независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
май '20
ПРОЗА

Карантинная служба

Эссе

Позвонил на днях мне мой приятель из Лос-Анжелеса и рассказывает такую занятную историю:

— Эпидемия коронавируса подошла к моему родному Лос-Анжелесу довольно деликатно и без больших жертв, если сравнить, скажем, с Нью-Йорком или Италией. Однако карантинные правила в городе ввели довольно суровые: мы все сидели по домам и лишь изредка выходили на улицу чтобы прогуляться, пойти за покупками в продуктовые магазины или аптеки. В город пришла весна, и хотя она в наших краях мало, чем отличается от лета или зимы, но всё же настроение было весеннее и дома сидеть совсем не хотелось. Поэтому я карантин изредка нарушал, чтобы встретиться с приятелями, которые явно были здоровы и никого заражать не собирались, разве, что своим хорошим настроением. Шансы подцепить вирус в наших краях совсем крохотные. Посудите сами, в округе Лос-Анжелеса на 10 миллионов жителей вирус диагностировали только у десяти тысяч, шанс встретить заражённого — одна десятая одного процента, а подцепить от него вирус и того меньше. Так что мы на все эти игры с карантином смотрели с некоторой иронией, но и совсем игнорировать их не могли — закон есть закон, а потому некоторые предосторожности всё же соблюдали.

На прошлой неделе гуляю я со своей собачкой по бульвару Сансет и вижу — идёт навстречу мой давнишний знакомый Джеф, который тоже решил пройтись на свежем воздухе. Хотя мы оба были в намордниках, то есть в медицинских масках, он меня узнал. Мы поприветствовали друг друга локтями, как сейчас принято, и дальше пошли гулять вместе. Поболтали о том, о сём, а потом Джеф мне говорит:

— У меня к тебе деловое предложение. Ты только не говори сразу «нет», а послушай. Впрочем, сделаем так — лучше я тебе ничего объяснять не стану, а предлагаю принять в моём бизнесе пробное участие, пока только на один вечер. Мне партнёр нужен. Доход делим поровну, после вычета расходов, разумеется. Ты за один вечер получишь свою долю 400 долларов. Если понравится, сможешь делать по восемьсот за вечер, но это только пока карантин не отменили. Краткосрочный бизнес, к сожалению, и надо ловить миг удачи. Ты попробуй хоть на один вечер, а там решай, стоит тебе этим заниматься или нет.

— А это, надеюсь, в рамках закона? — спрашиваю я.

— Абсолютно! Мы с тобой закон уважаем и деньги за работу нам платят охотно и даже с радостью. Если согласен, сегодня в шесть вечера я за тобой заеду.

Короче говоря, в этот же вечер ровно в шесть часов у двери моей квартиры тренькнул звонок. Я открыл и оторопел: передо мной стоял вроде как марсианин в пластиковом скафандре, но без шлема. Подмышкой марсианин держал пакет. Это был Джеф. Он прошёл в комнату, сел у стола и говорит:

— Это я в костюме биологической защиты, и для тебя такой  принёс. Одевайся скорее и поедем на дело.

— Погоди, погоди, — говорю, — какое дело? Ты что, собираешься в таком виде грабить банк или ещё что-то в этом роде?

Он засмеялся и отвечает:

— Я же тебе сказал, всё честно, никакого нарушения закона. То, что я делаю, это гуманитарная помощь людям в трудное время — нормальный бизнес. Давай, натягивай на себя этот «презерватив», только шлем пока не надевай — это потом, и поехали: нам через четверть часа надо быть у клиента.

Влез я в этот пластик, он меня всего облепил от обуви до шеи, а шлем — эдакий прозрачный колпак с трубками и респиратором снаружи я надевать не стал. Мы спустились вниз. У подъезда на улице стоял джип, на котором Джеф обычно ездил на работу, мы уселись и поехали.

Минут через десять подъезжаем к высотке. Тут у нас в центре города немало больших старых домов постройки ещё 20-х и 30-х годов прошлого века. Многие в стиле арт-деко — красота. Только на красоту эту смотреть некому, на улицах пусто, все по домам сидят и на выгул по вечерам не ходят. Мы надели шлемы, на руки натянули резиновое перчатки, поднялись в лифте на шестой этаж и нашли нужную квартиру. Джеф позвонил.

Дверь открыла женщина лет сорока или пятидесяти, сказать точнее сложно — нижняя половина лица у неё была замотана шарфом. Она в испуге уставилась на наши скафандры, молчала и только глазами моргала. Джеф говорит:

Мэм, прошу прощения, карантинная служба. Мы вынуждены носить такие защитные костюмы. Здесь проживает мистер Алан С.?

Она утвердительно кивает.

—О-Кей, — продолжает Джеф, — нам надо с ним поговорить. Можете его позвать сюда к дверям? Без особой нужды мы внутрь не имеем права заходить.

Женщина опять закивала, повернула голову и крикнула: «Ал! Иди скорее сюда! Это к тебе!» Сразу же за её спиной нарисовался мужчина лет под пятьдесят, высокий, довольно интересный, с усиками в форме греческой буквы «дельта». Он взглянул на нас, как мне показалось, без особого удивления, и спрашивает:

— Чем могу помочь? Что случилось? Мы с женой как раз обедаем…

— Ваше имя Алан С.? — спрашивает его Джеф, сверяясь с записью в блокноте, который у него в руке.

— Да, — говорит тот, — а в чём дело? У нас тут все здоровы, так что…

— Мне нужно задать вам несколько вопросов, — перебивает его Джеф, — вы вчера около 11 часов утра заходили в аптеку CVS на 7-й улице?

— Заходил, а что, не имею права?

— Не в этом деле. Вы в аптеке разговаривали с неким мистером Алехандро Гонзалесом?

— Да, действительно, это мой сослуживец, мы там встретились и поговорили…

— Дело в том, — продолжает Джеф нахмурив брови, — этот мистер Гонзалес вчера вечером почувствовал себя плохо, поднялась высокая температура, кашель сильный, и его увезли в госпиталь. Там сделали тест на коронавирус и тест оказался положительным. Поэтому каждый, кто с мистером Гонзалесом за последнюю неделю контактировал, подлежит обязательной карантинной изоляции на 14 дней. Никаких физических контактов с внешним миром. У нас есть приказ увезти вас в специально оборудованную гостиницу за городом. Это бесплатно, у вас там будет отдельная комната и трёхразовое питание. Вы отказаться не можете. Надо ехать немедленно.

Тут эта женщина — в слезы, а муж её успокаивает, что, мол, нечего реветь, неизвестно ещё заразился ли он от этого Гонзалеса. Спорить, говорит, бесполезно, раз такие правила, придётся ехать. А если что, там есть врачи. Сразу видно, этот Алан человек рассудительный. Джеф ему тогда говорит:

— Мы вас тут в коридоре у дверей подождём, а вы быстренько соберите, что может понадобиться на время карантина, и мы вас отвезём. Возьмите с собой бельё и одежду на две недели, туалетные принадлежности, телефон чтобы жене звонить, личные вещи, сами решайте. Может книжки какие чтобы почитать, только давайте побыстрее, у нас ещё несколько таких, как вы, надо навестить. А пока наденьте на лицо эту маску и вот ещё резиновые перчатки.

Мы стоим в коридоре у открытой двери, хозяева убежали внутрь собирать вещи, а Джеф мне подмигивает. Я тогда и не понял — почему? Минут через десять появляется этот Алан в куртке, на лице маска, а в руке небольшой чемодан. Сзади его жена стоит, слезу утирает и шепчет: «Как устроишься, сразу звони», ну и всё такое в этом роде. Он ей помахал рукой в резиновой перчатке и мы на лифте поехали вниз.

Мы с Аланом сели в джип на задние сидения, а Джеф за руль. Как отъехали за угол, Джеф вдруг снял с себя шлем, а Алан с лица маску содрал и говорит нам:

— Ну вы, ребята, даёте! Здорово разыграли, как по нотам! Комар носа не подточит.

— Да уж, — отвечает Джеф с ухмылкой, — мы своё дело знаем. Не вы первый, не вы последний. Вы, мистер, дайте мне адрес, куда сейчас ехать?

Алан ему адрес продиктовал, Джеф его ввёл в навигатор и мы помчались, благо машин на улицах почти не было. Где-то через четверть часа подъехали к небольшому домику с садом и гаражом. В окнах горел свет. Алан сказал: «Приехали. Это здесь». Джеф остановил джип у гаража, Алан прихватил свой чемодан, махнул нам рукой в резиновой перчатке и вышел. Мы сразу уехали.

Ехали молча. Минут через пять Джеф остановил машину, расстегнул на себе скафандр и достал из кармана бумажник. Отсчитал четыре сотни долларов и подаёт мне:

— Держи, это твоя доля.

— Может ты объяснишь мне, что тут происходит, что за маскарад? — спрашиваю я.

— А я думал, что ты уже сам догадался. Тогда слушай. Я использую нынешнюю карантинную ситуацию чтобы помогать любящим сердцам соединиться и уединиться. Дело в том, что у этого Алана есть любовница, но до сих пор видеться им приходилось урывками, чтобы его жена не догадалась. А тут, спасибо коронавирусу и моему бизнесу, мы умыкнули его от жены и привезли домой к любовнице на целых две недели. Все четырнадцать дней его жена будет в полной уверенности, что её муж тоскует в карантине в полном одиночестве, а он в эти самые дни будет ловить кайф в объятиях своей подруги. Я организовал этот сервис из альтруистических соображений — пусть хоть кому-то будет радость и удовольствие посреди чумной атмосферы. Разумеется это не даром. Плата скромная — тысяча долларов за вызов. Клиенты довольны и счастливы, а мы с тобой не внакладе. Ну как, поедешь снова? У меня на завтра есть два вызова. Поедешь?

— Почему бы и нет, — отвечаю, — поеду. Деньги не помешают, а кроме того мне нравится играть роль соединителя сердец. И тел тоже…

_________________________________
©Jacob Fraden, 2020
Рассказы Якова Фрейдина можно прочитать на его веб–сайте: www.fraden.com/рассказы, а книги можно приобрести через: http://www.fraden.com/books

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
Политика конфиденциальности

 

Опрос месяца

Хватит ли вам личных средств, чтобы прожить в условиях пандемии?

Стас ШпанинВалерия КореннаяЖурнал ГостинаяBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

26 Мая 2020

Григорий Амнуэль Григорий Амнуэль:

О Бродском и России

22 Мая 2020

Леонид АНЦЕЛОВИЧ Леонид АНЦЕЛОВИЧ:

ИНТЕРЕСНОЕ НАЧИНАНИЕ

Еще пандемия не закончилась, а первый звоночек уже прозвучал из уст главы бюджетного комитета Совфеда господина Артамонова – ввести уголовную ответственность за «серую» зарплату вне зависимости от суммы выплат.

Больше мнений