обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
18 Июня 2019

Законы в Америке

После переезда в Америку нам понадобилось некоторое время чтобы не только понять, но и принять главный принцип местной жизни – это страна Закона. Здесь законы существуют не только на бумаге, но и в головах у большинства американцев, как нечто совершенно обязательное, естественное, физиологически от людей независимое, вроде как способность дышать или глотать, а потому они не подлежат сомнению, а лишь — исполнению. Это в России мы говорили, что если «нельзя, но очень хочется, то можно» или, что «закон, это, как телеграфный столб – перепрыгнуть не получится, но обойти можно». А вот в Америке, если нельзя, значит — нельзя и говорить тут не о чем, а нарушать закон просто неприлично и даже аморально. Правда, обойти закон каким-то законным способом – пожалуйста, никаких проблем.

В Америке всякое мошенничество воспринималось населением крайне отрицательно. Остап Бендер никак не мог бы здесь стать привлекательным персонажем. Кстати, отчасти поэтому ни книга, ни фильм «12 Стульев» тут успеха не имели. По крайней мере, так уважали законы в старые добрые времена, когда США ещё были весьма патриархальной страной и пока не понаехали миллионы иммигрантов из Азии, Южной Америки и Стран Советского Блока. Они, то есть мы, привезли с собой иную ментальность и в их-наших глазах коренные американцы выглядят эдакими наивными лопухами, простофилями, которых просто грех не обвести вокруг пальца. Для нас Остап Бендер это не мелкий аморальный мошенник, а умный и ловкий манипулятор простаками. Думаю, по той же причине мало кто из американцев помнит чудного писателя О'Генри – во многих его рассказах героями были мелкие мошенники и жулики, обманывающие простодушных фермеров.

Можно, конечно, насмехаться и ёрничать по поводу американской фанатичной приверженности к закону, но, если вдуматься, именно это есть основа стабильности и могущества страны. Порой такое поведение американцев кажется глупым, негибким, наивным и даже бессмысленным, но при всех издержках именно это то, на чём стояла и пока ещё стоит Америка. Рухнет уважение к Закону, развалится и страна. Отсюда страх консервативных американцев перед массой изворотливых пришельцев с совершенно чуждой ментальностью. В наши дни многих коренных жителей раздирают противоречия в отношении нелегальных иммигрантов. С одной стороны, нелегалы нарушили закон и стало быть они плохие, должны быть наказаны и высланы из страны. С другой стороны, традиционное американское сочувствие противится тому, чтобы причинять серьёзные беды ближнему, хоть и поправшему закон, а тем более не должны страдать ни в чём не повинные дети нарушителей. Тем не менее, главная угроза этой великой стране идёт именно от массы мигрантов которые не только сами не привыкли соблюдать законы, но своим присутствием развращают коренных американцев. Всякое там «города-убежища» или лозунги «долой иммиграционную службу», или «долой президента» — это как раз и есть признаки эрозии уважения к Закону.

Что касается законных иммигрантов, вроде нас, так мы ведь не родились обманщиками и ловчилами, это жизнь в странах исхода научила нас вертеться и лукавить. Там «закон» был понятием абстрактным, ничего не гарантировал, а потому не определял стиль поведения людей и уважения к себе не вызывал. Разумеется, большинство из нас и в России жило в рамках морали и порядочности, если угодно, данных десятью Заповедями. Ну не всеми, конечно, а лишь некоторыми. Нам не нужно было изучать Уголовный Кодекс чтобы не красть у ближнего (государство ближним не считалось), не убивать и уважать своих родителей. Остальные семь заповедей как-бы к нам отношения не имели, а потому все жили так, как было удобнее для себя, а не для абстрактного ближнего и уж совсем не для государства. Для государства мы были не личностями, а лишь винтиками в огромной машине. Потому для нас была важна только резьба, которая этот винтик держала на месте, а уж что там происходило за резьбой – не наше винтиковое дело.

В Америке люди в массе были законопослушнее, честнее и потому доверчивее, я бы даже сказал — уважение к закону у американцев было в крови. Попробуйте в Америке предложить взятку, скажем, полицейскому или какому иному официальному лицу – вмиг окажетесь за решёткой. Плагиат, обман, списывание на уроках, подсказки на экзамене считаются постыдным делом, как воровство. Кстати, стукачество в СССР для порядочных людей всегда было делом бесчестным и постыдным, а вот в Америке считается вполне нормальным, ибо оно является механизмом неукоснительного соблюдения законов. Разумеется, и среди американцев есть много жуликов, воров и прохиндеев всех мастей, но они всё же исключение, а не правило.

