независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
май '20
ПАНДЕМИЯ

Скандал

Анатомия кампании «COVID-19»

Наступление 2020 года не предвещало ничего зловещего. Как обычно, люди радовались прекрасным новогодним фейерверкам в столицах мира; миллионы зрителей отсчитывали секунды, наблюдая медленное падение хрустального шара на Times Square в Нью-Йорке в преддверии новых счастливых перемен. А в далёком Китае множились начатые в прошлогоднем ноябре непонятные смерти от неизвестной формы пневмонии.

ВСЕМИРНАЯ ТРАГЕДИЯ НАЧАЛАСЬ

Первым заболевшим был 55-летний житель провинции Хубэй, который работал в лаборатории Института вирусологии в китайском Ухане. Дальше - больше: к середине декабря инфицированных 27 человек, а к 1 января - 381.

Возбудитель болезни — коронавирус. Коронавирусы (лат.   Coronaviridae)   это семейство вирусов, включающее на январь 2020 года 40 видов РНК-содержащих вирусов. Они поражают человека и животных. Название связано со строением вируса, шиповидные отростки  которого напоминают солнечную корону.

7 января китайские ученые установили возбудителя болезни – коронавирус 2019nCoV (это предварительное название, сейчас он официально называется SARSCoV2, а заболевание, вызванное им – COVID-19, аббревиатура от англ. Cоrona Virus Disease).


На фото — Уханьский институт вирусологии.

Причина заболевания - коронавирус (Coronaviridae)   — семейство вирусов, включающее на январь 2020 года 40 видов вирусов, которые поражают человека и животных. Название связано со строением вируса, шиповидные отростки  которого напоминают солнечную корону .

Сейчас вызвавший это заболевание коронавирус официально называется SARSCoV2, а сама болезнь – COVID-19, аббревиатура от англ. Cоrona Virus Disease).

12 января китайские исследователи поделились с ВОЗ информацией о последовательностях генома 2019nCoV.

В хронике событий очень важен день: 13 января. Тогда, по данным Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний, появился доступный тест на 2019nCoV.

Первый случай инфицирования новым коронавирусом  COVID-19 в Китае был зафиксирован 17 ноября.

Заболевание началось с обнаружения в конце декабря 2019 года в городе Ухане провинции Хубэй  центрального  Китая первых случаев пневмонии неизвестного происхождения у местных жителей, связанных с местным рынком животных  и морепродуктов Хуанань.

31 декабря власти Китая проинформировали о вспышке неизвестной пневмонии.

С 22 января город Ухань закрыли на карантин; с 24 января   — прилегающие к Уханю городские округа.

Вирус был зафиксирован во всех административных образованиях КНР провинциального уровня.

Первые сообщения о вспышках болезни появились в Китае 31 декабря, а первые клинические проявления у заболевших возникли ранее   — 8 декабря.

Прежде Всемирная организации здравоохранения сообщала, что первый случай заражения новым коронавирусом был зафиксирован в КНР 8 декабря.

КИТАЙСКИЙ ВРАЧ ЗАБИЛ ТРЕВОГУ, НО ЕМУ ЗАКРЫЛИ РОТ

30 декабря китайский врач - офтальмолог Ли Вэньлян - сообщил в социальной сети WeChat об обнаружении новой болезни, похожей на атипичную пневмонию", и  написал коллегам, что возможна вспышка эпидемии. Он осмотрел семерых пациентов с симптомами, как он ошибочно думал, SARS, которая известна ещё как атипичная пневмония. В 2002 году эта болезнь охватила провинцию Гуандун и оттуда расползлась по Азии. С тех пор китайцы очень боятся её возвращения.

Тут же отреагировали местные правоохранительные органы. Врача срочно вызвали в полицию и строго предупредили о «недопустимости распространения слухов».

На следующий день Ли и ещё семерых врачей, тоже забивших тревогу, вызвали в полицию и предупредили об ответственности за ложные заявления и распространение панических настроений. Несмотря даже на то, что в тот же день Китай уже оповестил Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) о новом типе вируса, зарегистрированного в Ухане.

Власти КНР уверяли, впрочем, что вирус не передаётся от человека к человеку, а самый вероятный его источник – мясо диких животных, которое продают на местном продуктовом рынке. Рынок тот немедленно закрыли.

А 6 февраля Ли Вэньлян умер от пневмонии, порождённой коронавирусом.

Вспышка заболевания, вызванного новым коронавирусом, была зафиксирована в конце декабря 2019 года в Центральном Китае. 11 марта Всемирная организация здравоохранения признала её пандемией.

ПРЕСТУПНОЕ ВРАНЬЁ ВЛАСТЕЙ КНР

Китайские власти не раскрывали все данные о распространении нового коронавируса. Хотели успеть накопить достаточный запас медицинских принадлежностей, нужных в борьбе с эпидемией. Так полагают специалисты министерства внутренней безопасности (МВБ) США.

Кроме того, как следует из материалов МВБ, власти КНР вовремя не передали информацию о высокой заразности вируса Всемирной организации здравоохранения.

Власти Китая не приняли своевременных и исчерпывающих мер для недопущения распространения коронавирусной инфекции. Такое заявление 3 мая на телеканале Fox News сделал президент США Дональд Трамп.

Китай почти весь январь скрывал от Всемирной организации здравоохранения информацию о заразности коронавируса.

Правительство Китая, "создавая угрозу для других стран", скрывало любые новости о появлении коронавируса, принуждая врачей к молчанию или похищая их, уничтожая данные о вирусе в лабораториях и отказываясь предоставлять биоматериалы зарубежным ученым, работавшим над созданием вакцины.

В Уханьском институте вирусологии, образованном в 1950 году, и расположена первая в Китае лаборатория самой высокой - четвертой категории безопасности по международной классификации - BSL-4.

В подобных лабораториях исследуют самые опасные патогены, против которых либо нет вакцин и противовирусных средств, либо есть, но в малом количестве.

Одно из направлений деятельности этой лаборатории в Уханьском институте - изучение коронавирусов летучих мышей.

Лаборатория категории BSL-4 была построена с помощью французских специалистов за 44 млн долларов и открыта лишь в 2015 году. Многие ее сотрудники получили стажировку в схожей лаборатории во французском Лионе.

Для Китая это был вопрос престижа - открыть лабораторию подобного уровня, имеющую связи с подобными структурами по всему миру.

Первый случай за пределами Китая стал известен 13 января. Это была 61-летняя женщина, которая прилетела из Уханя 8 января в Бангкок (Таиланд). К 18 января количество случаев за пределами Китая увеличилось до трёх случаев (два в Таиланде, один в Японии).

Исходя из того что за пределами Китая были зарегистрированы несколько случаев заболевания, эпидемиологи пришли к выводу: число инфицированных в Ухане значительно больше (на 1—2 порядка), чем официально объявленный 41 случай. По оценкам, высказываемым экспертами-вирусологами, число людей, инфицированных в Ухане, на 17 января составило до 1700 человек.

Исходя из того, что несколько сотрудников больницы, которые занимались лечением больных, также заболели, ясно показал, что вирус может передаваться от человека к человеку.

Не следует путать термины смертность и летальность. Данные по смертности будут определены только по завершении пандемии. Смертность – это отношение числа умерших к общему числу населения в единицу времени, обычно за год. Измеряется она в промилле (‰) и равна количеству смертей на 1000 человек населения в год. Летальность (от лат.   letalis «смертельный»)   — показатель медицинской статистики, равный отношению числа умерших от определённого заболевания или иного нарушения здоровья за определённый период времени к общему числу людей, имевших тот же диагноз в рамках того же периода времени. Обычно выражается в процентах.

Показатель летальности не постоянен, он может изменяться между популяциями, а также с течением времени.

К утру 3 мая в мире зарегистрировали 83,257 новых случаев заражения коронавирусной инфекцией. От осложнений, вызванных болезнью, умерли 5215 человек.

Об этом свидетельствуют данные сайта Worldometers, который регулярно обновляет статистику зарегистрированных случаев по странам и миру.

На первом месте по количеству летальных случаев за последние сутки  - США, там умер 1691 человек.

В Великобритании жертвами заболевания стал 621 человек, в Италии – 474, в Бразилии – 340, в Эквадоре – 308, в Испании – 276, в Канаде – 175, во Франции – 166, в Мексике – 113 и 100 жертв в Индии.

Больше всего новых случаев заражения подтвердили в США – 29,7 тысяч. За этот период в России диагностировали 9,6 тысяч новых больных, в Великобритании – 4,8 тысяч, в Бразилии – почти 4,5 тысяч, в Испании – более 2,5 тысяч, в Индии – 2,4 тысяч, в Перу – более 2 тысяч и 1,9 тысяч случаев в Турции.

В общем во всем мире вылечились 1 миллион 120 тысяч человек. Каждый день количество зараженных и умерших изменяется.

РЕАЛЬНЫЙ РАЗМАХ ПАНДЕМИИ

Об этом каждый может круглосуточно узнать ЗДЕСЬ.

ВРАНЬЁ ВЛАСТЕЙ КНР — ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПЕРЕД ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ

Власти Китая намеренно скрывали и уничтожали данные о вспышке коронавируса COVID-19 в стране, пишет The Daily Telegraph со ссылкой на доклад разведывательного союза «Пять глаз» (США, Австралия, Канада, Великобритания и Новая Зеландия). В нем говорится, что китайское правительство скрывало новости о вирусе, заставляя молчать врачей, уничтожая доказательства его наличия в лабораториях и отказываясь предоставлять живые образцы ученым, которые работали над созданием вакцины.

«Несмотря на доказательства передачи вируса от человека человеку с начала декабря, власти КНР отрицали это до 20 января»,— говорится в докладе.

По данным спецслужб, профессор Ши Чжэнли из Уханьского института вирусологии обнаружил образцы коронавируса в пещере провинции Юньнань. Он был схож с COVID-19. Разведки «Пяти глаз» заявили, что ученые занимались синтезом коронавируса, выведенного из организма летучих мышей. Позже якобы выяснилось, что геном коронавируса не совпадает с теми вирусами, которые изучались в лаборатории под руководством Ши Чжэнли.

Ранее телеканал Fox News также сообщал, что вирус был создан в лаборатории и передался одному из ее сотрудников от летучей мыши. Последний якобы и стал источником заражения для жителей города, а потом и всего мира.

ТРАМП НАСТРОЕН РЕШИТЕЛЬНО

Президент США Дональд Трамп заявил, что Китай понесет ответственность, если выяснится, что он преднамеренно скрывал данные о коронавирусе. Он уверен, что распространение коронавируса началось из лаборатории в китайском Ухане.

Высокие темпы развития программ военного строительства Китая и активность его армии на море, в воздухе, в космосе и в киберпространстве, а также опережающая динамика оборонных расходов этой страны стали вызывать все большую озабоченность и у американских военных и спецслужб.

Пекин, например, сочетает прямые государственные инвестиции, принудительную передачу технологий и кражу интеллектуальной собственности, чтобы сократить разрыв между США и китайским оборудованием и системами вооружения, в то же время развивая асимметричные возможности противодействия нашим силам.

Компартия Китая использует технологии искусственного интеллекта для подавления общин мусульманских меньшинств и борцов за демократию.

Фактически партия создала государство всеобщего наблюдения XXI века с беспрецедентными способностями подвергать цензуре и ущемлять основные права человека. Джордж Оруэлл был бы горд за них.

Китай экспортирует свое программное обеспечение для распознавания лиц и системы мониторинга за границу».

По мнению главы Минобороны США, «не менее тревожным является способ, которым Китай приобрел большую часть технологий: Пекин намерен получить и использовать интеллектуальную собственность и ноу-хау США любой ценой».

СТРАСТИ НАРАСТАЮТ

Когда появились первые сообщения о заболевших коронавирусом в китайском Ухане, после чего распространение COVID-19 за считаные месяцы приобрело характер глобальной пандемии с наибольшим числом заболевших в США и Западной Европе, почва для конфликта была уже хорошо подготовлена. С каждым месяцем по мере развития пандемии становилось все более очевидно: новый конфликт Пекина с «коллективным Западом» лишь дело времени.

Сегодня, когда КНР уже выходит из кризиса, а в евроатлантическом сообществе пандемия еще в самом разгаре, антикитайские страсти и фобии на Западе стремительно растут.

Фактически коронавирус стал лишь предлогом. Нынешний системный кризис в отношениях Китая с Западом становится современным аналогом кризиса 30-летней давности, возникшего после подавления восстания на центральной площади Пекина.

Только у нынешнего кризиса свой набор раздражителей, свои реперные точки, свои инструменты и своя цена вопроса.

Общим знаменателем становится тема ответственности КНР за пандемию и ее последствия. Китайская дипломатия исходит из того, что распространение коронавируса — это общая проблема человечества и бремя ответственности должно быть распределено между всеми мировыми игроками. США и их союзники решительно отвергают эту логику.

Их позиция состоит в том, что львиная доля глобальной ответственности лежит именно на Китае, чья лаборатория в Ухане наградила мир COVID-19, после чего Китай якобы стал утаивать реальную ситуацию с пандемией, а потом еще и завалил пол-Европы поставками некачественных медицинских материалов и оборудования под видом оказания гуманитарной помощи.

В связи с этим президент Трамп намерен изучить появившуюся в СМИ информацию о том, что предыдущая администрация президента Обамы якобы даже выдала лаборатории в Ухане американский грант. «В случае если есть какой-то грант, который им поступает, мы очень быстро его закроем»— заявил Дональд Трамп. И добавил: «2015 год. Интересно, кто же тогда был президентом»? Так он прокомментировал информацию о том, что пять лет назад США выделили лаборатории в Ухане грант в размере $3,7   млн.

Американская администрация продолжает настаивать: Китай должен допустить иностранных специалистов в лабораторию в Ухане, на что Пекин продолжает отвечать решительным отказом. Спецслужбы ряда западных стран, включая Австралию, Новую Зеландию, США, Канаду и Великобританию, заподозрили правительство Китая в сокрытии и уничтожении данных о коронавирусе. Так, якобы китайские власти заставляли молчать врачей, лечащих пациентов с COVID-19, и уничтожали биоматериал.

Китай есть за что критиковать: и за то, как власти вели себя на первых этапах распространения Covid-19, и за то, как они бесцеремонно пытаются извлечь политические дивиденды из этого кризиса.

В результате пандемии, начавшейся с китайского города Ухань, по меньшей мере 3,7 млн человек в мире заразились, 258 тыс. умерли, из них наибольшее число - 73 тыс. - в Соединенных Штатах на 6 мая.

НЕЛЬЗЯ ИСКЛЮЧАТЬ И РОССИЙСКИЙ СЛЕД

В новосибирском центре вирусологии "Вектор", где 16 сентября 2019 года произошел взрыв, имелись штаммы коронавируса. Такое заявление в интервью изданию "ГОРДОН" сделал бывший советский разведчик, сокурсник президента России Владимира Путина по институту КГБ Юрий Швец.

"Судя по всему, взрыв на "Векторе" стал российским Чернобылем. После него очевидцы ощущали "запах дыма и нечистого воздуха". Вполне вероятно, что произошел выброс в атмосферу штаммов коронавируса и, не исключено, ещё какой-то дряни, о которой мы пока не знаем", – сказал он.

Западные СМИ и эксперты обеспокоились загадочным взрывом в центре вирусологии «Вектор» под Новосибирском. Заговорили о вероятности бактериологической катастрофы, ведь новосибирский научный центр — одна из двух лабораторий на Земле, в которых хранится живой вирус оспы.

Русские информацию засекретили, но рядом были китайцы – строили какое-то сельскохозяйственное сооружение. Потом они вернулись домой, оказавшись переносчиками заразы. Через два месяца в Китае вспыхнул очаг коронавируса, разлетевшегося по всей планете.

Научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» находится в наукограде Кольцово в нескольких километрах от Новосибирска и занимается исследованиями инфекционных угроз от вирусологии и бактериологии до генной инженерии. В лабораториях центра находится одна из наиболее полных коллекций опасных вирусов в мире, включая штаммы вирусов, чумы и оспы.

К выводу об искусственной природе COVID-19 ученых подтолкнула информация о том, что в январе 2020 года "Вектор" сообщил о разработке двух вакцин против коронавируса. До марта этот центр оставался единственным в России, который мог официально проводить тесты на коронавирус.

ТАЙНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ В США И В УХАНЕ

Коронавирус COVID-19, который сейчас косит людей по всему миру, мог быть создан искусственно с одобрения   Комитета по исследованиям двойного назначения (Dual Use Research of Concern committee) США. Несмотря на то что американские специалисты отрицают свою причастность к разработке данного вируса, публикации в научных изданиях подтверждают, что, по крайней мере, они вели такие эксперименты.

В 2015 г. в специализированном журнале Nature Medicine появилась статья "Группа SARS-подобных циркулирующих коронавирусов летучих мышей показала потенциал перехода на человека". В ней именитые американские и китайские ученые докладывали о лабораторных опытах над патогеном SARS, вызвавшим в 2002 г. атипичную пневмонию. В ходе эксперимента было доказано, что вирус, изначально поражавший организм определенных животных, через цепочку мутаций становился опасен для людей.

Аналогичные эксперименты ставились над MERS, вызвавшим в начале 2000-х гг. так называемый "ближневосточный респираторный синдром", и над множеством других инфекций. В 2014 г. США запретили проводить такие опыты, но для некоторых проектов сделали исключение. Интересно, что Уханьскому институту вирусологии, специалисты    которого проводили исследования вместе с американцами, в том же году присвоили наивысший уровень опасности. Здание лаборатории стало абсолютно герметичным, воздух в нем меняется 25 раз в час, трижды фильтруясь на выходе, а сотрудники, хоть и ходят в специальных защитных костюмах, после работы подвергаются обработке формальдегидом.

Это, по мнению экспертов, свидетельствует о том, что группа ученых продолжила ставить опыты по модифицированию природных вирусов. Когда нынешняя эпидемия COVID-19 началась именно в Ухане, у многих возникли подозрения, что это связано с местной засекреченной лабораторией. Но китайские ученые совместно с американцами быстро отрапортовали: они все проверили и утверждают природное происхождение болезни. Однако указать на первоначального "хозяина" инфекции до сих пор никто не смог: вирусы животных не совпадают с нынешним патогеном настолько, чтобы считать их естественными прародителями COVID-19.

Российские ученые допускают, что китайский коронавирус мог быть создан искусственно методом обратной генетики. "Суть метода в том, что мы выключаем, меняем или модифицируем отдельные гены в геноме и смотрим, как изменить их функции", – пояснил "Известиям" руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков. По его словам, специалистов по обратной генетике во всем мире крайне мало. Работа же эта столь тонкая, что отличить искусственный вирус от природного, по образу и подобию которого он создавался, практически невозможно.

ЧТО ЖE ПОКАЖЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ?

В США набирает скорость скандал по делу о предоставлении в 2015 году   Национальным институтом здоровья США лаборатории   для исследования смертельных вирусов.  

В 2014 году в США ввели запрет на изучение смертельных вирусов, после нескольких опасных происшествий в гослабораториях США при работе с ними.

Нарушив мораторий в 2015 году, Фаучи с согласия Барака Обамы взял государственные $3,7 млн. и отправил их в Ухань для продолжения исследований.

В 2015 лаборатория в Ухане получала деньги и от Дж.Сороса, и из источников во Франции (по итогам расследования организации «Французские партизаны»).  

COVID-19 И ГРЯДУЩИЕ ВЫБОРЫ В США

Есть документы и видео о выступлении Энтони Фаучи в Джорджтаунском университете (Вашингтон) в 2017 году.  В той речи есть такие фразы:  

"Будет вызов следующей президентской администрации в смысле хронических и инфекционных заболеваний, но также БУДЕТ ВНЕЗАПНАЯ вспышка мировой пандемии".

Как можно знать в 2017 году, что произойдет в 2019, в 2020, если сделать точный прогноз и на ближайшие три дня сложно?

«др. Фаучи, почему вы финансировали исследование в 2015 году, вместе с научным фондом Китая, - чтобы произвести смертельный коронавирус?».

«др. Фаучи, почему вы тайно сказали сенатору Ричарду Берру, что коронавирус разрушит Уолл-Стрит? И сенатор Берр 13.02.20 сбросил $ 1, 5 млн акций?».

ВЕРСИЯ МОНТАНЬЕ

Французский ученый с мировым именем вирусолог, получивший Нобелевскую премию за открытие ВИЧ, Люк Монтанье готов рассматривать версию о том, что коронавирус был создан в лаборатории, а не появился в природных условиях.

Ранее Тед Круз и его коллега в Сенате Марта Максалли, также представляющая республиканское большинство в верхней палате Конгресса, обвинили ВОЗ в подчинении китайским властям. В эфире все того же Fox News Марта Максалли призналась, что «никогда не верила коммунистам», чьи действия, по ее словам, привели к «необязательным смертям» во всем мире. Часть вины Марта Максалли возложила и на генерального директора ВОЗ Тедроса Гебрейесуса, по ее мнению превратившего ВОЗ в китайский рупор. «Доктор Тедрос дезинформировал мир. В какой-то момент во время борьбы Китая с коронавирусом он даже похвалил их за прозрачность, проигнорировав кучу доказательств того, что режим не сообщил, насколько серьезной была вспышка. Этот обман стоил жизней»,— написала в Twitter Марта Максалли.

Неудивительно, что президент Трамп уже распорядился приостановить выплату американских взносов в бюджет ВОЗ, составивших в 2018–2019 году $553 млн. «Всемирная организация здравоохранения — мы обнаруживаем все больше и больше проблем. Есть другие способы потратить $500   млн. Мы найдем способы направить их на то, чтобы оказать людям куда более ощутимую помощь»,— предупредил он.

Как рассказал «Известиям» еще один ученый-генетик, лабораторное происхождение косвенно подтверждается и тем, что до сих пор не найден природный источник коронавируса. Его искали в летучих мышах, змеях и панголинах, однако ни одна генетическая цепочка вирусов этих животных не совпала с SARS-CoV-2 настолько, чтобы всё ученое сообщество посчитало их первоначальными хозяевами.

По странному стечению обстоятельств довольно близким к нему по генетической последовательности вплоть до последнего момента оставался тот самый SARS. Но статья в Nature от 3 февраля 2020 года выявила еще более близкого генетического родственника нынешнего SARS-CoV-2. Это коронавирус, который ранее был обнаружен у больших подковоносов — летучих мышей Rhinolophus affinis из провинции Юньнань. Его геном соответствует SARS-CoV-2 на 96,2%.

Как известно, в 2014 году правительство США приостановило финансирование процессов по отдельным исследованиям с усилением функции патогенов, включающим вирусы гриппа, MERS и SARS. Это произошло из-за разгоревшейся дискуссии о том, должны ли ученые двигаться дальше в этом опасном направлении. Однако, пока общество дискутировало, финансирующее агентство National Institutes of Health (NIH) (учреждение департамента здравоохранения США — аналога Минздрава РФ) рассмотрело заявку ученых на продолжение эксперимента по проекту «Создание инфекционных клонов SARS-подобных CoVs летучих мышей». Как говорится в статье, «эти исследования были начаты до того, как правительство США ввело мораторий. Учеными было запрошено продолжение этих исследований, и это было одобрено NIH».

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА В ОБМОРОКЕ

Пандемия Covid-19 добавила глобальной экономике беспрецедентно высокий элемент непредсказуемости. Государства пытаются побороть инфекцию, идя на серьезнейшие меры, в том числе на финансовое вмешательство, в попытке стабилизировать рынки.

Хотя победа над вирусом еще не просматривается, и в приоритете - решение насущных задач здравоохранения и поддержание хоть какой-то экономической стабильности, эксперты уже пытаются заглянуть в будущее и понять, какие страны первыми смогут перезапустить свою экономику.

ВНИМАНИЕ! О НАШЕМ ИММУНИТЕТЕ

Сдержать распространение вируса оказалось особенно трудно в таких мегаполисах, как Нью-Йорк. Уровень безработицы уже показывает рекордные цифры - в основном из-за того, что больше чем в половине штатов все закрыто, включая рестораны и предприятия торговли, а также другой бизнес, полагающийся на клиентов, заходящих с улицы.

Но власти США быстро приняли стимулирующие меры для стабилизации экономики (пакет помощи на 2 трлн долларов), ввели социальное дистанцирование, по-видимому, оказавшее определенный эффект. В итоге это должно смягчить последствия пандемии и позволить быстрее восстановить нормальную экономическую жизнь.

"Говоря в общем, экономика США находится в лучшем положении для восстановления после серьезных кризисов (...) по сравнению с экономиками других стран. Население здесь в среднем моложе и мобильней, чем в остальном мире, ограничения на рынке труда, как правило, небольшие, что помогает быстрому перераспределению рабочей силы", - отмечает Эрик Симс, профессор экономики в частном Университете Нотр-Дам (США).


  
Изначально иммунитета к этому виду коронавируса у человека нет. Поскольку инфекция незнакома для организма, он её не сразу распознает, поэтому заболеть может абсолютно каждый.

У некоторых людей вероятность заболеть в десятки раз ниже, но не благодаря специфическому иммунитету к вирусу, а просто из-за более сильного организма. Чем моложе человек, тем ниже для него риск. В большинстве случаев у детей и молодежи коронавирусная инфекция протекает без всяких осложнений.
  
У пожилых людей организм ослаблен, и множество хронических заболеваний ухудшает течение коронавируса. Самая высокая смертность – 80 процентов - именно среди людей старше 60 лет.
  
Врожденный иммунитет есть у всех людей. Он реагирует сразу на проникновение микробов и не формирует «память» к ним.

Приобретенный иммунитет необходим для борьбы с более серьезными инфекциями, где действия требуются незамедлительно. Он развивается как реакция на каждый отдельный вид возбудителя болезни. Второй тип — адаптивный иммунный ответ, в него входят клетки, продуцирующие специальные целевые антитела для борьбы с определенным типом вируса, они могут прилипать к нему и останавливать, а также T-клетки, которые могут атаковать только инфицированные клетки вирусами. Для создания такого иммунного ответа необходимо время — в среднем   около   10 дней, за которые организм учится вырабатывать необходимые антитела.

Первыми к чужеродному возбудителю стремятся наши специальные клетки нейтрофилы и макрофаги. Они поглощают и переваривают вирусы и бактерии, а затем выделяют на своей поверхности частицы чужеродных ДНК. Таким образом макрофаги «знакомят» другие клетки организма со строением уничтоженных бактерий или вирусов. Клетки подбирают особые белки - антитела, которые нужны для нейтрализации антигена.

После того, как клетки подобрали нужные антитела, они начинают их активно выделять. Антитела разносятся по всему организму и убивают вирус, где бы он ни находился.

На данный момент нет исследований, которые бы связывали наличие антител с выработкой иммунитета. Так что мы не можем сказать, что наличие антител говорит об иммунитете. Сказав это, мы ожидаем, что люди, которые переболели COVID-19, получат некий уровень защиты. Но мы сейчас не знаем, насколько эта защита сильная, вырабатывается ли она у всех зараженных и сколько будет длиться.

Иммунитет   может не сформироваться в 2-х случаях: очень легкое или крайне тяжелое течение этой болезни. В первом случае в организме пациента, несмотря на заражение, не оказывается разрешающего количества вируса, и   он   выработал на нее необходимые антитела.

Второй случай, когда иммунитет не формируется, — если заразившийся чрезмерно сильно переболел. При крайне тяжелом течении организм будет в сильном стрессе,   так как   все его компенсаторные силы идут на поддержание жизни, а не на формирование защиты для будущего.
  
Оптимальный случай для формирования стойкого иммунитета против коронавируса — это протекание этой болезни в средней форме без чрезмерного использования медикаментов.

Новый коронавирус Sars-CoV-2 существует недостаточно долго, чтобы точно установить, как долго длится иммунитет. Однако в своих исследованиях ученые сравнивают его с шестью другими известными коронавирусами, которые могут атаковать человека. Четыре из них вызывают в основном симптомы, похожие на простуду, поэтому иммунитет к таким вирусам очень недолговечен. Исследования   показывают, что некоторые пациенты, переболевшие этими типами коронавируса, могут быть повторно инфицированы в течение года.

Учёные ищут ответ на один из самых ключевых вопросов: становятся ли люди, пережившие инфекцию, невосприимчивы к вирусу.

Управление по контролю за продуктами и лекарствами США одобрило использование плазмы от выздоровевших пациентов для лечения некоторых тяжелых случаев.

Первая линия защиты организма от инфекционного вируса — это антитело, называемое иммуноглобулином М. Его задача — сохранять бдительность в организме и предупреждать остальную часть иммунной системы о вирусах и бактериях.

 нейтрализации    определенного вируса. Некоторые люди получают мощные нейтрализующие антитела к инфекции, в то время как другие дают более мягкий ответ.
Тем не менее, даже если защита антител была непродолжительной, и люди заразились повторно, вторая схватка с коронавирусом,   вероятно,   будет намного легче. И даже после того, как организм перестает вырабатывать нейтрализующие антитела, множество клеток иммунной памяти могут эффективно реактивировать ответ. Все это работает, если бактерии или вирусы не меняются. При мутации изменяются их антигены, и антитела к ним уже не подходят. Иммунитет снова не «узнает» возбудителя болезни. К сожалению, коронавирус мутирует быстро, и в этом заключается основная проблема. Против таких инфекций каждый год нужно разрабатывать новую вакцину, основанную на новом штамме вируса с учетом его изменений.  

Однако повышение иммунитета в обществе является способом прекращения эпидемии: поскольку все меньше и меньше людей заражаются, коронавирус теряет свою силу, и даже самые уязвимые граждане уже не так подвержены угрозе.

МНЕНИЕ АНАЛИТИКА АНДРЕЯ ИЛЛАРИОНОВА

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
Политика конфиденциальности
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   24.03.2020 15:22

https://www.nature.com/articles/nm.3985 (Машинный перевод англоязычной научной статьи 2015 года об искусственной трансформации коронавируса летучих мышей в коронавирус, пригодный для того, чтобы вызвать эпидемию или даже пандемию среди людей. Согласно имеющимся данным, эти научные исследования были начаты в США, однако затем признаны незаконными, и их финансирование там было прекращено, в связи с чем они были продолжены в Институте вирусологии Китайской академии наук, в городе Ухани, где и началась нынешняя пандемия. Ссылка на комментарий в Фейсбуке, где можно прочитать о некоторых подробностях по данной теме -- https://www.facebook.com/dimvds/posts/2892204627492586?comment_id=2892258447487204 . Сначала прилагаю короткую цитату из этой статьи, а затем и её текст.):

"...Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV. ..."
________________


"Опубликовано: 09 Ноября 2015 Г.
Похожий на торс кластер циркулирующих коронавирусов летучих мышей показывает потенциал для появления человека
Винеет Д Menachery, Бойд Л Янт Младший, Кари Debbink, Судхакар Agnihothram, Лиза Электронная Gralinski, Джессика В Планте, Рейчел L Грэм, Тревор Скоби, Син-Йи Ге, Эрик Ф Дональдсон, Ч Скотт Рэнделл, Антонио Lanzavecchia, Уэйн В Мараски, Zhengli-Ли Ши & Ральфа Барич
Nature Medicine volume 21, pages1508-1513 (2015)цитируйте эту статью

1.11 м подъезды

94 цитаты

6249 Altmetric

Metricsdetails

Исправление к этой статье было опубликовано 06 апреля 2016 года
Эта статья была обновлена
Абстрактный
Появление коронавируса тяжелого острого респираторного синдрома (торс-ков) и ближневосточного респираторного синдрома (БВРС)-КоВ подчеркивает угрозу межвидовой передачи событий, приводящих к вспышкам заболевания у людей. Здесь мы исследуем потенциал заболевания вирусом, похожим на торс, SHC014-CoV, который в настоящее время циркулирует в популяциях китайских подковообразных летучих мышей1. Используя систему обратной генетики SARS-Cov2, мы сгенерировали и охарактеризовали химерный вирус, экспрессирующий Спайк коронавируса летучих мышей SHC014 в адаптированном к мышам позвоночнике SARS-CoV. Полученные результаты показывают, что вирусы группы 2b, кодирующие Спайк SHC014 в позвоночнике дикого типа, могут эффективно использовать множественные ортологи рецептора атипичного ангиотензинпревращающего фермента человека II (ACE2), эффективно реплицироваться в первичных клетках дыхательных путей человека и достигать титров in vitro, эквивалентных эпидемическим штаммам атипичной пневмонии. Кроме того, эксперименты in vivo демонстрируют репликацию химерного вируса в легких мыши с заметным патогенезом. Оценка имеющихся иммунотерапевтических и профилактических методов лечения ОРВИ показала их низкую эффективность; как моноклональные антитела, так и вакцинальные подходы не смогли нейтрализовать и защитить от инфекции ков с использованием нового спайкового белка. На основании этих результатов мы синтетически воссоздали инфекционный полноразмерный рекомбинантный вирус SHC014 и продемонстрировали надежную вирусную репликацию как in vitro, так и in vivo. Наша работа предполагает потенциальный риск повторного возникновения торс-ков от вирусов, циркулирующих в настоящее время в популяциях летучих мышей.

Главный
Появление торс-ков ознаменовало собой новую эру в межвидовой передаче тяжелых респираторных заболеваний с глобализацией, ведущей к быстрому распространению по всему миру и массовым экономическим последствиям 3, 4. С тех пор несколько штаммов—включая штаммы гриппа А H5N1, H1N1 и H7N9 и БВРС-КоВ—появились в популяциях животных, вызывая значительные заболевания, смертность и экономические трудности для пострадавших регионов5. Хотя меры общественного здравоохранения смогли остановить вспышку атипичной пневмонии ков 4, недавние метагеномические исследования выявили последовательности тесно связанных с атипичной пневмонией вирусов,циркулирующих в китайских популяциях летучих мышей, которые могут представлять будущую угрозу1, 6. Однако только данные о последовательностях дают минимальную информацию для идентификации и подготовки к будущим препандемным вирусам. Поэтому, чтобы изучить потенциал возникновения (то есть потенциал заражения человека) циркулирующих ков летучих мышей, мы построили химерный вирус, кодирующий новый зоонозный ков—спайковый белок-из последовательности RsSHC014—ков, которая была выделена из китайских подковообразных летучих мышей1-в контексте адаптированного к атипичной пневмонии костяка мыши. Гибридный вирус позволил нам оценить способность нового спайкового белка вызывать заболевание независимо от других необходимых адаптивных мутаций в его естественном костяке. Используя этот подход, мы охарактеризовали ков-инфекцию, опосредованную спайковым белком SHC014 в первичных клетках дыхательных путей человека и in vivo, и проверили эффективность доступных иммунотерапевтических средств против SHC014-ков. Вместе эта стратегия преобразует данные метагеномики, чтобы помочь предсказать и подготовиться к будущим появлениям вирусов.

Последовательности SHC014 и связанного с ними RsWIV1-CoV показывают, что эти ков являются ближайшими родственниками эпидемических штаммов SARS-CoV (рис. 1a, b); однако существуют важные различия в 14 остатках, которые связывают человеческий ACE2, рецептор для SARS-CoV, включая пять, которые являются критическими для диапазона хозяина: Y442, L472, N479, T487 и Y491 (ref. 7). В WIV1 три из этих остатков отличаются от эпидемического штамма SARS-CoV Urbani, но они, как ожидалось, не изменят связывание с ACE2 (дополнительный рис. 1а, в и дополнительная таблица 1). Этот факт подтверждается обоими экспериментами по псевдотипированию, которые измеряли способность лентивирусов, кодирующих спайковые белки WIV1, проникать в клетки, экспрессирующие человеческий ACE2 (дополнительный рис. 1) и анализами репликации in vitro WIV1-CoV (ref. 1). Напротив, 7 из 14 остатков ACE2-взаимодействия в SHC014 отличаются от таковых в SARS-CoV, включая все пять остатков, критичных для диапазона хостов (дополнительный рис. 1С и дополнительная таблица 1). Эти изменения вкупе с неспособностью псевдотипированных лентивирусов, экспрессирующих Спайк SHC014, проникать в клетки (дополнительный фиг. 1d), предположил, что Спайк SHC014 не способен связывать человеческий ACE2. Однако было сообщено,что аналогичные изменения в родственных штаммах SARS-CoV позволяют связывать ACE27, 8, что предполагает необходимость дополнительного функционального тестирования для верификации. Поэтому мы синтезировали Спайк SHC014 в контексте реплицирующе-компетентного, адаптированного к мышам костяка SARS-CoV (далее мы будем называть химерный ков SHC014-MA15), чтобы максимизировать возможности для изучения патогенеза и вакцинации у мышей (дополнительный рис. 2а). Несмотря на предсказания как структурного моделирования, так и экспериментов по псевдотипированию, SHC014-MA15 был жизнеспособным и реплицировался до высоких титров в клетках Vero (дополнительный рис. 2b). Подобно атипичной пневмонии, SHC014-MA15 также требовал функциональной молекулы ACE2 для входа и мог использовать ортологи ACE2 человека, циветты и летучей мыши (дополнительный рис. 2С, г). Чтобы проверить способность шипа SHC014 опосредовать инфекцию дыхательных путей человека, мы исследовали чувствительность клеточной линии эпителиальных дыхательных путей человека Calu-3 2B4 (ref. 9) к инфекции и обнаружена устойчивая репликация SHC014-MA15, сравнимая с таковой при ОРВИ-ков Урбани (рис. 1С). Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV.


Рис. 1: атипичные вирусы размножаются в клетках дыхательных путей человека и продуцируют патогенез in vivo.
Рисунок 1
а) полнометражные геномные последовательности репрезентативных ков были выровнены и филогенетически нанесены на карту, как описано в онлайновых методах. Шкала шкалы представляет собой нуклеотидные замены, причем маркируется только поддержка bootstrap выше 70%. Дерево показывает ков, разделенных на три различные филогенетические группы, определенные как α-ков, β-ков и γ-ков. Классические кластеры подгрупп обозначаются как 2a, 2b, 2c и 2d для β-ков и как 1a и 1b для α-ков. (b) аминокислотные последовательности доменов S1 спайков репрезентативных β-ков группы 2b, включая SARS-ков, были выровнены и филогенетически картированы. Шкала весов представляет собой аминокислотные замены. (С,D) репликацию вирусов SARS-коронавирус Урбани (черный) и SHC014-МА15 (зеленый) после заражения культуры клеток 3 2В4 (С) или высокодифференцированными, первичный воздух-жидкость Хэ клеточных культур (Д) при множественности заражения (МВД) в размере 0,01 для обоих типов клеток. Образцы были собраны в отдельные моменты времени с биологическими репликами (n = 3) как для экспериментов Calu-3, так и для экспериментов HAE. (e,f) потеря веса (n = 9 для SARS-CoV MA15; n = 16 для SHC014-MA15) (e) и репликация вируса в легких (n = 3 для SARS-CoV MA15; n = 4 для SHC014-MA15) (f) 10-недельных мышей BALB/c, инфицированных 1 × 104 p.F.u. мышей, адаптированных к SARS-CoV MA15 (черный) или SHC014-MA15 (зеленый) через интраназальный (i.n.) путь. (g,h) показаны репрезентативные изображения срезов легких, окрашенных на антиген SARS-CoV N от мышей, инфицированных SARS-CoV MA15 (n = 3 мыши) (g) или SHC014-MA15 (n = 4 мыши) (h). Для каждого графика центральное значение представляет среднее значение группы, а полосы ошибок определяют шкалу s.e.m., равную 1 мм.

Полноразмерное изображение
Чтобы оценить роль Спайка SHC014 в опосредовании инфекции in vivo, мы заразили 10-недельных мышей BALB/c 104 бляшкообразующими единицами (p. f. u.) либо SARS-MA15, либо SHC014-MA15 (рис. 1e-h). Животные, инфицированные SARS-MA15, испытывали быструю потерю веса и летальность при 4-дневной постинфекции (d. p. i.); напротив, инфекция SHC014-MA15 приводила к существенной потере веса (10%), но не летальности у мышей (рис. 1е). Исследование вирусной репликации выявило почти эквивалентные вирусные титры из легких мышей, инфицированных SARS-MA15 или SHC014-MA15 (рис. 1f). В то время как легкие у мышей, инфицированных SARS-MA15, показали сильное окрашивание как в терминальных бронхиолах, так и в легочной паренхиме 2 d.p.i. (рис. 1g), у мышей, инфицированных SHC014-MA15, наблюдалось снижение окрашивания антигеном дыхательных путей (рис. 1Н); напротив, в паренхиме или в общей гистологической картине не наблюдалось дефицита антигенного окрашивания, что свидетельствует о дифференциальной инфекции легочной ткани для SHC014-MA15 (дополнительная таблица 2). Затем мы проанализировали инфекцию у более восприимчивых животных в возрасте 12 месяцев. Зараженные SARS-MA15 животные быстро теряли вес и поддавались инфекции (дополнительный рис. 3а, б). Инфекция SHC014-MA15 индуцировала устойчивую и устойчивую потерю веса, но имела минимальную летальность. Тенденции в гистологическом и антигенном окрашивании образцов, которые мы наблюдали у молодых мышей, были сохранены у более старых животных (дополнительная таблица 3). Мы исключили возможность того, что SHC014-MA15 был опосредован инфекцией через альтернативный рецептор на основе экспериментов с использованием Ace2−/− мышей, которые не показали потери веса или окрашивания антигеном после инфекции SHC014-MA15 (дополнительный рис. 4а, В и дополнительная таблица 2). Вместе взятые данные указывают на то, что вирусы со Спайком SHC014 способны индуцировать потерю веса у мышей в условиях вирулентного Ковенанта.

Учитывая доклиническую эффективность терапии моноклональными антителами к Эболе, например ZMApp10, мы затем попытались определить эффективность моноклональных антител к атипичной пневмонии против инфекции SHC014-MA15. Ранее сообщалось о четырех широко нейтрализующих человеческих моноклональных антителах, нацеленных на спайковый белок SARS-CoV, которые являются вероятными реагентами для иммунотерапии 11, 12, 13. Мы изучили влияние этих антител на вирусную репликацию (выраженное в процентном ингибировании вирусной репликации) и обнаружили, что в то время как атипичная пневмония дикого типа была сильно нейтрализована всеми четырьмя антителами при относительно низких концентрациях антител (Рис.1). 2a-d), нейтрализация варьировалась для SHC014-MA15. Fm6, антитело, генерируемое фагом display и escape-мутантами 11, 12, достигало только фоновых уровней ингибирования репликации SHC014-MA15 (рис. 2а). Аналогичным образом, антитела 230.15 и 227.14, которые были получены из клеток памяти в инфицированных SARS-CoV пациентах13, также не смогли блокировать репликацию SHC014-MA15 (рис. 2b, c). Для всех трех антител различия между спайковыми аминокислотными последовательностями SARS и SHC014 соответствовали прямым или смежным изменениям остатков, обнаруженным у побеговых мутантов SARS-CoV (fm6 N479R; 230.15 L443V; 227.14 K390Q/E), что, вероятно, объясняет отсутствие нейтрализующей активности антител против SHC014. Наконец, моноклональное антитело 109.8 смогло достичь 50% нейтрализации SHC014-MA15, но только при высоких концентрациях (10 мкг / мл) (Рис.1). 2d). Вместе взятые результаты показывают, что широко нейтрализующие антитела против SARS-CoV могут иметь лишь незначительную эффективность против эмерджентных SARS-подобных штаммов CoV, таких как SHC014.

Рис. 2: моноклональные антитела к атипичной пневмонии имеют предельную эффективность в отношении атипичной пневмонии.
Рисунок 2
(a-d) анализы нейтрализации, оценивающие эффективность (измеряемую как уменьшение количества бляшек) панели моноклональных антител, которые все были первоначально сгенерированы против эпидемии SARS-CoV, против инфицирования клеток Vero SARS-CoV Urbani (черный) или SHC014-MA15 (зеленый). Тестируемые антитела были fm6 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) 11,12 (a), 230,15 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) (b), 227,15 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) (c)и 109,8 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) 13 (d). Каждая точка данных представляет собой среднее значение группы, а полосы ошибок определяют s. e. m.обратите внимание,что полосы ошибок в зараженных SARS-CoV Urbani клетках Vero в b, c перекрываются символами и не видны.

Полноразмерное изображение
Для оценки эффективности существующих вакцин против инфекции SHC014-MA15 мы вакцинировали пожилых мышей двукратно инактивированным цельным SARS-CoV (DIV). Предыдущие работы показали, что DIV может нейтрализовать и защитить молодых мышей от вызова с гомологичным вирусом14; однако вакцина не смогла защитить пожилых животных, у которых также наблюдалась усиленная иммунная патология, что указывает на возможность причинения животным вреда из-за вакцинации15. Здесь мы обнаружили, что DIV не обеспечивает защиту от вызова с SHC014-MA15 в отношении потери веса или вирусного титра (дополнительный рис. 5а, б). В соответствии с предыдущим сообщением с другими гетерологичными группами 2b CoVs15, сыворотка от DIV-вакцинированных пожилых мышей также не смогла нейтрализовать SHC014-MA15 (дополнительный рис. 5С). Примечательно, что вакцинация DIV приводила к стойкой иммунной патологии (дополнительная таблица 4) и эозинофилии (дополнительный рис. 5d-f). В совокупности эти результаты подтверждают, что вакцина DIV не будет защищать от инфекции SHC014 и, возможно, может усилить заболевание в пожилой вакцинированной группе.

В отличие от вакцинации мышей с DIV, использование SHC014-MA15 в качестве живой аттенуированной вакцины показало потенциальную перекрестную защиту от инфекции с SARS-CoV, но результаты имеют важные предостережения. Мы заразили молодых мышей 104 p. f. u. SHC014-MA15 и наблюдали их в течение 28 дней.затем мы бросили вызов мышам с SARS-MA15 на 29-й день (дополнительный рис. 6а). Предшествующее заражение мышей высокой дозой SHC014-MA15 обеспечивало защиту от вызова с летальной дозой SARS-MA15, хотя была только минимальная реакция нейтрализации SARS-CoV от антисыворотки, вызванной через 28 дней после заражения SHC014-MA15 (дополнительный рис. 6b, 1: 200). При отсутствии вторичного усиления антигена 28 d. p. i. представляет собой ожидаемый пик титров антител и подразумевает,что со временем будет снижена защита от SARS-ков 16, 17. Аналогичные результаты, свидетельствующие о защите от вызова с летальной дозой SARS-CoV, наблюдались у пожилых мышей BALB/c в отношении потери веса и репликации вируса (дополнительный рис. 6С, г). Однако инфекционная доза SHC014-MA15 в дозе 104 р. У. Е. индуцировала > 10% - ную потерю веса и летальность у некоторых пожилых животных (рис. 1 и дополнительный рис. 3). Мы обнаружили, что вакцинация с более низкой дозой SHC014-MA15 (100 p.f. u.) не вызывала потери веса, но также не смогла защитить пожилых животных от смертельной дозы SARS-MA15 (дополнительный рис. 6е, f). Вместе взятые данные свидетельствуют о том, что shc014-MA15 challenge может обеспечить перекрестную защиту от торс-ков с помощью консервированных эпитопов, но требуемая доза индуцирует патогенез и исключает использование в качестве аттенуированной вакцины.

Установив, что Спайк SHC014 обладает способностью опосредовать инфицирование клеток человека и вызывать заболевание у мышей, мы затем синтезировали полноразмерный инфекционный клон SHC014-CoV на основе подхода, используемого для SARS-CoV (рис. 3а) 2. Репликация в клетках Vero не выявила дефицита SHC014-CoV по сравнению с таковым для SARS-CoV (рис. 3b); однако SHC014-CoV был значительно (Р < 0,01) ослаблен в первичных культурах HAE как через 24, так и через 48 ч после заражения (рис. 3С). In vivo инфицирование мышей не продемонстрировало значимой потери веса, но продемонстрировало снижение вирусной репликации в легких при полноразмерной инфекции SHC014-CoV, по сравнению с SARS-CoV Urbani (рис. 3d, e). Вместе взятые результаты подтверждают жизнеспособность полноразмерного SHC014-CoV, но предполагают, что для его репликации требуется дальнейшая адаптация, эквивалентная репликации эпидемического SARS-CoV в респираторных клетках человека и мышей.

Рис. 3: полноразмерный SHC014-CoV реплицируется в дыхательных путях человека, но не обладает вирулентностью эпидемии SARS-CoV."

____________________________
_________________________



(Текст -- точнее, начало текста -- оригинала данной статьи на английском языке:
"Letter
Published: 09 November 2015
A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence
Vineet D Menachery, Boyd L Yount Jr, Kari Debbink, Sudhakar Agnihothram, Lisa E Gralinski, Jessica A Plante, Rachel L Graham, Trevor Scobey, Xing-Yi Ge, Eric F Donaldson, Scott H Randell, Antonio Lanzavecchia, Wayne A Marasco, Zhengli-Li Shi & Ralph S Baric
Nature Medicine volume 21, pages1508–1513(2015)Cite this article

1.11m Accesses

94 Citations

6249 Altmetric

Metricsdetails

A Corrigendum to this article was published on 06 April 2016
This article has been updated
Abstract
The emergence of severe acute respiratory syndrome coronavirus (SARS-CoV) and Middle East respiratory syndrome (MERS)-CoV underscores the threat of cross-species transmission events leading to outbreaks in humans. Here we examine the disease potential of a SARS-like virus, SHC014-CoV, which is currently circulating in Chinese horseshoe bat populations1. Using the SARS-CoV reverse genetics system2, we generated and characterized a chimeric virus expressing the spike of bat coronavirus SHC014 in a mouse-adapted SARS-CoV backbone. The results indicate that group 2b viruses encoding the SHC014 spike in a wild-type backbone can efficiently use multiple orthologs of the SARS receptor human angiotensin converting enzyme II (ACE2), replicate efficiently in primary human airway cells and achieve in vitro titers equivalent to epidemic strains of SARS-CoV. Additionally, in vivo experiments demonstrate replication of the chimeric virus in mouse lung with notable pathogenesis. Evaluation of available SARS-based immune-therapeutic and prophylactic modalities revealed poor efficacy; both monoclonal antibody and vaccine approaches failed to neutralize and protect from infection with CoVs using the novel spike protein. On the basis of these findings, we synthetically re-derived an infectious full-length SHC014 recombinant virus and demonstrate robust viral replication both in vitro and in vivo. Our work suggests a potential risk of SARS-CoV re-emergence from viruses currently circulating in bat populations.

Main
The emergence of SARS-CoV heralded a new era in the cross-species transmission of severe respiratory illness with globalization leading to rapid spread around the world and massive economic impact3,4. Since then, several strains—including influenza A strains H5N1, H1N1 and H7N9 and MERS-CoV—have emerged from animal populations, causing considerable disease, mortality and economic hardship for the afflicted regions5. Although public health measures were able to stop the SARS-CoV outbreak4, recent metagenomics studies have identified sequences of closely related SARS-like viruses circulating in Chinese bat populations that may pose a future threat1,6. However, sequence data alone provides minimal insights to identify and prepare for future prepandemic viruses. Therefore, to examine the emergence potential (that is, the potential to infect humans) of circulating bat CoVs, we built a chimeric virus encoding a novel, zoonotic CoV spike protein—from the RsSHC014-CoV sequence that was isolated from Chinese horseshoe bats1—in the context of the SARS-CoV mouse-adapted backbone. The hybrid virus allowed us to evaluate the ability of the novel spike protein to cause disease independently of other necessary adaptive mutations in its natural backbone. Using this approach, we characterized CoV infection mediated by the SHC014 spike protein in primary human airway cells and in vivo, and tested the efficacy of available immune therapeutics against SHC014-CoV. Together, the strategy translates metagenomics data to help predict and prepare for future emergent viruses.

The sequences of SHC014 and the related RsWIV1-CoV show that these CoVs are the closest relatives to the epidemic SARS-CoV strains (Fig. 1a,b); however, there are important differences in the 14 residues that bind human ACE2, the receptor for SARS-CoV, including the five that are critical for host range: Y442, L472, N479, T487 and Y491 (ref. 7). In WIV1, three of these residues vary from the epidemic SARS-CoV Urbani strain, but they were not expected to alter binding to ACE2 (Supplementary Fig. 1a,b and Supplementary Table 1). This fact is confirmed by both pseudotyping experiments that measured the ability of lentiviruses encoding WIV1 spike proteins to enter cells expressing human ACE2 (Supplementary Fig. 1) and by in vitro replication assays of WIV1-CoV (ref. 1). In contrast, 7 of 14 ACE2-interaction residues in SHC014 are different from those in SARS-CoV, including all five residues critical for host range (Supplementary Fig. 1c and Supplementary Table 1). These changes, coupled with the failure of pseudotyped lentiviruses expressing the SHC014 spike to enter cells (Supplementary Fig. 1d), suggested that the SHC014 spike is unable to bind human ACE2. However, similar changes in related SARS-CoV strains had been reported to allow ACE2 binding7,8, suggesting that additional functional testing was required for verification. Therefore, we synthesized the SHC014 spike in the context of the replication-competent, mouse-adapted SARS-CoV backbone (we hereafter refer to the chimeric CoV as SHC014-MA15) to maximize the opportunity for pathogenesis and vaccine studies in mice (Supplementary Fig. 2a). Despite predictions from both structure-based modeling and pseudotyping experiments, SHC014-MA15 was viable and replicated to high titers in Vero cells (Supplementary Fig. 2b). Similarly to SARS, SHC014-MA15 also required a functional ACE2 molecule for entry and could use human, civet and bat ACE2 orthologs (Supplementary Fig. 2c,d). To test the ability of the SHC014 spike to mediate infection of the human airway, we examined the sensitivity of the human epithelial airway cell line Calu-3 2B4 (ref. 9) to infection and found robust SHC014-MA15 replication, comparable to that of SARS-CoV Urbani (Fig. 1c). To extend these findings, primary human airway epithelial (HAE) cultures were infected and showed robust replication of both viruses (Fig. 1d). Together, the data confirm the ability of viruses with the SHC014 spike to infect human airway cells and underscore the potential threat of cross-species transmission of SHC014-CoV. ...")

… показать больше
  0   0
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   28.03.2020 10:57

Здравствуйте! Постепенно вроде бы проясняется источник нынешней "пандемии коронавируса". Окончательно выяснилось, что именно в городе Ухани (где всё это началось) расположен главный китайский Институт Вирусологии -- с лабораториями, предназначенными для "изучения", как говорится, "особо опасных инфекций"...

Кроме того, несмотря на нынешний временный спад экономики, именно власти Китая -- как, впрочем, и других диктаторских государств (включая Россию, увы) -- являются, очевидно, главными, так сказать, выгодо-приобретателями от нынешней пандемии, поскольку именно диктаторские режимы, наиболее приспособленные для всевозможных запретов и репрессий, теперь -- в нынешних условиях -- получили вроде бы очевидные преимущества перед более-менее демократическими и либеральными странами (хотя в нормальных условиях диктатуры, как известно, всегда проигрывают экономическое соревнование либеральным демократиям)...

Впрочем, конечно, нельзя пока полностью исключить и вероятность случайной "утечки" коронавируса из вышеупомянутого уханьского Института Вирусологии... Как, впрочем, нельзя исключить и вероятность того, что, так сказать, "интернациональную помощь" своим, как говорится, "китайским товарищам" вполне могли оказать в этом деле и представители путинского режима, имеющие большой опыт в осуществлении всевозможных "спецопераций" не только в России, но и в зарубежных странах...

В качестве дополнения прилагаю пару ссылок на один из своих предыдущих "постов" по данной теме:
https://www.facebook.com/dimvds/posts/2893477207365328 , https://ok.ru/profile/285190372887/statuses/151369700068631 .

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.

… показать больше
  0   0
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   03.04.2020 01:45

Здравствуйте! Постепенно вроде бы проясняется источник нынешней "пандемии коронавируса". Окончательно выяснилось, что именно в городе Ухани (где всё это началось) расположен главный китайский Институт Вирусологии -- с лабораториями, предназначенными для "изучения", как говорится, "особо опасных инфекций"...

Кроме того, несмотря на нынешний временный спад экономики, именно власти Китая -- как, впрочем, и других диктаторских государств (включая Россию, увы) -- являются, очевидно, главными, так сказать, выгодо-приобретателями от нынешней пандемии, поскольку именно диктаторские режимы, наиболее приспособленные для всевозможных запретов и репрессий, теперь -- в нынешних условиях -- получили вроде бы очевидные преимущества перед более-менее демократическими и либеральными странами (хотя в нормальных условиях диктатуры, как известно, всегда проигрывают экономическое соревнование либеральным демократиям)...

Впрочем, конечно, нельзя пока полностью исключить и вероятность случайной "утечки" коронавируса из вышеупомянутого уханьского Института Вирусологии... Как, впрочем, нельзя исключить и вероятность того, что, так сказать, "интернациональную помощь" своим, как говорится, "китайским товарищам" вполне могли оказать в этом деле и представители путинского режима, имеющие большой опыт в осуществлении всевозможных "спецопераций" не только в России, но и в зарубежных странах...

И ещё добавлю, что нынешняя всемирная так называемая "борьба с коронавирусом", очень похожая то ли на эпидемию истерии и шизофрении, то ли на приучение народов к тоталитаризму, на мой взгляд, -- гораздо опаснее не только для экономики, но и вообще для человечества, чем сам этот коронавирус (вроде бы не очень сильно отличающийся по своей опасности от обычного гриппа)...

В качестве дополнения прилагаю ссылку на свою довольно старую небольшую статью "Не рукотворен ли китайский "коронавирус"?" -- http://maxpark.com/user/814874022/content/7011960 -- и пару ссылок на один из своих предыдущих "постов" по данной теме, а в самом конце -- и весь текст того "поста":
https://www.facebook.com/dimvds/posts/2893477207365328 , https://ok.ru/profile/285190372887/statuses/151369700068631 .

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.

P.S. Пара ссылок на материалы об упомянутом здесь Уханьском "Институте вирусологии Китайской академии наук" -- https://ria.ru/20200219/1564981186.html , https://ru.wikipedia.org/wiki/Уханьский_институт_вирусологии .

_________________________
____________________
________________



https://www.nature.com/articles/nm.3985 (Машинный перевод англоязычной научной статьи 2015 года об искусственной трансформации коронавируса летучих мышей в коронавирус, пригодный для того, чтобы вызвать эпидемию или даже пандемию среди людей. Согласно имеющимся данным, эти научные исследования были начаты в США, однако затем признаны незаконными, и их финансирование там было прекращено, в связи с чем они были продолжены в Институте вирусологии Китайской академии наук, в городе Ухани, где и началась нынешняя пандемия. Ссылка на комментарий в Фейсбуке, где можно прочитать о некоторых подробностях по данной теме -- https://www.facebook.com/dimvds/posts/2892204627492586?comment_id=2892258447487204 . Сначала прилагаю короткую цитату из этой статьи, а затем и её текст.):

"...Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV. ..."
________________


"Опубликовано: 09 Ноября 2015 Г.
Похожий на торс кластер циркулирующих коронавирусов летучих мышей показывает потенциал для появления человека
Винеет Д Menachery, Бойд Л Янт Младший, Кари Debbink, Судхакар Agnihothram, Лиза Электронная Gralinski, Джессика В Планте, Рейчел L Грэм, Тревор Скоби, Син-Йи Ге, Эрик Ф Дональдсон, Ч Скотт Рэнделл, Антонио Lanzavecchia, Уэйн В Мараски, Zhengli-Ли Ши & Ральфа Барич
Nature Medicine volume 21, pages1508-1513 (2015)цитируйте эту статью

1.11 м подъезды

94 цитаты

6249 Altmetric

Metricsdetails

Исправление к этой статье было опубликовано 06 апреля 2016 года
Эта статья была обновлена
Абстрактный
Появление коронавируса тяжелого острого респираторного синдрома (торс-ков) и ближневосточного респираторного синдрома (БВРС)-КоВ подчеркивает угрозу межвидовой передачи событий, приводящих к вспышкам заболевания у людей. Здесь мы исследуем потенциал заболевания вирусом, похожим на торс, SHC014-CoV, который в настоящее время циркулирует в популяциях китайских подковообразных летучих мышей1. Используя систему обратной генетики SARS-Cov2, мы сгенерировали и охарактеризовали химерный вирус, экспрессирующий Спайк коронавируса летучих мышей SHC014 в адаптированном к мышам позвоночнике SARS-CoV. Полученные результаты показывают, что вирусы группы 2b, кодирующие Спайк SHC014 в позвоночнике дикого типа, могут эффективно использовать множественные ортологи рецептора атипичного ангиотензинпревращающего фермента человека II (ACE2), эффективно реплицироваться в первичных клетках дыхательных путей человека и достигать титров in vitro, эквивалентных эпидемическим штаммам атипичной пневмонии. Кроме того, эксперименты in vivo демонстрируют репликацию химерного вируса в легких мыши с заметным патогенезом. Оценка имеющихся иммунотерапевтических и профилактических методов лечения ОРВИ показала их низкую эффективность; как моноклональные антитела, так и вакцинальные подходы не смогли нейтрализовать и защитить от инфекции ков с использованием нового спайкового белка. На основании этих результатов мы синтетически воссоздали инфекционный полноразмерный рекомбинантный вирус SHC014 и продемонстрировали надежную вирусную репликацию как in vitro, так и in vivo. Наша работа предполагает потенциальный риск повторного возникновения торс-ков от вирусов, циркулирующих в настоящее время в популяциях летучих мышей.

Главный
Появление торс-ков ознаменовало собой новую эру в межвидовой передаче тяжелых респираторных заболеваний с глобализацией, ведущей к быстрому распространению по всему миру и массовым экономическим последствиям 3, 4. С тех пор несколько штаммов—включая штаммы гриппа А H5N1, H1N1 и H7N9 и БВРС-КоВ—появились в популяциях животных, вызывая значительные заболевания, смертность и экономические трудности для пострадавших регионов5. Хотя меры общественного здравоохранения смогли остановить вспышку атипичной пневмонии ков 4, недавние метагеномические исследования выявили последовательности тесно связанных с атипичной пневмонией вирусов,циркулирующих в китайских популяциях летучих мышей, которые могут представлять будущую угрозу1, 6. Однако только данные о последовательностях дают минимальную информацию для идентификации и подготовки к будущим препандемным вирусам. Поэтому, чтобы изучить потенциал возникновения (то есть потенциал заражения человека) циркулирующих ков летучих мышей, мы построили химерный вирус, кодирующий новый зоонозный ков—спайковый белок-из последовательности RsSHC014—ков, которая была выделена из китайских подковообразных летучих мышей1-в контексте адаптированного к атипичной пневмонии костяка мыши. Гибридный вирус позволил нам оценить способность нового спайкового белка вызывать заболевание независимо от других необходимых адаптивных мутаций в его естественном костяке. Используя этот подход, мы охарактеризовали ков-инфекцию, опосредованную спайковым белком SHC014 в первичных клетках дыхательных путей человека и in vivo, и проверили эффективность доступных иммунотерапевтических средств против SHC014-ков. Вместе эта стратегия преобразует данные метагеномики, чтобы помочь предсказать и подготовиться к будущим появлениям вирусов.

Последовательности SHC014 и связанного с ними RsWIV1-CoV показывают, что эти ков являются ближайшими родственниками эпидемических штаммов SARS-CoV (рис. 1a, b); однако существуют важные различия в 14 остатках, которые связывают человеческий ACE2, рецептор для SARS-CoV, включая пять, которые являются критическими для диапазона хозяина: Y442, L472, N479, T487 и Y491 (ref. 7). В WIV1 три из этих остатков отличаются от эпидемического штамма SARS-CoV Urbani, но они, как ожидалось, не изменят связывание с ACE2 (дополнительный рис. 1а, в и дополнительная таблица 1). Этот факт подтверждается обоими экспериментами по псевдотипированию, которые измеряли способность лентивирусов, кодирующих спайковые белки WIV1, проникать в клетки, экспрессирующие человеческий ACE2 (дополнительный рис. 1) и анализами репликации in vitro WIV1-CoV (ref. 1). Напротив, 7 из 14 остатков ACE2-взаимодействия в SHC014 отличаются от таковых в SARS-CoV, включая все пять остатков, критичных для диапазона хостов (дополнительный рис. 1С и дополнительная таблица 1). Эти изменения вкупе с неспособностью псевдотипированных лентивирусов, экспрессирующих Спайк SHC014, проникать в клетки (дополнительный фиг. 1d), предположил, что Спайк SHC014 не способен связывать человеческий ACE2. Однако было сообщено,что аналогичные изменения в родственных штаммах SARS-CoV позволяют связывать ACE27, 8, что предполагает необходимость дополнительного функционального тестирования для верификации. Поэтому мы синтезировали Спайк SHC014 в контексте реплицирующе-компетентного, адаптированного к мышам костяка SARS-CoV (далее мы будем называть химерный ков SHC014-MA15), чтобы максимизировать возможности для изучения патогенеза и вакцинации у мышей (дополнительный рис. 2а). Несмотря на предсказания как структурного моделирования, так и экспериментов по псевдотипированию, SHC014-MA15 был жизнеспособным и реплицировался до высоких титров в клетках Vero (дополнительный рис. 2b). Подобно атипичной пневмонии, SHC014-MA15 также требовал функциональной молекулы ACE2 для входа и мог использовать ортологи ACE2 человека, циветты и летучей мыши (дополнительный рис. 2С, г). Чтобы проверить способность шипа SHC014 опосредовать инфекцию дыхательных путей человека, мы исследовали чувствительность клеточной линии эпителиальных дыхательных путей человека Calu-3 2B4 (ref. 9) к инфекции и обнаружена устойчивая репликация SHC014-MA15, сравнимая с таковой при ОРВИ-ков Урбани (рис. 1С). Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV.


Рис. 1: атипичные вирусы размножаются в клетках дыхательных путей человека и продуцируют патогенез in vivo.
Рисунок 1
а) полнометражные геномные последовательности репрезентативных ков были выровнены и филогенетически нанесены на карту, как описано в онлайновых методах. Шкала шкалы представляет собой нуклеотидные замены, причем маркируется только поддержка bootstrap выше 70%. Дерево показывает ков, разделенных на три различные филогенетические группы, определенные как α-ков, β-ков и γ-ков. Классические кластеры подгрупп обозначаются как 2a, 2b, 2c и 2d для β-ков и как 1a и 1b для α-ков. (b) аминокислотные последовательности доменов S1 спайков репрезентативных β-ков группы 2b, включая SARS-ков, были выровнены и филогенетически картированы. Шкала весов представляет собой аминокислотные замены. (С,D) репликацию вирусов SARS-коронавирус Урбани (черный) и SHC014-МА15 (зеленый) после заражения культуры клеток 3 2В4 (С) или высокодифференцированными, первичный воздух-жидкость Хэ клеточных культур (Д) при множественности заражения (МВД) в размере 0,01 для обоих типов клеток. Образцы были собраны в отдельные моменты времени с биологическими репликами (n = 3) как для экспериментов Calu-3, так и для экспериментов HAE. (e,f) потеря веса (n = 9 для SARS-CoV MA15; n = 16 для SHC014-MA15) (e) и репликация вируса в легких (n = 3 для SARS-CoV MA15; n = 4 для SHC014-MA15) (f) 10-недельных мышей BALB/c, инфицированных 1 × 104 p.F.u. мышей, адаптированных к SARS-CoV MA15 (черный) или SHC014-MA15 (зеленый) через интраназальный (i.n.) путь. (g,h) показаны репрезентативные изображения срезов легких, окрашенных на антиген SARS-CoV N от мышей, инфицированных SARS-CoV MA15 (n = 3 мыши) (g) или SHC014-MA15 (n = 4 мыши) (h). Для каждого графика центральное значение представляет среднее значение группы, а полосы ошибок определяют шкалу s.e.m., равную 1 мм.

Полноразмерное изображение
Чтобы оценить роль Спайка SHC014 в опосредовании инфекции in vivo, мы заразили 10-недельных мышей BALB/c 104 бляшкообразующими единицами (p. f. u.) либо SARS-MA15, либо SHC014-MA15 (рис. 1e-h). Животные, инфицированные SARS-MA15, испытывали быструю потерю веса и летальность при 4-дневной постинфекции (d. p. i.); напротив, инфекция SHC014-MA15 приводила к существенной потере веса (10%), но не летальности у мышей (рис. 1е). Исследование вирусной репликации выявило почти эквивалентные вирусные титры из легких мышей, инфицированных SARS-MA15 или SHC014-MA15 (рис. 1f). В то время как легкие у мышей, инфицированных SARS-MA15, показали сильное окрашивание как в терминальных бронхиолах, так и в легочной паренхиме 2 d.p.i. (рис. 1g), у мышей, инфицированных SHC014-MA15, наблюдалось снижение окрашивания антигеном дыхательных путей (рис. 1Н); напротив, в паренхиме или в общей гистологической картине не наблюдалось дефицита антигенного окрашивания, что свидетельствует о дифференциальной инфекции легочной ткани для SHC014-MA15 (дополнительная таблица 2). Затем мы проанализировали инфекцию у более восприимчивых животных в возрасте 12 месяцев. Зараженные SARS-MA15 животные быстро теряли вес и поддавались инфекции (дополнительный рис. 3а, б). Инфекция SHC014-MA15 индуцировала устойчивую и устойчивую потерю веса, но имела минимальную летальность. Тенденции в гистологическом и антигенном окрашивании образцов, которые мы наблюдали у молодых мышей, были сохранены у более старых животных (дополнительная таблица 3). Мы исключили возможность того, что SHC014-MA15 был опосредован инфекцией через альтернативный рецептор на основе экспериментов с использованием Ace2−/− мышей, которые не показали потери веса или окрашивания антигеном после инфекции SHC014-MA15 (дополнительный рис. 4а, В и дополнительная таблица 2). Вместе взятые данные указывают на то, что вирусы со Спайком SHC014 способны индуцировать потерю веса у мышей в условиях вирулентного Ковенанта.

Учитывая доклиническую эффективность терапии моноклональными антителами к Эболе, например ZMApp10, мы затем попытались определить эффективность моноклональных антител к атипичной пневмонии против инфекции SHC014-MA15. Ранее сообщалось о четырех широко нейтрализующих человеческих моноклональных антителах, нацеленных на спайковый белок SARS-CoV, которые являются вероятными реагентами для иммунотерапии 11, 12, 13. Мы изучили влияние этих антител на вирусную репликацию (выраженное в процентном ингибировании вирусной репликации) и обнаружили, что в то время как атипичная пневмония дикого типа была сильно нейтрализована всеми четырьмя антителами при относительно низких концентрациях антител (Рис.1). 2a-d), нейтрализация варьировалась для SHC014-MA15. Fm6, антитело, генерируемое фагом display и escape-мутантами 11, 12, достигало только фоновых уровней ингибирования репликации SHC014-MA15 (рис. 2а). Аналогичным образом, антитела 230.15 и 227.14, которые были получены из клеток памяти в инфицированных SARS-CoV пациентах13, также не смогли блокировать репликацию SHC014-MA15 (рис. 2b, c). Для всех трех антител различия между спайковыми аминокислотными последовательностями SARS и SHC014 соответствовали прямым или смежным изменениям остатков, обнаруженным у побеговых мутантов SARS-CoV (fm6 N479R; 230.15 L443V; 227.14 K390Q/E), что, вероятно, объясняет отсутствие нейтрализующей активности антител против SHC014. Наконец, моноклональное антитело 109.8 смогло достичь 50% нейтрализации SHC014-MA15, но только при высоких концентрациях (10 мкг / мл) (Рис.1). 2d). Вместе взятые результаты показывают, что широко нейтрализующие антитела против SARS-CoV могут иметь лишь незначительную эффективность против эмерджентных SARS-подобных штаммов CoV, таких как SHC014.

Рис. 2: моноклональные антитела к атипичной пневмонии имеют предельную эффективность в отношении атипичной пневмонии.
Рисунок 2
(a-d) анализы нейтрализации, оценивающие эффективность (измеряемую как уменьшение количества бляшек) панели моноклональных антител, которые все были первоначально сгенерированы против эпидемии SARS-CoV, против инфицирования клеток Vero SARS-CoV Urbani (черный) или SHC014-MA15 (зеленый). Тестируемые антитела были fm6 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) 11,12 (a), 230,15 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) (b), 227,15 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) (c)и 109,8 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) 13 (d). Каждая точка данных представляет собой среднее значение группы, а полосы ошибок определяют s. e. m.обратите внимание,что полосы ошибок в зараженных SARS-CoV Urbani клетках Vero в b, c перекрываются символами и не видны.

Полноразмерное изображение
Для оценки эффективности существующих вакцин против инфекции SHC014-MA15 мы вакцинировали пожилых мышей двукратно инактивированным цельным SARS-CoV (DIV). Предыдущие работы показали, что DIV может нейтрализовать и защитить молодых мышей от вызова с гомологичным вирусом14; однако вакцина не смогла защитить пожилых животных, у которых также наблюдалась усиленная иммунная патология, что указывает на возможность причинения животным вреда из-за вакцинации15. Здесь мы обнаружили, что DIV не обеспечивает защиту от вызова с SHC014-MA15 в отношении потери веса или вирусного титра (дополнительный рис. 5а, б). В соответствии с предыдущим сообщением с другими гетерологичными группами 2b CoVs15, сыворотка от DIV-вакцинированных пожилых мышей также не смогла нейтрализовать SHC014-MA15 (дополнительный рис. 5С). Примечательно, что вакцинация DIV приводила к стойкой иммунной патологии (дополнительная таблица 4) и эозинофилии (дополнительный рис. 5d-f). В совокупности эти результаты подтверждают, что вакцина DIV не будет защищать от инфекции SHC014 и, возможно, может усилить заболевание в пожилой вакцинированной группе.

В отличие от вакцинации мышей с DIV, использование SHC014-MA15 в качестве живой аттенуированной вакцины показало потенциальную перекрестную защиту от инфекции с SARS-CoV, но результаты имеют важные предостережения. Мы заразили молодых мышей 104 p. f. u. SHC014-MA15 и наблюдали их в течение 28 дней.затем мы бросили вызов мышам с SARS-MA15 на 29-й день (дополнительный рис. 6а). Предшествующее заражение мышей высокой дозой SHC014-MA15 обеспечивало защиту от вызова с летальной дозой SARS-MA15, хотя была только минимальная реакция нейтрализации SARS-CoV от антисыворотки, вызванной через 28 дней после заражения SHC014-MA15 (дополнительный рис. 6b, 1: 200). При отсутствии вторичного усиления антигена 28 d. p. i. представляет собой ожидаемый пик титров антител и подразумевает,что со временем будет снижена защита от SARS-ков 16, 17. Аналогичные результаты, свидетельствующие о защите от вызова с летальной дозой SARS-CoV, наблюдались у пожилых мышей BALB/c в отношении потери веса и репликации вируса (дополнительный рис. 6С, г). Однако инфекционная доза SHC014-MA15 в дозе 104 р. У. Е. индуцировала > 10% - ную потерю веса и летальность у некоторых пожилых животных (рис. 1 и дополнительный рис. 3). Мы обнаружили, что вакцинация с более низкой дозой SHC014-MA15 (100 p.f. u.) не вызывала потери веса, но также не смогла защитить пожилых животных от смертельной дозы SARS-MA15 (дополнительный рис. 6е, f). Вместе взятые данные свидетельствуют о том, что shc014-MA15 challenge может обеспечить перекрестную защиту от торс-ков с помощью консервированных эпитопов, но требуемая доза индуцирует патогенез и исключает использование в качестве аттенуированной вакцины.

Установив, что Спайк SHC014 обладает способностью опосредовать инфицирование клеток человека и вызывать заболевание у мышей, мы затем синтезировали полноразмерный инфекционный клон SHC014-CoV на основе подхода, используемого для SARS-CoV (рис. 3а) 2. Репликация в клетках Vero не выявила дефицита SHC014-CoV по сравнению с таковым для SARS-CoV (рис. 3b); однако SHC014-CoV был значительно (Р < 0,01) ослаблен в первичных культурах HAE как через 24, так и через 48 ч после заражения (рис. 3С). In vivo инфицирование мышей не продемонстрировало значимой потери веса, но продемонстрировало снижение вирусной репликации в легких при полноразмерной инфекции SHC014-CoV, по сравнению с SARS-CoV Urbani (рис. 3d, e). Вместе взятые результаты подтверждают жизнеспособность полноразмерного SHC014-CoV, но предполагают, что для его репликации требуется дальнейшая адаптация, эквивалентная репликации эпидемического SARS-CoV в респираторных клетках человека и мышей.

Рис. 3: полноразмерный SHC014-CoV реплицируется в дыхательных путях человека, но не обладает вирулентностью эпидемии SARS-CoV."

____________________________
_________________________



(Текст -- точнее, начало текста -- оригинала данной статьи на английском языке:
"Letter
Published: 09 November 2015
A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence
Vineet D Menachery, Boyd L Yount Jr, Kari Debbink, Sudhakar Agnihothram, Lisa E Gralinski, Jessica A Plante, Rachel L Graham, Trevor Scobey, Xing-Yi Ge, Eric F Donaldson, Scott H Randell, Antonio Lanzavecchia, Wayne A Marasco, Zhengli-Li Shi & Ralph S Baric
Nature Medicine volume 21, pages1508–1513(2015)Cite this article

1.11m Accesses

94 Citations

6249 Altmetric

Metricsdetails

A Corrigendum to this article was published on 06 April 2016
This article has been updated
Abstract
The emergence of severe acute respiratory syndrome coronavirus (SARS-CoV) and Middle East respiratory syndrome (MERS)-CoV underscores the threat of cross-species transmission events leading to outbreaks in humans. Here we examine the disease potential of a SARS-like virus, SHC014-CoV, which is currently circulating in Chinese horseshoe bat populations1. Using the SARS-CoV reverse genetics system2, we generated and characterized a chimeric virus expressing the spike of bat coronavirus SHC014 in a mouse-adapted SARS-CoV backbone. The results indicate that group 2b viruses encoding the SHC014 spike in a wild-type backbone can efficiently use multiple orthologs of the SARS receptor human angiotensin converting enzyme II (ACE2), replicate efficiently in primary human airway cells and achieve in vitro titers equivalent to epidemic strains of SARS-CoV. Additionally, in vivo experiments demonstrate replication of the chimeric virus in mouse lung with notable pathogenesis. Evaluation of available SARS-based immune-therapeutic and prophylactic modalities revealed poor efficacy; both monoclonal antibody and vaccine approaches failed to neutralize and protect from infection with CoVs using the novel spike protein. On the basis of these findings, we synthetically re-derived an infectious full-length SHC014 recombinant virus and demonstrate robust viral replication both in vitro and in vivo. Our work suggests a potential risk of SARS-CoV re-emergence from viruses currently circulating in bat populations.

Main
The emergence of SARS-CoV heralded a new era in the cross-species transmission of severe respiratory illness with globalization leading to rapid spread around the world and massive economic impact3,4. Since then, several strains—including influenza A strains H5N1, H1N1 and H7N9 and MERS-CoV—have emerged from animal populations, causing considerable disease, mortality and economic hardship for the afflicted regions5. Although public health measures were able to stop the SARS-CoV outbreak4, recent metagenomics studies have identified sequences of closely related SARS-like viruses circulating in Chinese bat populations that may pose a future threat1,6. However, sequence data alone provides minimal insights to identify and prepare for future prepandemic viruses. Therefore, to examine the emergence potential (that is, the potential to infect humans) of circulating bat CoVs, we built a chimeric virus encoding a novel, zoonotic CoV spike protein—from the RsSHC014-CoV sequence that was isolated from Chinese horseshoe bats1—in the context of the SARS-CoV mouse-adapted backbone. The hybrid virus allowed us to evaluate the ability of the novel spike protein to cause disease independently of other necessary adaptive mutations in its natural backbone. Using this approach, we characterized CoV infection mediated by the SHC014 spike protein in primary human airway cells and in vivo, and tested the efficacy of available immune therapeutics against SHC014-CoV. Together, the strategy translates metagenomics data to help predict and prepare for future emergent viruses.

The sequences of SHC014 and the related RsWIV1-CoV show that these CoVs are the closest relatives to the epidemic SARS-CoV strains (Fig. 1a,b); however, there are important differences in the 14 residues that bind human ACE2, the receptor for SARS-CoV, including the five that are critical for host range: Y442, L472, N479, T487 and Y491 (ref. 7). In WIV1, three of these residues vary from the epidemic SARS-CoV Urbani strain, but they were not expected to alter binding to ACE2 (Supplementary Fig. 1a,b and Supplementary Table 1). This fact is confirmed by both pseudotyping experiments that measured the ability of lentiviruses encoding WIV1 spike proteins to enter cells expressing human ACE2 (Supplementary Fig. 1) and by in vitro replication assays of WIV1-CoV (ref. 1). In contrast, 7 of 14 ACE2-interaction residues in SHC014 are different from those in SARS-CoV, including all five residues critical for host range (Supplementary Fig. 1c and Supplementary Table 1). These changes, coupled with the failure of pseudotyped lentiviruses expressing the SHC014 spike to enter cells (Supplementary Fig. 1d), suggested that the SHC014 spike is unable to bind human ACE2. However, similar changes in related SARS-CoV strains had been reported to allow ACE2 binding7,8, suggesting that additional functional testing was required for verification. Therefore, we synthesized the SHC014 spike in the context of the replication-competent, mouse-adapted SARS-CoV backbone (we hereafter refer to the chimeric CoV as SHC014-MA15) to maximize the opportunity for pathogenesis and vaccine studies in mice (Supplementary Fig. 2a). Despite predictions from both structure-based modeling and pseudotyping experiments, SHC014-MA15 was viable and replicated to high titers in Vero cells (Supplementary Fig. 2b). Similarly to SARS, SHC014-MA15 also required a functional ACE2 molecule for entry and could use human, civet and bat ACE2 orthologs (Supplementary Fig. 2c,d). To test the ability of the SHC014 spike to mediate infection of the human airway, we examined the sensitivity of the human epithelial airway cell line Calu-3 2B4 (ref. 9) to infection and found robust SHC014-MA15 replication, comparable to that of SARS-CoV Urbani (Fig. 1c). To extend these findings, primary human airway epithelial (HAE) cultures were infected and showed robust replication of both viruses (Fig. 1d). Together, the data confirm the ability of viruses with the SHC014 spike to infect human airway cells and underscore the potential threat of cross-species transmission of SHC014-CoV. ...")

… показать больше
  0   0
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   03.04.2020 01:50

Здравствуйте! Извиняюсь за повтор этого своего комментария (где-то в "Кругозоре" я его уже поставил)... Постепенно вроде бы проясняется источник нынешней "пандемии коронавируса". Окончательно выяснилось, что именно в городе Ухани (где всё это началось) расположен главный китайский Институт Вирусологии -- с лабораториями, предназначенными для "изучения", как говорится, "особо опасных инфекций"...

Кроме того, несмотря на нынешний временный спад экономики, именно власти Китая -- как, впрочем, и других диктаторских государств (включая Россию, увы) -- являются, очевидно, главными, так сказать, выгодо-приобретателями от нынешней пандемии, поскольку именно диктаторские режимы, наиболее приспособленные для всевозможных запретов и репрессий, теперь -- в нынешних условиях -- получили вроде бы очевидные преимущества перед более-менее демократическими и либеральными странами (хотя в нормальных условиях диктатуры, как известно, всегда проигрывают экономическое соревнование либеральным демократиям)...

Впрочем, конечно, нельзя пока полностью исключить и вероятность случайной "утечки" коронавируса из вышеупомянутого уханьского Института Вирусологии... Как, впрочем, нельзя исключить и вероятность того, что, так сказать, "интернациональную помощь" своим, как говорится, "китайским товарищам" вполне могли оказать в этом деле и представители путинского режима, имеющие большой опыт в осуществлении всевозможных "спецопераций" не только в России, но и в зарубежных странах...

И ещё добавлю, что нынешняя всемирная так называемая "борьба с коронавирусом", очень похожая то ли на эпидемию истерии и шизофрении, то ли на приучение народов к тоталитаризму, на мой взгляд, -- гораздо опаснее не только для экономики, но и вообще для человечества, чем сам этот коронавирус (вроде бы не очень сильно отличающийся по своей опасности от обычного гриппа)...

В качестве дополнения прилагаю ссылку на свою довольно старую небольшую статью "Не рукотворен ли китайский "коронавирус"?" -- http://maxpark.com/user/814874022/content/7011960 -- и пару ссылок на один из своих предыдущих "постов" по данной теме, а в самом конце -- и весь текст того "поста":
https://www.facebook.com/dimvds/posts/2893477207365328 , https://ok.ru/profile/285190372887/statuses/151369700068631 .

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.

P.S. Пара ссылок на материалы об упомянутом здесь Уханьском "Институте вирусологии Китайской академии наук" -- https://ria.ru/20200219/1564981186.html , https://ru.wikipedia.org/wiki/Уханьский_институт_вирусологии .

_________________________
____________________
________________



https://www.nature.com/articles/nm.3985 (Машинный перевод англоязычной научной статьи 2015 года об искусственной трансформации коронавируса летучих мышей в коронавирус, пригодный для того, чтобы вызвать эпидемию или даже пандемию среди людей. Согласно имеющимся данным, эти научные исследования были начаты в США, однако затем признаны незаконными, и их финансирование там было прекращено, в связи с чем они были продолжены в Институте вирусологии Китайской академии наук, в городе Ухани, где и началась нынешняя пандемия. Ссылка на комментарий в Фейсбуке, где можно прочитать о некоторых подробностях по данной теме -- https://www.facebook.com/dimvds/posts/2892204627492586?comment_id=2892258447487204 . Сначала прилагаю короткую цитату из этой статьи, а затем и её текст.):

"...Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV. ..."
________________


"Опубликовано: 09 Ноября 2015 Г.
Похожий на торс кластер циркулирующих коронавирусов летучих мышей показывает потенциал для появления человека
Винеет Д Menachery, Бойд Л Янт Младший, Кари Debbink, Судхакар Agnihothram, Лиза Электронная Gralinski, Джессика В Планте, Рейчел L Грэм, Тревор Скоби, Син-Йи Ге, Эрик Ф Дональдсон, Ч Скотт Рэнделл, Антонио Lanzavecchia, Уэйн В Мараски, Zhengli-Ли Ши & Ральфа Барич
Nature Medicine volume 21, pages1508-1513 (2015)цитируйте эту статью

1.11 м подъезды

94 цитаты

6249 Altmetric

Metricsdetails

Исправление к этой статье было опубликовано 06 апреля 2016 года
Эта статья была обновлена
Абстрактный
Появление коронавируса тяжелого острого респираторного синдрома (торс-ков) и ближневосточного респираторного синдрома (БВРС)-КоВ подчеркивает угрозу межвидовой передачи событий, приводящих к вспышкам заболевания у людей. Здесь мы исследуем потенциал заболевания вирусом, похожим на торс, SHC014-CoV, который в настоящее время циркулирует в популяциях китайских подковообразных летучих мышей1. Используя систему обратной генетики SARS-Cov2, мы сгенерировали и охарактеризовали химерный вирус, экспрессирующий Спайк коронавируса летучих мышей SHC014 в адаптированном к мышам позвоночнике SARS-CoV. Полученные результаты показывают, что вирусы группы 2b, кодирующие Спайк SHC014 в позвоночнике дикого типа, могут эффективно использовать множественные ортологи рецептора атипичного ангиотензинпревращающего фермента человека II (ACE2), эффективно реплицироваться в первичных клетках дыхательных путей человека и достигать титров in vitro, эквивалентных эпидемическим штаммам атипичной пневмонии. Кроме того, эксперименты in vivo демонстрируют репликацию химерного вируса в легких мыши с заметным патогенезом. Оценка имеющихся иммунотерапевтических и профилактических методов лечения ОРВИ показала их низкую эффективность; как моноклональные антитела, так и вакцинальные подходы не смогли нейтрализовать и защитить от инфекции ков с использованием нового спайкового белка. На основании этих результатов мы синтетически воссоздали инфекционный полноразмерный рекомбинантный вирус SHC014 и продемонстрировали надежную вирусную репликацию как in vitro, так и in vivo. Наша работа предполагает потенциальный риск повторного возникновения торс-ков от вирусов, циркулирующих в настоящее время в популяциях летучих мышей.

Главный
Появление торс-ков ознаменовало собой новую эру в межвидовой передаче тяжелых респираторных заболеваний с глобализацией, ведущей к быстрому распространению по всему миру и массовым экономическим последствиям 3, 4. С тех пор несколько штаммов—включая штаммы гриппа А H5N1, H1N1 и H7N9 и БВРС-КоВ—появились в популяциях животных, вызывая значительные заболевания, смертность и экономические трудности для пострадавших регионов5. Хотя меры общественного здравоохранения смогли остановить вспышку атипичной пневмонии ков 4, недавние метагеномические исследования выявили последовательности тесно связанных с атипичной пневмонией вирусов,циркулирующих в китайских популяциях летучих мышей, которые могут представлять будущую угрозу1, 6. Однако только данные о последовательностях дают минимальную информацию для идентификации и подготовки к будущим препандемным вирусам. Поэтому, чтобы изучить потенциал возникновения (то есть потенциал заражения человека) циркулирующих ков летучих мышей, мы построили химерный вирус, кодирующий новый зоонозный ков—спайковый белок-из последовательности RsSHC014—ков, которая была выделена из китайских подковообразных летучих мышей1-в контексте адаптированного к атипичной пневмонии костяка мыши. Гибридный вирус позволил нам оценить способность нового спайкового белка вызывать заболевание независимо от других необходимых адаптивных мутаций в его естественном костяке. Используя этот подход, мы охарактеризовали ков-инфекцию, опосредованную спайковым белком SHC014 в первичных клетках дыхательных путей человека и in vivo, и проверили эффективность доступных иммунотерапевтических средств против SHC014-ков. Вместе эта стратегия преобразует данные метагеномики, чтобы помочь предсказать и подготовиться к будущим появлениям вирусов.

Последовательности SHC014 и связанного с ними RsWIV1-CoV показывают, что эти ков являются ближайшими родственниками эпидемических штаммов SARS-CoV (рис. 1a, b); однако существуют важные различия в 14 остатках, которые связывают человеческий ACE2, рецептор для SARS-CoV, включая пять, которые являются критическими для диапазона хозяина: Y442, L472, N479, T487 и Y491 (ref. 7). В WIV1 три из этих остатков отличаются от эпидемического штамма SARS-CoV Urbani, но они, как ожидалось, не изменят связывание с ACE2 (дополнительный рис. 1а, в и дополнительная таблица 1). Этот факт подтверждается обоими экспериментами по псевдотипированию, которые измеряли способность лентивирусов, кодирующих спайковые белки WIV1, проникать в клетки, экспрессирующие человеческий ACE2 (дополнительный рис. 1) и анализами репликации in vitro WIV1-CoV (ref. 1). Напротив, 7 из 14 остатков ACE2-взаимодействия в SHC014 отличаются от таковых в SARS-CoV, включая все пять остатков, критичных для диапазона хостов (дополнительный рис. 1С и дополнительная таблица 1). Эти изменения вкупе с неспособностью псевдотипированных лентивирусов, экспрессирующих Спайк SHC014, проникать в клетки (дополнительный фиг. 1d), предположил, что Спайк SHC014 не способен связывать человеческий ACE2. Однако было сообщено,что аналогичные изменения в родственных штаммах SARS-CoV позволяют связывать ACE27, 8, что предполагает необходимость дополнительного функционального тестирования для верификации. Поэтому мы синтезировали Спайк SHC014 в контексте реплицирующе-компетентного, адаптированного к мышам костяка SARS-CoV (далее мы будем называть химерный ков SHC014-MA15), чтобы максимизировать возможности для изучения патогенеза и вакцинации у мышей (дополнительный рис. 2а). Несмотря на предсказания как структурного моделирования, так и экспериментов по псевдотипированию, SHC014-MA15 был жизнеспособным и реплицировался до высоких титров в клетках Vero (дополнительный рис. 2b). Подобно атипичной пневмонии, SHC014-MA15 также требовал функциональной молекулы ACE2 для входа и мог использовать ортологи ACE2 человека, циветты и летучей мыши (дополнительный рис. 2С, г). Чтобы проверить способность шипа SHC014 опосредовать инфекцию дыхательных путей человека, мы исследовали чувствительность клеточной линии эпителиальных дыхательных путей человека Calu-3 2B4 (ref. 9) к инфекции и обнаружена устойчивая репликация SHC014-MA15, сравнимая с таковой при ОРВИ-ков Урбани (рис. 1С). Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV.


Рис. 1: атипичные вирусы размножаются в клетках дыхательных путей человека и продуцируют патогенез in vivo.
Рисунок 1
а) полнометражные геномные последовательности репрезентативных ков были выровнены и филогенетически нанесены на карту, как описано в онлайновых методах. Шкала шкалы представляет собой нуклеотидные замены, причем маркируется только поддержка bootstrap выше 70%. Дерево показывает ков, разделенных на три различные филогенетические группы, определенные как α-ков, β-ков и γ-ков. Классические кластеры подгрупп обозначаются как 2a, 2b, 2c и 2d для β-ков и как 1a и 1b для α-ков. (b) аминокислотные последовательности доменов S1 спайков репрезентативных β-ков группы 2b, включая SARS-ков, были выровнены и филогенетически картированы. Шкала весов представляет собой аминокислотные замены. (С,D) репликацию вирусов SARS-коронавирус Урбани (черный) и SHC014-МА15 (зеленый) после заражения культуры клеток 3 2В4 (С) или высокодифференцированными, первичный воздух-жидкость Хэ клеточных культур (Д) при множественности заражения (МВД) в размере 0,01 для обоих типов клеток. Образцы были собраны в отдельные моменты времени с биологическими репликами (n = 3) как для экспериментов Calu-3, так и для экспериментов HAE. (e,f) потеря веса (n = 9 для SARS-CoV MA15; n = 16 для SHC014-MA15) (e) и репликация вируса в легких (n = 3 для SARS-CoV MA15; n = 4 для SHC014-MA15) (f) 10-недельных мышей BALB/c, инфицированных 1 × 104 p.F.u. мышей, адаптированных к SARS-CoV MA15 (черный) или SHC014-MA15 (зеленый) через интраназальный (i.n.) путь. (g,h) показаны репрезентативные изображения срезов легких, окрашенных на антиген SARS-CoV N от мышей, инфицированных SARS-CoV MA15 (n = 3 мыши) (g) или SHC014-MA15 (n = 4 мыши) (h). Для каждого графика центральное значение представляет среднее значение группы, а полосы ошибок определяют шкалу s.e.m., равную 1 мм.

Полноразмерное изображение
Чтобы оценить роль Спайка SHC014 в опосредовании инфекции in vivo, мы заразили 10-недельных мышей BALB/c 104 бляшкообразующими единицами (p. f. u.) либо SARS-MA15, либо SHC014-MA15 (рис. 1e-h). Животные, инфицированные SARS-MA15, испытывали быструю потерю веса и летальность при 4-дневной постинфекции (d. p. i.); напротив, инфекция SHC014-MA15 приводила к существенной потере веса (10%), но не летальности у мышей (рис. 1е). Исследование вирусной репликации выявило почти эквивалентные вирусные титры из легких мышей, инфицированных SARS-MA15 или SHC014-MA15 (рис. 1f). В то время как легкие у мышей, инфицированных SARS-MA15, показали сильное окрашивание как в терминальных бронхиолах, так и в легочной паренхиме 2 d.p.i. (рис. 1g), у мышей, инфицированных SHC014-MA15, наблюдалось снижение окрашивания антигеном дыхательных путей (рис. 1Н); напротив, в паренхиме или в общей гистологической картине не наблюдалось дефицита антигенного окрашивания, что свидетельствует о дифференциальной инфекции легочной ткани для SHC014-MA15 (дополнительная таблица 2). Затем мы проанализировали инфекцию у более восприимчивых животных в возрасте 12 месяцев. Зараженные SARS-MA15 животные быстро теряли вес и поддавались инфекции (дополнительный рис. 3а, б). Инфекция SHC014-MA15 индуцировала устойчивую и устойчивую потерю веса, но имела минимальную летальность. Тенденции в гистологическом и антигенном окрашивании образцов, которые мы наблюдали у молодых мышей, были сохранены у более старых животных (дополнительная таблица 3). Мы исключили возможность того, что SHC014-MA15 был опосредован инфекцией через альтернативный рецептор на основе экспериментов с использованием Ace2−/− мышей, которые не показали потери веса или окрашивания антигеном после инфекции SHC014-MA15 (дополнительный рис. 4а, В и дополнительная таблица 2). Вместе взятые данные указывают на то, что вирусы со Спайком SHC014 способны индуцировать потерю веса у мышей в условиях вирулентного Ковенанта.

Учитывая доклиническую эффективность терапии моноклональными антителами к Эболе, например ZMApp10, мы затем попытались определить эффективность моноклональных антител к атипичной пневмонии против инфекции SHC014-MA15. Ранее сообщалось о четырех широко нейтрализующих человеческих моноклональных антителах, нацеленных на спайковый белок SARS-CoV, которые являются вероятными реагентами для иммунотерапии 11, 12, 13. Мы изучили влияние этих антител на вирусную репликацию (выраженное в процентном ингибировании вирусной репликации) и обнаружили, что в то время как атипичная пневмония дикого типа была сильно нейтрализована всеми четырьмя антителами при относительно низких концентрациях антител (Рис.1). 2a-d), нейтрализация варьировалась для SHC014-MA15. Fm6, антитело, генерируемое фагом display и escape-мутантами 11, 12, достигало только фоновых уровней ингибирования репликации SHC014-MA15 (рис. 2а). Аналогичным образом, антитела 230.15 и 227.14, которые были получены из клеток памяти в инфицированных SARS-CoV пациентах13, также не смогли блокировать репликацию SHC014-MA15 (рис. 2b, c). Для всех трех антител различия между спайковыми аминокислотными последовательностями SARS и SHC014 соответствовали прямым или смежным изменениям остатков, обнаруженным у побеговых мутантов SARS-CoV (fm6 N479R; 230.15 L443V; 227.14 K390Q/E), что, вероятно, объясняет отсутствие нейтрализующей активности антител против SHC014. Наконец, моноклональное антитело 109.8 смогло достичь 50% нейтрализации SHC014-MA15, но только при высоких концентрациях (10 мкг / мл) (Рис.1). 2d). Вместе взятые результаты показывают, что широко нейтрализующие антитела против SARS-CoV могут иметь лишь незначительную эффективность против эмерджентных SARS-подобных штаммов CoV, таких как SHC014.

Рис. 2: моноклональные антитела к атипичной пневмонии имеют предельную эффективность в отношении атипичной пневмонии.
Рисунок 2
(a-d) анализы нейтрализации, оценивающие эффективность (измеряемую как уменьшение количества бляшек) панели моноклональных антител, которые все были первоначально сгенерированы против эпидемии SARS-CoV, против инфицирования клеток Vero SARS-CoV Urbani (черный) или SHC014-MA15 (зеленый). Тестируемые антитела были fm6 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) 11,12 (a), 230,15 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) (b), 227,15 (n = 3 для Urbani; n = 5 для SHC014-MA15) (c)и 109,8 (n = 3 для Urbani; n = 2 для SHC014-MA15) 13 (d). Каждая точка данных представляет собой среднее значение группы, а полосы ошибок определяют s. e. m.обратите внимание,что полосы ошибок в зараженных SARS-CoV Urbani клетках Vero в b, c перекрываются символами и не видны.

Полноразмерное изображение
Для оценки эффективности существующих вакцин против инфекции SHC014-MA15 мы вакцинировали пожилых мышей двукратно инактивированным цельным SARS-CoV (DIV). Предыдущие работы показали, что DIV может нейтрализовать и защитить молодых мышей от вызова с гомологичным вирусом14; однако вакцина не смогла защитить пожилых животных, у которых также наблюдалась усиленная иммунная патология, что указывает на возможность причинения животным вреда из-за вакцинации15. Здесь мы обнаружили, что DIV не обеспечивает защиту от вызова с SHC014-MA15 в отношении потери веса или вирусного титра (дополнительный рис. 5а, б). В соответствии с предыдущим сообщением с другими гетерологичными группами 2b CoVs15, сыворотка от DIV-вакцинированных пожилых мышей также не смогла нейтрализовать SHC014-MA15 (дополнительный рис. 5С). Примечательно, что вакцинация DIV приводила к стойкой иммунной патологии (дополнительная таблица 4) и эозинофилии (дополнительный рис. 5d-f). В совокупности эти результаты подтверждают, что вакцина DIV не будет защищать от инфекции SHC014 и, возможно, может усилить заболевание в пожилой вакцинированной группе.

В отличие от вакцинации мышей с DIV, использование SHC014-MA15 в качестве живой аттенуированной вакцины показало потенциальную перекрестную защиту от инфекции с SARS-CoV, но результаты имеют важные предостережения. Мы заразили молодых мышей 104 p. f. u. SHC014-MA15 и наблюдали их в течение 28 дней.затем мы бросили вызов мышам с SARS-MA15 на 29-й день (дополнительный рис. 6а). Предшествующее заражение мышей высокой дозой SHC014-MA15 обеспечивало защиту от вызова с летальной дозой SARS-MA15, хотя была только минимальная реакция нейтрализации SARS-CoV от антисыворотки, вызванной через 28 дней после заражения SHC014-MA15 (дополнительный рис. 6b, 1: 200). При отсутствии вторичного усиления антигена 28 d. p. i. представляет собой ожидаемый пик титров антител и подразумевает,что со временем будет снижена защита от SARS-ков 16, 17. Аналогичные результаты, свидетельствующие о защите от вызова с летальной дозой SARS-CoV, наблюдались у пожилых мышей BALB/c в отношении потери веса и репликации вируса (дополнительный рис. 6С, г). Однако инфекционная доза SHC014-MA15 в дозе 104 р. У. Е. индуцировала > 10% - ную потерю веса и летальность у некоторых пожилых животных (рис. 1 и дополнительный рис. 3). Мы обнаружили, что вакцинация с более низкой дозой SHC014-MA15 (100 p.f. u.) не вызывала потери веса, но также не смогла защитить пожилых животных от смертельной дозы SARS-MA15 (дополнительный рис. 6е, f). Вместе взятые данные свидетельствуют о том, что shc014-MA15 challenge может обеспечить перекрестную защиту от торс-ков с помощью консервированных эпитопов, но требуемая доза индуцирует патогенез и исключает использование в качестве аттенуированной вакцины.

Установив, что Спайк SHC014 обладает способностью опосредовать инфицирование клеток человека и вызывать заболевание у мышей, мы затем синтезировали полноразмерный инфекционный клон SHC014-CoV на основе подхода, используемого для SARS-CoV (рис. 3а) 2. Репликация в клетках Vero не выявила дефицита SHC014-CoV по сравнению с таковым для SARS-CoV (рис. 3b); однако SHC014-CoV был значительно (Р < 0,01) ослаблен в первичных культурах HAE как через 24, так и через 48 ч после заражения (рис. 3С). In vivo инфицирование мышей не продемонстрировало значимой потери веса, но продемонстрировало снижение вирусной репликации в легких при полноразмерной инфекции SHC014-CoV, по сравнению с SARS-CoV Urbani (рис. 3d, e). Вместе взятые результаты подтверждают жизнеспособность полноразмерного SHC014-CoV, но предполагают, что для его репликации требуется дальнейшая адаптация, эквивалентная репликации эпидемического SARS-CoV в респираторных клетках человека и мышей.

Рис. 3: полноразмерный SHC014-CoV реплицируется в дыхательных путях человека, но не обладает вирулентностью эпидемии SARS-CoV."

____________________________
_________________________



(Текст -- точнее, начало текста -- оригинала данной статьи на английском языке:
"Letter
Published: 09 November 2015
A SARS-like cluster of circulating bat coronaviruses shows potential for human emergence
Vineet D Menachery, Boyd L Yount Jr, Kari Debbink, Sudhakar Agnihothram, Lisa E Gralinski, Jessica A Plante, Rachel L Graham, Trevor Scobey, Xing-Yi Ge, Eric F Donaldson, Scott H Randell, Antonio Lanzavecchia, Wayne A Marasco, Zhengli-Li Shi & Ralph S Baric
Nature Medicine volume 21, pages1508–1513(2015)Cite this article

1.11m Accesses

94 Citations

6249 Altmetric

Metricsdetails

A Corrigendum to this article was published on 06 April 2016
This article has been updated
Abstract
The emergence of severe acute respiratory syndrome coronavirus (SARS-CoV) and Middle East respiratory syndrome (MERS)-CoV underscores the threat of cross-species transmission events leading to outbreaks in humans. Here we examine the disease potential of a SARS-like virus, SHC014-CoV, which is currently circulating in Chinese horseshoe bat populations1. Using the SARS-CoV reverse genetics system2, we generated and characterized a chimeric virus expressing the spike of bat coronavirus SHC014 in a mouse-adapted SARS-CoV backbone. The results indicate that group 2b viruses encoding the SHC014 spike in a wild-type backbone can efficiently use multiple orthologs of the SARS receptor human angiotensin converting enzyme II (ACE2), replicate efficiently in primary human airway cells and achieve in vitro titers equivalent to epidemic strains of SARS-CoV. Additionally, in vivo experiments demonstrate replication of the chimeric virus in mouse lung with notable pathogenesis. Evaluation of available SARS-based immune-therapeutic and prophylactic modalities revealed poor efficacy; both monoclonal antibody and vaccine approaches failed to neutralize and protect from infection with CoVs using the novel spike protein. On the basis of these findings, we synthetically re-derived an infectious full-length SHC014 recombinant virus and demonstrate robust viral replication both in vitro and in vivo. Our work suggests a potential risk of SARS-CoV re-emergence from viruses currently circulating in bat populations.

Main
The emergence of SARS-CoV heralded a new era in the cross-species transmission of severe respiratory illness with globalization leading to rapid spread around the world and massive economic impact3,4. Since then, several strains—including influenza A strains H5N1, H1N1 and H7N9 and MERS-CoV—have emerged from animal populations, causing considerable disease, mortality and economic hardship for the afflicted regions5. Although public health measures were able to stop the SARS-CoV outbreak4, recent metagenomics studies have identified sequences of closely related SARS-like viruses circulating in Chinese bat populations that may pose a future threat1,6. However, sequence data alone provides minimal insights to identify and prepare for future prepandemic viruses. Therefore, to examine the emergence potential (that is, the potential to infect humans) of circulating bat CoVs, we built a chimeric virus encoding a novel, zoonotic CoV spike protein—from the RsSHC014-CoV sequence that was isolated from Chinese horseshoe bats1—in the context of the SARS-CoV mouse-adapted backbone. The hybrid virus allowed us to evaluate the ability of the novel spike protein to cause disease independently of other necessary adaptive mutations in its natural backbone. Using this approach, we characterized CoV infection mediated by the SHC014 spike protein in primary human airway cells and in vivo, and tested the efficacy of available immune therapeutics against SHC014-CoV. Together, the strategy translates metagenomics data to help predict and prepare for future emergent viruses.

The sequences of SHC014 and the related RsWIV1-CoV show that these CoVs are the closest relatives to the epidemic SARS-CoV strains (Fig. 1a,b); however, there are important differences in the 14 residues that bind human ACE2, the receptor for SARS-CoV, including the five that are critical for host range: Y442, L472, N479, T487 and Y491 (ref. 7). In WIV1, three of these residues vary from the epidemic SARS-CoV Urbani strain, but they were not expected to alter binding to ACE2 (Supplementary Fig. 1a,b and Supplementary Table 1). This fact is confirmed by both pseudotyping experiments that measured the ability of lentiviruses encoding WIV1 spike proteins to enter cells expressing human ACE2 (Supplementary Fig. 1) and by in vitro replication assays of WIV1-CoV (ref. 1). In contrast, 7 of 14 ACE2-interaction residues in SHC014 are different from those in SARS-CoV, including all five residues critical for host range (Supplementary Fig. 1c and Supplementary Table 1). These changes, coupled with the failure of pseudotyped lentiviruses expressing the SHC014 spike to enter cells (Supplementary Fig. 1d), suggested that the SHC014 spike is unable to bind human ACE2. However, similar changes in related SARS-CoV strains had been reported to allow ACE2 binding7,8, suggesting that additional functional testing was required for verification. Therefore, we synthesized the SHC014 spike in the context of the replication-competent, mouse-adapted SARS-CoV backbone (we hereafter refer to the chimeric CoV as SHC014-MA15) to maximize the opportunity for pathogenesis and vaccine studies in mice (Supplementary Fig. 2a). Despite predictions from both structure-based modeling and pseudotyping experiments, SHC014-MA15 was viable and replicated to high titers in Vero cells (Supplementary Fig. 2b). Similarly to SARS, SHC014-MA15 also required a functional ACE2 molecule for entry and could use human, civet and bat ACE2 orthologs (Supplementary Fig. 2c,d). To test the ability of the SHC014 spike to mediate infection of the human airway, we examined the sensitivity of the human epithelial airway cell line Calu-3 2B4 (ref. 9) to infection and found robust SHC014-MA15 replication, comparable to that of SARS-CoV Urbani (Fig. 1c). To extend these findings, primary human airway epithelial (HAE) cultures were infected and showed robust replication of both viruses (Fig. 1d). Together, the data confirm the ability of viruses with the SHC014 spike to infect human airway cells and underscore the potential threat of cross-species transmission of SHC014-CoV. ...")

… показать больше
  0   0
фото

МЮД (Украина)   14.04.2020 13:14

В настоящее время,и,наверное,ещё очень долго основным способом защиты от заражения коронавирусом является тканевая маска.Но она,являясь пассивным способом защиты, недостаточно эффективна и может успешно использоваться при соблюдении минимального расстояния между взаимодействующими объектами 2 метра.Это условие практически очень трудно,а иногда и невозможно соблюсти, при пользовании общественными предприятиями-магазинами,аптеками;общественным транспортом...Для повышения эффективности защитных масок при применении в соответствующих условиях их нужно активировать при помощи карманных пульверизаторов с раствором перекиси водорода,распыляемого на наружной поверхности масок. Достаточной концентрацией его является 3%.Такая концентрация применяется для обеззараживания ран и в небольших количествах даже для приёма вовнутрь.Внутри помещений при большом количестве посетителей должны устанавливаться стационарные распылители перекиси водорода,создающие из него аэрозольный туман.При этом воздух будет дезинфицироваться частично уже внутри тела человека и затем при выдыхании в окружающем пространство.

… показать больше
  0   0
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   22.04.2020 10:58

https://iz.ru/1001343/2020-04-17/nobelevskii-laureat-zaiavil-ob-iskusstvennom-proiskhozhdenii-koronavirusa -- "Нобелевский лауреат указал на искусственное происхождение коронавируса".

Здравствуйте! Разумеется, едва ли какие-то "масоны" имеют к этому отношение...
Постепенно проясняется источник нынешней "пандемии коронавируса", разоряющей экономику и практически "обнуляющей" права человека. Уже довольно давно окончательно выяснилось, что именно в городе Ухани (где всё это началось) расположен главный китайский Институт Вирусологии -- с лабораториями, предназначенными для "изучения", как говорится, "особо опасных инфекций"...

Кроме того, несмотря на нынешний временный спад экономики, именно власти Китая -- как, впрочем, и других диктаторских государств (включая Россию, увы) -- являются, очевидно, главными, так сказать, выгодо-приобретателями от нынешней пандемии, поскольку именно диктаторские режимы, наиболее приспособленные для всевозможных запретов и репрессий, теперь -- в нынешних условиях -- получили вроде бы очевидные преимущества перед более-менее демократическими и либеральными странами (хотя в нормальных условиях, как известно, диктатуры проигрывают экономическое соревнование либеральным демократиям)...

Впрочем, конечно, нельзя пока полностью исключить и вероятность случайной "утечки" коронавируса из вышеупомянутого уханьского Института Вирусологии... Как, впрочем, нельзя исключить и вероятность того, что, так сказать, "интернациональную помощь" своим, как говорится, "китайским товарищам" вполне могли оказать в этом деле и представители путинского режима, имеющие большой опыт в осуществлении всевозможных "спецопераций", причём не только в России,... Кстати, на днях лабораторное происхождение "пандемии коронавируса", судя по сообщениям многих СМИ, было признано, в частности, одним из крупнейших телеканалов США "Фокс-Ньюс" и французским лауреатом Нобелевской премии вирусологом Люком Монтанье -- https://www.interfax.ru/world/704413 ("Fox News сообщил о лабораторном происхождении COVID-19"), https://iz.ru/1001343/2020-04-17/nobelevskii-laureat-zaiavil-ob-iskusstvennom-proiskhozhdenii-koronavirusa .

И ещё добавлю, что нынешняя всемирная так называемая "борьба с коронавирусом", очень похожая то ли на эпидемию истерии и шизофрении, то ли на приучение народов к тоталитаризму, на мой взгляд -- гораздо опаснее не только для экономики, но и вообще для человечества, чем сам этот коронавирус (вроде бы не очень сильно отличающийся по своей опасности от обычного гриппа)...

В качестве дополнения прилагаю ссылку на свою довольно старую небольшую статью "Не рукотворен ли китайский "коронавирус"?" -- http://maxpark.com/user/814874022/content/7011960 -- и пару ссылок на один из своих предыдущих "постов" по данной теме, а в самом конце -- и отрывок из того "поста":
https://www.facebook.com/dimvds/posts/2893477207365328 , https://ok.ru/profile/285190372887/statuses/151369700068631 .

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.

P.S. Пара ссылок на материалы об упомянутом здесь Уханьском "Институте вирусологии Китайской академии наук" -- https://ria.ru/20200219/1564981186.html , https://ru.wikipedia.org/wiki/Уханьский_институт_вирусологии .

P.P.S. И ещё три ссылки -- на довольно подробные публикации о вероятном происхождении "коронавируса", а также о его реальной опасности по сравнению с гриппом и с другими обычными болезнями -- https://www.inopressa.ru/article/31mar2020/washtimes/chinacoronavirus.html ("Китайские исследователи изучали смертоносные коронавирусы летучих мышей в лаборатории возле рынка животных в Ухане"), https://www.svoboda.org/a/30525376.html (""Он ведет себя необычно". Биолог об особенностях коронавируса"), https://habr.com/ru/post/494896/ ("Коронавирус: опасная иллюзия смертности").

_______________________
____________
_______



https://www.nature.com/articles/nm.3985 (Машинный перевод англоязычной научной статьи 2015 года об искусственной трансформации коронавируса летучих мышей в коронавирус, пригодный для того, чтобы вызвать эпидемию или даже пандемию среди людей. Согласно имеющимся данным, эти научные исследования были начаты в США, однако затем признаны незаконными, и их финансирование там было прекращено, в связи с чем они были продолжены в Институте вирусологии Китайской академии наук, в городе Ухани, где и началась нынешняя пандемия. Ссылка на комментарий в Фейсбуке, где можно прочитать о некоторых подробностях по данной теме -- https://www.facebook.com/dimvds/posts/2892204627492586?comment_id=2892258447487204 . Сначала прилагаю короткую цитату из этой статьи...):

"...Чтобы расширить эти данные, первичные культуры эпителия дыхательных путей человека (HAE) были инфицированы и показали надежную репликацию обоих вирусов (рис. 1d). Вместе эти данные подтверждают способность вирусов со Спайком SHC014 заражать клетки дыхательных путей человека и подчеркивают потенциальную угрозу межвидовой передачи SHC014-CoV. ..."
________________


"Опубликовано: 09 Ноября 2015 г. ..."
...

… показать больше
  0   0
фото

МЮД (Украина)   15.05.2020 11:50

Ещё одним конструктивным способом повышения эффективности защитных масок является изготовление их из токопроводящих тканей с подключением к низковольтному малогабаритному источнику электрического напряжения.Такие источники используются в телевидении
для дистанционной связи с участниками телепередач.Имеются научные данные о влиянии электрического потенциала на аэрозольную среду.Возможно, придание полярного заряда токопроводящей маске сделает её более эффективной при задержании проходящих через неё зараженных частиц.Эффективность маски должна увеличиваться при включении в её состав микроэлементов в виде тонких полос из различных материалов(лучше из металлов).При этом струи воздуха имеющие ламинарный характер при обтекании ворсинок цилиндрической формы меняют его на турбулентный и общее время контактирования содержащихся в проходящем через маску воздухе частиц с элементами масок увеличивается.Это даёт положительный эффект,если на маску нанесены дезинфицирующие средства.

… показать больше
  0   0

 

Опрос месяца

Хватит ли вам личных средств, чтобы прожить в условиях пандемии?

Стас ШпанинВалерия КореннаяЖурнал ГостинаяBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

26 Мая 2020

Григорий Амнуэль Григорий Амнуэль:

О Бродском и России

22 Мая 2020

Леонид АНЦЕЛОВИЧ Леонид АНЦЕЛОВИЧ:

ИНТЕРЕСНОЕ НАЧИНАНИЕ

Еще пандемия не закончилась, а первый звоночек уже прозвучал из уст главы бюджетного комитета Совфеда господина Артамонова – ввести уголовную ответственность за «серую» зарплату вне зависимости от суммы выплат.

Больше мнений