обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
декабрь '08
ОТКРЫВАЕМ РУБРИКУ

Строфы


И вот – свершилось!.. То, в чём, начиная с первых месяцев существования «Кругозора», его укоряли – удаётся исправить. Теперь, начав увеличивать объём журнала и сокращая тем самым прежний дефицит его площади, открылась возможность публиковать в «Кругозоре» и поэзию. Помогать в отборе лучшего из того, что есть в переполненном редакционном портфеле, будут профессиональные поэты, филологи, искушённые любители поэзии. Открыть новую рубрику мы пригласили давнего друга и творческого помощника «Кругозора», его Почётную подписчицу – известную телеведущую канала RTN, актрису, поэта, писателя, автора и исполнителя песен Валерию КОРЕННУЮ.

У ДРУГА МОЕГО СЛУЧИЛОСЬ СЧАСТЬЕ

У друга моего случилось счастье.
Мой друг забыл, что есть ненастье,
Он полюбил в последний раз.
Не то, чтоб он слегка влюбился
И с нею в гости завалился
В полночно-неурочный час.

Мой друг с тридцатилетним стажем
Далёк от глупостей и блажи –
Звонил мне тридцать лет подряд.
Ему бывало очень плохо,
Он говорил: «Так вышло, Лёха,
Прости, дружище, виноват».

Я отвечал: «Конечно, друг мой,
Свет нашей дружбы не потухнул».
Высокопарно? Может быть.
Но я был самым лучшим другом
Из нашего большого круга,
Кому он ночью мог звонить.

Так вышло, что я стал поэтом,
Известным половине света,
Мне дали самый главный приз.
Меня печатали в газетах,
И даже лучшие поэты
Кричали мне из зала: «Бис!»

Я улыбался в объективы,
Я неприлично был счастливым,
Меня поздравил целый мир.
Мне позвонили президенты,
Меня в свои апартаменты
Вдруг пригласил сам Ричард Гир.

Не скрою, было мне приятно
И даже очень, вероятно...
Но я в водовороте дней
Ждал одного звонка простого
И пусть единственного слова
От лучшего из всех друзей.

Нет, я сегодня не об этом.
Я другом был, а не поэтом.
Я, как поэт, его простил.
Мой друг – единственный на свете,
Кто на такой большой планете,
Мне в этот день не позвонил.

...У друга моего случилось счастье...


ЧТО ДЕЛАЕТ КОТ?
Из цикла «Для взрослых детей»

«Что делает кот?» – вы спросили.
Отвечу: «Знакомый Василий,
Который встает спозаранку,
С утра поедает овсянку,
Считая её панацеей.
Так раньше учили в лицее
И маму, и папу, и деда.

Затем, в ожиданьи обеда,
Кот делает много работы,
Без лени, без тени зевоты.
Он – мастер киношного жанра.
Он снимет вас элементарно
С кошачьего, тонкого взгляда.
И даже из худшего зада
Он сделает то, что вам надо.

С утра и до ночи ишачит,
Реакция Васи кошачья
На несправедливое дело.
Он – быстрый и мозгом, и телом –
Мгновенно бросается в драку,
Чтобы проучить забияку.
Он даже грозится судиться,
«Куда ж это, братцы, годится,
Чтоб птицы – ночами незрячи –
Так жизнь отравляли кошачью?!»

Наутро он всё позабудет,
Кот даже добрее, чем люди.
Он счастлив, он выше проблемы,
Есть более важные темы.
К примеру, добыть где-то рыбку,
Тем вызвав у Кошки улыбку,
И даже кошачее «мяу»,
Что, в общем, её ноу-хау.

На запад склоняется солнце,
Вода замерзает в колодце.
Кот дров принесёт для камина,
Как сделал бы каждый мужчина,
Зажарит лосося-трофея,
От запаха тихо балдея,
Накроет на стол. Тут и Кошка
Тихонько лапчонкой в окошко.

И снежною тонкой полоской
Скользнёт по паркетному воску,
Закружится в радостном «мяу»,
Ведь это её ноу-хау.
Потом, насладившись лососем,
Кот с Кошкой пройдутся меж сосен,
Вдыхая простуженный воздух.
Хруст веток под азбуку Морзе
И синь бесконечная, дальняя
Способствуют мыслить глобальнее.

Философы Васька и Мурка
Не очень-то любят придурков,
А вместе им мягко и сладко,
И жизнь, в общем, в полном порядке.
И после сосновой прогулки,
Стакана кефира и булки,
Кот сядет играть в игры с мышкой,
С компьютерной, умной малышкой.

А Кошка посмотрит киношку,
Достанет губную гармошку,
Сыграет кошачую песню,
Чтоб было Коту интересней
Играться с компьютерной мышкой
И больше выигрывать фишки.

«Что делает кот?» – вы спросили.
Один мне известен – Василий.
Он делает всё, что он может,
Чтоб быть на других непохожим.

21 июня 2008 г.
Нью-Йорк

 

МОЛЧАЛИ ОБА

Молчали оба. Руки не сплетали.
Не верили. Не знали ни о чём.
Устали оба от пустых баталий,
От слов, оброненных через плечо.

Сидели рядом. Не крестили взгляды.
И не было ни тени теплоты.
Он думал: «Надо что-то сделать, надо».
Она считала: «Сожжены мосты».

Снег за окном – птицей белою.
Что же, зима, ты наделала?

Решили оба: «Прекращаем споры»,
И принимали безразличный вид.
Он думал: «Бесполезны разговоры».
Она ждала, что он заговорит.

Кричали оба. Как глухонемые,
Сжимая крик ладонями в горсти.
Он знал: она уйдет, они – чужие.
Она молила: «Не давай уйти!»

Снег за окном – птицей белою.
Что же, зима, ты наделала?

Молчали оба, в полном отрешеньи,
Две половины, как враги.
Но было, было всепрощенье
На расстоянии протянутой руки.

Снег за окном – птицей белою.
Что же, зима, ты наделала?

Январь, 2008 г.

 

В ПОЛШЕСТОГО

В полшестого накрыла на стол,
Приоделась и туфли сменила,
И с гитары стащила чехол,
Вроде, всё, ничего не забыла.


Села ждать. Обещался к шести.
В полседьмого взяла сигарету.
Закурила. А без двадцати –
Бутерброд, позабыв про диету.

И опять закурила. К окну
В семь часов прилепила ресницы.
Мимоходом задела струну.
Что-то спела про счастия птицу.

В полвосьмого сняла каблуки.
Осушила бокал одним махом.
Глупо втиснула в черновики,
Что, мол, всё завершается крахом.

Ждать устала. Доела салат.
Не выбрасывать. Зря, что ль, старалась?
Уж давно закатился закат,
И луна надо мной засмеялась,

В десять ты позвонил:
«Уж прости, тут работа, да плюс настроенье.
Буду завтра. Конечно. К шести».
Ты забыл – у меня день рожденья.

 

ДЕВОЧКА ИЗ ПРОШЛОГО

Девочка из прошлого –
Платьице в горошинах –
Ждет его, тоскуя у окна.
Ничего хорошего –
Девочке из прошлого.
Девочка останется одна.

Девочка из прошлого,
Словно запорошена.
Словно завороженная им.
Девочка не брошена,
Просто огорошена
Первым ожиданием ночным.

Девочка из прошлого –
Женщина без прошлого.
Нет, она его не дождалась.
Ничего хорошего
Женщине без прошлого
Не дала несотканная связь.

Только снегопадами –
Белыми нарядами –
Скатертью накрыт далекий путь.
Девочка из прошлого –
Женщина без прошлого –
Платьице в горошек не забудь.

Прихвати из прошлого
Всё, что там хорошего,
Всё, что помещается в руке,
Девочка из прошлого –
Женщина без прошлого –
Так и остаётся налегке.

Лишь звонок из прошлого
От того, хорошего,
От того, кого не дождалась.
Мальчик, ты непрошенный
Для женщины без прошлого –
Первая несотканная связь.

Женщине без прошлого
Он – чужой, непрошенный,
Так себе, пустое баловство.
А девочка из прошлого
Платьице в горошинах
Берегла все годы для него.

 

НЬЮ-ЙОРК

Мы говорили ни о чём,
И мы не спали по ночам.
Я – руку на твоё плечо,
И тихо таяла свеча.

А отраженья в зеркалах,
Как будто с нами заодно.
В углу, по краешку стола
Стекало медленно вино.

Мы выпивали ночь до дна,
До самой утренней звезды,
Когда она едва видна,
И побуждаются мосты,

И шины тихо шелестят
По ненагретой мостовой,
А в отъезжающих гостях
Есть что-то схожее со мной.

Но вот врывается рассвет
В кварталов ровные ряды.
Здесь не бывает слова «нет»,
Здесь не растут давно сады,

Здесь на лотках живут часы,
Носки и сумки, и кресты,
А вдоль проезжей полосы
Когда-то здесь цвели кусты.

Но ныне жарится асфальт
И сотрясаются лотки,
В окне ревёт надрывно альт
И, как набат, звенят брелки.

Здесь нету птичьих голосов,
Здесь звёзды спрятаны в бетон,
Здесь есть леса, но нет лесов,
А дом – разодранный картон.

Здесь гром гремит из-под земли,
Посуда скачет на столе,
И сюр, такой же, как Дали
Нарисовал своей Гале,

Когда она стоит спиной
На диске солнца золотом
И утопает под водой
Последний уцелевший дом.

Здесь башни падают с небес
И – гробовая тишина...
Но вырастает новый лес,
И приближается луна...

А мы – всё так же – ни о чём,
И вновь не спится по ночам,
Я – руку на твоё плечо.
Вот и растаяла свеча.

9 марта 2006. Нью-Йорк

 

ОНА УШЛА

Она ушла, зонта раскрыв ладони,
Она ушла в ночную пустоту.
Она ушла, оставив на перроне
Своих следов ненужных суету.

Чужой вокзал кружился каруселью,
И задевая спицами зонта
Толпу прохожих в ветреном апреле,
Она, омытая дождём, была чиста.

Часы вокзальные свой ход остановили,
И циферблат белел, как диск луны.
Она покинула пределы водевиля,
Как покидает ночь границы тишины.

Он растворился в черноте вагона,
И стук колёс призывный, как набат,
Ей в спину бил и отдавался стоном
В железных прутьях кованых оград.

Она наутро перечтёт все письма,
Вдохнёт изменчивый рассвет весны,
И к ней навстречу, распуская листья,
Как жизнь, ворвётся свежесть новизны.

Она ушла, не веря в возвращенье,
Ни женщина любимая, ни дочь.
И ей казалось, что её колени
Целует он, а не бесстыжий дождь.


Новые произведения Валерии Коренной – на её
постоянно обновляющемся интернет-сайте
www.korennaya.com

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA