обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
март '19
ЛИЧНОСТЬ

"Семь дней изменили мою жизнь"

Интервью со Светланой Тома

Светлана Тома - известная советская, молдавская и российская актриса театра и кино. Заслуженная артистка Российской Федерации, Народная артистка Молдовы. Сыграла множество ролей, но ее звездный час наступил после выхода картины "Табор уходит в небо" Эмиля Лотяну, где актриса выступила в образе молодой красавицы-цыганки Рады - гордой и страстной. Свою "звёздную" картину Светлана Тома представила и на прошедшем традиционном Фестивале российской культуры 2018 года "Россия в гостях у Эссена", где и удалось с ней побеседовать:

- Светлана, а как вы попали в кино? Ведь, кажется, до этого готовили себя к другой профессии?

- Ну… Это была моя историческая встреча с Эмилем Лотяну на троллейбусной остановке в Кишиневе. Перед самым поступлением на юрфак меня, 17-летнюю, на этой остановке заметил ассистент молдавского режиссёра Лотяну, который тогда как раз искал актрису на главную роль для фильма "Красные поляны". После этого я и состоялась совсем в другой профессии.

- А до этого хотели в адвокаты? Или, родители, может быть, направляли вас на эту дорожку?

- Нет. Просто моя тетушка, мамина родная сестра, жила тогда в Бухаресте и была там достаточно известным адвокатом, доктором права. Она приезжала к нам, мы с ней много разговаривали, и мне, с высоты моего юношеского восприятия жизни, казалось, что это прекрасная и интересная профессия. 

- И как родные, далекие в своих профессиях от искусства, восприняли то, что вы вдруг так резко поменяли свои стремления - от юриспруденции к актерству?

- Ну да, у нас никогда не было в роду актёров и вообще деятелей искусства. Папа -председатель колхоза, мама - в прошлом подпольщица… И когда мне Лотяну предложил сниматься, когда он приехал к мои родителям, спросил у них разрешения на мои у него съемки…

- …а, даже так? Приехал сам к родителям?

- Ну, конечно, так полагалось, поскольку я же была тогда несовершеннолетняя, домашняя девочка: надо было получить согласие от родителей. И Эмиль Владимирович, познакомившись с моими родителями, был, надо сказать, слегка удивлен папиным отношением ко всему этому. Папа, естественно, высказал свое мнение: что надо мне сначала получить нормальную профессию, а это актерство… Оно не воспринималось им как серьезное занятие в жизни.

- А мама?

- Мама отнеслась к этому лояльнее. Но, конечно, тоже без особого энтузиазма. Но Эмиль Владимирович сумел их в конце концов убедить, и я уехала с ним на первые мои съемки. В фильме "Красные поляны". Вообще, вся эта история произошла очень быстро, в течение буквально семи дней: с момента знакомства с ним на той самой троллейбусной остановке, до - первого съемочного дня. Семь дней, которые изменили мою жизнь, всю мою судьбу. И в эти семь дней вместилось всё: наше с ним знакомство, решение родителей, актерские кинопробы, утверждение меня в главной роли и, собственно, начало съёмок.

- А в "Красных полянах" вы тоже цыганка?

- Боже упаси! И почему - "тоже"?!

- Извините, не хотел вас обидеть… Просто в восприятии массового кинозрителя, когда звучит ваше имя, невольно всплывает образ красавицы-цыганки по имени Рада из фильма "Табор уходит в небо". И потом, вы же снимались в нескольких лентах именно в ролях цыганок…

- Да, в советском кинематографе из моих семидесяти с лишним ролей, я сыграла в четырех фильмах цыганку. И все четыре цыганки - это фильмы по классике. Первая - Маша в "Живом трупе" Толстого, потом Рада в "Таборе", это Горький, далее Тина в картине "Мой ласковый и нежный зверь" по Чехову и последняя - "Мои цыгане" по автобиографической повести грузинского классика Нодара Думбадзе на студии "Грузия-Фильм". А в "Красных полянах"…  нет, я никакая не цыганка. Обычная молодая девушка. Это фильм о первой любви деревенской девочки, тонкие взаимоотношения, первые эмоции. Очень красивый, романтичный фильм. По-моему, и сегодня смотрится на одном дыхании! 

- Что ж тут удивительного? "Табор…" тоже сейчас хорошо смотрится.

- Ну, "Табор…" - это уже моя десятая картина. После первого фильма, а это был 1965 год, я поступила в театральный институт (а я училась в Ленинграде, в ЛГИТМиКе, на экспериментальном курсе, набранном в Кишинёве), закончила его. Еще во время учебы в институте меня пригласил сниматься Владимир Яковлевич Венгеров, известнейший режиссёр, и предложил мне Машу в "Живом трупе". И для меня, тогдашней студентки третьего курса, работать рядом с такими большими артистами, как Алексей Баталов, Олег Басилашвили, Иннокентий Смоктуновский, Олег Борисов - это было что-то невероятное! И дальше, как говорится, пошла уже развиваться моя карьера в кино и в театре. И вот, через десять лет после первого фильма был "Табор уходит в небо"…

- …самая, пожалуй, знаковая ваша картина.

- И знаковая она не только для меня, но и для режиссера. Эмиль Лотяну - это уникальный режиссёр романтическо-поэтического кино в нашем кинематографе. И ранний романтический Горький, по мотивам рассказов которого снят "Табор…", очень точно совпал по тогдашнему душевному настрою с настроем режиссера Лотяну, оказался ему близок. Эта картина принесла советскому кинематографу немалые дивиденды. Картина была куплена для показа в 120 странах. Фильм этот получил множество разных престижных международных премий, в том числе Гран-при международного киноконкурса в Сан-Себастьяне… У меня тоже много международных призов за роль Рады. Это фильм, который знают во всем мире. Несмотря на тогдашний "железный занавес", когда вообще мало кто мог выезжать за границу СССР, только иногда в Болгарию, а я была с этим фильмом в 47 странах!

- А, кстати, на эту роль Рады в "Таборе…" вас сразу утвердили?

- Не-ет. Там на эту роль было несколько очень серьезных претенденток и много очень подробных, тщательных кинопроб. Ведь Эмиль Лотяну из тех кинорежиссеров, которые, пока не убедятся, что именно этот исполнитель сможет воплотить образ на экране, не утверждал артиста на роль. Он добивался всегда точного попадания артиста в образ, которого он, режиссер, видит для своего фильма. Меня, например, на роль Рады утвердили только после третьей кинопробы. Хотя я, казалось бы, была уже опытная актриса, и я вроде считалась актрисой Лотяну, и начинала у него… и так далее. Нет. Пока он сам не убедится в том, что это то, что он для себя видит в будущей картине, - никого и никогда не утверждал. И это правильно и очень профессионально.

- И в итоге, для зрителя вы - главная цыганка СССР, хотя вы - не цыганка…

-  Да, я не цыганка. Но я - артистка. В "Таборе…", кстати, снимались цыгане со всего Советского Союза, которых тщательно, каждого, отбирал Лотяну. Так вот Лотяну сделал всё для того, чтобы цыгане во время съёмок приняли меня за свою. И они, настоящие цыгане, представьте себе, поверили в то, что я тоже истинная цыганка!.. Они потрясающе потом ко мне относились… Например, такой был случай. Мне для съёмок были куплены старинные золотые роскошные серьги. И надо ж было такому случиться, что одну из них я… потеряла. Кошмар! Я решила, что всё кончено, меня удалят из фильма, лишат роли… И, представляете, когда цыгане, участвующие в съемках, об этом узнали, они - все до единого! - стали буквально ползать по поляне, прощупывать сантиметр за сантиметром всю съёмочную площадку, и… НАШЛИ серьгу! Это было так трогательно!

А после первого показа, который состоялся в том месте Карпат, в городке Виноградово, где мы снимали, выходит на сцену самый главный у цыган человек, старейшина, называемый "баро" (по-русски мы всегда называли его "цыганский барон"), говорит нам приятные слова, потом смотрит на меня: "А ты - настоящая цыганка, только скрываешь это. Ай, как нехорошо!" Так я поняла, что они меня признали.

- А как вы, опытная уже киноактриса, относитесь к пробам?

- К пробам… Вы знаете, пробы пробам - рознь. Например, в советском кино кинопробы - это был очень серьёзный процесс перед съемками. Это были многочисленные фотопробы, долгие поиски грима, костюмов, пробы с партнерами и без партнеров, в разных сценах будущего фильма, с режиссерами, с ассистентами, с операторами, и длилось это подолгу, все отбиралось очень подробно и тщательно тогда.

- А сегодня не так?

- Сегодня… Знаете, я много раз отказывалась в последнее время от разных кинопредложений, просто не хожу на пробы. Ну что это за кинопробы?! Представьте, они снимают вас, актрису, на… телефон. И часто тот, кто снимает картину, может даже вообще не быть профессиональным режиссёром, а просто… непонятно кем, то есть никакого профессионализма… Есть, конечно, талантливые ребята, кое-кто ухитряется делать, несмотря ни на что, хорошие фильмы, которые становятся событиями и у нас, и в мире.

- Вы много снимались, и не только у Лотяну…

- Да, мне повезло с режиссерами, и я им всем очень благодарна. Но, понимаете, Лотяну был человеком, который открыл для меня мир кино. Он был бесконечно талантлив и это был тот режиссер, которому я бесконечно доверяла. И Лотяну ни с кем сравнить по уровню нельзя. Он уникален. Но работать с ним было, конечно, сложно. Он был временами просто тираном.

- Даже по отношению к вам?

- Особенно ко мне…

- Вопрос, может быть, для вас неприятный, извините. Вы упомянули о "Живом трупе". Прекрасный фильм, и вы мне в роли Маши очень понравились, но… Меня там очень смущал голос, которым говорила ваша Маша. Потом я понял, что это голос… Людмилы Гурченко. Как  получилось, что вас озвучили?

- Дело в том, что я снималась в "Живом трупе", будучи студенткой института. Когда пришло время озвучания… А, надо сказать, Венгеров дружил с Людмилой Марковной, которая в то время была без работы. И Венгеров, видимо, решил: "Ну, Тома студентка…" То есть я, студентка, была бесправна! И я тогда не могла заявить об этом и предъявить свои претензии.

- А как вы отнеслись к конечному результату этой замены?

- Гурченко, при всём моём уважении к ней как к потрясающей актрисе, я считаю, "не попала" в Машу. Потому что моя Маша - это юное, свежее, чистое существо. И голос Гурченко "не попал" в эту юность и чистоту. Но я просто была поставлена перед фактом. Когда я пришла на премьеру, я...

- … а вы что - только на премьере об этом узнали?

- Да, только на премьере! Я ждала вызова на озвучание, ждала, ждала, но вызова всё не было… Алексей Владимирович Баталов время от времени ложился в больницу, у него были проблемы с глазами, и я думала, что озвучание задерживается по этой причине… Но когда я приехала на премьеру в Ленинград, я - ахнула. Меня просто вызвали на премьеру!?.. Для меня это был удар. Страшнейший. Я, конечно, спросила у Венгерова, в чем тут дело. А Владимир Яковлевич объяснил мне, что, мол, ну ты должна понять, ты все-таки студентка… и так… и сяк… Это был очень неприятный момент для меня.

- Вас массовый зритель больше знает и любит все-таки как киноактрису… Перед вами не вставала дилемма - театр или кино?

- Да нет… Был и театр, было и кино. И тем и другим занималась. Есть интересные роли, есть профессиональная работа. Это всё для меня - работа. Я очень люблю театр и - очень люблю кино. Я и сегодня не забываю театр: играю в антрепризных спектаклях.

- Когда вам что-то предлагают, есть ли для вас табу: на что вы никогда не пойдёте?

- Никогда - на разрушительную энергию персонажа. На тех персонажей, которые разрушающе действуют на психику зрителя. На это никогда не соглашусь.

- Отказывались от ролей?

- О-о! Конечно, и много раз.

- Не жалеете потом?

- Нет, не жалею. Всё ведь еще зависит от людей, от съёмочной группы, от человеческих качеств участников съёмок. Бывало, я приезжала на пробы и вдруг чувствовала, что режиссёр мне… неприятен, вызывает раздражение. В человеческом плане. Когда нет контакта человеческого, ничего не получится и в творчестве. У меня была единственная в моей практике картина (называть её не буду), где меня уже утвердили на роль, но у меня оказалась полная несовместимость с партнером, с которым надо было играть любовь и все такое, и - ничего не получилось. Я ушла.

- С дочерью Ириной Лачиной сниматься приходилось?

- Да. В сериале, который принёс ей большую известность - "Леди Бомж" и "Леди Босс". У меня там небольшая роль, эпизодическая, но важная для сюжета. А когда она была маленькая, у меня с ней было несколько общих фильмов, где я - мама, а она - дочка.

- А с родным человеком вам играть легче или труднее?

- На площадке нет родных людей. Это работа, и ты актриса, и они актёры, и только.

- Вопрос, который не могу вам не задать: вы так потрясающе выглядите, в такой отличной физической форме. Есть у вас рецепт этого?

- Мой рецепт - это Всевышний… Но вообще-то, я же бывший спортсмен. Занимаюсь и сейчас. Постоянно. Утром - комплекс получасовой. Даже иногда себя за волосы тяну и - делаю эту зарядку. Надо быть в форме.

Автор выражает благодарность Обществу "Rhein-Ruhr-Russland" (Эссен) в лице Любови Яковлевой-Шнайдер и Мартина Шнайдера за помощь в организации этого интервью."

_______________________________  
На фото:

Цветы - любимой актрисе.
Светлана Тома на "красной дорожке" в Эссене.
Светлана Тома.
Во время беседы с автором.
С. Тома в фильме "Табор уходит в небо".

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

Опрос месяца

Как вы считаете: "Новая холодная война" это метафора или геополитическая реальность?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

24 Марта 2019

Леонид АНЦЕЛОВИЧ Леонид АНЦЕЛОВИЧ:

Почему я не еврей?

Бывший тогда министром обороны Шимон Перес вспоминает, что командующий ВВС Израиля Биньямин Пелед поинтересовался, собирается Перес захватить только аэропорт Энтеббе или всю Уганду?

23 Марта 2019

Виталий Цебрий Виталий Цебрий:

The кандидатура: фарс или последний шанс Украины?

Не помню на своем веку таких страстей и одновременно такой растерянности, какие царят сегодня вокруг выборов в Украине нового президента!

07 Марта 2019

Яков ФРЕЙДИН Яков ФРЕЙДИН:

КОСИТЬ ПОД ИНОСТРАНЦА

Больше мнений