Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимое международное интернет-издание

Кругозор

интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
июль 2008

Люрс

 


Утром я встала невыспавшейся. Всю ночь вспоминала вчерашний разговор с Игорем. Оказывается, пять лет нашего близкого знакомства ничего не значат. Я сказала ему, что мне надоело быть хронической любовницей, и если он за пять лет никак не решился связать свою судьбу с моей, то всё – надо заканчивать. Он не высказал никаких возражений, тогда я встала и ушла. Всё, мы расстались навсегда.
Настроение было ниже нуля.

Виктор ПРЕЙС

Утром я встала невыспавшейся. Всю ночь вспоминала вчерашний разговор с Игорем. Оказывается, пять лет нашего близкого знакомства ничего не значат. Я сказала ему, что мне надоело быть хронической любовницей, и если он за пять лет никак не решился связать свою судьбу с моей, то всё – надо заканчивать. Он не высказал никаких возражений, тогда я встала и ушла. Всё, мы расстались навсегда.

Настроение было ниже нуля. На работе всё раздражало. Я выговорила старшей сестре отделения то, что думаю о её работе, а она заявила, что больше за внешний вид отделения ответственности не несёт, и чтобы я сама требовала у завхоза всё, что нужно. Тогда я вместе с ней пошла к завхозу. Там я совсем вела себя безобразно, кричала, ругалась, но это, как ни странно, возымело действие. Мы получили то, что просили.

В шестом часу вечера я закончила работу и направилась домой. Погода была как раз по моему настроению. Шёл промозглый мелкий дождь. Зонта у меня не было и я прикрывала голову сумкой, но это помогало мало. На моё счастье, автобус подошёл быстро. Я села в него, но оказалось, что он едет совсем не до нужной мне станции метро. И хотя поездка заняла полчаса, но всё же я находилась в тепле. Автобус довёз до метро «Юго-Западная». Там, несмотря на дождь, я решила зайти в гастроном, купила пакет молока, сыр, масло и батон. Но пока шла в магазин и обратно в метро, ноги мои окончательно промокли.

Войдя к себе во двор, я увидела людей, стоящих у моего подъезда. Меня очень «обрадовали», сообщив, что кодовый замок сломался, дверь не открывается, и что сейчас подъедут ремонтники. Я встала под навес, ноги мои были не только мокрыми, но и окоченевшими. Приехали ремонтники, открыли дверь и – о счастье (!) – я оказалась дома. Сбросила мокрый плащ, туфли и колготки, наполнила ванну водой, залезла туда и испытала блаженство, даже злость моя куда-то улетучилась. Пролежав так минут двадцать, завернулась в махровый халат, пошла на кухню и поставила чайник.

Но только собралась, было, попить чай, как вдруг телефонный звонок. Это мой сосед – старичокпрофессор. Извинился за поздний звонок.

– Мне необходимы ваша помощь и совет. Не могли бы зайти ко мне? Голос его очень тревожил. Я быстро одела спортивный костюм и пошла к нему.

– Людмила Викторовна, голубушка, ко мне пришёл мой ученик, мы сидели, беседовали, и вдруг ему стало плохо, он даже на какое-то мгновение потерял сознание. Жалуется на очень сильные боли в груди. Я вызвал скорую, но вот уже почти час прошёл, а она не едет, – сокрушался Константин Константинович.

Гость был в соседней комнате. В кресле сидел мужчина лет сорока, очень бледный, на лбу у него выступил пот.

– Что с вами?

– Сильные боли за грудиной. Константин Константинович дал валидол, но он боли не снял.

– Потерпите минутку, сейчас принесу лекарство.

Я пошла к себе, взяла нитроглицерин, тонометр и фонендоскоп. Измерила ему артериальное давление. Очень низкое. Нитроглицерин облегчения не принёс.

– А раньше у вас когда-нибудь болело сердце?

– Нет, никогда. Я ведь альпинист и горнолыжник.

– Простите, а как ваше имя и отчество?

– Виталий Витальевич.

– Виталий Витальевич, я думаю, что вам необходимо лечь в больницу.

– Никак не могу. Причина смехотворная, но важная. У меня собака дома. Дог. Зовут Люрс. Как же я Люрса брошу – ведь его кормить нужно, выгуливать...

– Знаете что, если доверяете, дайте мне ключи от вашей квартиры. Я сама поухаживаю за вашей собакой.

– Он добрый, говорите с ним побольше и он разрешит вам делать всё, – улыбнулся Виталий Витальевич.

Он объяснил, где находится еда и какие команды Люрсу надо подавать. В это время приехала «скорая», я отозвала доктора:

– Коллега, я терапевт, заведую отделением в 34-й больнице. У больного инфаркт. Отвезите его, пожалуйста, в мою больницу. Я сейчас позвоню в приёмное отделение и предупрежу.

– Нам сегодня «дали» другую больницу, – ответил тот, – но ничего – сделаем.

Больного забрали, я позвонила в приёмное отделение, потом взяла ключи, оставленные мне Виталием Витальевичем, пошла к себе, переоделась по погоде и направилась выгуливать дога.

Дом, в котором жил Виталий Витальевич, находился в конце нашей улицы, рядом с лесом. Я поднялась на четвёртый этаж, открыла ключом дверь квартиры. В прихожей было очень темно, я нащупала выключатель и зажгла свет. Посреди прихожей сидел огромный дог чёрного цвета, лишь на груди и передних лапах у него белели пятна. Он очень внимательно смотрел на меня, наклонив голову набок.

– Ну, здравствуй, Люрс, дай мне лапу!

Он послушался и я её пожала.

– Твой хозяин заболел, а мы с тобой сейчас отправимся гулять. Пошли?

Он взял с вешалки зубами намордник и поводок и поднёс мне. С большим опасением я надела ему намордник, прикрепила к ошейнику поводок и мы вышли на улицу. Собака вела себя очень спокойно, сделав свои дела, сразу запросилась обратно. Дома я дала ей еду и хотела было уйти, но Люрс не разрешил мне открыть дверь. Он перестал есть и, встав между мной и дверью, принялся как бы оттирать меня от неё.

– Люрс, но мне нужно идти к себе домой...

В ответ – басистый лай и тихое рычание. Я не знала, что делать, отошла от двери, а потом опять попыталась выйти. Но не тут-то было. Люрс меня не отпускал, а рычание стало громче.

– Ладно, Бог с тобой, я остаюсь, дома меня всё равно никто не ждёт.

Прошла в комнату, зажгла настольную лампу и стала думать, что же мне делать. Вспомнила: а ведь у меня есть хороший приятель, у которого тоже дог. И я позвонила ему. Рассказала о своей незавидной ситуации.

– Не вздумай насильно открывать дверь или отгонять его от двери, – предупредил Саша. – Он тебя искусает, ведь ты ему незнакома, а он охраняет квартиру. Смирись и ложись спать. Утром, если он не будет тебя выпускать, позвони мне.

– Саша, а чем их кормят?

– Свари суп. С мясом. И любую кашу.

Двигаться по квартире Люрс разрешал. Я нашла мясо, картошку, крупу и сварила ему суп и кашу. Люрс виимательно наблюдал за моими действиями.

– Ну, что, ты меня сегодня не выпустишь? Ладно, пойду постелю себе на диване и лягу.

Однако, только я постелила простыню, Люрс лапами стянул её и сам улёгся на диван.

– А-а, это твоё место? Тогда я лягу в кровать твоего хозяина, – сказала я Люрсу.

Он не возражал.

Утром я снова вывела его на прогулку, а когда мы вернулись домой, то дала ему еду, а сама направилась к двери. Люрс на мои действия не реагировал, и я ушла.

Приехав на работу, я сразу пошла к Виталию Витальевичу. Он лежал в реанимации в состоянии не из лучших.

– Доброе утро, как ваши дела?

– У меня, оказывается, инфаркт. А вы знали об этом вчера?

– Конечно, знала. Потому и настояла на госпитализации.

– А как Вы справились с Люрсом?

– Да, вечер у меня был интересный. Мы погуляли, вернулись домой, а затем он меня из квартиры не выпускал. Я решила лечь на диване, но он меня прогнал оттуда, а лечь в вашу постель разрешил.

– Диван – это его место, – улыбнулся Виталий Витальевич. – Ну, а то, что женщина ложится в постель к хозяину, для него не новость.

– А почему же он отпустил меня утром?

– По той самой причине. Женщины утром всегда уходят. Я вот лежу и ломаю голову, кого мне нанять ухаживать за собакой, пока я в больнице.

– Меня, – неожиданно для самой себя сказала я.

– Н-ну-у... Что вы, для вас ведь это сложно. Я и так вам очень признателен.

– Ничего, я справлюсь, – уже увереннее сказала я. – А вы будете мне давать ценные указания.

– Я буду вам очень благодарен, и так обязан... По гроб жизни. Но учтите: вечером он вас из квартиры не выпустит.

Виталий Витальевич шёл на поправку. Я каждый вечер приходила к нему домой, гуляла с Люрсом, кормила его и оставалась ночевать. Так продолжалось почти месяц. Люрс уже привык ко мне. Иногда, когда я смотрела телевизор, он садился рядом и клал свою голову мне на колени.

Наконец, Виталия Витальевича выписали и мы вместе приехали к нему домой. Радости Люрса не было предела. Он повизгивал, лизал хозяину руки и, наконец, встав во весь свой огромный рост, положил на хозяйские плечи лапы и стал лизать щёки, нос, губы, глаза. Невозможно было наблюдать без слёз. В тот вечер он меня домой отпустил.

Через пару дней позвонил Виталий Витальевич:

– А Люрс ведь по вас, Людмила Викторовна, скучает. Он ждёт вас, каждый вечер стоит у двери и тихо скулит. Зашли бы как-нибудь его проведать.

И я стала почти каждый вечер заходить к ним. Мы втроём гуляли, а потом они провожали меня домой. На прогулках Люрс не отходил от меня. Так продолжалось чуть больше недели.

– А знаете, что, – сказала я однажды, – пошли ко мне в гости.

В моей квартире Люрс быстро всё обнюхал и забрался в кресло, а мы с Виталием Витальевичем пошли пить чай на кухню. Сидели довольно долго и болтали о разном.

Он рассказал мне о себе, а я ему – о себе. Люрс пару раз заходил и смотрел, что мы делаем, а затем опять забирался в кресло.

– Уже поздно, пора уходить, – сказал Виталий Витальевич.

И скомандовал:

– Люрс, пошли!..

Но собака и не думала шевелиться.

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

90 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО

"Великий поэт" (Ранее не опубликованные фотографии Евгения Евтушенко)
"Великий поэт" (Ранее не опубликованные фотографии Евгения Евтушенко)

Противоречивого, безмерно талантливого, пытавшегося всю жизнь то приспособиться к миру и людям, которые его окружали, то взмывающему над ними, как буревестник.

Михаил Шур август 2022

Стихи Евгения Евтушенко
Стихи Евгения Евтушенко

Петровское окно

Закрыть Россию, ее Слово?
Да это же такая стыдь,
как изолировать Толстого
и Достоевского закрыть?

Бессмертный полк

И не иссякнет Русь, пока
Течет великая река
Из лиц Бессмертного полка.

Кругозор август 2022

УГОЛОК КОЛЛЕКЦИОНЕРА

Загадка пистолета Эймса
Загадка пистолета Эймса

Каждому коллекционеру оружия время от времени попадалось оружие с "легендой!, которая передается от владельца к владельцу. Может быть это пистолет, который, согласно легенде, принадлежал самому Бонапарту. Или мушкет, принадлежавший великому вождю краснокожих.

Влад Богатырев август 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x