обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
декабрь '06
ГОСТЬ НОМЕРА

От кутюрдо небес. Интервью с Андресом АКУИНО


Эксклюзивное интервью с Андресом АКУИНО, продюсером модных показов, дизайнером, фотохудожником, поэтом.

 Арпинэ БАБЛОЯН

 

Андрес АКУИНО
Андрес АКУИНО

2005 год, китайский квартал Нью-Йорка. Шумная толпа набивается в автобус, направляющийся в Бостон. Среди этой толпы и я, возвращаюсь домой после ньюйоркской Недели Моды. Уставшая от постоянной беготни и суеты, непрерывных модных показов и однотипных пресс-релизов, я, настроившись подремать, занимаю место в дальнем углу, прислоняюсь к окну и прикрываю глаза.

– Здесь свободно? – вдруг слышу бодрый мужской голос, явно обращающийся ко мне.

– Да, конечно! – отвечаю, сквозь ресницы рассматривая его обладателя.

Это – смуглый тёмноволосый мужчина средних лет, очень подвижный и излучающий такую энергию, что она распространяется даже на меня, почти уже уснувшую. Затем он садится рядом, открывает ноутбук и начинает просматривать фотографии и делать к ним какие-то заметки, параллельно разговаривая по мобильному телефону.

Подслушивать чужие разговоры и подсматривать в чужие компьютеры – не в моих правилах. Но я еще не встречала ни одной женщины, способной равнодушно смотреть на красивую, по-настоящему красивую одежду. А она как раз и была на компьютерном мониторе.

Я бывала на многих модных показах – и именитых состоявшихся дизайнеров, и молодых, подающих надежды, и рядовых, всякую надежду давно оставивших, трудящихся во благо массового потребителя. Отношу себя к людям, которых сложно удивить чем-то из мира моды. Но такого – такого я еще не видела. Нет, это не Неделя Моды в Нью-Йорке, полустрогая, полуразвязная, где элементы китча пробиваются громко, но не всегда к месту, подобно случайным аплодисментам в смысловой паузе незавершённого спектакля. Это – какая-то неприкрытая роскошь, чистая, без примесей инородных элементов, откровенная, тщательно отшлифованная красота! Может быть, Париж?... А ухо само вылавливает из телефонного разговора намозолившие за последнее время слух слова: «дизайнер», «показ», «модель», «манекенщица…»

Подступавший сон как рукой сняло, и я уже не смотрела сквозь ресницы, а с огромным интересом, и со стороны, пожалуй, даже неприлично жадно разглядывала сменяющиеся на мониторе изображения.

Мой сосед закончил разговор, покосился на меня и увидел, что я не сплю.

– А вы, наверное, студентка? Учитесь в Нью-Йорке, а живете в Бостоне и едете сейчас домой? – предположил он.

– Я – журналист. Была на Неделе Моды, а теперь действительно еду домой в Бостон.

– Да, заходил я на эту Неделю Моды… ничего особенного. Я – продюсер Недели Моды от Кутюр. Очень приятно…

Так состоялось моё знакомство с Андресом Акуино, в прошлом – актёром, режиссёром театра, фотографом, профессионалом по коммуникациям и менеджменту. В настоящем же – продюсером нескольких модных показов, шоу, поэтом, дизайнером, автором художественных фотоснимков. Этот человек – источник неиссякаемой энергии, генератор идей, настоящий творец и потрясающий собеседник. Четыре часа в автобусе пролетели тогда как десять минут.

И вот новая встреча: на сей раз – интервью для «Кругозора».

 

Мода объединяет

– Андрес, что нового произошло в Вашей профессиональной жизни за последний год?

– Ярче всего всегда запоминается последнее событие. Это – очередная Неделя Моды от Кутюр. Мы провели её в двух разных местах, одним из которых был известный отель World of Astoria в Нью-Йорке, где часто останавливаются сильные мира сего – имею в виду политиков. Отличное место для того, чтоб хорошо проводить время, общаться. В последний вечер там прошло три шоу, и, в общей сложности, свои коллекции показали 70 дизайнеров. Конечно, между показами были и вечеринки, на которых присутствовали многие знаменитости, «звезды», без которых не обходится ни одно значимое мероприятие в мире моды. Однако показы были удачны и с точки зрения дизайнеров, которых мы представили. Среди них – по меньшей мере, два дизайнера из Восточной Европы: Гюльнара Радик из Хорватии и Йоссеф Клир из Чехии. А ещё – Джей Джей Шуман из Южной Африки, Лурдес Либман из Доминиканской Республики, Мила Дизайнз из Колумбии и многие другие. Была представлена и моя собственная маленькая коллекция: Андрес Акуино из Нью-Йорка.

– И что в ней?

 

– Я хотел сделать платья, которые мы могли бы использовать для показов ювелирных украшений, аксессуаров и шляпок. Ведь многие наряды от кутюр сами по себе содержат большое количество сложных элементов и узоров, на фоне которых аксессуары теряются. Вот и хотел я создать что-то простое, чтобы украшения бросались в глаза и хорошо «читались». Простота в сочетании с красотой и сексуальностью, подчеркивающая женский силуэт – это то, чего я хотел достигнуть своими маленькими платьями. Они были показаны в сочетании с ювелирными украшениями дизайнеров из Австрии и Эквадора, а также шляпками австралийского дизайнера Миранды Грин.

Нашу Неделю Высокой Моды приняли хорошо. Несколько посетительниц в итоге заказали платья у дизайнеров прямо после показов, а это хороший знак. Вообще все шоу были, так сказать, «коктейлем», образованным дизайнерами из разных уголков мира. И каждый вложил что-то своё, уникальное. Больше всего люблю в моих шоу разнополярность. Это выражается в коллекциях, достигается благодаря влиянию каждой страны, каждой культуры. Да и манекенщицы тоже совершенно разные, я всегда стараюсь выпускать на подиум не похожих друг на друга девушек, чтобы они не выглядели, словно сделаны на одной фабрике. Афроамериканки, латиноамериканки, африканки, девушки из Азии, Восточной Европы, и русские, конечно, тоже.

– Отличный способ объединить людей. Невольно возникает параллель с событиями, которые сейчас происходят в мире. Войны, выборы, раздел территорий… Не кажется ли Вам, что мода способна повлиять на мир, сделать общество более терпимым друг к другу, сплоченным?

– Очень интересное наблюдение. И, кстати, одна из целей моих показов – собрать людей из разных стран, разных уголков планеты, и всем вместе делать то, что способно вызывать любовь и делить эту любовь друг с другом. Высокая мода – это же искусство, а искусство – один из инструментов, способных объединять людей, когда язык, цвет кожи, раса и прочие барьеры стираются. Все получают удовольствие от одних и тех же вещей – и это то, что есть у нас общее. Модный показ, с одной стороны, очень простая вещь. Все сидят и смотрят коллекции одежды. Но в то же время, увлекаясь происходящим на подиуме, люди забывают, что слева от них сидит кто-то очень богатый, а справа – кто-то не такой богатый, слева – черный, справа – азиат, кто угодно. Вот у меня на показе есть дизайнер из Ливана и дизайнер из Израиля. Если смотреть на карту – их разделяют расстояния. А кроме географии – огромная национальная пропасть. Но у меня они сидят рядом, смеются, наслаждаются модой и забывают обо всём остальном. Даже ради одного этого стоит делать то, что делаю я.

– А как Вы находите дизайнеров? Или они находят Вас?

– Ну, наверное, мы просто мечтаем друг о друге и видим друг друга во сне. Нет, на самом деле мы просто находим друг друга. Это происходит как-то само по себе. Я уже знаю, что в следующем году свои коллекции представит дизайнер из Украины, Кувейта, Индии… Кажется, уже намечается что-то интересное. Иногда дизайнеры находят меня, прочитав какую-то статью или посетив один из тридцати наших сайтов в Интернете, все они посвящены моде и фотографии и очень тесно связаны между собой. Иногда мне попадается на глаза коллекция дизайнера, который кажется интересным, и я предлагаю ему показать себя в Нью-Йорке. По-разному бывает.

– Как полагаете, что делает Ваши показы отличными от всех остальных? Сейчас же в одном только Нью-Йорке множество разных модных шоу.

– Несколько факторов. Вопервых, Неделя Высокой Моды концентрируется именно на высокой моде, одежде от кутюр. И это уже само по себе уникально, ведь Нью-Йорк не блистает показами от кутюр. Это – привилегия Парижа, может быть, в некоторой степени, Рима. Но и всё, пожалуй. А ведь в мире очень много талантливых дизайнеров, которые творят одежду именно от кутюр. И уникальной я считаю идею собрать их всех вместе в Нью-Йорке, ведь в городе Большого Яблока высокая мода – это огромный рынок, и исследовать его потенциал можно с огромным удовольствием. Дизайнеры приезжают в Нью-Йорк и показывают свои коллекции аудитории, которая способна хорошо их принять и оценить. Ведь многие ценители моды из Нью-Йорка и прочих городов США едут смотреть haute couture (дорогую модную одежду) именно в Европу. Я пытаюсь сделать наоборот. Я хочу привести Высокую Моду в Нью-Йорк, и вслед за этим привлечь сюда публику со всего мира. Это во-первых. Во-вторых, тот факт, что наши показы – международные, тоже уникален. Большинство шоу Нью-Йорка – локальны. Знаменитая Неделя Моды была придумана с целью показать коллекции американских дизайнеров. А я привожу сюда мастеров из разных уголков планеты – людей, говорящих на разных языках, находящихся в разных культурных нишах. Южная Африка, Болгария, Хорватия, Свазиленд… Многие оказываются в Нью-Йорке впервые в жизни, это новая возможность для них представить себя, а для нас – посмотреть и научиться у них чему-то новому, другому.

– Вы говорите: «мы», «нас». А ведь большинство людей, которые посещают модные показы – знаменитости, VIP или журналисты. Простому человеку очень сложно попасть на шоу.

– На наши показы приходят два типа людей. Первые – те, о ком Вы говорите: пресса, байеры из бутиков высокого уровня, специализирующихся на моде от кутюр и продающие красивые дорогие вещи. На наши показы действительно приходит много VIP-персон. А вторые – это просто люди, которые любят моду. Это еще один аргумент в пользу нашей уникальности. Мы делаем не просто коммерческие показы, но показы для людей. Если кто-то хочет прийти на показ – пожалуйста, он может купить билет и наслаждаться. Я считаю, что просто любви к моде и хорошим вещам уже достаточно, чтобы посетить показ. А ведь иногда даже те, у кого есть деньги, не могут попасть на шоу, если только они не журналисты, не знаменитости или не личности, вхожие в круг близких друзей дизайнера.

 


 «Хочу это платье!..»

– А если кому-то понравилось платье, которое было на показе, как его купить? Надо искать его в магазине? Можно ли заказать одежду прямо у дизайнера?

– У нас неоднократно такое бывало. Едва заканчивается показ – люди приходят за кулисы и заказывают платья.

– Что это за люди?

– Просто дамы, которые любят покупать необычные вещи, единственные в своём роде. Они не хотят покупать одежду «массового потребления», которую любой может купить в магазине, а хотят что-то, сшитое специально для них, с учётом особенностей их фигуры. Чтобы они могли в этой одежде чувствовать себя хорошо – их цвет, их форма, их размер…

– А кто-нибудь заказывал что-нибудь у Вас лично?

– О, да! Да. На одном из показов за кулисы пришла девушка и просто сказала: «Хочу это платье». Я начал объяснять, что это единственный экземпляр, сшитый специально для показа, исключительно в профессиональных целях... А она говорит: «Нет, вы не понимаете. Я выхожу замуж. И я хочу это платье!». Она была с друзьями, и друзья тоже выступили в защиту – она хочет платье, мы ей его купим! Так что теперь мы всегда готовы к подобным случаям. И я действительно продал таким образом ряд своих моделей. Понимаете, люди приходят на показ, им нравится то, что они видят, и они на это реагируют. Ведь когда что-то хочешь, хочешь это прямо сейчас.

– То есть, та девушка пришла посмотреть показ, и вернулась домой с платьем?

– Именно! И это не единственный случай. Однажды к нам пришла девушка, которая так же сказала: «Хочу вон то платье!». Она собиралась на вечеринку, и хотела надеть это платье прямо в тот же день. И она была с подругой – в итоге они обе купили по платью, и я могу поспорить, на той вечеринке ни у кого похожих платьев больше не было.

– Получается, Вы превратили профессиональную моду не только в инструмент объединения людей, но и… в шоппинг?

– Пожалуй. Думаю, что на других шоу нет такого, что можно купить платье прямо с подиума. Пришёл, увидел, купил. И забрал домой. Ведь на многих показах дизайнеры порой демонстрируют одежду, которую потом не шьют для потребителей. Они делают модели специально для шоу, и после показа жизнь платьев фактически заканчивается. Я вижу высокую моду как что-то, что можно носить и в жизни. Чтобы можно было увидеть что-то и признать – да, это нечто необыкновенное, сумасшедшее, но это можно носить. Ведь это тоже привлекает людей.

– А каков диапазон цен подобных шедевров? От чего вообще зависит цена?

– Больше всего – от самого дизайнера. Платье может стоить и тысячу долларов, и три, и пятьдесят. Дизайнер Джамиль Кханса из Ливана год назад продал платье, украшенное драгоценными камнями, за один миллион долларов. Если дизайнер известный – его имя и репутация сами по себе добавляют нули к стоимости его творений. Конечно, ручная работа, затраченная на пошив, тоже учитывается, тип ткани, узор… Платье, требующее много труда и терпения, конечно, будет значительно дороже, чем что-то, когда необходимо просто разрезать ткань и сшить куски между собой.

– Я знаю, что помимо Недели Высокой Моды, Вы также делаете Champagne Fashion Brunch. («Модный обед с шампанским».) Расскажите о серии этих показов.

– Изначальной идеей было принести моду «в народ». Мы начали делать это пару лет назад. Это модный показ, который проходит в воскресенье и сопровождается обедом из трех блюд с шампанским. В воскресный полдень в Нью-Йорке не так уж много всего происходит. И подобные показы – хороший повод приятно провести время. На них приезжают и жители других стран, которые хотят посетить модный показ в Нью-Йорке. Находясь в Европе, Австралии, Канаде или Калифорнии, они могут купить билет по Интернету накануне своей поездки в Нью-Йорк. И это даёт им возможность одновременно хорошо провести время, посмотреть красивую одежду и пообедать. Вот такая была идея, которая стала очень популярной. Иногда люди звонят и спрашивают: «А у Вас завтра чтонибудь будет?» – «Нет, завтра не будет. В следующее воскресенье». – «Хорошо, мы придём!».

– Как часто проходят эти показы?

– Изначально планировалось проводить их два раза в месяц. Но сейчас идет к тому, что они будут проходить раз в неделю. Что означает много работы для меня. Иногда я даже хочу, чтобы меня кто-нибудь выкупил. Я, конечно, очень люблю моду, и хочу, чтоб Champagne Fashion Brunch проходили часто, но пока мы делаем это дважды в месяц – чтоб у меня была возможность подготовиться к другим шоу. Кстати, на этих показах можно также купить ювелирные украшения, аксессуары, одежду. То-есть, обед, мероприятие, развлечение, поход по магазинам – все вместе.

 

Изощрённая простота

– Вы много работали с разными дизайнерами из разных стран, в том числе и с русскими, например, с Еленой Ярмак. Замечали ли какие-то национальные черты у представителей различных народов?

– Из русских я работал ещё с Лилией Берзон, дизайнером свадебных нарядов Галит… Русские любят красивую одежду, любят немного выделиться, показать себя, для них одежда – в некотором роде, развлечение. Русская женщина любит хорошо одеваться, любит моду, и дизайнеры понимают это и работают в этом направлении. Они создают модели, которые бросаются в глаза. Что касается Елены Ярмак – у неё очень утончённый вкус. Красивые украшения, меха… Я знаю, что у неё одеваются многие российские звёзды шоу-бизнеса.

Но вообще я не разделяю людей на группы по национальности. Скорее, это будут группы людей с похожим вкусом, стилем. Я знал дизайнера из Южной Африки, платья которого выглядели так, как будто сделаны в Париже, и наоборот. Ктото любит создавать простые вещи, кто-то – изощрённые. Но от национальности это не очень зависит. Американские дизайнеры, в целом, склонны к простоте и практичности. Ведь они создают одежду людям, для которых комфорт – на первом месте. И это – главный критерий при выборе нарядов. Комфорт! А, скажем, европеец отдает предпочтение стилю, и может закрыть глаза на то, что вещь немного неудобно носить.

В Америке часто можно увидеть женщину, которая, например, занимает высокий пост в крупной корпорации, и вот она идет с работы в дорогом красивом костюме и... кроссовках. Потому что ей надо, чтобы ей было удобно несмотря ни на что. Это совсем другой подход. И то же самое – в мужской одежде. Итальянский портной сошьёт костюм, придавая фигуре красивый силуэт, а американский – придумает что-то попроще, но чтобы было удобней носить. Вот, я думаю, в этом разница. Но не в национальности! Можно увидеть больше общего в платьях дизайнеров из Парижа, Нью-Йорка и Буэнос-Айреса, чем в нарядах двух разных дизайнеров из Москвы. Их видение мира и стиля может быть совершенно разным. Ведь искусство отражает наши собственные взгляды на мир и на самого себя. Или вот, например, Восточная Европа. Бытует мнение, что одежда там, в основном, в тёмных тонах. Нет. Между женщиной, которая идёт по улице в Париже, и женщиной, которая идёт по улице в Москве, не такая уж и большая разница. И та, и другая, обладают хорошим вкусом и любят хорошо одеваться. Мода объединяет.

– Когда Вы стали задумываться о том, чтоб заняться модой? И как стали тем, кем являетесь сейчас?

– Я начинал как фотограф модных показов, бывал на шоу в Европе, Южной Африке, Майями, Торонто, Монреале, Нью-Йорке – да где только не был. И этот опыт, огромное количество разных коллекций, которые я видел, а также мой опыт работы в театре и сфере коммуникаций привел к мысли: «Я могу это сделать, но я сделаю это по-другому». К тому же, я всегда общался, я люблю новых людей, люблю обмениваться идеями, я много разговаривал с дизайнерами, байерами, журналистами, редакторами, которым поставлял фотографии. Меня часто спрашивали: как попасть на показ? Я видел людей, готовых потратить любую сумму денег, чтобы попасть на показ – но они не могли. Порой я сидел, смотрел на моделей, вышагивающих по подиуму, и мне становилось скучно. Хотелось сделать что-то другое. Так я и пришёл к созданию собственных шоу. И в один прекрасный день я сказал себе: «Я это могу».

– И какими были первые шаги на пути к успеху?

– Первых шагов не было. Я начал сразу, и сделал двухдневное шоу. На это ушло несколько месяцев, два или три. Я разговаривал с людьми, которых хотел привлечь, и убеждал их в том, что я могу это организовать. Они анализировали – и соглашались. Практически сразу же я нашел дизайнеров из нескольких стран, которые готовы были участвовать, и их отклик был очень приятным. Тогда я снова сказал себе: «О, да я и правда это могу!». Это было весной 2003 года. После этого год я выжидал. Думал о том, как сделать показы идеальными. И «проснулся» весной 2004 года – именно тогда я сотрудничал с Еленой Ярмак. Это были великолепные показы! И я осознавал, что это – результаты моей работы.

– Расскажите немного про Вашу связь с театром.

– Я был связан с ним всю жизнь, с детства. Влюблён в театр. В школе я принимал участие в театральном кружке, мы выступали, и в итоге я пошёл в колледж изучать театр. Всего понемногу: режиссуру, актерское мастерство… Я закончил Бостонский Колледж, отделение театра и коммуникаций. После этого я преподавал театральное мастерство в школе и сотрудничал с одним театром в Бостоне, немного играл, и написал три пьесы сам. Один из театров, где я работал, делал представления для детей. Другой был авангардным.

– А Вы скучаете по театру сейчас?

– То, чем я занимаюсь, очень близко театру. И мне нравится вкладывать в модные показы немного театральной драмы. Модели – фактически мои актрисы. Однажды я делал показы нижнего белья. Это было трёхдневное шоу, в котором участвовали самые известные дизайнеры из Парижа и Нью-Йорка. И каждая коллекция была отдельным представлением. То это был Мулен Руж, то что-то в стиле шестидесятых, девочки-конфетки, и хотя в центре внимания – бельё, но интересно было и всё остальное: макияж, музыка, стиль…

– Наверное, Ваши показы даже не столько показы, сколько представления…

– Каждый показ – индивидуален. Главное – чтобы было весело и энергично. Но всё зависит от настроения коллекции. Одним из инструментов является скорость. Вот, например, недавно мы провели три показа. В первой коллекции – модели со множеством разных деталей. Это одно настроение. Затем была коллекция более драматичная, и немного сумасшедшая. А под конец я всё ускорил, я хотел, чтобы публика была захвачена показом, как в театре аудитория увлекается сюжетом. Ведь люди приходят не просто посмотреть одежду – они хотят посмотреть представление. Не просто девочка, которая ходит туда-сюда. А что-то большее. На одном из наших показов Champagne Fashion Brunch модели вышли прямо к публике. Это было что-то невероятное. Весь этот зал, и всё смешалось в кучу, модели, зрители, журналисты с фотокамерами… Естественно, это энергия, эмоции…

 

 Идти – далеко, видеть – дальше...

– К слову, об энергии. Зависит ли энергия от возраста? Что на это говорит мода?

– На многих показах мы видим молоденьких неоформившихся манекенщиц, которым по 14-15 лет. Я же люблю, чтобы модели были чуть постарше. Да, есть девушки 18-19 лет, но есть и те, которым за двадцать. Я думаю, что женщина, которая хочет купить что-то для себя, лучше воспримет эту вещь на женской фигуре, чем на фигуре девочки. Модель должна идти по подиуму так, как будущая обладательница этой одежды будет идти по улице. Такое представление сближает модель и покупательницу. Я горжусь тем, что мои манекенщицы обладают формами, и на мой взгляд, одежда лучше смотрится на женщине с формами, чем на плоской вешалке. И общий вид гораздо привлекательнее для глаз. Кстати, год назад мы претворили в жизнь желание бывшей манекенщицы, которой сейчас 85 лет, поучаствовать в показе. Дизайнер Лилия Берзон из России создала платье специально для неё, один из мужчин-моделей провёз ее по подиуму в инвалидном кресле, и на ней было это платье. Она была очень рада возможности снова оказаться на подиуме, и пригласила на показ своих друзей из дома престарелых в Алабаме, где она сейчас живет. Многие из них приехали в Нью-Йорк специально ради того, чтоб увидеть её «в работе».

– Действительно, Ваши показы объединяют людей разной национальности, расы, размера, формы, возраста…

– Да! Ведь люди могут наслаждаться модой независимо ни от чего. Как только мы надеваем одежду – уже может идти речь о моде. А мы носим одежду каждый день, значит, каждый день мы имеем дело с модой, хотим мы этого, или нет. Ювелирные украшения, туфли, сумки, платья, юбки и брюки – всё это мода. Женщины, которым 50-60 лет, тоже хотят хорошо выглядеть. Кто-то думает, что 50-60 лет – это много – а ведь это совсем ничего! С каждым годом продолжительность человеческой жизни увеличивается. В 80, 90 лет многие американцы очень активны и живут полноценно. Это целая ниша на рынке. Люди, обладающие опытом, деньгами и интересом к жизни. И вообще, сегодня многие только начинают получать удовольствие от жизни после того, как выходят на пенсию. У них появляется больше свободного времени на развлечения, путешествия, походы в театр, на концерты, в оперу, по магазинам, больше времени для самих себя. И они хотят покупать одежду, хорошо выглядеть, общаться с друзьями, ходить на вечеринки – а это всё требует внимания к моде.

– Я неоднократно слышала от многих людей, что после женитьбы или замужества жизнь останавливается. После получения профессии тебя уже не ждёт ничего нового. Какое заблуждение, и как приятно, что Вы своим примером это доказываете.

– Жизнь меняется каждый день. Я пишу стихи на английском и испанском. И одна из моих главных тем – это путешествие, дорога жизни. Есть люди, которые предпочитают сидеть на обочине этой дороги и смотреть на других, идущих мимо. А есть те, которые идут по дороге, и продолжают идти несмотря ни на что. Есть еще и те, кто стоит и смотрит, что произойдет, и в зависимости от результатов других, может пойти, а может остаться сидеть на обочине. Я же всегда думаю, что на этой дороге есть много всего интересного, есть, на что посмотреть. В самом начале нашей жизни были люди, с которых началось наше путешествие. Мы пришли за ними и благодаря им – и мы должны продолжать их путь, идти! Не останавливаться, двигаться. Встречать новых интересных людей, творить, быть активным, занятым. Ведь люди особенно наслаждаются жизнью только тогда, когда они что-то делают. Это обогащает и нашу собственную жизнь, и жизнь других, и это прекрасно.

И, конечно, ещё одна моя главная тема – это женщина. Женщина – это и самое важное, красивое творение природы. Она даёт нам жизнь, вдохновение, дарит красоту и спокойствие.

– У Вас есть жизненное кредо?

 

Андрес Акуино. “Художница”.
Андрес Акуино. “Художница”.

– Есть фраза, которая мне когда-то очень запомнилась. Кажется, это китайская пословица. Она очень простая. «Иди так далеко, насколько ты можешь видеть, и когда ты туда придёшь, ты увидишь ещё дальше». И ведь это и есть то, на чём основана жизнь. Жизнь – это путешествие, которое должно доставлять тебе удовольствие, и главное – продолжать идти к намеченным целям. Всё время что-то делать. Когда мы перестаём жить – мы перестаем действовать. Но нельзя переставать действовать раньше, чем мы перестанем жить. Нужно делать что-то, что будет полезно для человечества. Каждый человек вкладывает что-то в общий прогресс. И это не обязательно какое-то мировое открытие. Мы вкладываем, когда женимся, когда работаем, когда творим. Творить – это один из способов дать что-то человечеству, ведь когда мы творим – мы отдаём часть себя. Можно считать, что один человек не способен изменить мир… Но когда он действует – он так или иначе влияет на жизнь общества в целом.

Мы недавно начали программу, цель которой – собрать на показах средства для детей. В очень многих странах дети страдают, им нужна помощь. Цель нашей программы – накормить одного ребёнка, обеспечить его питанием на год. Да, это всего один ребенок. Но ведь это уже значит, что в мире будет на одного голодного ребёнка меньше. Пусть мы не можем решить все мировые проблемы, но можно сделать хотя бы что-то. Можно и нужно!

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA