обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
июнь '19
ЛИЧНОСТЬ

Человек, который выстоял

Василь Быков: c войны так и не вернувшийся…

ПОХОРОНЕН БЫЛ ЗАЖИВО

19 июня 1945 года ему исполнился 21 год. И уже год, как дома из похоронки знали, что он "пал смертью храбрых". Он погиб и вернулся, чтобы понять то, что уже не изжить. Он выстоял не только в войне. Тяжелее и невыносимее был сам труд понимания, силы, чтобы прожить немыслимые жизни не только своих героев, но и свою. Василь Быков с самых первых рассказов говорил только о войне. В этом смысле он никогда не вернулся оттуда. И с самого начала он не писал о торжестве и победе. А только последнее напряжение испытания, гибели, из которых нельзя было выбраться прежним.

Виктор Астафьев часто говорил, что с войны вообще нельзя вернуться живым, нельзя вернуться победителем. Можно разве выстоять, что выше победы. Они двое были всегда в конфликте с поколением, с теми, кто определил войну в раз и навсегда высокие и гордые, не подвергаемые резкому анализу, страницы истории.

Василь Быков узнал властную силу этой общественной гордости раньше Астафьева, сразу после повести "Мертвым не больно". Писателю объяснили, что есть обстоятельства, когда надо стрелять и судить своих  для пользы общего дела, и загнали повесть в молчание. Позднее он оставит читателя наедине с героями самим решать степень правоты героев и автора. Появится чувство, что все они, как и автор, живут с похоронкой внутри, которая сразу освобождает человека от общественного лицемерия и защитного быта, выставляя его на узкий высокий порог, с которого только и пути, что в гибель. Никто из них не увидит победы своего прозрения. Человек еще остается в тенетах истории и самозащитной неправды.

…Зоська шла на очередное задание ("Пойти и не вернуться"), а встретила любовь, чтобы тут же и потерять ее, и покатиться к гибели, потому что зло оказалось расчетливее и беспощаднее ее чистоты. У войны свои правила, и их впервые понимает даже еще вчера хороший партизан, а сегодня  враг и противник Зоськи.

… Старый солдат Агеев ("Карьер") вернется во времена юности и будет долгое лето перекапывать старый карьер, чтобы успокоить себя, что четыре десятка лет назад расстреливаемый здесь, он не погубил свою нечаянную возлюбленную, что чудо сберегло ее, и он заплатил за все сам. "Они жили настоящим, каждым мгновением, ибо только это мгновение принадлежит им. Завтра для них могло не быть вовсе…"

Их открытия кажутся просты нынешнему изощренному, вскормленному безопасным книжным знанием уму, даже странны, но они знают что-то, что выше и значительнее слов.

И вот эту-то атмосферу, эту непостижимую тонкость Быков и описывает из повести в повесть. Его настойчивость, его непостижимое желание достучаться до нашего сознания, почти болезненно. Природа не знает света. Идут долгие глухие снега, льют ненастные дожди, мороз коробит бинты. Поля враждебны, леса чужды, дороги гибельны. Против них ополчается и время - не успевают дойти, дожить до рассвета, выйти к своим. Взбунтовавшаяся против войны жизнь ломает часы и времена года.

"В тумане" проходит короткая и бесконечная, стремительная и затянувшаяся операция, в которой партизану Бурову надо было "просто" убить предателя. А все оказывается буднично и неразрешимо, когда все герои повести, ничего не сумев объяснить, будут мертвы.

"Стужа" гонит вчерашнего комсомольца и молодого партийца, нынешнего партизана Азевича от деревни к деревне, где вчера он тяжело строил "светлое будущее", а сегодня ему нет пристанища, потому что он строил его слишком страшно. И теперь ему все одинаково чужие: и свои, и немцы.

ТАК, КАК БЫЛО…

До появления в литературе Василя Быкова такие сюжеты были не в тягость. Ответы авторов известны заранее: и предатель получит свое, и партизан - свое. А тут погибает с клеймом предателя честный человек ("В тумане"), и смерть навсегда уносит его тайну, и жена, и сын, односельчане навсегда определят его в молчаливые черные списки. Так что война и по окончании доберет свое искаженными судьбами, продолжая страшную жатву.

Не жалко было бы районного инструктора Азевича ("Стужа") - увечил жизнь деревни гибельной коллективизацией, ломал жернова, оставляя детей без хлеба - пусть теперь помучается чужим на родной земле. А только Быков таких задач не ставил. В том - то и беда, что парень - то обыкновенный, совестливый, из самого народа. Да только "чужая воля правила свой дьявольский бал на человеческих жизнях… Он жил чужой совестью, по чужим законам. Он давно все понял, да что с того, когда НКВД  кружит над ним и некуда ему деться. У немцев - стужа, у своих - стужа. И он мечется, заметаемый снегом, и плетется за ним черный молчаливый пес, выросший на трупах, не подходя и не отставая".

Лейтенант Никольский  ("Дожить до рассвета") хотел верить, что все, им совершенное в таких муках, должно где-то обнаружиться, сказаться в чем-то. Пусть не сегодня, не здесь, не на этой дороге…"Но ведь должна же его мучительная смерть, как и тысячи других, не менее мучительных смертей, привести к какому-то результату в этой войне. Иначе как же погибать в совершеннейшей безнадежности на этой земле и в этой войне. Ведь зачем-то он родился, жил, столько боролся, стрелял, пролил горячую кровь и теперь в муках отдавал свою жизнь. Должен же в этом  быть какой-то пусть не очень значительный, но все же человеческий  смысл…"

Автору, самому израненному солдату, жалко этих ребят, как своих детей, умирающих, которые, не успев пожить и порой, не успев даже сказать того, что поняли, унеся в смерть правду, которая могла озарить их жизнь. Это тяжело читать, но писать во сто крат тяжелее, постоянно носить эту боль в себе, заглянуть  в самое ее дно и умереть с молодым Буровым, встать под расстрел с Агеевым, кружиться в мертвой стуже с Азевичем и вместе с лейтенантом Никольским вглядываться в конец жизни. Чтобы выжить, надо было убить, и убить не одного, а многих, и чем больше, тем надежнее становилось существование одного и всех.

Война застала Быкова  на земле Украины.  Он был мобилизован на оборонные работы и отступал вместе с военными частями до Белгорода, где отстал от основной колонны инженерного батальона. Его задержал комендантский патруль, и по подозрению в шпионаже Василя несколько дней продержали под арестом. По словам Быкова, перед отходом из Белгорода были расстреляны все его сокамерники, его же самого пожилой охранник пожалел и дал убежать, выстрелив в воздух. Быков пешком отправился к Харькову, где ему удалось присоединиться к своей оборонной команде. В 1942 году Быкова призвали в армию и направили в Саратовское училище пехоты, которое он закончил в 1943 году в звании младшего лейтенанта. Он участвовал в боях под Кривым Рогом, Знаменкой, Александрией. В бою под Северинкой (Кировоградская область) Василь чудом не был раздавлен немецким танком, получил тяжелейшие ранения и сумел добраться до санчасти.  В это  время командир написал рапорт о его гибели, и до сих пор на братской могиле возле Северинки значится имя Быкова.

На сакраментальный вопрос о страхе, боялся ли, он сказал: "Конечно, боялся, а, может, порой и трусил. Но страхов на войне много, и они все разные. Страх перед немцами - что могли взять в плен, застрелить; страх из-за огня, особенно артиллерийского или бомбёжек. Если взрыв рядом, так, кажется, тело само, без участия разума, готово разорваться на куски от диких мук. Но был же и страх, который шёл из-за спины - от начальства, всех тех карательных органов, которых в войну было не меньше, чем в мирное время. Даже больше".

В 1959 году была опубликована первая повесть начинающего писателя под ' названием "Журавлиный крик", а вышедшая в свет в 1961 году "Третья ракета" принесла ему всесоюзную славу. Огромный успех имела повесть "Альпийская баллада" (1963), по которой был снят фильм, получивший несколько наград. В "Альпийской балладе" Быков первым из советских писателей показал плен как трагедию, а не как вину героя, и описал нежные чувства между советским солдатом и итальянской девушкой.

НАВСЕГДА ФРОНТОВИК

В 1982 году Василь Быков становится автором повести "Знак беды", которая стала значительным  произведением в литературе советского пространства. За это творение писатель награжден престижной Ленинской премией.

Вышедшая в 1970 году повесть "Сотников" откровенно раскрыла тему предательства и заставила говорить о таланте Василия Владимировича. Каждая новая повесть Быкова была литературным событием. Государственной премии удостоены "Обелиск" (1971) и "Дожить до рассвета" (1974), "Пойти и не вернуться" (1978).

В повести "Мертвым не больно" (1965) автор без прикрас описывал жестокую правду войну так, как он ее видел своими глазами. Но несогласие с официальной идеологией обошлось  Василию Владимировичу дорого - на писателя была открыта настоящая травля. Кроме гневных статей в газете, жену писателя вызывали на 'беседы' в органы безопасности, в их квартире разбили окна, а на собраниях Быкова клеймили и предлагали 'убираться на запад'. Фронтовик не отступил.

Повесть "Знак беды" (1982) была отмечена Ленинской премией. Это рассказ о немолодых крестьянах, которые пережили немецкую оккупацию и добровольно ушли из жизни. Критики называли эту повесть самым антивоенным произведением Быкова. Тема нравственного выбора человека и режима остается ведущей и в повестях "Карьер"(1986), "В тумане"(1987), "Облава" (1990).

Все произведения Василя Быкова пропитаны запахом войны. Военные  годы оставили след в сердце писателя, отразились на его жизни и памяти. Фрагменты воспоминаний всплывали в голове Василя Владимировича все время, доказательством этого может послужить книга "Долгая дорога домой", написанная в 2002 году. Ему приходилось наблюдать кровь, голод и смерть, которая постоянно витала в воздухе.

Около двадцати кинолент сняты по мотивам произведений Василя Владимировича, например: "Восхождение" (1976), "Фруза" (1981), "Круглянский мост" (1989), "Пойти и не вернуться" (1992), "В тумане" (2012) и т.д.

Девяностые годы снова привели В. Быкова к противостоянию с властью. После событий осени 1993 года Быков был в числе подписавших знаменитое "письмо 43-х" в адрес Ельцина с требованием переизбрания Верховного Совета. После победы на президентских выборах в Белоруссии А. Лукашенко писатель не раз выступал с критикой его курса.

Проза Быкова этого периода остается  документально точной и безжалостной ("Полюби меня, солдатик", "Афганец", "Волчья яма"). В 1997 году Василь Быков по приглашению ПЕН-Центра выехал в Финляндию, затем проживал в Германии и Чехии.

В том же году Быкову был поставлен страшный диагноз. Он был прооперирован в пражской клинике, а в 2003 году, за месяц до своей смерти возвратился в Белоруссию. Писатель, который по утверждению критиков, так и не вернулся с войны, умер в памятную дату 22 июня.

Читайте также

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Вызов Судьбы

Вызов Судьбы

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

"Расчеловечивние"

"Расчеловечивние"

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
Политика конфиденциальности
фото

мария семенова (USA)   24.05.2019 04:21

Василь Быков писал: "Всякая агрессивная война уже по своей природе направлена против человека, который для нее - лишь средство, материал преступной политики тех, кто обанкротился в этой политике, ведя ее мирными средствами".

  - 2   - 0
фото

мария семенова (USA)   26.05.2019 05:53

"Жизнь - вот единственная реальная ценность для всего сущего и для человека тоже. Когда-нибудь в совершенном человеческом обществе она станет категорием-абсолютом, мерой и ценою всего. Каждая такая жизнь, являясь главным смыслом живущего, будет не меньшею ценностью для общества в целом, сила и гармония которого определяется счастием всех его членов. А смерть, что ж - смерти не избежать. Важно только устранить насильственные преждевременные смерти, дать человеку возможность разумно и с толком использовать и без того не так уж продолжительный свой срок на земле. Ведь человек при всем его невероятном могуществе, наверно, долго еще останется все таким же легко уязвимым, когда самого маленького кусочка металла более чем достаточно, чтобы навсегда лишить его единственной и такой дорогой ему жизни.
Да, физические способности человека ограничены в своих возможностях, но кто определит возможности его духа? Кто измерит степень отваги в бою, бесстрашие и твердость перед лицом врага, когда человек, начисто лишенный всяких возможностей, оказывается способным на сокрушающий взрыв бесстрашия?"
Так писал Быков в повести "Сотников".

… показать больше
  - 1   - 0
фото

Андрей Тихомиров   14.06.2019 12:23

Его произведения, что означают, что
Мой отец таких ущербных ...

  - 0   - 2
фото

Ivan (US)   21.06.2019 21:36

В годы войны его едва не казнили – он отстал от своей отступавшей колонны и был задержан как предполагаемый шпион немцев. К счастью, обвинения были сняты.

На войне Василь Быков получил ранения в живот и ногу, и его по ошибке внесли в список погибших солдат. Позже это происшествие легко в основу повести.
Быкова постоянно преследовали за талант, за верность правде. При тоталитарном режиме правда (о настоящем ли, о прошлом - все равно) рассматривалась правителями как опасная подрывная акция. И с ней, и с теми, кто был ей верен, вели истребительную войну: правду выкорчевывали, запрещали, объявляли клеветой, затыкали рот - прорабатывали, громили, уродовали редакторскими, особенно цензурными, требованиями, не печатали.

… показать больше
  - 1   - 0
фото

Дмитрий Воробьевский (Россия)   23.06.2019 18:05

Здравствуйте! Спасибо за публикацию этого замечательного материала!

Этот мой комментарий, разумеется, тоже посвящён той невообразимо трагической и немыслимо кровопролитной войне... Моя статья "Забытые герои войны: дезертиры", на которую в данном комментарии -- в связи со вчерашней траурной датой -- прилагаются ссылки (на всякий случай сразу несколько, т.к. часть этих публикаций регулярно блокируется), была опубликована в Интернете ещё 8 лет назад -- 22-го июня 2011 года: https://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:XHYmkIjsKjoJ:https://iberiana.wordpress.com/ruseti/war/ &cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ru , http://zhzh.info/blog/2011-10-08-2670 , https://www.obozrevatel.com/crime/zabyityie-geroi-vojnyi-dezertiryi.htm , http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:a54ckqkJK7wJ:ipvnews.org/stump_article22062011.php &cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ru , https://iberiana.wordpress.com/ruseti/war/#1 . (А в бумажных изданиях -- в воронежской газете "Крамола" и в московском журнале "Посев" -- эта моя статья была напечатана позднее. В "Посеве" -- в августе 2011 г., а в "Крамоле" -- ещё чуть позже.)

Помимо прочего, в ней упомянуты некоторые воспоминания про ряд малоизвестных, так сказать, эпизодов 2-ой Мировой войны. Например -- опубликованные в мае 2010 г. в газете "Воронежский Курьер" военные мемуары фронтовой медсестры Акованцевой Евдокии Фёдоровны, несколько лет назад, увы, скончавшейся. В частности, в этих мемуарах приводятся факты -- подтверждённые, кстати, и в нескольких других источниках -- насчёт того, что сотни тысяч мирных жителей Сталинграда (судя по всему -- абсолютное большинство его жителей или даже вообще почти все) были истреблены совместно гитлеровскими и сталинскими войсками.

Причём, гитлеровские фашисты уничтожали сталинградцев, главным образом, путём бомбёжек и артобстрелов города, а сталинские -- путём стрельбы из автоматов и пулемётов непосредственно по мирным людям, пытавшимся -- вопреки спущенному "сверху" совершенно безумному запрету -- эвакуироваться из горящих городских кварталов на левый берег Волги... Прочитал я в этих мемуарах, например, такую подробность -- советским солдатам, окопавшимся на левом волжском берегу, было сказано начальством, что через Волгу пытаются переплыть, мол, тысячи дезертиров и немецких диверсантов, и их, мол, надо уничтожать автоматным и пулемётным огнём как можно дальше -- где-нибудь на середине Волги, за сотни метров от левого берега. Очевидно, это начальство боялось, что солдаты могут отказаться выполнять столь чудовищный приказ, если, вдруг, подпустят плывущих поближе и сумеют разглядеть, что из Сталинграда через Волгу плывут, в основном, женщины, дети и подростки, а не "диверсанты" с "дезертирами"...

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
___________________________



P.S. Для тех читателей, кто не любит открывать ссылки на незнакомые сайты (опасаясь компьютерных вирусов), прилагаю и сам текст своей вышеназванной старой статьи:


ЗАБЫТЫЕ ГЕРОИ ВОЙНЫ: ДЕЗЕРТИРЫ

Ровно 70 лет назад началась война между двумя самыми преступными и кровавейшими режимами в истории человечества. За 2 года до этого они, как известно, завели между собой официальную дружбу, поделив почти всю Европу на свои "сферы влияния" (т.е. на зоны последующей оккупации), совместно и почти одновременно напав на Польшу, и даже проведя затем совместный "парад победителей" в городе Бресте.

На мой взгляд, даже не очень важно, прав ли известный писатель Виктор Суворов (а лично я склоняюсь к тому, что прав), доказывающий с помощью огромного количества разнообразных фактов и архивных документов, что Гитлер лишь на несколько недель опередил Сталина в развязывании войны между их диктаторскими режимами. В любом случае, война между ними и, особенно, методы её ведения, разумеется, ничуть не улучшили сугубо преступный характер этих режимов.

О зверствах гитлеровцев в ходе той войны написано очень и очень много. А про примерно столь же зверские и столь же кровавые преступления сталинского режима в те военные годы почему-то принято говорить и писать гораздо меньше. Видимо – исходя из давнего "принципа": "Победителей не судят"...

Даже про сопровождавшееся бесчисленными убийствами (вплоть до сожжения целых сёл вместе с их жителями) и вообще граничившее с геноцидом выселение в годы той войны в Сибирь и Казахстан многих кавказских, крымских и прочих народов знают далеко не все в нынешней России, особенно среди молодёжи. Про истребление мирного населения Восточной Пруссии, сопровождавшееся и массовыми изнасилованиями, и прочими зверствами, тоже далеко не все нынешние россияне хотя бы слышали. Да и многие из тех, кто слышал, считают это, если судить по разным форумам в Интернете, либо "злобной клеветой", либо, так сказать, "законным отмщением агрессору"... Увы, подобных примеров можно приводить ещё жуткое количество, хотя я, конечно, вовсе не утверждаю, что все участники войны замешаны в этом. В качестве довольно характерных примеров приведу ещё лишь два малоизвестных, так сказать, "эпизода".

Примерно лет 10 назад журналист радио "Свобода" Анатолий Стреляный обнародовал в эфире одно письмо радиослушателя – участника той войны, решившего на склоне лет поведать миру о том, как в их фронтовую дивизию однажды прислали подкрепление из почти тысячи призванных в армию представителей какого-то восточного народа (возможно, казахов или бурятов, но точно, увы, не помню), вообще не понимавших по-русски практически ни слова. Когда началась бомбёжка, они побежали прятаться в ближайший лесок. Никакие команды начальства они понять не могли, и тогда это самое начальство приказало открыть по ним огонь из пулемётов, как, мол, по дезертирам. В результате, все или почти все они были убиты рядом с тем леском, а кровь не в переносном, а в буквальном смысле текла рекой...

А про второй "эпизод" я читал и слышал из разных источников раза 3 или 4 (упомянуто о нём, например, в военных воспоминаниях фронтовой медсестры Евдокии Акованцевой, опубликованных чуть больше года назад в газете "Воронежский Курьер"). Он заключается в том, что во время многомесячной Сталинградской битвы мирным жителям Сталинграда, которых оставалось там, как минимум, многие десятки тысяч, было по каким-то причинам фактически запрещено эвакуироваться в тыл, через Волгу. (Вроде бы кто-то "наверху" решил, что пустой город солдаты не будут так упорно защищать, как город, населённый жителями.) В результате, после той чуть ли не крупнейшей в мировой истории битвы почти никого из тех жителей Сталинграда не осталось в живых, и огромная их часть погибла даже не под немецкими бомбёжками и артобстрелами, а от рук как бы "своих", расстреливавших из пулемётов и автоматов тех, кто пытался переплыть Волгу, т. е. эвакуироваться из горящего и разбомбленного Сталинграда...

Конечно, далеко не все, получившие в годы войны приказ участвовать в подобных зверствах, в подобных военных преступлениях, выполняли эти преступные приказы. (А к этим военным преступлениям, кстати, можно отнести и нередко практически бессмысленные с военной точки зрения бомбёжки и артобстрелы жилых кварталов занятых фашистами городов, в результате которых погибли даже не тысячи, а, судя по всему, миллионы мирных жителей.) Однако, невыполнение этих приказов очень часто означало немедленный расстрел – по "законам военного времени". По тем же "законам" действовали и НКВД-шные так называемые "заградотряды", расстреливавшие самовольно отступавших солдат или тех, кто отказывался идти в очередную атаку – нередко, в совершенно бессмысленную и самоубийственную...

Впрочем, и в довоенное "мирное" время советские "законы" и вообще порядки не очень отличались от вышеупомянутых. Вроде бы это – уже давным-давно общеизвестно. Тысячи подробных, документальных книг и десятки тысяч статей изданы на эту тему. (Среди этих тысяч можно, например, без труда найти в Интернете потрясающие воспоминания о "раскулачивании" вышеупомянутой Евдокии Акованцевой.)

Однако, почему-то до сих пор вроде бы принято считать, что несмотря на немыслимо жуткий сталинский террор, успешно конкурировавший по количеству невинных жертв с гитлеровским, в СССР все как один должны, мол, были беспрекословно выполнять все приказы этого террористического сталинского режима, во всяком случае – начиная с 22-го июня 1941 года. А те, кто не простил этому режиму его многомиллионных кровавых преступлений и отказался выполнять его приказы, – это, мол, исключительно "предатели", "трусы", и "дезертиры", недостойные даже воспоминаний о них...

Например, несколько раз я читал в разных документальных источниках, – причём, пишется об этом обычно без малейшего сожаления – что в лесах одной лишь маленькой Мордовии в годы войны и в несколько последующих лет войсками НКВД были истреблены многие тысячи "дезертиров", не пожелавших идти воевать за Сталина и его режим (многие из которых даже и не дезертировали ниоткуда, а просто ушли в лес, получив военкоматовские повестки)... Конечно, можно рассуждать о том, что солдаты воевали, мол, не за Сталина, не за его кровавый режим, а за российский (или советский) народ. Однако, полностью это может относиться, вероятно, лишь к каким-нибудь партизанским отрядам, а армия советская всё же выполняла сталинские приказы, и несла в Европу не только избавление от гитлеровщины, но и, увы, установление сталинщины...

В общем, ничуть не оскорбляя никаких ветеранов, я хотел бы напомнить и о тех, как минимум, примерно миллионе человек в СССР, которые, фактически не совершив никаких реальных злодеяний, были расстреляны или просто убиты в лесах в сороковые годы за так называемое "дезертирство", т.е. за отказ служить режиму, истребившему в тридцатые (да и в более ранние) годы миллионы их близких и дальних родственников...

В конце прилагаю одно своё стихотворение, написанное лет 7-8 назад и опубликованное почти исключительно в самиздате. Правда, оно написано, в основном, как бы для жертв современной российской армии. Однако, на мой взгляд, по своему смыслу оно годится и в отношение абсолютного большинства так называемых "дезертиров" сталинских времён, включая, разумеется, и военные годы.
Дмитрий Воробьевский (июнь 2011 г.).


РЕКВИЕМ УБИТЫМ ДЕЗЕРТИРАМ

Вам сказали: Отчизне
Долг отдать надо свято,
Не жалея и жизни,
Как, мол, деды когда-то.

Вам твердили: законы,
Мол, для вас написали
И в казармы, как в зоны,
Вас законно пригнали.

Вас загнали, как в стадо,
И не важно – в войну ли.
Вам сказали: "Так надо!"
И в дерьмо окунули.

Ни за что совершенно
Вас лишили свободы
Беспредельно, безмерно,
А не только на годы.

Государевы твари
Мыли вас вашей кровью,
Вас в рабов превращали
Униженьем и болью.

Но восстав, ненадолго
Волю вы возвратили.
И поборники "долга"
Вас за это убили.

Вас, невинной кто крови
Не пролил... Словно волки,
Вы убиты, герои.
Вас убили подонки.

Дм. В. (г.Воронеж)

… показать больше
  - 1   - 0

 

Опрос месяца

Согласны ли вы с мнением, что при президенстве Зеленского нищета в Украине уйдёт в прошлое?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA

БЛОГИ

27 Сентября 2019

Леонид АНЦЕЛОВИЧ Леонид АНЦЕЛОВИЧ:

Ложки не нашлись

После Сочинской олимпиады, гда Россия одержала оглушительную победу, случился невиданный скандал. МОК наказал 39 олимпийцев из России за допинговые нарушения на зимних Играх.

24 Сентября 2019

Виталий Цебрий Виталий Цебрий:

Какие люди "в Голливуде"!

Вряд ли Президент Зеленский, даже если его Зе-команда найдет некие легитимные ухищрения и нарушит дипломатический протокол, сумеет побывать на этой американской «фабрике грез». Ему конечно же, было бы чрезвычайно интересно.

18 Сентября 2019

Григорий Амнуэль Григорий Амнуэль:

Вернуть уважение людям (продолжение )

Лето пролетело. Прошумело. Продемонстрировало Лозунги кандидата в депутаты Мосгордумы, висевшие в конкретном избирательном округе «Вернуть уважение людям» сорвали и отвезли на свалкуию.…

Больше мнений