обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
сентябрь '08
НОВЫЕ КНИГИ

МЮНХЕН И ОКРЕСТНОСТИ

Борис ТЕНЕНБАУМ

5 сентября – годовщина Дня памяти израильских спортсменов, погибших от рук вооружённых палестинцев на Мюнхенской Олимпиаде 1972 года. Один из очерков новой книги Бориса Тененбаума «Арабо-израильские вой-ны в эпизодах и биографиях», только что выпущенной в свет бостонским издательством M-Graphics Publishing, посвящён событиям «тайной арабо-израильской войны», развернувшейся в Европе и на Ближнем Востоке

 Борис ТЕНЕНБАУМ


 5 сентября 1972 года группа палестинских террористов напала на Олимпийскую Деревню в Мюнхене, местe проведения XX Олимпийских Игр.

Террористы захватили 11 израильских спортсменов (из 27 израильтян, принимавших участие в Олимпиаде). Двое из них были убиты сразу, а остальные 9 погибли при неудачной попытке их освободить.

Эта история не привлекла к себе такого уж особого внимания, что довольно странно.

Сами по себе тайные войны, конечно, – явление обычное, oднако они, как правило, тайными и остаются. «После-мюнхенская» арабоизраильская война былa явлением беспрецедентным – она была объявленa главой правительства в речи, обращенной к парламенту.

Тем не менее, помимо газетных статей того времени, есть только две-три книги, описывающие как «мюнхенский инцидент», так и израильские действия после него.

Одна из них – это «Vengeance», написанная канадским журналистом Джорджем Джонасом, а вторая – вышедшая недавно «Striking Back», написанная американцем Эроном Клейном.

Была еще одна книга – «One Day In September», написанная Саймоном Ривом в 2000 году, но она не вызвала большoго резонанса.

Наконец, в декабре 2005 года на экраны вышел фильм Стивена Спилберга «Мюнхен», поставленный в основном по книге Джонаса. Этот фильм, собственно, и послужил неким толчком к написанию статьи, потому что он вызвал оживленную дискуссию среди моих знакомых – кому-то он понравился, кому-то – отнюдь нет. Факты фильм излагает очень сомнительно.

Написать же правдивую историю данного события довольно трудно.

Участники такого рода подпольной борьбы не сообщают о своих действиях – да еще и стараются запутать следы сознательной ложью, чтобы сбить с толку противника, или чтобы получить пропагандистский перевес.

К этому добавляется влияние прессы. Журналисты (даже если они не ангажированы), в сущности, производят товар, товар новостей. Конечно, им желательно упаковать этот товар как можно более привлекательно. И в таких случаях в ход идет решительно все: хлесткие названия якобы известных им боевых групп, сенсационные признания, якобы сделанные им участниками событий, неясные слухи о романтических злодеях, не менее романтических мстителях (роли эти взаимозаменяемы в зависимости от симпатий авторов), и, конечно же, o «…таинственных красавицах с оружием в руках…».

Так что рассказывать эту историю мы будем с долей скептицизма, оговаривая, что именно известно точно, a что, скорее всего, является слухами и домыслами.

Нападение в Мюнхене было организовано группой «Черный Сентябрь» – на этот счет нет никаких сомнений. Она была создана после разгрома палестинских военных формирований в Иордании в сентябре 1970 года.

После 6-дневной войны они перенесли свою деятельность из египетской Газы в Иорданию, и вскоре оказались истинной чумой, куда более опасной для принимающей их страны, чем для их теоретического «внешнего врага». Долго так продолжаться не могло – король должен был выбирать между потерей власти и войной, и он выбрал войну.

Палестинцы оказались вытеснены в Ливан, откуда они, при деятельной помощи Сирии, начали новую кампанию, направленную как против Иордании, так и против Израиля.

Первой жертвой «Черного Сентября» оказался иорданский премьер-министр Васфи Ал-Тель, убитый в холле отеля «Шератон» в Каире, а первой попыткой организовать новое поле боя против Израиля – похищение самолета бельгийской авиалинии «Сабена» в мае 1972, с посадкой на аэродроме в Израиле и требованием освободить палестинцев, арестованных в Израиле за террор. Операция была спланирована и осуществлена в Европе.

Похитители полагали, что у них на руках хорошие козыри: из 90 пассажиров, захваченных в самолете, 67 были израильскими гражданами. Операция эта окончилась неудачей – израильский спецназ молниеносной атакой освободил самолет. Террористы были либо убиты, либо захвачены, успев убить только одного пассажира. Сделать больше они не успели – у них в распоряжении оказалось меньше 90 секунд.

Ответ последовал через 3 недели: три члена японской марксистской организации «Красная Армия» прилетели в израильский аэропорт Лод рейсом Эйр-Франс. В багаже у них были автоматы АК-47 (багаж в ту пору никак не проверяли). Они открыли огонь по толпе, убили 24 человека и ранили 72. Среди жертв было много паломников в Иерусалим, прибывших из Пуэрто-Рико.

Один из террористов – Козо Окамото – уцелел. Его судили и приговорили к пожизненному заключению. Он также стал «…национальным героем арабской освободительной борьбы против происков реакционного сионизма…».

Интересно, что эти атаки не вызвали в Израиле впечатления чегото экстраординарного. У разведки хватало хлопот с соседями – Египтом, Сирией, Иорданией, в какой-то степени с Ливаном.

Внимание к действиям групп, базирующихся на Европу, не было приоритетным направлением. Нападение на олимпийскую команду оказалось для израильтян трагическим сюрпризом.

На этот счет можно даже привести свидетельство в виде документа. Шмуэль Лалкин, руководитель израильской команды, в письме, адресованном начальнику отдела обеспечения безопасности Министерства Образования, Культуры и Спорта, отправленном за 6 недель до Игр, выражал озабоченность теми мерами, которые были приняты – или, вернее, не были приняты – мюнхенскими организаторами состязаний по отношению к его команде. В частности, вход в здание, где команду разместили, никак не охранялся, и был открыт для всех, а его просьбы перевести команду в другое здание были проигнорированы.

На письмо была наложена резолюция Арье Шумара, главы отдела безопасности министерства Образования, Культуры и Спорта, предлагающая руководителю команды «…заниматься делами, относящимися к его сфере ответственности, и не заниматься делами, к сфере этой не относящимися…».

Так что события на Олимпиаде развивались без участия израильских служб безопасности. Власти Федеративной Республики Германии по конституции не могли вмешиваться в вопросы, связанные с безопасностью, на территории земель Республики – юрисдикция полностью принадлежала местным властям, в данном случае – Баварии. А в мирной Баварии 1972 года не нашлось никаких ресурсов для решения ситуации, которая не то что предусмотрена не была, но даже и в страшном сне у баварских властей не возникала.

В итоге неудачной и очень плохо подготовленной попытки освобождения заложников они погибли, вместе с 5 террористами. Еще трое были захвачены полицией.

7 сентября 1972 года в 11:45 дня в израильском аэропорту Лод приземлился самолет Эл-Аль с 10 гробами. Израиль отозвал всю свою команду с Олимпийских Игр – всех: и живых, и мертвых. Одиннадцатый гроб покинул Германию днем раньше – американский военный самолет увез на родину тело Давида Бергера, уроженца Огайо. День 7 сентября был объявлен днем национального траура. Флаги по всей стране были приспущены, погибших похоронили как гражданских лиц, но после краткой военной церемонии.

Олимпиада продолжалась. Международный Олимпийский Комитет принял решение, которое сводилось к тому, что «…олимпийский огонь не удалось погасить…», следовательно, «…террор не победил…». Никакого формального осуждения – ликование в Каире, в Дамаске, в Триполи было принято как «…неофициальное…».

8 сентября 1972 года две дюжины израильских истребителей ударили по палестинским базам в Ливане и в Сирии – одна из них находилась в 7 километрах от Дамаска. Около 200 человек было убито, сотни других ранены. На пресс-конференции в этот день начальнику Генерального Штаба Армии Обороны Израиля Давиду Элазару задали вопрос: был ли авиационный удар ответом на Мюнхен?

«Нет, – сказал генерал, – какой же может быть ответ на бойню? Просто идет война, «Черный Сентябрь» – часть Фатха, а базы Фатха – на севере, в Ливане».

Через пару дней полторы тысячи израильских солдат перешли ливанскую границу. Они обыскивали пограничные деревни в надежде найти оперативников Фатха, и кое-кого действительно сумели поймать. К «Черному Сентябрю» эти люди никакого отношения не имели – организация в основном базировалaсь на Европу. Вообще, сведений о ней было очень мало, их только предстояло собрать и обработать.

12 сентября в Триполи прошла своя траурная процессия. Германское правительство выдало Ливии, по категорическому требованию ее главы, полковника Каддафи, тела 5 погибших в Мюнхене террористов.

Хоронили их с почестями, подобающими павшим героям. Огромные толпы – в Каире, в Багдаде, в Дамаске, в Бейруте – кричали в унисон: «Смерть Израилю! Мы все – «Черный Сентябрь»!». Надгробные речи воздавали хвалу павшим мученикам – «шахидам».

Это слово в ту пору еще не вошло в словари европейских языков.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA