обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
декабрь '10
УТРАТА

НА СМЕРТЬ БЕЛЛЫ АХМАДУЛИНОЙ

Вначале был голос. Если довелось вам ему внимать, если вы вслушивались в его вибрирующие от внутреннего напряжения интонации, значит  не могли не поддаться этим чарам, этому волхованию. И пусть пишет Юрий Нагибин, что как-то подрался на поэтическом вечере с человеком,  за кулисами комически передразнивавшим этот голос и эти интонации; то, что такой человек нашелся, - ничего не значит. Всегда есть  и будут люди, готовые посмеяться над тем, что выше их обывательского разумения. Пусть их передергивают плечом,  раздраженно цедят сквозь зубы: актриса,  задавака...  Даже не будучи знакомой с Беллой Ахмадулиной, могу сказать:  поэзия - ее сущность, ее человеческое наполнение, никуда не уходящее даже  в обыденных ситуациях,  когда Аполлон  "не требует поэта к священной жертве".  Вот у кого, как кажется, не было раздвоенности - на жизнь и поэзию.
Рассказывают, что Анна Андреевна Ахматова дважды не смогла принять молодую поэтессу: при приближении Беллы становилось ей нехорошо.  Легенда? Но смысл в ней есть. Для современников была юная красавица, бурно ворвавшаяся в обновляющийся мир советских шестидесятых, - тем же, чем  перед Первой Мировой войной стала для читателей молодая Анна Ахматова, а именно: музой поколения. И, возможно, Анна Всея Руси чувствовала это и подспудно не хотела "делиться славой"... А слава у новой "музы"   была.  Чуткий Марлен Хуциев в фильме "Мне двадцать лет"  запечатлел "властителей дум" поколения "шестидесятников": Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Булата Окуджаву и ее, нежную волоокую Беллу.  Фильм показался тогда Хрущеву "крамольным" и вышел в урезанном виде, под другим названием и лишь спустя  два года, в 1965-м. А в 1964-м, на взлете известности и читательской любви, Белла снялась в картине, где главную роль исполнял Василий Шукшин, - "Живет такой парень". Роль молоденькой  очаровательной корреспондентки с модной тогда высокой прической явно ей удалась. Ревниво недовольный Нагибин с обидой писал о романе жены с Шукшиным. Вообще говоря,  женщина- поэт  по определению не может быть очень удобна в семейной жизни. Два брака Ахмадулиной - с известным поэтом и известным же писателем - довольно быстро распались.  Зато третий брак - с художником Борисом Мессерером - дал не только достойного и преданного спутника, но и породнил с необыкновенной семьей художников, балетных танцоров и педагогов, людей высокой художественной и человеческой пробы.   Помню,  в очерке, посвященном  свекрови,  актрисе и художнику по костюмам Анели Судакевич, Ахмадулина  восхищалась красотой этой немолодой женщины (умерла в возрасте 96 лет), пронесенной сквозь годы.  Непросто это - сохранить красоту - в условиях советской жизни. 
Не думаю, что несмотря на славу и признание, жизнь самой Ахмадулиной, а умерла Белла Ахатовна, увы, очень рано, в 73 года, - была легка. К условиям "рассейской действительности" должно прибавить сложность  интенсивной творческой работы, с ее взлетами и падениями, а также усталость от того гипертрофированного внимания со стороны "почитателей", что время от времени взрывалось слухами... Она пьет, она неизлечимо больна - долетало даже до меня, бесконечно от слухов далекой.
Талант дружбы у Беллы Ахмадулиной...  Любила и  холила своих друзей, что видно и по ее стихам, и по их воспоминаниям. Окуджава вспоминал: именно к Белле обратился за помощью, когда из Дома литераторов вздумал позвонить полузнакомой тогда девушке, своей будущей жене. Белла не отказала, соединила молодых людей, тем самым составив счастье влюбленных.
Так получилось, что из поэтического наследия Ахмадулиной больше всего я ценю ее  превосходные переводы из грузинских поэтов.  Высокое их качество связано, как кажется, с тем, что  Ахмадулина и грузинская поэзия  имеют схожий темперамент, существуют на одной - бьющей током - эмоциональной волне. "Галактика" Галактиона Табидзе  открылась русскому читателю  во многом благодаря Ахмадулиной.
Прошлым летом, посетив Тарусу, я поразилась памятнику Марины Цветаевой, стоящему на берегу Оки. Оказалось, что один из авторов проекта - Борис Мессерер;  на открытии памятника был он вместе с Беллой -  на видеосюжете оба восхищаются   приокскими пейзажами.  Вот почему в конце этой статьи  мне захотелось привести стихотворение,  связанное с Окой, столь любимой российскими поэтессами. В этих стихах - вся Белла Ахмадулина, тяготеющая к  19-му веку и русской классической традиции, принужденная жить в тревожное время, не дающее "ни забвенья, ни блаженства", и вдруг обжигающая слух  читателя холодком острой, по-современному неточной рифмы...

Глубокий нежный сад, впадающий в Оку,
стекающий с горы лавиной многоцветья.
Начнёмте же игру, любезный друг, ау!
Останемся в саду минувшего столетья.

Ау, любезный друг, вот правила игры:
не спрашивать зачем и поманить рукою
в глубокий нежный сад, стекающий с горы,
упущенный горой, воспринятый Окою.

Попробуем следить за поведеньем двух
кисейных рукавов, за блеском медальона,
сокрывшего в себе... ау, любезный друг!..
сокрывшего, и пусть, с нас и того довольно.

Заботясь лишь о том, что стол накрыт в саду,
забыть грядущий век для сущего событья.
Ау, любезный друг! Идёте ли?- Иду.-
Идите! Стол в саду накрыт для чаепитья.

А это что за гость?- Да это юный внук
Арсеньевой.- Какой?- Столыпиной.- Ну, что же,
храни его Господь. Ау, любезный друг!
Далекий свет иль звук - чирк холодом по коже.

Ау, любезный друг! Предчувствие беды
преувеличит смысл свечи, обмолвки, жеста.
И, как ни отступай в столетья и сады,
душа не сыщет в них забвенья и блаженства.

1972

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Скептик   17.12.2010 04:54

Очевидно, это Редактор со своим отеческим словом. Значит, стоит прислушаться, разношерстные господа и мадам. Знаете, Босс, Вам нечего стыдиться - нормально все. Более-менее. Во всяком случае, не так фальшиво-жеманно, как в этой, как ее - "Гостиной", куда звала нас Лилия, США. Заглянул - и назад, к Вам. Здесь, конечно, не без скандала, но естественно. По человечески - вспомнили, поругались, помиримся. Спасибо за подиум.
  - 0   - 0
фото

KRUGOZOR   15.12.2010 05:49

Уважаемые читатели-авторы комментариев! Когда поминальная встреча по поводу ухода нечужого человека заканчивается взаимным кровопусканием, это значит, что истинная причина, приведшая сюда людей - отнюдь не желание помянуть добрым словом усопшего. Начало нашего разговора говорило, что вроде собрались тут люди, в жизни которых Белла Ахмадулина что-то значила, раз оставила след в виде света и тепла. Зачем же теперь вы даёте повод новым читателям "Кругозора", всё больше которых поисковые системы круглосуточно приводят сюда, сделать вывод, что этот международный журнал - такое же сборище разношерстной публики, как многие нынешние непотребные российские сайты? Ведь вас свёл "Кругозор", который чем-то вас привлекает...
  - 0   - 0
фото

Скептик   15.12.2010 04:02

Какая прелесть! Свара в лучшем одесско-брайтонском стиле. Спасибо, госпожа Перлина, а то я уже было заскучал о родине. Попустило!
  - 0   - 0
фото

Рыбарь   15.12.2010 03:36

Ба, нашего полку прибыло! Приветствую Ув. Доктора в рядах Кирпичевых. Кажется, так уже сходил с ума некто Махов. Вы, кстати, не он? Судя по уровню коммента - очень похоже. Незабвенный вы наш.
  - 0   - 0
фото

Доктор (США)   15.12.2010 02:58

Как жаль, что вместо почтительной памяти незабвенной Беллы Ахмадулиной, с которой мне посчастливилось встречаться в 60-е годы в московском литературном кафе, патологически самовлюбленный Кирпичев,закамуфлированный под Рыбаря и украинского поЧитателя,не умолкает, стараясь повернуть дискуссию вокруг своей больной особы. Лечитесь. У вас несварение желудка в связи с максимальным выбросом желчи и психическое заболевание: narcisstic personality disorder,means excessvely preoccupation of personal adequacy, admiration & vanity.You have a grandiose sense of self-importance и так далее.Вы абсолютно прозрачны во всех своих попытках превозносить себя и открылись читателям нагим.
  - 0   - 0
фото

NN   15.12.2010 02:33

А с Беллой Ахмадулиной... я, например, с удовольствием вспоминаю, как мы с ней, двумя ее дочками, моими сестрами и Чабуа Амирэджиби с сыном, праздновали 24 июля 84-го года в Гаграх день рождения Дюма... Она любила нашу маму, дед выпустил в Тбилиси ее книгу "Сны о Грузии", которая стала бестселлером в СССР , хотя публиковаться в России Белле тогда было не очень легко; мои сестры дружат до сих пор с одной из ее дочерей... Беллу безгранично обожал друг нашей семьи грузинский критик Георгий Маргвелашвили, за это свое обожание прозваннный в Тбилиси "БЕЛЛОгвардейцем".
В общем, еще один кусок молодости вместе с ней ушел.
  - 0   - 0
фото

Лилия (США)   14.12.2010 06:18

Советую всем почитателя Ахмадулиной заглянуть в интернет-журнал "Гостиная" http://www.gostinaya.net Там этот номер полностью посвящён ей. И очень всё трогательно.
  - 0   - 0
фото

Рыбарь   14.12.2010 00:47

Какой превосходный комментарий оставил ПоЧитатель из Украины! Браво, сударь! Всем сестрам по серьгам... Должен сказать, есть у меня подозрение, что это именно Кирпичев умело раскручивает спираль полемики, выводя ее на хороший уровень и привлекая своих читателей и почитателей к дискуссии, либо же непосредственно сам он действует раздражающе на некоторых читательниц "Кругозора", конкурируя с Аленом Делоном, и даже в комментариях, посвященных вообще-то памяти Ахмадуллиной, неизвестно, о ком больше речь идет. Но на месте редактора я выразил бы ему большую благодарность и как-нибудь отметил его героическое хождение по лезвию ножа. Во всяком случае, мы многое узнали - и о Белле и о самих себе. Это вам не свара с хоругвеносцами - вот, кстати, что значит настоящий, махровый национализм! Смотрели, что творилось в субботу на Манежной?!
  - 0   - 0
фото

ПоЧитатель (Украина)   13.12.2010 15:47

Спасибо И.Чайковской за тёплую статью о прекрасной поэтессе. Так писать о женщине талантливой может только женщина умная. В комментариях надеялся узнать что-либо новое о безвременно ушедшей, но наткнулся на какую-то перебранку в коммунальной кухне. Ю.Кирпичёв очень изящно коснулся темы национальной принадлежности, того, что мы и так прекрасно знаем, слегка обобщил с чувством лёгкого сожаления и деликатно закончил комментарий. А далее началось удивительное : на него набросились интеллектуальные дамы, чьи очень грамотные и доброжелательные отклики постоянно присутствуют на страницах уважаемого журнала. Они удивляются, что Кирпичёв не любит Б.А. А почему он должен её любить, если « он не был с неё знаком, не слышал стихов в её исполнении». Потому и не любит. Я тоже не люблю, как человека, Пушкина, но поэт он замечательный. Почему нельзя считать % инородной крови в человеке? Неужели они никогда не считали этот % у себя? Не считали? Никогда? Не лукавьте, милые дамы. Считали и неоднократно, наверняка гордитесь, если он равен 100. Да это ведь наш долг – знать своих предков.
А какое отношение к Б.А. имеет Ален Делон? Или вам хочется ещё раз уколоть Кирпичёва? Как он посмел не написать о безвитаминном детстве бедного Аленчика?О его каторжном труде на колбасной ниве? О мозолях, натёртых солдатскими ботинками? Знание вами биографии известного актёра меня не удивляет: кто из девушек нашего поколения не был тайно влюблён в этого красавца? Вам так обидно, что все браки Делона были гражданскими, а вам хотелось бы браков военных, как на фронте, где год за три. Да нашивки на груди за ранения – желтые и красные, лёгкие и тяжёлые, где лёгкие – телесные, а тяжёлые – душевные. Но Ален оказался бойцом стойким и ран не показывал. Потому до сих пор и продолжает оставаться несбыточной мечтой для представительниц прекрасного пола. Да продлит Всевышний годы ему.
И Ю.Кирпичёву тоже пусть продлит, продлит за его талант писателя, за гражданскую честность, за объективность в оценке событий прошлого и настоящего. Пусть продлит дни И.Чайковской и всем авторам журнала, его главному редактору и всем очаровательным интеллектуальным дамам, читающим этот журнал.
Пользуясь случаем хочу поздравить всех с наступающим Новым годом.
  - 0   - 0
фото

NN   13.12.2010 07:08

В. Лебедев
- Thursday, December 02, 2010 at 19:32:54 (MSK)
Хоронят Беллу Ахмадуллину. У нас тут тоже о ней написали. Я подумал, что, может быть, и мне стоит сказать. Мы же с ней одногодки. И была у меня с Беллой однажды очень длинная беседа. Точнее, то был монолог. Она говорила, я слушал.
Шел 1989 год. Волею слепого случая я тогда оказался редактором-составителем книги воспоминаний о Галиче. Просто по той причине, что состоял заместителем комиссии по литературному наследству Галича (председателем был Булат Окуджава). Книга не вышла, тому посвящена отдельная история (есть у меня в "Пятое время года" с библиотеке Мошкова, где редактором уже выступил Виктор Левашов). А тогда про то, что книга не выйдет, никто еще не знал. Пользуясь своим служебным положением, я тоже решил написать свои воспоминания о Галиче и вставить в книгу.
Пока писал, вспомнил, что у меня в старой записной книжке остался домашний телефон Александра Аркадьевича. Решил позвонить, узнать, работает ли еще этот номер, ведь прошло 15 лет как он уехал. Если да, то кто там живет? Я помнил номер дома и квартиры: метро Аэропортовская, д.4, кв 37. Писательский дом.
Звоню. В трубке почти детский, нет, юный девичий голосок. Представляюсь, объясняю причину звонка, прошу простить за беспокойство.
Она: Да что вы! Я Белла Ахмадуллина, очень рада ваша звонку. Да, мы, с Борей Мессерером тут живем, после того как Галич уехал, мне выдали эту квартиру. Конечно, я его знала.

И далее начался монолог. То была какая-то поразительная исповедь в духе Руссо.
Поток сознания. Не знаю, почему. Или она всегда так говорила со всеми, или что-то у нее скопилось, то ли ей важен был новый человек.
Начало было почти бытовым:
- Вы знаете, Борис часто забывает, что обещал. Вот нет и нет его дома. Я уже привыкла, что он меня всегда сопровождает, а сейчас его давно нет.
Речь струилась, как ручей, извивалась, звенела, булькала. В ней было все вповалку: семейные неурядицы, какие-то интриги в Союзе писателей, отношения с соседями, ремонт квартиры, поездка в Болшево, которая что-то затягивается.
Может быть, Белла меня с кем-то путает? Со своим хорошим знакомым?
Я пытался несколько раз выйти из неловкого положения, вставлять фразы, что я, собственно, не в курсе, я не из этого мира, звоню, чтобы узнать, какова история квартиры Галича, я , видите ли, случайно зам. Булата Окуджавы в комиссии по литнаследству Галича, но сам не местный...
Белла плотно впилась в слушателя-новичка. Я понял, что она странным образом очень одинока. Решил далее безропотно слушать, участвуя лишь репликами: да-ааа--... скажите, как бывает. Действительно. Интересно.
А и правда, чем дальше, тем было интереснее.

Вы же наверное, - говорила Белла, - Знаете Женю. Ну, Евтушенко.
Знаю (я, его, как исключение, знал. Ну, и немного Булата Окуджаву "по долгу службы").

Ну вот, Валерий. Я вышла за Евтушенко замуж совсем молодой и глупой. И тут такая радость: я жду ребенка. Так он так стал давить, так настаивал на аборте. Я с тех пор не могу иметь детей. Сижу тут одна. Это была такая травма.... Я еще тогда, в 20 лет, написала об этом стихи (и начала с подвыванием читать).
Я, конечно, только запомнил смысл, но их легко найти. Вот они:

Я думала, что ты мой враг,
Что ты беда моя тяжелая,
А вышло так: ты просто враль,
И вся игра твоя - дешевая.

На площади манежная
Бросал монету в снег.
Загадывал монетой,
Люблю я или нет.

И шарфом ноги мне обматывал
Там, в александровском саду,
И руки грел, а все обманывал,
Всё думал, что и я солгу.

Кружилось надо мной вранье,
Похожее на воронье.

Но вот в последний раз прощаешься.
В глазах ни сине, ни черно.
О, проживешь, не опечалишься,
А мне и вовсе ничего.
1957

Много она говорила. Потом я увидел эти истории в разных ее интервью, видимо она их не раз рассказывала. Нашел эти тексты, ниже приведу самое интересное:

- У меня много посвящений Ахматовой, Цветаевой, Высоцкому и многим другим. Я всегда была потрясена трагичным сюжетом их судеб. "Всех обожание - бедствие огромное". Эта строчка пришла ко мне на могиле Анны Андреевны в Комарове. Я долго сидела возле ее креста и вдруг в напряженном состоянии нервов, в прозрачном дне и близости Финского залива я ощутила ее жизнь и бессмертие. И еще какое-то ироничное отношение ко мне. Тогда родились строчки, что я стою, как нищий, согнанный с крыльца. "Ирония - избранников занятие".
Помню, вывезла на стареньком "Москвиче" Ахматову на прогулку и попали в аварию.
Это было ужасно. Наверное, виноватость за эту аварию тоже примешивалась к моим стихам о ней.
Я была очень близка с Надеждой Яковлевной Мандельштам. Даже последний ее день рождения мы встретили вместе. Не могу признать то, что о ней написала в своих мемуарах Эмма Григорьевна Герштейн. Вообще отношения между великими всегда складывались трудно либо не складывались совсем. Я уже говорила о том, что у меня есть поговорка "Из великих людей гарнитура не сделаешь". Набоков в "Других берегах" описал встречу с Буниным после Нобелевской премии, о том, как они не сошлись и какими чужими ему, Набокову, показались эти эмигрантские водочка и селедочка.
Мы были С Борей последними из русских, кто видел Набокова живым.
Нас с Борей предупреждали, что Набоков высокомерен, заносчив, что ему плевать на людей из России. Но вышло совсем не так. Наверное, потому, что нам просто от него ничего не было нужно. Я его только обожала. И мы всю встречу проговорили легко и мило.
Я очень любила получать от Володи Высоцкого письма. И была рада, когда Володя с Мариной уезжали на автомобиле в Париж. Тогда я сидела возле окна и думала: как здорово, что они сейчас едут в этом автомобиле. И им хорошо вдвоем. Володя всегда мог написать строчку, после которой было хорошо несколько дней. Вроде бы пустяк, какая-то простенькая фраза, но столько в нее всегда было вложено сердца, любви.
Я всегда задумывалась, откуда в нем, исстрадавшемся, столько любви. Володя был очень раним, несмотря на всенародное обожание, которое, кстати, было и поддержкой, и докукой. Высоцкий хотел вступить в Союз писателей. И я несколько раз пыталась ему помочь, встречалась с разными начальниками, но он, естественно, об этом даже не догадывался. Однажды мне дали согласие на то, чтобы напечатать стихи Высоцкого. Они вышли в жутко исковерканном виде, и при встрече Володя так посмотрел на меня... Не зло, нет, но было в его глазах такое страдание, что у меня слезы навернулись. Высоцкий считал, что этим членством в Союзе писателей он подчеркнет свою независимость как сочинителя, как художника, как личности. Но ничего не выходило.
Он мечтал освободиться от театрального гнета, но без театра не мог, хотя театр, как известно, помыкает актером, держит его в дисциплине. Я почувствовала это сама, когда снималась в фильме у Шукшина "Живет такой парень".
Когда мы впервые встретились с Василием Макаровичем, он увидел во мне то, что было ему противопоказано и даже отчасти отвратительно. Я ему показалась нарядной городской дамочкой. И поэтому он позвал меня в свой фильм "Живет такой парень", где по сценарию журналистка - просто омерзительное существо. Ей все равно, что там происходит на Алтае, ей совсем нет дела до какого-то там Пашки Колокольникова. Она надменна. Она спрашивает и не слышит. Я тогда сказала: "Василий Макарович, вы очень ошиблись, увидев во мне хладнокровную городскую дамочку. На самом деле я другая". И поведала ему, как во время моих невзгод работала нештатным корреспондентом "Литературной газеты" в Сибири, как смеялись надо мной сталевары или подобные шукшинскому герою люди. Они были ко мне милостивы, но ужасно ироничны. Разыгрывали меня, сообщали о грандиозных успехах, я мчалась к ним во всю прыть, записывала, но потом оказывалось, что такого быть просто не может. В общем, со мной происходило все строго обратное, чем описано в сценарии.
Шукшин сказал, что ничего менять не надо, а можно играть прямо так. Даже из текста ни слова не выкинули. Но героиня получилась хорошей, не знающей жизни, но наивной и светлой. Во время съемок мы с Шукшиным сдружились. И дружили потом очень долго. Я его примиряла с Москвой, водила везде. На его гонорар от фильма купили ему костюм, галстук, туфли. Помню, тогда же выкинули в мусоропровод его кирзовые сапоги, в которых он неизменно ходил. Он был замечательный и в то же время всегда несчастный.
Я люблю воспевать друзей, обожать их, поднимать заздравные тосты или писать посвящения в альбомы, записные книжки или на салфетках. Вот одно посвящение Булату:
Как снег летит! Как снегу много!
Как много ты любим, мой брат.
Какая долгая дорога
Из Петербурга в Ленинград!

Квартиру, бывшую Галича, Белла Ахмадуллина с Борисом Месерером все последние годы сдавали, на что и жили. Она уже давно не писала, почти ничего не видела. Жила в небольшом домике от Литфонда в Переделкино. Когда произошел инфаркт, вызвали скорую, машина по плохой и давно не ремонтированной дороге добиралась 40 минут. Белла Ахмадуллина за это время умерла и навсегда осталась в своем одиночестве. А может наоборот, попала в большой круг своих друзей.
Вот написал, что, как мне тогда показалось по ее словам, у нее не было детей.
Формально у Беллы Ахатовны Ахмадулинной было двое дочерей. Но она в тот необычный монолог ни разу их не упомянула. И вообще место о детях прозвучало как-то невнятно, вроде как "живу как если бы не было детей". А они - были. Вот сведения из энциклопедии:

От сына балкарского классика Кайсына Кулиева — Эльдара Кулиева в 1973 году она родила дочку Лизу. В 1974 г. вышла замуж за театрального художника Бориса Мессерера.
Елизавета Кулиева, как и её мать, окончила Литературный институт. Вторая дочь, Анна, окончила Полиграфический институт, оформляет книги в качестве иллюстратора.

От кого вторая дочь - не сказано. Наверное, неизвестно. И сейчас, когда много говорят о покойной, похоже, дочери нигде не появляются. Вряд ли они могут что сказать, если не жили в семье матери.
Впрочем, семейные истории - это зона Надежды Вадимовны Кожевниковой. Спрошу.
Забыл еще написать, что говорила тогда Белла как пифия. Как будто сидит на треножником, одурманивающий дым окутал ее, и она говорит, говорит о том, о пятом, десятом, как какая-то Кассандра.Уже тогда чувствовалась, что ей можно было говорить то и так, как не позволили бы в советское время другим. К ней относились как к немного блаженной, не от мира сего. Как бы несерьезно. Ну, поет себе, и пусть. Не надо обращать внимания.
Я после того разговора (ее монолога) больше не звонил, хотя Белла в завершение просила, звоните, заходите... Темы у меня более не было, кто живет в квартире Галича, я уже узнал, чувствовал же я себя незваным гостем на этом пиру тогдашней поэтической и литературной богемы, даже самозванцем. Настолько, что нигде об этом не писал. А сейчас нужно. О том разговоре ведь никто более не скажет.
  - 0   - 0
фото

Insomnia   12.12.2010 01:41

Ах, одиночество, как твой характер крут! Вспомните Донна и его острова в океане. Белла была прекрасным островом. Царствие ей небесное. Спасибо Юрию, Владимиру и Александру.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   12.12.2010 01:19

Ну, наконец-то. Спасибо, Александр.
  - 0   - 0
фото

Александр (Франция)   12.12.2010 01:16

Уважаемые дамы и господа, после Ваших комментариев особенно захотелось почтить память ушедшей Беллы Ахмадулиной просто МИНУТОЙ МОЛЧАНИЯ.
  - 0   - 0
фото

Весы   11.12.2010 19:23

Милые бранятся - только тешатся...
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   11.12.2010 16:18

Увы, довлеет дневи злоба его. Вместо того, чтобы отдать долг поэту - сводим свои мелкие счеты... Вот эти строфы не вошли в песню из "Иронии судьбы":
Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.
  - 0   - 0
фото

Шапельникова Елена (Израиль)   11.12.2010 07:07

Ю.Кирпичеву.Вам не жаль, а мне очень. Особенно этого словечка "шельмование" из ваших уст. Словно читаю обличительную советскую прессу тридцатых годов.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   11.12.2010 05:02

Спасибо за комментарий, Е.Шапельникова. Мне не жаль прекращения дискуссии, ввиду отсутствия таковой. Шельмование - в любой форме - не способ ее ведения.
  - 0   - 0
фото

Елена Шапельникова (Израиль)   10.12.2010 21:55

Ю Кирпичеву. Ваша фраза о фон Брауне и далее не позволяет мне вести дискуссию. Очень жаль.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   10.12.2010 21:24

Нет, Елена, Вы меня не огорчили, даже если и считаете, что должны. Спасибо за теплые в остальном слова. Хотя бы из моих материалов в "Кругозоре" должно быть абсолютно ясно, что национализм мне чужд не менее, чем Вам. Большая их часть именно борьбе с такими измами и посвящена. Что и отмечалось в комментариях, причем недавних, когда вот так же мне пытались приписать украинский национализм. Удивляюсь, что еще не приписали немецкий, ведь о Вернере фон Брауне я написал благожелательно. Думаю, это просто дурная советско-эмигрантская привычка - считать себя святее папы Римского и всех уличать, неважно в чем. Впрочем, это я снова не Вас имею в виду.
  - 0   - 0
фото

Шапельникова Елена (Израиль)   10.12.2010 19:29

Ю.Кирпичеву. Ни обижать, ни задевать вас я не собиралась. Я же поклонница вашего творчества. Первым делом читаю ваши статьи. Но должна вас огорчить: национальность поэтов и писателей, как и режиссеров и художников меня не интересует. Вы сами ответили на ваш же вопрос: в многонациональной стране, как в котле, кипит и смешивается различная кровь. В результате рождаются люди, которые часто не могут определиться со своей национальностью. Либо, считая себя грузинами или армянами, пишут и думают по-русски. Возьмем того же Балаяна, который родился в Нагорном Карабахе, высшее образование получил в Ереване, затем учился в Киеве, где и осел. Фильмы снимал на русском языке о Пушкине, филере. Кто он? А Борис Нибеиридзе, экранизировавший любимую книгу всех советских женщин - "Роксолану"? Родился в Тбилиси, закончил мою (русскую школу), затем тбилисский политех, далее - уехал в Киев, там получил второе высшее образование, писал сценарии, снимал кино. А вот Отар Иоселиани, даже уехав во Францию, все равно снимал грузинское кино. У него все французские героини одеты, как грузинские женщины. Может, потому что он начал снимать сначала в Грузии? К вопросу о Британии. Она была империей с заморскими, далекими колониями. А Россия - с окраинами. И многие сами просились под ее крыло. Население России постоянно получало прививку в виде свежей крови от смешанных браков и завоевателей, чего не было в империи британской. Не мне вам рассказывать.Я сама - результат смешения многих кровей. Человек с тремя родинами - Грузией, Россией и Израилем. Вероятно, поэтому мне чужд какой-либо национализм.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   10.12.2010 17:30

Да, забыл добавить: ув. Рыбарь совершенно прав, название статьи поставлено редактором. Неплохо было бы, конечно, дать хотя бы в скобках или чуть ниже и мой вариант: "Смертельная красота фильма", но от меня сие не зависит.
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   10.12.2010 17:20

Многоуважаемой Елене Шапельниковой. Разумеется, расуждения о проценте какой-бы то ни было крови в русских поэтах не имеют к моему комментарию никакого отношения. Разве что в качестве попытки приписать мне то, чего я не говорил и не собирался, о чем даже не думал. Зачем? Для чего? В силу своего понимания или с целью задеть? Впрочем, я не Вас имею в виду, извините. А писал я о том, что феномен имеет место быть: удивительно много этнически не совсем русских или совсем нерусских среди лучших русских поэтов. Вы же не будет отрицать, что та же Ахмадуллина наполовину татарка, а наполовину не то русская, не то итальянка? Или что Мандельштам был евреем? А у Ахматовой также татарские корни. А у Лермонтова шотландские. Кстати, недавно на английском секторе огромного монреальского кладбища я нашел могилу его дальнего родственника, Лермонта. И я не верю, что Вы никогда об этом не думали. Неужели не интересно понять, почему именно русский язык в своей поэтической ипостаси дает такие крылья потомкам самых разных народов? Почему именно в России раскрываются их таланты, к ним прилетает муза и на них снисходит вдохновение? Возможно, потому что империя была многонациональной, причем в отличие от империи Британской или французской эти нации стояли примерно на одном уровне и, кроме того, различия по расовому признаку мало кого интересовали до поры до времени? Британия вот также была многонациональной империей, но что-то я не припомню там поэтов с африканскими или индийскими корнями... Интереснейшая ведь тема! Но, еще раз повторяю, причем тут процент русской крови? Во мне ее также далеко не 100% - и что? Гордиться этим или идти вешаться? Интернационализмом русской поэзии - да, этим стоит гордиться. Тем она и интересна, в частности, на фоне набирающего силу русского национализма, ксенофобии. С уважением, Юрий.
  - 0   - 0
фото

София (США)   08.12.2010 22:45

Оппоненту Рыбаку, Охотнику или тому же Кирпичеву:Вы не поняли существа критики и не имеете права присваивать мне ярлык "обличительного доносительства", которого люди моего статуса лишены. Судить о человеке по правописанию было бы достаточно,если не существовало бы других критериев познания сущности человеческой.Ваше снисходительное поучительство достойно лучшего применения.Пишите лучше свои очерки, это у Вас получается лучше и достойнее.
  - 0   - 0
фото

Рыбарь   08.12.2010 16:18

Мне не понравился комментарий г. Перлиной. Судя по всему, она ничего не поняла в комментарии Юрия Кирпичева, но неистребимая привычка высокомерно учить и поучать не позволяет ей молчать. Напрасно. Кстати, первые иностранцы (да и то, далеко не первые) появились на Руси согласно летописям в 862 году, о Рюрике слыхали? Но, вообще-то говоря, были далеко не первыми. Далее, стиль г. Перлиной мгновенно навевает воспоминания о советских временах - все тот же, доносительски обличительный. А стиль - это человек. Сердцеед - действительно неудачное название статьи. Но статья-то не о Делоне, а о Шимкус и 60-х, не так ли? И слыхал я, что названия ставит редактор - из своих соображений. Еще, дорогая высокоинтеллигентная г. Перлина - слово дилетантский пишется именно так, а не делитанский, как у вас. Вы уж извините, но одно это все о вас говорит.
  - 0   - 0
фото

Владимир Война (США)   08.12.2010 05:44

Мне однажды посчастливилось быть свидетелем выступления Амадулиной, чтения стихов, в конференц-зале музея изобразительных искусств имени Пушкина, в пору, когда карьера ее начиналась, когда ей было 27 лет, да и мне, кстати, тоже. Случилось так, что место мое было в первом ряду, прямо напротив нее, и она смотрела все два часа на меня: наверное, потому, что я был полностью заворожен ею, и моя восторженность была открыто написана на моем лице. Да, стихи звучали поразительные... а голос, а вскинутая голова... и при этом совершенно божественная, совершенно неземная женская красота, всё воедино сплелось... и меня не оставлялва мысль, что если бы источник этого голоса, эта удивительная женщина обратилась ко мне и спросила: --А ты готов пойти за мной, ни о чем не спрашивая, на край света, оставив позади всё? -- я бы ответил не раздумывая: -- Готов, и был бы самым счастливым человеком на свете! Такого соединения таланта и красоты я не встречал в жизни больше никогда... И еще одно воспоминание. Уже в 80-е годы, в бытность зав. отделом журнала "США" в Москве, я позвонил Белле Ахатовне в Переделкино и попросил ее написать материал для нашего журнала, о только что состоявшейся встрече ее с великим американским писателем Владимиром Набоковым, которого в то время не признавали в России, не печатали... Набоков, который, как известно, никого не признавал из своих литературных современников в СССР, исключение сделал для Ахматовой, захотел с ней общаться, пригласил к себе, и их встреча состоялась. Я долго ее уговаривал написать об этом для журнала, это была бы не просто литературная сенсация, но и способствовало бы признанию великого русского писателя на родине: благое дело! Но лукавить она не умела, а правда о встрече, очевидно, не укладывалась в какие-то тогдашние рамки... и моя собеседница решительно отказалась, говоря, что эта встреча -- "слишком личное". Уговорить ее было невозможно, мягкости, "женственности", уступчивости в ее характере не было: бескомпромиссность во всем что не по нутру -- в жизни, искусстве, политике, общении в людьми... Крутой, короче, характер. Два штриха к портрету удивительной женщины.
  - 0   - 0
фото

Шапельникова Елена (Израиль)   07.12.2010 13:19

Ю. Кирпичеву. Один из моих любимых французских режиссеров - Роже Вадим, композиторов - Владимир Косма, певцов - Шарль Азнавур, из американских киноактеров - Юл Бринер. А из украинских кинорежиссеров самым талантливым считаю Романа Балаяна. Только вот не знаю, какой процент русской, армянский или еврейской крови у этих людей. Впрочем, мне все равно. Даже не думала никогда об этом. Ваш комментарий навеял.
  - 0   - 0
фото

София Перлина, (США, МА)   06.12.2010 23:25

Мне не понравился комментарий г. Кирпичева. Почему он обезличивает великие имена, делая их нарицательными. "Ну не насмешка ли?" Пушкин - был единственный, как и Белла Ахмадулина - только одна! Ее Кирпичев почему-то не любит, но никогда не был с ней знаком и, наверное,стихи в ее исполнении не слышал. Такое откровение не делает чести интеллигенту, каковым, без сомнения, считает себя г. Кирпичев. Почему вдруг он подсчитывает % инородной крови в именах, святых для России. Ведь первые иностранцы появились на Руси еще в 980 годах, затем было татаро-монгольское засилье, люди и кровь смешивались, и так шло из поколения в поколение.Расчет на процент русской крови напоминает недаленое страшное прошлое.
И совсем уж по делитански описан, вернее, вскользь упомянут Ален Делон в очерке "Сердцелюб". Где его детство, его работа колбасника, его служба в Индокитае и Сайгоне. За 40 лет он снялся в 85 фильмах, получивших множество наград и международных премий. Он и актер, и продюсер, и режиссер и сценарист. А женщины действительно его любили, но все его браки были гражданскими
  - 0   - 0
фото

Скептик   06.12.2010 06:17

Какие замечательные слова и воспоминания нашли комментаторы! Жаль, немного их...
  - 0   - 0
фото

Юрий Кирпичев   05.12.2010 00:32

Я искренне благодарен многоуважаемой Ирине за ее теплые и умные слова в адрес уходящей (с поэтами это, правда, нескоро, они с нами надолго) великой русской поэтессы Беллы Ахмадуллиной. Ну не насмешка ли? На четверть эфиопы Пушкины, на восьмую шотландцы Лермонтовы, евреи Феты и Мандельштамы, Пастернаки и Коржавины - и прочие Ахматовы, Окуджавы и Ахмадуллины - это и есть вершина руской поэзии! И слава богу! Ибо поэзия - хотя и вне эллинов и иудеев, но и в них. И даже во мне. Коряво, но присутствует. Ахмадуллина ушла. Никогда не считал ее большой поэтессой, а как будто что-то оторвалось от души, что-то важное, даже более важное, чем точные рифмы и чеканные строки. Поэт в России всегда был больше, чем поэт - это, кстати, первый признак больного общества. Но зато какие были поэты!
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA