обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
май '10
ЗАРУБКИ В ПАМЯТИ

РАВВИН

Из цикла "Подольские рассказы"

Не будет преувеличением сказать, что Михаил Юдовский - художник, писатель и поэт из Германии - буквально ворвался в "Кругозор" своим творчеством, которое сразу же "на ура" встретили читатели. Последняя из его "кругозорских" публикаций - рассказ "Жаркое бабы Фиры" - вышла пять месяцев тому назад, но читательские комментариии, количество которых уже приближается к двум сотням, всё продолжают прибывать на наш сайт.

"Жаркое бабы Фиры" - это лишь один из цикла "Подольские рассказы", написанного в 2006 году. А начинается цикл рассказом "Раввин", который предлагаем вашему вниманию. "Тамада" - третий из рассказов этого "триптиха" - будет опубликован тоже. Так что следите за "Кругозором".

РАВВИН

Рисунки автора

1

В подольском дворике, где я родился и вырос, жил самый настоящий раввин. Звали его Соломоном, был он человеком исключительно ученым и набожным, что благополучно уживалось в нем с суровостью, доходящей до деспотизма. Соломон держал в строгости не только свою семью, но и весь наш дворик, где, к слову сказать, жили не одни евреи. Внешность Соломона тоже была необыкновенной: не носи он густой бороды с длинными пейсами и черной велюровой шляпы с чуть загнутыми кверху полями, его можно было бы принять не за раввина, а за портового грузчика. Соломон имел атлетическое сложение, крутой нрав, а язык его в свободное от службы в синагоге время по силе выражений не уступал иногда грузчицкому.

Жена Соломона Рахиль (по паспорту Раиса) была маленькой, некогда, вероятно, очень красивой, а теперь просто запуганной до бессловесности женщиной. Выражение этого испуга, казалось, навсегда застыло в ее черных библейских глазах, вытеснив оттуда все иные чувства. Мужа она почитала, боялась и ни в чем не смела ему перечить. По-своему, Соломон любил жену. Ему нравилось ее лицо, нравились ее руки, нравилось, как она готовит, и нравилось ее молчаливое повиновение.

- Жена да убоится мужа своего! - поднимая вверх указательный палец, изрекал Соломон, сидя в неизменной шляпе за обеденным столом. После этого он, прикрыв глаза, неторопливо прочитывал молитву, опрокидывал рюмку водки и принимался за борщ с фасолью или куринный бульон. К еде Соломон относился уважительно и ел всегда с отменным аппетитом. С аппетитом он делал и всё остальное: выпивал свою рюмку водки, молился, отдыхал после обеда и учил уму-разуму жену, сына и соседей по двору.


2

Во всем дворе лишь два человека осмеливались пререкаться с Соломоном. Первой была жившая в полуподвале Шурочка Маслякова по прозвищу Вдова Батальона. Бог в свое время наградил Шурочку роскошными формами, скандальным характером, мужем-военным и вечно неудовлетворенной женственностью. Одного мужа, командовавшего батальоном мотострелкового полка при Киевском гарнизоне, Шурочке было слишком мало. По счастью, в полку было много других офицеров, а в Киеве более чем достаточно других мужчин. Шурочка держалась широких взглядов, с равным уважением относясь как к военным, так и к штатским. Наличие мужа, всё же, как-то сдерживало Шурочкин темперамент, поэтому, когда тот на сороковом году жизни скончался от цирроза печени, Шурочка, немного поплакав, пустилась во все тяжкие. Через ее полуподвал прошли холостяки, вдовцы, женатые, разведенные, зубные врачи, прикмахеры, водопроводчики, продавцы мясного отдела, инженеры и вагоновожатые. Один раз она попыталась даже провести к себе очумевшего пенсионера союзного значения, но у самого входа в полуподвал была остановлена ребе Соломоном.

- Шура, поимей совесть, - сурово молвил Соломон. - Тебе не терпится вынести из хоромов второй труп?

- А шо вы так со мной разговариваете, Соломон Лазаревич? - хлопая глазами, возмутилась Шура. - Я вам хто или вдова офицера?

- Побойся Бога, Шура, - невозмутимо отвечал ребе Соломон. - Какая ты вдова офицера? Ты, по-моему, вдова батальона.

Прозвище приклеилось к Шурочке намертво. Поначалу она для вида возмущалась, но потом, хорошенько взвесив, стала расценивать его как комплимент.

Вторым человеком, имевшим дерзость противиться воле Соломона, был, как ни удивительно, его сын Фима. Не в пример отцу маленький и щуплый, Фима с какой-то сверхъестественной виртуозностью сумел выскользнуть из-под железной длани ребе Соломона. Нет, он не был хулиганом, пьяницей или дебоширом, но - что с точки зрения ребе было гораздо хуже - стал комсомольским активистом и беспросветным бабником. Даже с этим Соломон еще мог бы, скрепя сердце, примириться, но Фима по одному ему известной прихоти напрочь игнорировал еврейских девушек, предпочитая им барышень славянских кровей. Каждый месяц он объявлял о своем намерении жениться на какой-нибудь Любаше с молокозавода, Валюше из хлебного магазина или Ксюшеньке из районного индпошива. Мать в ужасе закрывала лицо руками, а благочестивый раввин громыхал по столу пудовым кулаком, так что посуда начинала жалобно дребезжать, и орал на весь двор:

- Только через мой труп! В крайнем случае - через ваш! Твой и ее!

- Папа, я не понимаю, - нервно отвечал Фима, - что плохого в браке? В конце концов, в Торе сказано: плодитесь и размножайтесь.

- Этот комсосольский бандит еще будет учить меня Торе! - рокотал Соломон. - Покажи мне, где в Торе написано, что Фима Гершкович с Оболонской улицы должен жениться на пьяной гойке с молокозавода! Покажи мне это место, и я сам приду крестить ваших выродков!

- Почему пьяной? - удивлялся Фима. - Любаша не пьет.

- Боже мой - Любаша! - Соломон закатывал глаза к потолку, словно призывал в свидетели всех праотцов, начиная с Авраама. - Рахиль, поздравь меня, наш Фима нашел себе трезвую гойку! И что я должен на радостях сделать? Прыгнуть до потолка или повторно обрезаться?

- А делай, что хочешь, - махал рукой Фима. - Хочешь - прыгай, хочешь - обрезайся, только оставь нас с Любашей в покое.

- Слыхала? - Соломон поворачивал налитые кровью глаза к перепуганной жене. - Чтоб мы оставили их с Любашей в покое! Ну да, чтоб мы оставили их в покое, а они чтоб спокойно пили водку и закусывали ее салом.

- Почему сразу пили и закусывали? - пожимал плечами Фима. - Нам что, заняться больше нечем?

- Вон отсюда! - ревел Соломон. - Прочь с глаз моих, пока я не прибил тебя ханукальной менорой!

- Семочка, прошу тебя, не надо кощунствовать, - осмеливалась подать голос Рахиль.

- Где ты тут видишь Семочку, женщина? - напускался на жену Соломон. - Семочки в Гомеле семечками торгуют, а я - киевский раввин!

Буря, впрочем, очень скоро утихала, угроза будущего брака рассыпалась сама собою, марьяж превращался в мираж, потому что сердце влюбчивого Фима не умело долго принадлежать одной женщине. На некоторое время в доме раввина воцарялись покой и мир, на столе уютно дымилась трапеза, и Соломон, помолившись и выпив неизменную рюмку водки, заводил с сыном задушевную беседу.

- А скажи-ка мне сынок, - почти ласково начинал он, - что такого интересного ты делаешь в своем комсомоле? Крутишь бейцим юным пионэрам?

- Папа, ну что ты в этом понимаешь? - отмахивался Фима.

- Боже упаси, где мне понимать, - миролюбиво ухмылялся Соломон. - Я ведь читаю всего лишь глупую Тору, которой четыре тысячи лет, а наш мудрец штудирует целый комсомольский талмуд, сочиненный непохмелившимся гоем.

- Что тебе гои спать не дают? - возмущался Фима. - В комсомоле, если хочешь знать, и евреев хватает.

- Да? И за что же их хватают? - с удовольствием интересовался Соломон. - За ответственное комсомольское место? Очень правильно делают. Козлы отпущения всюду нужны, чтоб было с кого шкуру драть. А с этих ваших комсомольских евреев я бы лично шкуру содрал в назидание.

- Папа, - нервно отвечал Фима, - я же не вмешиваюсь в твою синагогу. Что ж ты лезешь в мой комсомол?

- Видали? - неизвестно к кому обращался Соломон. - Я лезу в его комсомол! Он думает, что его отец уже сошел с ума. Не дождешься, Фима. Сказал бы я тебе, куда я лучше влезу, так хочется ж пощадить твои юные уши. Они ж не виноваты, что выросли на тупой голове. И чему вас в комсомоле учат? Родителей в гроб загонять?

- А чему вас в Торе учат? - огрызался Фима. - Приносить в жертву детей? Вот ты бы, папа, принес меня в жертву, как Авраам Исаака, если бы тебе твой Элоим приказал?

- Чтоб ты даже не сомневался, - рявкал Соломон, тогда как Рахиль испуганно прикрывала рот ладонью. - И приказания б дожидаться не стал, сам бы тебя скрутил и потащил на гору с твоим комсомолом вместе. А ягненка таки оставил бы в кустах. Я бы так сказал: Господи, Тебе не всё равно, какого барана взять? Бери Фиму.

Фима хихикал, Рахиль в ужасе закатывала глаза, а очень довольный Соломон оглаживал бороду и выходил во двор, чтобы пыл его не пропал даром, но достался кому-нибудь из соседей. Обычно ему в таких случаях попадалась Шурочка, которая направлялась в свой полуподвал в сопровождении новой особи мужского пола.

- Что, Шура, взяла работу на дом? - ухмылялся ребе. - План трещит, аж вымя рвется?

- А шо вы, Соломон Лазаревич, моих мужчин считаете? - краснея и хлопая глазами, отвечала Шурочка. - Вы лучше блядей вашего Фимы считайте.

- У этой дуры таки есть голова на плечах, - кивал Соломон, глядя, как Шурочка и ее смущенный кавалер скрываются в дверях полуподвала.

После этого ребе Соломон с чувством выполненного долга усаживался на скамейку и разглядывал дворик. Дворик наш был необычайно хорош, особенно в мае, когда зацветал разбитый у забора небольшой яблоневый сад. От яблонь шел удивительный нежный запах, на ветки их садились птицы, в белых цветах мохнато жужжали шмели. Идиллию нарушали лишь протяжные стоны, доносившиеся со второго этажа, где четырнадцатилетняя Майя Розенберг терзала смычком виолончель. Майя была милой и застенчивой девочкой, которой при рождении наступил на ухо весь киевский зоопарк. Инструмент невыносимо страдал в ее руках и о страданиях своих жалобно и тоскливо оповещал весь двор. Розенберги-старшие, тем не менее, ужасно гордились дочерью и имели наглость говорить о ее таланте.

- Удивительный ребенок, просто удивительный, - сообщала несчастным соседям мамаша Розенберг, вслушиваясь с умилением в душераздирающие крики виолончели. - Нет, другие родители, конечно, подарили бы своему вундеркинду какую-нибудь скрипку за двенадцать рублей сорок копеек и кричали бы на весь Подол, какие они благодетели. А мы таки подарили Майечке целую виолончель! Кто будет считать деньги, когда у ребенка талант?

- Талант мучить людей, - заключал ребе Соломон, а невоспитанная Шурочка добавляла:

- Вы бы лучше ей пилу подарили, шоб она уже себе руки отпилила!

Мамаша Розенберг пунцовела от обиды и несколько заискивающе обращалась к ребе:

- Соломон Лазаревич, ну хорошо, я еще понимаю Шурочка, она таки малообразованный человек и слово "пилить" понимает только про одно место. Но вы же культурный человек, вы же должны таки любить музыку!

- Циля, - сурово отвечал ребе Соломон, - не морочь мне бейцим. Если тебе так нравится кричать, что твоя дочь вундеркинд, то делай это по тем дворам, где ее концертов еще не слышали. Но предупреждаю: если она будет устраивать свой гармидер по субботам, я дождусь воскресенья и сделаю из ее инструмента воспоминание.


3

Набожный раввин свято почитал шаббат. В пятницу вечером и в субботу утром он отправлялся в синагогу, располагавшуюся в десяти минутах ходьбы на Щекавицкой улице, и читал собравшимся проповедь. Даже в то нерелигиозное время посетителей в невзрачной с виду, но с большим залом внутри синагоге собиралось немало. В основном это были люди пожилые, с усталыми глазами за стеклами очков, в которых неожиданно весело и немного таинственно отражались ставшие вдруг многочисленными огоньки двух зажженных свечей. Читая Минху, или Субботнюю Молитву, ребе Соломон удивительно преображался. Его грубоватая развязность и манеры грузчика бесследно исчезали, и собравшимся являлся истинный патриарх великого народа, могучий, суровый, видящий цель и имущий силу от имени этого народа говорить с Богом. Людям, сроду не бывавшим в Иерусалиме, начинало казаться, будто они находятся в стенах Древнего Храма, не случайно названного Соломоновым, а перед ними стоит не просто ребе, а их вождь и первосвященник, Моисей и Аарон в одном лице. И, уже выйдя из синагоги, с некоторым удивлением озирались они вокруг, видя перед собой вместо Храмовой горы и лежащего у ее подножия города одну из тихих улочек старого Подола.

Домой Соломон возвращался всё в том же торжественно-печальном, возвышенном состоянии духа. Он неторопливо шагал по подольским улочкам, которые очень любил. Ему нравились старые с облупившимся фасадом дома, выщербленные мостовые, желтый фонарный свет и уютные старинные названия, устоявшие против нигилизма времени - Оболонская, Константиновская, Межигорская, Щекавицкая - от которых веяло чем-то теплым, простым и домашним.

Придя домой, Соломон разувался в прихожей и направлялся в комнату, где уже празднично был накрыт стол с двумя зажженными свечами, вкусно пахнущей халой и бутылкой красного кошерного вина. У стола, не садясь, ждала его жена Рахиль.

- Где этот комсомолец? - негромко вопрошал Соломон.

- Уже идет, Семочка, - ласково и, как всегда, заискивающе отвечала Рахиль. - Сейчас наденет приличный головной убор и выйдет к столу.

- Надеюсь, у него хватит ума не выйти к столу в буденовке, - ворчал Соломон, - или что они там в косомоле носят.

Тут появлялся Фима в нелепо глядевшейся на его голове старинной дедовской шляпе и, весело подмигнув обоим родителям, с неестественно серьезной миной занимал позицию у стола.

- Не паясничай, балбес, - с трудом удерживался от более сильного выражения Соломон. - Ты не на партсобрании.

- Что ты, папа, - искренне удивлялся Фима, - разве я не понимаю? Комсомол тоже свято чтит традиции.

- Сын мой, - торжественно ронял Соломон, похрустывая суставами пальцев, - когда, даст Бог, закончится суббота, я, чтоб ты не сомневался, скажу тебе пару интересных слов.

- А в воскресенье меня, папочка, не будет дома, - невинно улыбался Фима. - Я к Оленьке ухожу.

Раввин издавал хриплый звук остановленного на скаку жеребца и, титаническим усилием вновь настроив себя на благочестивый лад, начинал читать благодарственную молитву над вином:
- Барух Ата Адонай... - Слова древнего языка, произносимые густым голосом раввина, неожиданно преображали маленькую комнатку, делая ее частью чего-то большого, даже огромного, притаившегося в темноте за ее окнами. - Благославен Ты, Господь, Бог наш, Владыка Вселенной, сотворивший плод виноградной лозы...

По лицу комсомольца Фимы пробегала на мгновение смутная тень неведомой печали, но он, тряхнув удивленно головой, смахивал ее прочь и с прежней озорной улыбкой глядел на мать и отца. Субботняя трапеза длилась неспешно и заканчивалась поздно вечером. Соломон с Рахилью отправлялись спать, а Фима оставался в гостинной с какой-нибудь книжкой в руках. Спустя некоторое время из спальни раздавлся голос раввина:

- Надеюсь, ты там не Карла Маркса читаешь?

- А что такого, папа? - отвечал упрямый Фима, читавший вовсе не Маркса, а Ремарка. - Между прочим, Карл Маркс был евреем.

- Карл Маркс, - отзывался Соломон, - был таким же еврейским бандитом, как и ты, у которого вместо головы...

- Папа, - предостерегал Фима, - по-моему, ты хочешь сказать что-то некошерное.

- Хорошо, - соглашался из спальни ребе, - когда закончится суббота, я сообщу тебе, что было у Карла Маркса вместо головы. Пока можешь считать, что у него вместо головы был ВЛКСМ.


4

Однажды, возвращаясь с утренней субботней молитвы, Соломон увидел возле гостронома на Оболонской, который, словно в насмешку над ребе, назывался "Комсомольский", толпу людей, окружившую крепко подвыпившего мужчину в рваной майке и заляпанных краской спортивных штанах. В руках мужчина держал газету.

- Люди! - вопил он, размахивая газетой и размазывая по грязным небритым щекам слезы. - Человеки! Что ж это делается! Эти проклятые еврейские жиды побили наших арабских братьев!

Соломон сурово сдвинул брови, но, не желая из-за пьяного дурака осквернять шаббат, прошел мимо.

- Видали! - вонзился ему в спину визг мужчины. - Вон пошла уже одна жидовская морда! Они уже сюда добрались! Они уже нас резать собрались и из наших младенцев кровь сосать!

Соломон развернулся и направился к пьяному оратору. Толпа расступилась перед ним - многие из собравшихся здесь Соломона знали и уважали.

- Вот что я тебе скажу, человек, - проговорил Соломон в пылающее ненавистью и перегаром лицо. - Ты видишь это солнце?

- А чё солнце? - брызнул слюною пьяный. - Хочешь и его к своим пархатым рукам прибрать?

- Пока оно светит, - невозмутимо продолжал Соломон, - я таки позволю тебе болтать твоим грязным языком. Я не стану осквернять субботу из-за... - Тут он, не сдержавшись, употребил не вполне кошерное выражение. - Но когда оно зайдет, я приду сюда, и если ты еще будешь здесь и скажешь хоть одно слово, у меня для тебя тоже найдется а пур верт, - нарочно по-еврейски закончил он. - А пур верт и кое-что еще.

Он повернулся и зашагал прочь.

- Эта сука обрезаная еще пугать меня будет! - раздался за его спиной отрывистый лай, и в затылок Соломона, незащищенный шляпой, ударил острый кусок разбитого кирпича.


5

Соломон лежал на постели на двух подушках, над ним в растерянности стояли заплаканная Рахиль и белый, как простыня, Фима.

- Сема, Семочка, ну как ты? - проговорила Рахиль.

- Женщина, - слабо усмехнулся Соломон. - Сколько раз тебе повторять, что Семочки в Гомеле...

- Папа, тебе лучше? - шмыгая носом, спросил Фима.

- Если я вижу перед собой комсомольца, значит, я еще точно не в раю, - с тою же улыбкой ответил Соломон. - Вот видишь, Фима, что отец твоей гойки сделал с твоим отцом...

- Почему он отец моей гойки... - начал было Фима, но Рахиль сердито зашипела на него:

- Помолчи, когда отцу плохо.

- Бог с тобою, Фима, - сказал Соломон. - Я таки устал с тобой собачиться. Ты мальчик большой, дурак еще больший, люби кого хочешь.

- А я как раз недавно познакомился с одной еврейской девушкой, - заявил Фима.

- Да? - Соломон приподнял брови. - И как ее зовут? Параска Мордехаевна?

- Папа, ну зачем ты...

- Сын мой, ты помнишь, чему нас учит девятая заповедь?

- Я...

- Вот и не лги отцу.

В это время в дверь постучали.

- Опять какой-то гой ломится, - вздохнул Соломон. - Запомните, жена моя и сын мой: именно гои - спасание для нас, евреев.

- Почему? - изумился Фима.

- Потому что они не дадут нам спокойно умереть. Иди открой, Рахиль.

Рахиль пошла открывать и вернулась с милиционером. Это был их участковый Петр Степанович Таратута, плотный, краснолицый, в чине капитана, лет пятидесяти, с вечными бисеренками пота на лбу.

- Здравствуйте, Соломон Лазаревыч, - приветствовал он лежащего ребе. - Ну шо, як вы себя чувствуете? Выглядите - тьху-тьху - неплохо.

- И вам того же, Таратута, - отозвался ребе Соломон.

- А то ж, знаете, такой гвалт поднялся, - продолжал участковый. - Соломона, кричат, вбылы, Соломона вбылы! А я им: шо? Соломона? Нэ морочьте мэни голову, он еще нас з вами пэрэживет. Верно, Соломон Лазаревыч?

- Это уж как Бог даст, - ответил Соломон.

- Ну да, золотые слова. Вам выдней, у вас профэссия така. Я от шо хотел, Соломон Лазаревич... - Таратута замялся. - Цэй прыдурок... ну, шо в вас кирпичом кынул...

- Да?

- Он же, дурак, пьяный совсем був...

- Я это заметил, - усмехнулся Соломон.

- А так он тыхый, мырный.

- Меня это очень радует.

- Он же ж не со зла.

- Ну да, от любви к ближнему.

- Зря вы так, Соломон Лазаревыч. - Таратута снял фуражку и вытер вспотевший лоб и лысину. - Отжэ ж жара стоить... Да, так я шо хотел сказать... Жена у него, дочки две...

- Да? Я им очень сочувствую.

- От вы зря шутите. Вы ж еще такое поймите: дело-то... не такое простое выходит. Вы меня понимаете?

- Я вас отлично понимаю, - заверил участкового Соломон.

- От хорошо, шо вы понимаете. Можэ ж получыться скандал нэнужной окраски.

- Да? - Соломон приподнял брови. - А скандал какой окраски вам нужен?

- Соломон Лазеревыч! - Лицо Таратуты приняло самое жалкое выражение. - Можэ вы не будете подавать на этого дурня заявление?

- А с чего вы взяли, Таратута, что я собираюсь подавать на кого-то заявление?

- Он жэ ж... - Таратута осекся. - Нэ собираетесь? Я вас правыльно понял?

- Петр Степанович, - негромко, но твердо произнес Соломон. - Вы знаете, что я раввин?

- Господи, Соломон Лазаревыч, та хто ж этого нэ знае?

- Это значит, - продолжал ребе, - что я сам обращаюсь к Богу и призываю людей обращаться к нему.

- Так это ж пожалуйста, - поспешно сказал Таратута, - рэлигия ж у нас ниякая нэ запрэщена.

- А теперь скажите мне, - Соломон посмотрел в глаза участковому, - станет человек, который обращается к Богу и призывает к этому других, обращаться с жалобой в советскую милицию?

- Не, ну милиция, она, вобщэ-то, у нас стоить на страже...

- Очень хорошо, - кивнул Соломон. - Пусть стоит. Мне будет легче засыпать с мыслью, что у нас стоит милиция. До свидания, Петр Степанович.

- Ох, золотой же ж вы человек, Соломон Лазаревыч! - Таратута с явным облегчением поднялся и повернулся к Рахили и Фиме, словно беря их в свидетели. - Вы знаете, шо он у вас золотой человек?

Те молчали.

- Ну, нэ смею больше задерживать. - Таратута нацепил на голову фуражку. - Поправляйтэся, Соломон Лазаревыч. Рахыль Моисеевна, Юхым Соломоновыч - до свидания.

После ухода участкового все некоторое время молчали.

- Знаете что, - нарушил тишину раввин, - если вы проглотили языки, то надо было сначала смазать их хреном.

- Папа, - проговорил, наконец, Фима, - ты что, с ума сошел?

- Что вдруг? - невинно поинтересовался Соломон.

- Как же можно было... как можно было не заявить на этого... этого...

- Я бы заявил, Фимочка, - мягко ответил Соломон, - обязательно заявил, если бы каждую пятницу и субботу ходил в комсомол. Но я ж таки хожу в синагогу.

- Я не понимаю...

- А ты почитай Книгу Иова. Один-единственный раз почитай не свой идиотский комсомольский устав, а Книгу Иова. Тогда, может быть, и ты научишься, наконец, понимать.

- Мама, - Фима повернулся к Рахили, - скажи хоть ты что-нибудь.

- Я скажу, - тихо проговорила Рахиль. - Я обязательно скажу. Соломон, - она посмотрела на мужа странным, не поддающимся описанию взглядом, - что тебе приготовить: куринный бульон или борщ?

- Борщ, - сказал Соломон. - Хороший, наваристый борщ. И обязательно из мозговой косточки. Потому что борщ не из мозговой косточки это уже не борщ, а помои.

Рахиль кивнула и вышла на кухню. Соломон, глядя ей вслед, счастливо рассмеялся.

- Вот поэтому, - сказал он, - я и живу с этой женщиной двадцать пять лет.

- Много ж ты ей счастья принес, - проворчал Фима.

- А вот об этом, Фимочка, - спокойно произнес Соломон, - не тебе судить. Не тебе.


6

Соломон совершенно не переменился после этой истории. Он по-прежнему был строг с женой, собачился с Фимой, язвительно подначивал Шурочку и ее мужчин, громогласно комментировал игру на виолончели Майечки Розенберг и ходил проповедывать в синагогу. Шесть лет спустя, возвращаясь со службы в пятницу вечером мимо всё того же гастронома "Комсомольский", Соломон внезапно упал и скончался на месте от кровоизлияния в мозг. Его похоронили на еврейском участке Святошинского кладбища, неподалеку от могилы его матери. Рахиль, словно онемевшая и впавшая в столбняк после его смерти, пережила мужа всего на семь месяцев. Похоронив обоих родителей, Фима до сорока лет продолжал заниматься комсомольской работой и шляться по всевозможным женщинам, пока неожиданно для всех, включая самого себя, не женился на очень некрасивой еврейке по имени Клара. С нею вместе они переехали в Израиль. Насколько мне известно, у них сейчас шестеро детей, живут они в хасидском квартале западного Иерусалима, Фима стал ортодоксальным иудеем и держит свою жену и многочисленное потомство в исключительной строгости.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Владимир Ефимович Турчак (Израиль)   03.05.2014 17:39

Михаил! Уважаемый автор!Не собирался сравнивать Вас с писателем.В духе его рассказов написано много других.Вы написали отменные,искромётные рассказы!Моя покойна тётя писала замечательные стихи на русском,вплетая незаменимые выражения на "идише".Захотите-пришлю Вам.А часть из них Вы можете прочитать на поэтической страничке на сайте
www.eflorage.com
  - 0   - 0
фото

Владимир Ефимович Турчак (Израиль)   03.05.2014 17:33

Очень интересный рассказ,проникновенный,в духе рассказов Бабеля.Еврейское местечко.Необычная семья равина и замечательная интонация героев,грамотно и с душой,описанная автором.СПАСИБО БОЛЬШОЕ!
  - 0   - 0
фото

Марина (Россия)   21.01.2014 17:49

Получила огромное удовольствие от чтения Вашего рассказа. Добавить к сказанному мне нечего. Успехов Вам и удачи. Обязательно поищу еще Ваши произведения
  - 0   - 0
фото

Лариса (Израиль)   20.01.2014 19:12

Начну с благодарности за ваш рассказ.Он просто восхитителен.Вы виртуозно владеете словом,очень приятный стиль.Вы сумели передать неповторимую атмосферу еврейской семьи во взаимодействии с событиями извне.Такой сочный язык,вовремя вставленные "а пур ворт" аф идиш.Посмеялась от души,правда со слезами на глазах,ну а как иначе - у нас слезы близко...
  - 0   - 0
фото

Юрий (Тула, Россия)   21.01.2014 21:40

Эх, Лариса, Лариса! Красивый бы получился комментарий, да вот наступили на больной мозоль. А им оказалось именно так восхитившее Вас выражение "А пур ворт". А правильно ведь "А пур (пор) вэртэр", ибо "ворт" - это единственное число. Я заметил, что в последнее время многие льют слезы по уходящей цивилизации, но мало кто учит идиш..., а он заслуживает лучшего отношения наследников. А в остальном согласен с Вашей оценкой рассказа.
- 0   - 0
фото

Шурик (Израиль)   28.07.2010 16:40

Только сейчас пришла ссылка, слава Богу.
А из Израиля Ваши рассказы читаются по особому. Как тот, настояций, борщ с мозговой косточкой. (и наврное не с майонезом)
Про Украину еще много есть еврейского. Спасибо за рассказы.
  - 0   - 0
фото

Михаил Юдовский (Германия)   25.05.2010 19:48

Спасибо всем моим читателям, откликнувшимся - вдвойне, одна лишь просьба: не нужно меня сравнивать с Бабелем. У нас, по меньшей мере, два различия: я и пишу по-другому, и, вроде, жив ещё.
  - 0   - 0
фото

Странник (Канада)   24.05.2010 06:33

Хорошо написано. Со вкусом. Поздравляю.
  - 0   - 0
фото

София (США)   13.05.2010 04:23

"Жаркое" лично мне показалось немного пересоленным, а "Раввин" абсолютно в меру.Стиль рассказа почти напоминает И.Бабеля "Одесские рассказы".Ваши истории хочется читать, не отрываясь и сожалея, что они так быстро заканчиваются. Естественное чувство юмора, прекрасные диалоги и мудрость раввина - большое богатство и талант создателя. У такого писателя - душа и ум красивы.Спасибо за доставленное удовольствие.
  - 0   - 0
фото

Бирштейн Александр (Украина, Одесса)   08.05.2010 18:22

Я ответил Вам в комментах к своему рассказу, а надо бы тут, да?
Мне ведь тоже нравятся Ваши рассказы. Прочел первый из Подольского цикла и решил, что надо и мне рассказик-другой сюда послать. Чтоб и Одесса наличествовала.
А на Ваши рассказы ссылки рассылают. Вот и мне пришла...
  - 0   - 0
фото

Елена Шапельникова (Израиль)   06.05.2010 14:47

Считаю этот рассказ самым лучшим произведением автора из тех, что были опубликованы в журнале. Возможно, самым глубоким и проникновенным. И, как всегда, очень точным во всех деталях.
  - 0   - 0
фото

Мария Добронравова   06.05.2010 06:38

Глубокоуважаемый автор! Огромное Вам спасибо за доставленное удовольствие.Вы-прекрасный, талантливый писатель.Желаю Вам,от всей души,успешно продолжать свою творческую деятельность и радовать читателей.Какое счастье,что не перевелись еще настоящие таланты!
  - 0   - 0
фото

рая (Израиль)   05.05.2010 19:17

Прочитала рассказ с большим удовольствием.Читается легко с интересом,доставляйте нам удовольствие и дальше,продолжайте писать,а мы будем читать.Спасибо.
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA