в описанной там местности (т.е. в Острогожском районе Воронежской области).

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дм.Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
______________


СТРАШНЕЕ ВОЙНЫ
(Отрывки из воспоминаний, опубликованных в газете "Воронежский Курьер" за 12-е декабря 2009 г.)

Я, Акованцева Евдокия Фёдоровна, родилась 23 февраля 1920 года в старинном русском городе Коротояке Коротоякского района Воронежской области. Теперь это село Коротояк Острогожского района... С нашего хутора никого не высылали, а в хуторах, примыкавших к нам, было по-другому. С хутора Травина, состоящего из трёх хат и расположенного в двух километрах от нас, выслали две семьи; с хутора Ушакова (в километре от нас, состоял из пяти хат) выслали одну семью, однохатный хутор Лобкин не тронули, а вот хутору Уварову, что в пяти километрах от нас, не повезло... Высылали их поздней осенью и везли через наш хутор. Страшнейшую картину, которую я тогда увидела, даже и близко невозможно сравнить ни с какими ужасами, пережитыми и увиденными мной в годы Великой Отечественной войны. Несколько подвод увозили большие семьи раскулаченных крестьян в Острогожск. На этих подводах, набитых битком маленькими детьми, сидели несколько женщин и стариков. Мужчин не было: очевидно, их арестовали раньше. Одежда на детях и женщинах была до того оборванная и грязная, что на эту бедноту было страшно смотреть, а некоторые дети были просто голые... Сквозь детский визг были слышны вопли и завывания женщин. Вокруг повозок ехали верхом вооружённые винтовками люди.

На въезде в Острогожск со стороны Воронежа, по левую сторону от дороги, стоит сейчас полуразрушенная церковь Тихона Задонского, за ней кладбище. Вот в эту церковь со всех населённых пунктов Коротоякского и Острогожского районов в 1929-1930 годах помещались советскими властями раскулаченные крестьянские семьи. Люди в страшной давке находились там неделями. Наступила зима, церковь не топили, а людей не кормили. В первую очередь там умерли все дети, а потом взрослые. Умерли в этой церкви и наши уваровцы. Выживших отправляли из Острогожска в Казахстан. Была зима – люди были голодные, раздетые, многие умерли в холодных телятниках (вагоны) ещё по пути в ссылку. Никто впоследствии не вернулся обратно. Возможно, эту церковь сейчас восстанавливают, а я думаю, этого делать нельзя. На её месте или рядом нужно поставить часовню в память о тысячах умерщвлённых коммунистами крестьян...

Начался 1933 год. В семье нас тогда было восемь человек. Мы едва не умерли с голода... Летом 1933 года, после уборки пшеницы, мы, дети, стали ходить и собирать с полей потерянные колоски колхозной пшеницы в свои специально пошитые маленькие холщовые сумочки. Но из Острогожска были присланы объездчики на лошадях – охранять пустые колхозные поля. Они догоняли нас, высыпали наши колоски, забирали наши сумочки, а нас избивали длинными кнутами... Ближе к осени в нашем лесу поспевали дикие лесные груши. Мы их собирали, сушили и мололи на муку. Из этой "муки" пекли хлеб. Другой пищи не было... Власти выставили усиленную охрану лесов. Пойманных с грушами детей и женщин избивали, мужчин арестовывали и увозили в Острогожск, а груши высыпали на землю. Однажды мы с братом пролежали в канаве с мешком груш всю ночь и лишь под утро, когда охрана потеряла бдительность, смогли пробраться сквозь кордон, – а ведь лес находился лишь в трёхстах метрах от нашего дома. Конечно, государству эти лесные груши были не нужны, но был порядок: ничего советского не тронь! Так сельское население России специально было поставлено тогда на грань вымирания...

Акованцева Евдокия Фёдоровна.
________________________


1933 ГОД

Солнышко светит. Грачи прилетели.
Тают снега на равнинах безбрежных.
Вот и прошли холода и метели,
Вот и минули три месяца снежных.

Белые хаты стоят над оврагом.
Птицы над ними кругами летают.
Будто каким-то охвачены страхом,
Будто чего-то недопонимают...

Может быть, запах грачей удивляет,
Иль тишина не понравилась птицам?..
Бог его знает, чего их пугает,
Что им мешает на землю садиться...

Может быть, сверху они увидали,
Как копошится в навозе старуха,
Или чуть слышные чьи-то рыданья,
Может, достигли их птичьего слуха...

Нынче никто уж могил не копает.
Нынче никто не кричит, причитая...
Полумертвец на крыльцо выползает...
Господу молится полуживая...

Трупы лежат во дворах и в канавах,
Трупы в домах и в грязи придорожной.
Многие – в полузасыпанных ямах,
Полуистлевшие с осени прошлой...

Смрадом, замешанным с мартовским паром,
Хаты полны и проулки кривые.
Двое детей за колхозным амбаром –
То ли уж мёртвые, то ли живые...

А за амбарными теми дверями
Нету ни зёрнышка вот уж полгода...
Был урожай, и довольно немалый,
Да увезли его «слуги народа».

Гнил он на станциях в кучах огромных,
Денно и нощно его охраняли.
А на днепровских равнинах просторных
Тысячи сёл до конца вымирали.

С Буга, с Ингула, с Днепра и с Кубани
Беженцев толпы брели спотыкаясь.
Близких своих зарывая руками,
Женщины выли в снегу, надрываясь...

Те, кто добрались до города всё же,
Или до Киева, иль до Полтавы, –
Полуживые, и мёртвые тоже, –
Все на подводах свозились в канавы...

Дмитрий Воробьевский (1987г.).

… показать больше
  2   0

 

Опрос месяца

Хватит ли вам личных средств, чтобы прожить в условиях пандемии?

Стас ШпанинВалерия КореннаяЖурнал ГостинаяBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

22 Мая 2020

Леонид АНЦЕЛОВИЧ Леонид АНЦЕЛОВИЧ:

ИНТЕРЕСНОЕ НАЧИНАНИЕ

Еще пандемия не закончилась, а первый звоночек уже прозвучал из уст главы бюджетного комитета Совфеда господина Артамонова – ввести уголовную ответственность за «серую» зарплату вне зависимости от суммы выплат.

18 Мая 2020

Виталий Цебрий Виталий Цебрий:

Всепланетная коронация. Вариант "С"

Что ждет человеческую цивилизацию в обозримом после коронавируса будущем? Прогнозов немало. Многие сомнительные, некоторые обнадеживают.…

15 Мая 2020

Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ Мустафа ЭДИЛЬБИЕВ:

Перед выбором – быть или не быть человечеству

Ещё задолго до президентства Дональда Трампа и его ожесточённой травли Джон Кеннеди писал: «В этой стране существует план порабощения каждого мужчины, женщины и ребёнка. Прежде, чем покинуть высокую и почётную должность, я намерен разоблачить этот план... » И его убили за правду, и убили вслед за ним его брата.…

Больше мнений