Американцы почитают не три, а, пожалуй, девять из десяти заповедей (последнюю заповедь «не возжелай жену соседа» всё же соблюдать слишком трудно даже для американцев). Есть такой круговой анекдот:

Если солдат говорит «да», это значит «да», если солдат говорит «нет», это значит «нет», если солдат говорит «может быть» — это не солдат.

Если дипломат говорит «да», это значит «может быть», если дипломат говорит «может быть», это значит «нет», а если дипломат говорит «нет», это не дипломат.

Если леди говорит «нет», это значит «может быть», если леди говорит «может быть», это значит «да», а вот если леди говорит «да», это не леди.

В смысле этого анекдота, в старые добрые времена американцы были подобны солдату. «Да» значило да, а «нет» – нет. Верили друг другу на слово. Врать было не принято (политики – не в счёт, у них работа такая). Например, раньше многие сделки совершались на словах и рукопожатие было равносильно гербовой печати. Это сейчас доверие друг другу сильно поубавилось и сделки не совершаются без детальных контрактов на бумаге, за которые адвокаты обдирают своих клиентов, как липку.

Тем не менее, не всё просто с законами в США. Одна проблема с американским почитанием и фанатичным выполнением законов в том, что многие законы или устарели, или просто бессмысленны, принятые по какой-то причуде или дурости местных бюрократов. Но тем не менее, закон – есть закон и его всё равно выполняют без рассуждений.

Вот несколько баек из личного опыта, которые, надеюсь, проиллюстрируют мои рассуждения о соблюдении законов в Америке.

1. Когда много лет назад мы покупали свой первый американский дом, пришли в адвокатскую контору для оформления купчей. Адвокат приготовил толстенную пачку документов и сказал, что есть одно условие, без которого мы не можем вступить во владение покупкой. Этот дом был старый, 1925 года постройки, и в том далёком году был принят городской закон о том, что новый владелец дома должен под присягой обещать, что он не будет в помещении строить курятник, а во дворе стрелять из двустволки в енота. Видать, для местных жителей повсеместные курятники и борьба с енотами были наболевшими вопросами. Адвокат велел мне и моей жене поднять правые руки и поклясться, что мы спокойно и сделали, так как с курятником у нас проблем не ожидалось (жена скрипачка, а я инженер, так что кур мы покупали в супермаркете). Но я всё же поинтересовался, можно ли в енота стрелять из пистолета? Ответ адвоката был, что в законе сказано только про двустволку, так, что из пистолета – ради бога, пали.

2. В конце 70-х мы жили в штатe Огайо, где снимали квартирку на первом этаже трёхэтажного дома. Я работал в университете в Кливленде, но вскоре нашёл работу в одной компании в штате Коннектикут, это миль 600 или около тысячи километров. Надо было переезжать. Наша старая ржавая машина, которую мы год назад до того приобрели за 300 долларов, недавно развалилась и ремонту не подлежала. Поэтому мы купили в рассрочку новую Тойоту-Королла, смешно сегодня звучит — за 5 тысяч долларов. Такие в те годы были цены. После столь дорогой для нас покупки, денег не осталось совсем, еле-еле наскребли на бензин, чтобы на новой машине добраться до места будущей работы. Тут возникла проблема – нет денег на квартплату за последний месяц жизни в Кливленде. Тогда я позвонил квартирной хозяйке и сказал, что денег у нас нету и предложил, чтобы она удержала задаток в счёт квартплаты. Она разозлилась и заявила, что задаток вернёт после того, как мы съедем и оставим всё в чистоте и порядке, а квартплату за последний месяц я обязан внести сейчас. Я пытался её уговорить, но безрезультатно, она только угрожала, что будет меня судить. Я от угрозы наивно отмахнулся и решил – раз платить мне всё равно не чем, пусть забирает задаток, и мы стали паковаться и чистить квартиру.

В последний день нашей жизни в Кливленде, мы загрузили новую Тойоту нашими скромными пожитками и вычистили квартиру до блеска. Часов в 9 вечера уложили ребёнка спать и вдруг услыхали за окнами вой сирен полицейских машин. Я подумал — какое-то происшествие в нашем районе. К сиренам добавились огни мигалок, и мы в окне увидели, как наш дом окружают полицейские. Неужто в нашем доме произошло что-то серьёзное? В этот момент раздался звонок в дверь, я открыл и увидел группу вооружённых до зубов бойцов спецназа в шлемах и бронежилетах. Один из них вышел вперёд, видимо командир, спросил моё имя и протянул мне жёлтый пакет: «Вот постановление судьи, распишитесь. У нас есть приказ конфисковать вашу машину. Ключи отдадите добровольно?»

Я просто оторопел, пытался у него выяснить, в чём дело, но он только сказал: «Читайте документы, там всё сказано. Я понятия не имею в чём дело. У меня лишь приказ забрать вашу машину». После этого они ушли в гараж и стали скрупулёзно обыскивать наш автомобиль, выгрузили из него все вещи и перетрясли всё до последней нитки, а потом втянули его на грузовик и увезли. Между тем, я открыл пакет и с великим трудом продрался через легальный язык. Там было сказано, что моя машина конфискуется за квартирную неуплату и я должен на следующий день к 9 утра быть в суде. Я это показал командиру. Увидев в чём тут дело, он даже расстроился и смачно выругался: «Оказывается весь этот сыр-бор лишь о паршивой квартплате! А мы-то думали, что тут дело, связанное с торговлей наркотиками или вроде того, и потому прибыли во всеоружии!»

Добираться до суда в центре города к 9 утра пришлось рейсовыми автобусами, и я опоздал. Когда пришёл, всё кончилось, и клерк мне объяснил, что слушание прошло без меня и судья принял сторону квартирной хозяйки. Велел забрать мою машину, чтобы я не успел уехать в другой штат, где у этого судьи нет власти. Клерк также просветил меня, сказав, что не заплатив за последний месяц, я нарушил контракт, а это есть нарушение закона, который в Огайо обычно на стороне владельца квартиры. Судья постановил, что если я хочу получить обратно свою машину, я должен заплатить за квартиру, стоимость приезда спецназа, судебные издержки, буксировку и хранение машины, причём все платы — только наличными. Набралась кругленькая сумма. Поскольку денег у нас не было, я пошёл в банк, чтобы там посоветоваться. Они посочувствовали, поахали и предложили быстрое решение – взять деньги в долг с кредитной карточки. Что я и сделал, расплатился и забрал машину из полицейского гаража. Мы опять загрузили в неё наши вещи и навсегда покинули Огайо. Так я узнал, что закон в Америке – дело серьёзное и его игнорировать не стоит. Себе дороже.

3. В 1980 году, я с женой, которая была на сносях, и пятилетним сыном путешествовали на машине по американскому северо-востоку, то есть по патриархальной Новой Англии. Была середина лета, мы заезжали в маленькие городки, гуляли босиком по холодным вермонтским пляжам и на опушках сосновых лесов собирали маслята. Ехали куда глаза глядели, наугад. Гостиницы, мотели и кемпинги не резервировали, полагая, что всегда найдём какое-то пристанище чтобы переночевать. Однажды мы двигались в западном направлении от океана, солнце, прячась за кронами высоких сосен, склонялось к закату, и мы решили, что пора подумать о ночлеге. На карте разыскали ближайший кемпинг и поехали туда. Зашли в офис и увидели надпись «Мест нет». Спросили у хозяина, что же нам делать, может поблизости есть какой-то другой кемпинг? Он вежливо ответил:

— Да вы что, ребята, сегодня ведь 4-е июля, праздник. Будет салют. Куча приезжих. Все кемпинги и мотели забиты. Приезжайте завтра, а сегодня извините, мест нет.

— А где же нам ночевать сегодня? – спросили мы. Он только плечами пожал. Мы для верности ещё с час покружили по окрестностям, но, как он и обещал, мест нигде не было. Смеркалось. Мы уж совсем отчаялись, как у дороги увидели съезд в густой лес. На придорожном столбе была надпись: «Парк Штата. Добро пожаловать. Разжигать огонь и оставаться на ночь запрещено». Жена сказала: «У нас выхода нет. Давай найдём в лесу какую-то полянку, поставим палатку, переночуем, а рано утром тихонько уедем.  Сегодня ведь праздник, все гуляют, нас тут никто не заметит».

Дорога была пустынная. Далеко у горизонта виднелись огни какого-то посёлка. Мы заехали в лес поглубже, во мгле нашли подходящее место, запарковали машину под деревом и быстро поставили палатку. Надули матрацы, забрались внутрь, рассказали ребёнку сказку, выключили фонарик и собрались спать.

Вдруг на брезентовых стенах и потолке палатки я увидел красные и белые сполохи. Что такое? Я выглянул наружу и увидел четыре машины, три из них были с мигалками. У машин стояли вооружённые полицейские и светили мощными фонарями на нашу палатку и машину. Мы выползли наружу, понимая, что влипли.

Из группы незваных визитёров вышел пожилой человек в штатском и направился к нам. Подошёл, протянул руку и очень приветливо сказал:

— Добрый вечер, господа, поздравляю вас с 4 Июля. Меня зовут Билл, я мэр городка, что в трёх милях отсюда. Позвольте узнать, почему вы здесь в парке поставили палатку? Вы разве не видели надпись, что это запрещено?

Я пожал мэру руку, тоже поздравил его с праздником и сказал, что нам негде ночевать. Пообещал — мы только тут переночуем, никаких костров разжигать не будем и рано утром тихонько уедем. Но мэр вздохнул и грустно сказал, что по закону в этом парке ночевать нельзя и мы должны немедленно снять палатку. Я пытался ему объяснить, что из-за праздника мы не смогли нигде найти ни кемпинг, ни мотель. Жена моя на 8-м месяце и неважно себя чувствует (что было весьма заметно), ребёнку пять лет, и он капризничает, мы ужасно устали. Обещаем вести себя тише воды, ниже травы, не мусорить, только позвольте нам тут на полянке переночевать.

Мэр опять вздохнул, покачал головой и сказал, что он сам рад бы нам позволить, но ведь это ЗАКОН и ничего с этим поделать невозможно, а потому мы в лесу ночевать не можем. Мы втроём начали его упрашивать чтобы он сделал исключение. Но он только удивлённо на нас смотрел и никак не мог взять в толк, какое тут может быть исключение, если это Закон, а из законов ни для кого не бывает исключений. Неожиданно он широко улыбнулся и спросил:

— Ну, а если я вам найду место в кемпинге, вы уедете отсюда добровольно?

Мы в один голос закричали, что только рады будем! После этого, мэр подошёл к полицейской машине и стал с кем-то говорить по рации. Потом кивнул полицейским, чтобы помогли мне снять и упаковать палатку, а затем всем кортежем мы выехали из леса. Впереди шла полицейская машина с мигалками, за ней ехал мэр в своей машине, затем мы, и замыкали процессию два полицейских крузера, тоже с мигалками. Вот такой важной колонной мы проехали городок под изумлёнными взорами зевак, которые вероятно думали, что не иначе, как к ним приехал сам Президент, а потом прибыли в тот самый кемпинг, где до того не было мест. Мэр зашёл в офис и через минуту вышел оттуда с хозяином и сказал, что по его просьбе для нас будет выделено место для палатки. Опять поздравил нас с праздником, и они все уехали. Вот такой хороший человек — и закон уважил, и нам помог. А мог бы и выдворить взашей…

4. У нас в Сан Диего, что Южной Калифорнии, есть дурацкий закон, по которому нельзя с 9 утра до 4-х часов дня гулять с собакой в парках или у океана. Впрочем, со служебной собакой можно. То есть в 3:59 пополудни – никак, а вот в 4:01 – пожалуйста, гуляй. Какой бюрократ и с какой целью это придумал – никто не знает. Смысла в этом ограничении нет никакого, но закон есть закон и о нём оповещают надписи вдоль всего приморского променада. Как-то раз, без четверти четыре я запарковал машину и пошёл со своим пёсиком Тимми по дорожке вдоль океана. Тут же ко мне подскочил эдакий американский престарелый Павлик Морозов и заявил, что я нарушаю закон, так как ещё нет четырёх часов, и если я не сойду с тротуара, то он вызовет полицию. Меня разобрало зло, и я решил, что с дураками надо говорить по-дурацки, поэтому я ему вежливо сказал:

— Вы, мистер, правы по сути, но у меня для гуляния с собачкой до 4-х часов есть специальное разрешение.

— Да неужто? — ехидно сказал Павлик, — интересно, кто же дал вам такое разрешение?

— Мне его дал наш губернатор Шварценеггер.

Любитель законов осёкся, заморгал, а потом уже осторожнее спросил:

— С какой стати губернатор будет давать вам такое разрешение?

— Очень просто, — ответил я, — по блату. Потому, что я его родной брат.

— Ой, извините, мистер Шварценеггер, я не знал — крякнул радетель законов и исчез.

Мне, разумеется, безумно стыдно за такой жуткий обман, но я с этим как-то живу. Может потому, что я всё же не коренной американец…

 ———————————————

Рассказы Якова Фрейдина можно прочитать на его веб–сайте: www.fraden.com/рассказы

Книги Якова Фрейдина можно приобрести через:http://www.fraden.com/books

 

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

Колонка автора:

 

Опрос месяца

Осуществляет ли, по-вашему, Роскомнадзор политическую цензуру?

СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA