обычная версиямобильная версия
подписка

независимое международное интернет-издание

Кругозор интернет-журнал
  Держись заглавья, Кругозор, всем расширяя кругозор. Наум Коржавин.
февраль '11
НРАВЫ

КИР

1.

Он выехал из дома  в плохом настроении. День не заладился  с самого утра. И все из-за Алины. Сколько лет можно его злить? У него до сих пор трясутся руки. И хотя он понимал, что все это чепуха, но сдержать себя не мог. И всю дорогу до работы  чертыхался, вспоминая, как открыл шкаф и не нашел ни одной свежей рубахи. Казалось бы, почти  за сорок лет совместной жизни можно было привыкнуть к тому, что жена у него неряха и лентяйка. И если ему не удалось переделать ее в первые десять лет совместной жизни, то теперь уже  и подавно.

Она, как и он, за эти сорок лет успела состариться. И легкая леность, которая даже нравилась ему в молодые годы, превратилась в махровую лень, когда  даже чтобы  достать посуду из посудомоечной машины требовалась неделя, а сорочки кидались в стирку  только после того, как в шкафу оставалась всего одна. И постельного белья всегда было в обрез. Хотя она все время докупала новые комплекты. На сороковом году совместной жизни он, наконец, понял почему: чтобы не стирать грязные,  когда очень лень, Алина время от времени выбрасывала их вместе с мусором.

Он тоже с годами изменился. И если в молодости был порывистым и обидчивым, то за сорок лет превратился в брюзгу, а  его обидчивость  переросла просто  в  манию.  Он постоянно либо брюзжал по поводу ее неаккуратности, либо страдал  из-за   невнимания к своей персоне с ее сторон.

До работы он добирался долго из-за пробок на Рязанском проспекте, потом  стал ездить по Волгоградке, но и там ситуация была не лучше. Однако    пользоваться  метро заставить себя не мог, хотя сосед советовал ему оставлять машину на "Выхино", а дальше добираться общественным транспортом. Все быстрее, чем на машине. Алина выезжала из дома позже него. И они успевали поругаться еще утром. Потому что  она не держала в голове ничего. То забывала купить крем для бриться, которым он пользовался уже много лет, то неожиданно кончалась туалетная бумага.  А  в ответ на его замечание, начинала смеяться. Он заводился с полуслова. И потом даже любимый Моцарт, которого он всегда слушал в дороге, не мог помочь.

Поделиться было не с кем. Сын давно женился и жил в городе. Дочка тоже была замужем. Она как раз была не прочь переехать к ним за город, но он даже не хотел слышать о том, чтобы жить вместе с зятем, которого считал дураком, хотя внучку обожал и всегда радовался, когда родители подбрасывали им ее на выходные.  В большом доме, который он купил у вдовы художника Старыгина, а потом лет пять доводил до ума, они с женой остались одни. 

Алина работала в издательстве. И ехала на работу к десяти. За годы их совместной жизни она ни разу не встала, чтобы проводить его. Он сам готовил себе кофе, и это был  целый ритуал, который растягивался на два дня. Во-первых, он покупал кофе трех сортов. А потом смешивал его и высыпал в небольшую стеклянную банку.   После чего  с вечера жарил себе зерна в специальной  машинке, которую несколько лет назад купил в Италии, а в прошлом году, когда она испортилась, уже в Москве. Жарил он две порции - себе на два дня. Жареный кофе должен был постоять, чтобы набрать аромат. Так что утром ему оставалось только смолоть его и сварить.  
Уже много лет он утром с кофе ел французские сыры, которые доставал из холодильника. И заканчивал завтрак всегда кусочком "бри", а вместо хлеба пек в мини-духовке круассан. Но кофе он готовил только для себя. И круассан  выпекал один. Хотя ему ничего не стоило поставить в духовку парочку.

А она просыпалась, когда он уже уходил, и делала то же самое: только пила растворимый кофе, чтобы было быстрей, вынимала деревянную доску с сырами,  которую он после себя никогда не забывал ставить в холодильник, выпекала круассан. И каждый раз злилась, потому что считала, если он встает первый, то может сделать два круассана, за которыми в кондитерскую ездила она. И привозила стразу сто штук, и клала в морозильник. Однако  Кир был противоположного мнения. И почти сорок лет талдычил, что  ее прямая обязанность - встать пораньше  и проводить его на работу. Но Алина не делала этого никогда. И даже сейчас, когда они остались одни. А вот по выходным, когда  приезжали Саша  или Варя, она  поднималась рано  и пекла круассаны для детей и внуков. И это обижало Кира  гораздо больше, чем то, что она не вставала, когда уходил на работу он.

Кирилл  в этом году отметил свое шестидесятилетие.  А точнее, не отмечал его: запретил жене устраивать  что-либо. Она, конечно, не собиралась  приглашать гостей домой, но в ресторан можно было  позвать  человек сорок-пятьдесят. Однако  Кир  был против, так как не любил шумихи. Достаточно того, что его поздравили на работе. Пришлось устроить небольшой банкет прямо у себя на фирме, всю организацию которого он поручил секретарше и поварихе.

Обе женщины, боготворившие Кирилла, потрудились на славу. И банкет получился не формальный, а очень дружеский и теплый. И шеф растрогался до слез. Многие  недоумевали, почему он не пригласил свою жену, которая появлялась на фирме крайне редко.  Однако  Кирилл эти визиты не приветствовал.  И сам никогда к Алине на работу не ходил. А она обрадовалась, что не придется искать приличный ресторан, обзванивать знакомых и друзей, хотя свой день рождения планировала  устроить  именно в ресторане и уже составила список.

Детям он велел сказать, что дома их не будет. И  не поднимал весь вечер трубку.  А утром они укатили вдвоем за границу. И целую неделю отдыхали в Португалии. В эксклюзивных отелях - пуссадах. Кир  на отдых денег не жалел. И хотя долго отсутствовать не мог, но недельку позволял себе пошиковать в фешенебельных отелях, расположенных в фамильных замках, где редко останавливались  наши соотечественники.  Он был гурманом, сам хорошо готовил и придавал большое значение кухне. В этом смысле Португалия его разочаровала. В Испании был и выбор  больше, и еда вкуснее.

А в остальном - он остался доволен тем, как расслабился и отдохнул, глядя  из окна своего номера на волны Атлантического океана.  В первой пуссаде они были практически одни. И номер был громадный, с большой кроватью  под  балдахином. И еда была лучше. Во втором замке народа было больше, номер меньше, обслуживание похуже. Не то чтобы хуже, но внимания к ним было меньше, так как почти все номера были заняты.  Однако  вид из окна  компенсировал все с лихвой.

Он не любил музеи. У него не было сил бродить по залам или  осматривать руины. Лет десять назад он прекратил посещать  достопримечательности и, пока она  бегала по музеям, стал наблюдать за людьми: за сидящими в  парке стариками, за тем, как они беседуют друг с другом, за молодыми парами  на пляже. И в поездках он лишь наблюдал и расслаблялся по вечерам в баре за бокалом вина или рюмкой коньяка под тихую музыку, потому что стал уставать на работе.

А Лина была в восторге от любой развалины, восхищалась музеем кукол, носилась по рынкам,  покупала сувениры детям, внукам и приятельницам и каждый день    возвращалась в гостиницу  без ног. И валилась на кровать, чтобы отдохнуть перед ужином. На обед, который подавали до трех, она не успевала и ему приходилось обедать одному. Или ждать ее и вместе идти на ужин.  Иногда она обедала в кафе или ела прямо на улице хот-дог и запивала его колой. Что вызывало негодование Кирилла, который ненавидел такие перекусы. И  он каждый день звонил ей по сотовому и предлагал встретиться в ресторане. Даже был согласен  не в пуссаде, где еда была лучше, чем в  самом дорогом городском ресторане,  а  в любом месте, которое выберет она, но Лина упорно отказывалась, не желая прерывать очередную экскурсию.

Сидя в кафе, на скамейке в парке, он  постоянно думал о ней, о том, что она делает в данную минуту, ради чего или кого она оставляет его одного и носится по городу и музеям как заведенная?  И не  находил ответа на свой вопрос. А посему  ночью  пытался доказать ей, что она не права. И так как все слова уже были исчерпаны, он  привлекал внимание к своей персоне  единственным оставшимся у него способом. Она отвечала на его ласки, но утром все повторялось. Он с  нетерпением ждал ее звонка, а если она долго не звонила, он звонил сам, а потом в  отвратительном настроении шел в пуссаду и ждал ее в номере. И в тот день, когда не спал с ней, обязательно ругался. По любому поводу.   А поводов было хоть отбавляй.

Лина никогда не считала себя виноватой. И отсутствие крема или туалетной бумаги  воспринимала с улыбкой, потому что купить их можно было в течение десяти минут. Она садилась в машину и ехала в сельский магазин.  Теперь не те времена. Когда в их деревне нельзя было купить ничего, кроме крупы и спичек. А Кир из любой мелочи делал проблему. Не ее вина, что она не обращает внимание на такие пустяки. Она так устроена.  И с этим ему пора уже смириться. Ведь она никогда первая не начинает. И  не реагирует уже давно на его резкость и требовательность. Просто пропускает все его колкости мимо ушей. И Варю так научила. Относиться к жизни легко. И не делать из мухи слона.  Именно поэтому у нее столько подруг, а у него нет друзей. Потому что он слишком требовательный к себе и окружающим.

По утрам, глядя на себя в зеркало, она не верила, что ей уже шестьдесят.  Будто вчера она познакомилась с Киром, пошла на первое свидание, родила сына.  И себе она казалась  довольно молодой, такой же  хорошенькой, как и прежде. А  все потому, что они живут в постоянной борьбе. Раньше она считала, что конфликты усложняют их жизнь, делают ее невыносимой, а теперь  пришла к выводу, что они спят до сих пор только потому, что так  конфликтуют днем. Но о своих догадках ему  не говорила ничего.

Лину в издательстве любили за легкий характер. Сотрудники охотно ездили с ней в командировки, потому что она все брала в свои руки, все устраивала сама, покупала билеты в театр, выискивала оригинальные экскурсии. И была очень обязательной. Никогда не опаздывала. Если бы Кир узнал, что думают о его жене сотрудники  редакции, он бы очень удивился. Потому что дома она была неумехой. И лентяйкой. А весь отдых всегда организовывал он. Когда  же появилась возможность  ездить за границу не в составе группы и  самому выбирать маршрут, он с помощью Интернета  стал улаживать все вопросы: аренду машины, бронирование номеров. А она только пользовалась плодами его усилий. И не хотела в знак благодарности уделить ему чуточку внимания.

Вечером позвонила Варя, которая ждала второго ребенка, и сообщила, что утром они всей семьей приедут к родителям, потому что ей надо отдохнуть. Кир обрадовался. Он соскучился по внучке, в которой не чаял души. Дочка после замужества стала ему чужой. А глядя на самодовольного зятя, он  до сих пор не мог поверить, что его умная и талантливая Варя, которая много лет считала отца своим единственным другом,  может спать с этим балбесом, который  не стоил ее мизинца. Мало того, она жила с ним гражданским браком. Родила Катю, а теперь собиралась родить от этого недоумка второго ребенка. Кира начинало трясти от одного его вида. Стоило  зятю войти в большую гостиную и открыть рот (этот дебил всегда был в хорошем настроении), как он тотчас удалялся к себе в кабинет. И поражался Лине, встречавшей Валеру как самого дорого гостя, целовавшейся с ним и его мамашей, которую она обязательно приглашала на все семейные торжества.

Его жена обожала вести с зятем долгие беседы на кухне, когда готовила обед. А он сидел на стуле напротив  и рассказывал о том, что сказала Катька вчера воспитательнице в детском саду. Как они с дочкой ходили в зоопарк. Кир не выносил этот треп. И плотно закрывал двери своего кабинета, чтобы не слышать, как Лина щебечет с этим недоноском,  дает ему кочерыжку, угощает кофе, который он готовит только для себя и лишь по  субботам и  воскресеньям  и для жены. 

Вечером, когда он уже лежал в постели, Лина  начала зондировать почву. Он сразу это понял.

  Знаешь, у Вари страшный токсикоз. Ее тошнит 24 часа в сутки. Она не может не только есть, но и готовить.

  У всех беременных токсикоз - буркнул он.

   Но у нее очень сильный. Она лежит пластом.

  Ты хочешь меня о чем-то попросить? - наконец до него дошло.

  Да, давай возьмем ей домработницу. Хотя бы на время беременности. Ей и с Катькой будет легче. Домработница поможет не только с готовкой. Будет убирать квартиру, сделает генеральную уборку к праздникам, сходит на рынок, в магазин.

  Прости, а что будет делать он?

  Как что? Он же ищет работу...

  Вот именно. Уже полгода. Так пусть лучше помогает своей жене. А я как  давал деньги, так и буду. Но вместо домработницы придется потрудиться дорогому зятю. Пусть готовит, убирает, делает генеральную уборку к праздникам.

  Кир, ты не боишься, что он бросит Варю? - Лина не выдержала. Неужели он не понимает, что Валера в тысячу раз интереснее их умной, но далеко не красивой дочери.

  Нет, не боюсь. Лучше пусть будет одна, чем с таким уродом.

  Это твое мнение, а ее ты спросил?- возмутилась жена.

  Нет, - стушевался он. - Но у нашей дочери всегда было много поклонников.

  Вот именно "было"... А сейчас ей уже тридцать пять. И все подруги замужем.
 
  Лучше быть одной, чем с ним, - настаивал он.

  Чем тебе не нравится наш зять? - удивленно воскликнула она.

  Тем, что  дурак.

  А по-моему, ты просто ревнуешь дочь, которая отдалилась от тебя после замужества.

И потому, что она попала в цель, он стал с жаром отрицать все. И получилось, что он всего лишь разочарован ее выбором. Ему казалось, что такая тонкая и творческая натура, как его дочь, должна была выбрать себе совсем другого мужа. А этого недоноска она  к тому же  отбила у своей подруги. Уложила  в постель, забеременела и родила. А он  даже техникума не закончил. Не говоря об институте. И работал водителем. Но уж этого Кир стерпеть не мог. После того как они стали жить вместе, зять устроился  в "Эльдорадо" менеджером по продажам.  Но в этом  году в связи с кризисом  попал под сокращение. Вот и все. Его Варя, закончившая ВГИК, живет с ним уже 6 лет.

Как всегда ночью он стал убеждать жену, что она не права, а исчерпав все аргументы, потянулся к ней,  и она откликнулась с готовностью на его предложение. И им было хорошо. Так ему, во всяком случае, показалось. А наутро они снова стали ругаться, потому что она  забыла позвонить Саше и сказать, чтобы он подъехал к отцу на работу. И дело было не в том, что она что-то забыла. А в том, что она забыла его просьбу. И никогда не забывала ничего, о чем просил ее любимый зять.   Он так и сказал ей:

  Почему  у нас в семье я на последнем месте?
Она стала уверять его, что это не так. А он не верил.   Потому что факты - упрямая вещь. И еще больше заводился.

Лина  на работе никогда не задерживалась: Кир этого не любил. И старалась приезжать домой вовремя. Но порой что-то случалось и ей приходилось остаться. Или задержаться в магазине. И если она забывала позвонить, он приходил в ярость. А когда она предупреждала, спокойно ждал ее. Но никогда не ужинал один. Она должна была подать ему все в гостиную. И посидеть рядом. Хотя бы вечером, если утром ей не хотелось просыпаться.  Если Саша или Варя ночевали у них, он старался в этот день не ужинать или просил принести ему легкий ужин в кабинет. Только бы не сидеть со всеми за столом. И не видеть, как она любезничает с Валерой и женой их сына.

Лина  не могла сказать ему, что не хочет. Потому что он бы не простил ей отказа  никогда. И приходилось спать с ним, даже когда она дулась на него. Или он делал ей больно. И именно в эти минуту ему нужно было лечь с ней. И почувствовать, что она принадлежит ему и только ему. И никто в мире не в силах отнять ее у него. 

Она  молча сносила его ласки,  которые возбуждали ее, несмотря на твердое желание  быть холодной. И она за это ненавидела себя. За то, что подчиняется ему, идет у него на поводу.  И даже в постели он командует ею. И молча поворачивает ее, как ему заблагорассудится, потому что он лучше знает, что она больше всего любит, что приносит ей истинное удовольствие. А она не хочет, чтобы он начинал и он предлагал. Но за сорок лет она  так и не научилась перечить ему. И если в молодости скрывала свои чувства, чтобы он не воображал, что ей так хорошо, то к старости вошла во вкус и получала удовольствие. Но хотела, чтобы он перестал направлять ее и приказывать хотя бы здесь. И постоянно жаловалась своей подруге на то, что он давит на нее.

Лина отдыхом была довольна. Но с большим удовольствием думала о командировке в  Польшу, которая была намечена на конец октября.  Пусть немного поскучает, посидит один в доме, может, съездит к Варе, сходит куда-нибудь с внучкой. Или к Саше. Внуки его любят.  И хотя он знал о ее командировке уже месяца два, последнюю неделю Кир просто не находил себе места. Вероятно, если бы он попросил ее, она бы растаяла и осталась. Но он стал требовать, кричать. И она уехала. Чтобы развеяться и отдохнуть.

А он остался дома один. Первый вечер пролетел быстро. Потому что у него полетел комп и пришлось повозиться с процессором.  Он даже не заметил, что уже полночь. И только тогда сообразил, что она так и не перезвонила ему. Это он сам дозвонился до гостиницы, в которой она остановилась в Варшаве, и узнал, что она уже заселилась. И тут же ушла. Куда, скажите на милость? Нет, не в ресторан и не в бар, потому что он попросил поискать ее там. Но Лины там не оказалось. Он снова набрал номер отеля. Она еще не вернулась.  Тогда он стал звонить ей на мобильник. Который тоже не отвечал. 

Она позвонила поздно ночью. Оказалось, что была в опере. Купила случайно билет с рук. А потом  обнаружила, что  мобильник сдох: кончилась зарядка.  Но он уже не слушал. И орал на нее. Из-за того, что не мог спать. Потому что волновался. И не находил себе места. Она, видите ли, наслаждалась оперой Верди. Она, которая оперу никогда не любила. Он заснул на рассвете. И утром снова позвонил ей. Она разговаривала лениво. Вероятно, спросонья:

  Да, дорогой! В чем проблема? Сегодня идем в издательство. А потом будем  готовить  презентацию нашей  продукции. Нет. Презентация в четверг. Буду звонить.

  И не думай! - завелся он. - Звонить буду я. Иначе тебе влетит это в копеечку.

  Хорошо, звони, но не волнуйся, если я телефон отключу. Сам понимаешь, в издательстве придется вести переговоры. И телефон будет мешать. Да и на презентации.

  Ты можешь хотя бы примерно сказать,  в какое время лучше звонить?

  Думаю, с утра. Но не так рано. Через часик, давай?

  Давай, только не пойму, почему ты так поздно встаешь?

  Потому что поздно ложусь, дорогой!

И только когда он отключился, Кир вспомнил, что она любит лечь рано и почитать, а  в Польше ложится поздно. Почему? И стал вспоминать, с кем она поехала в командировку. Какой-то мужик из рекламного отдела. Но кто именно, Кир не знал. Да и не интересовался, потому что был уверен в Лине. И его никогда не волновало, с кем она и где. Потому что он знал, что она ему не изменяет. Но ее отсутствие  в номере заставило Кира поволноваться. И оказалось, что он не владеет информацией.

2.

И чтобы восполнить пробел, он позвонил Нине - одной из ее приятельниц. Позвонил просто так. Чтобы ненароком, в беседе узнать, кто этот мужик, с которым его супруга укатила в Варшаву. Но неожиданно разговор принял  иной оборот. Кир не любил разговаривать по телефону. И даже с внучкой больше трех фраз не произносил. А уж с незнакомыми людьми тем более. Но с Ниной они проговорили целый час. Нина жила на "Выхино", недалеко от метро, одна, в небольшой квартирке панельного дома. И хотя  много лет проработала в издательстве вместе с Линой, дома у них  не была  никогда. И дело было не только в  том,что Кир гостей не любил и постоянный доступ  имели  всего несколько человек, в число которых Нина не входила. 

На первом году их знакомства, когда он с Алиной  жили еще в Москве, у него с Ниной случился роман, бесперспективность которого понимали оба с самого начала, но ничего не могли с собой поделать: их, как магнитом, тянуло друг к другу. Она  поразила его своей откровенностью: первая призналась в своих чувствах, в том, что готова на все. И он пошел за ней, потерял голову, а потом опомнился и спустил все на тормозах. Потому что решать и начинать должен был всегда только он. Она  ничего не поняла, но из его жизни исчезла. Нина давно овдовела. Детей у нее не было.

Она его звонку не удивилась. А он, когда набирал ее номер, даже не подумал, что после стольких лет молчания звонить неудобно. И разговаривал с ней так, словно они расстались  только  вчера. И как-то само собой получилось, что вместо разговора о Сергее Петровиче они больше часа проговорили о нем. О том, как он себя чувствует, потому что  на улице было  мерзко и сыро. И  в редакции многие грипповали. С Линой таких бесед он не вел никогда. Ей в голову не могло прийти спросить его, как он чувствовал себя на работе, что ел на обед. А Нина неожиданно стала спрашивать именно об этом. И он охотно делился с ней тем, что произошло с ним за два дня, прошедших с момента  отъезда жены. Он немного покашливал. И у него першило в горле.

Нина дала несколько дельных советов. Хотя ничего нового  он для себя не услышал,  но  слушал ее охотно. Просто дома он, а не жена, лечил всех: ее, детей и себя. Кир поблагодарил Нину за заботу. Пожелал спокойной ночи. И повесил трубку. И только тогда вспомнил, что забыл спросить ее о Сергее Петровиче. Но уже спустя час  стал снова нервничать. И почти не спал ночью. Потому что решил, что ее спутник - молодой человек, хорош собой, высокий и стройный. Что он к тому же при деньгах. И по вечерам приглашает ее в ресторан.

Он позвонил ей ночью. А она не ответила. Потому что забыла вытащить  мобильник из сумочки, которую бросила у двери. И не было сил встать и достать телефон.
Кир еле дотянул до рассвета. И уже в семь позвонил ей опять. Она спала крепко. Он стал звонить каждые полчаса. И только через два часа она встала и открыла мобильник.
 
  Дура! - он уже не владел собой. - Дура ненормальная, ты хочешь свести меня в могилу! Почему не берешь трубку?

  Кир, миленький, ты сошел с ума. Я оставила трубку в прихожей и не слышала звонка.

  Я так и знал! Потому и говорю, что  дура! Больше так  не делай никогда!

  Хорошо, дорогой!  Я прощаюсь с тобой, позвони вечером! - и она отключилась.

Чтобы не звонить ей  постоянно, он набрал Нинин номер. И они мило поболтали. А потом он сказал, что они могут говорить по скайпу. И сразу после работы соединился с  ней.

  Да, Нина, что ты сказала? Чем сегодня кормили в столовой?  Столовой как таковой у меня на фирме нет. Но повариха есть -  жена моего друга, который погиб два года назад. Она готовит дома и мой водитель привозит к часу дня ее и ее стряпню. Самую обычную, но приготовленную по-домашнему: борщи, супчики-пюре с гренками, которые я обожаю.  Мясо с жареной картошкой,  котлеты. Никаких изысков. Все свежее и горячее.  А потом мы пьем  кофе со сливками.  Дома я не ужинаю.  Только фрукты. Иногда йогурт и фрукты.  А потом бокал вина или немного коньяка, когда смотрю телевизор.

  Кир, а что  ты делаешь по выходным? - поинтересовалась она.

  Что делаю? Да ничего особенного . Вожусь с компом. Скачиваю разные программы. Когда приезжает внучка, играю с ней, показываю мультики. Готовлю шашлык или рыбу на решетке.
 
  Ты умеешь?   - удивилась она, потому что Лина всегда говорила, что по выходным целыми днями торчит на кухне.

  Умею? Не только умею, но и люблю это дело. Люблю опробовать новые рецепты.  Кстати, в субботу буду готовить семгу со сливками. Если хочешь, приезжай, - неожиданно для себя добавил он.

  Спасибо, но мне неудобно, - она была  тронута.
 
  Я могу заехать за тобой, чтобы ты не тащилась на электричке , - предложил Кир.

 И она согласилась, потому что ей надоело проводить все выходные дома. И еще  потому, что много лет назад  у них  был роман.
 
А он подумал, что  во время обеда сможет узнать от нее что-нибудь о Сергее Петровиче. Или позже. Когда они  будут пить кофе. Или чай, на ее усмотрение.

Нине дом понравился. Но показался очень неуютным. На всех стульях в кухне-столовой висели какие-то сумки,  барная стойка была завалена газетами, на диванах в гостиной валялись детские игрушки. Кир заметил ее удивление:

-Уборщица придет перед ее приездом.
 
Она  не стала уточнять, кто оставил в квартире такой бардак. И он больше ничего не сказал на эту тему. Она делала вид, что ей безумно понравились два его компа, которые он с гордостью ей показал. Но поскольку в них ничего не понимала, перевела разговор на более приятную для него тему - его самочувствие.  И  его прорвало:

  Понимаешь, не могу быть дома один. Совершенно. Мне надо, чтобы она была рядом. Не в моей комнате, но на кухне или в гостиной. Чтобы  подавала мне еду,  гладила, разговаривала со мной. Я один схожу с ума.

  Неужели  тебе никогда не хочется остаться одному?

  Хочется. Но чтобы она была рядом.  А она не понимает. И бросает меня, если ей надо поехать за границу. Если ей так надо, я могу отправлять ее несколько раз в год. Но только не одну. А со мной. Кстати, ты не знаешь, с кем она поехала? - как бы между прочим поинтересовался он.

  Знаю, конечно, - Нина хитро улыбнулась. Ее, как любую женщину, задевало, что  в ее присутствии он говорил о жене, которая, судя по всему, не очень-то заботилась о нем.  - С Сергеем Вагиным.
 
  Кто такой?
 
  Наш рекламщик, лет тридцати с небольшим. Очаровашка, высокий стройный, голубоглазый, - она видела, как он менялся в лице, но не могла остановиться, - и очень умный.  Циник и карьерист. Холост.

Кир потерял покой. Он  больше ничего не слышал. И весь вечер проговорил с Ниной о нем и своей жене.  И все приставал к Нине с расспросами:  Когда он пришел к ним на работу? Общается Лина с ним или нет? Или они мало знакомы? Нина старалась отвечать честно. И из ее слов следовало, что общаются они не часто, но все же общаются. Что он иногда заглядывает к ним в  комнату. И любезничает со всеми дамами. Что все молоденькие женщины в издательстве влюблены в него.

  Только молоденькие? - он уже не контролировал себя.

  В основном, но есть и постарше.

  А кто именно?

  Кир, ты их не знаешь, - успокоила она его, но Кир ей не поверил.
 
Он отвез Нину домой, а когда вернулся первым делом набрал ее номер.  Он должен был сейчас же убедиться, что между ними ничего нет.

Они готовились к презентации. И целый день работали  как проклятые в его номере. Поэтому когда он позвонил в гостиницу, ему сообщили, что разговор переводят в соседний номер:
  Ты почему не у себя? - заорал он в трубку.

  Потому что собираем все материалы. А они в номере у Сережи.

  Сережи? Это с каких пор он стал для тебя Сережей?  -  Кир  опять  потерял контроль над собой.
 
Она положила трубку и перешла к себе в комнату. А он перезвонил ей. И ругались они уже   без свидетелей.

После разговора с супругой он увидел, что Нина в скайпе. И легкий треп с этой спокойной и уравновешенной женщиной успокоил его.То есть он был спокоен, пока разговаривал с ней. А потом снова стал психовать. И поэтому позвонил ей еще раз.  И они проболтали часа два. И все это время он обсуждал с ней  возможность измены в их возрасте.

  Как ты думаешь, женщина твоих лет может изменить мужу с молодым человеком?

  Ты имеешь в виду свою жену? Да ты сошел с ума! С Сережей? Ты видел этого мужика? Он встречается с моделями и актрисами. Алина ему в матери годится.

  Ну и что? А вдруг ради спортивного интереса? - не унимался он.

  С его или ее стороны?

  И с той, и с другой. - неуверенно сказал он.

  То-то же. Алина очень милая, но не настолько же! - хихикнула Нина. А его этот смешок задел.

  Мужчины спят не только с красивыми женщинам, любовницу выбирают по другому признаку!

  Не буду спорить, - засмеялась Нина, которой он начал надоедать, - тогда у твоей жены есть шанс. - И она стала прощаться, потому что больше видеть, как Кир  страдает из-за этой пигалицы, которой удалось заманить такого умного и интересного мужика в свои сети, у нее не было сил. Неужели он и вправду считает, что все мужики вокруг только и делают, что изнывают по его маленькой и неказистой женушке? И она даже почувствовала зависть к этой невзрачной тетке, которая так держит мужа после сорока лет совместной жизни.

Он дал себе слово, что больше не пустит ее в командировку никогда. Пусть сидит дома. И  ублажает его. И больше не позволит ей так любезничать с зятем Валерой. И мчаться к дочери по ее первому зову. Он больше не может быть один. Он не находил себе места. А ведь самое смешное, что ему всегда казалось, что он может обойтись без нее. Они давно уже перестали разговаривать друг с другом. Только обменивались впечатлениями.

Куда интереснее было с Ниной. За все годы общения Лина ни разу не спросила, что он ел на обед. А эта в первом же разговоре поинтересовалась, как он питается, что одел, потому что на улице было очень промозгло. А как весело было обсуждать с ней то, что он посмотрел по телику или прочитал. С Линой они в основном ругались, кто будет смотреть кино в гостиной, а кто на кухне. Потому что в гостиной у него был большой экран, как в кино, а на кухне стоял обычный телевизор. Ночь длилась без конца. И он все время поглядывал на часы: звонить в пять утра было неудобно. А вдруг она действительно спит одна? И тогда начнет ругать его и плакать. А женские слезы он не выносил. Но в семь ее уже не было в номере. И  вопрос о том, ночевал она в гостинице или нет ,остался для него открытым.

Днем он поехал к Варе и просидел у нее до вечера. Баловался с внучкой, ходил с ней в парк. Даже согласился пообедать, хотя разговор с зятем напрягал его.  Она позвонила, когда они сидели за столом. Веселая, радостная. После презентации их пригласили в Краков. Пришлось поехать туда на один день, провести переговоры. А сегодня они вернулись в Варшаву, вечером собираются на банкет. Завтра прилетают первым рейсом.  Поскольку он разговаривал в присутствии дочери, внучки и зятя, то разговор в целом получился нормальный. Во всяком случае Варя ничего не заметила. Только после разговора он засобирался домой. И снова  соединился  с ней уже из дома:

  А из Кракова нельзя было позвонить? - он дрожал от возмущения и обиды.
 
  Я забыла зарядное устройство в Варшаве. А Сережу не хотелось беспокоить.
 
  Тогда попросила бы набрать Москву портье.

  Так ты сам сказал, что это очень дорого.

  А мое спокойствие тебе не дороже? - он  опять сорвался. - Все, поговорим дома! Знай, это твоя последняя поездка! - Кир  повесил трубку.

Заснуть после разговора он не смог. Промаявшись всю ночь, решил, что встретит ее на аэродроме. Не будет предупреждать и заодно посмотрит, как она общается с этим Сережей.

Она появилась первая, за ней вышел Сережа. Он сразу понял, что это Сережа, потому что он улыбался Алине. И помог  положить чемодан на тележку. И даже покатил ее. А она шла рядом. И смотрела на него.  Все. Его терпению пришел конец. Он позвал жену. Которая тут же помчалась к нему. Но он не поцеловал ее, а пробурчал, что пришлось долго ждать, пока они выйдут. А он уже опаздывает, так как назначил совещание на три.
 
  Успеешь, даже сможем еще попить кофе дома, - улыбнулась она.

Он ничего не ответил.  Они выпили  дома кофе с круассаном. Он уехал  на работу. И освободился не в шесть или семь. А приехал домой  после  десяти. Она уже разобрала вещи. На его кровати лежали подарки, которые она привезла детям. Его подарка там не оказалось.

  Я замучилась. Не знала, что купить тебе! - она стала оправдываться. -  У тебя все есть. Ты так и сказал.

Но он  не слышал ее. Потому что ругаться не было сил. И она все равно не поймет, что он пережил, как ему было плохо одному. Он подмял ее под себя. И только тогда почувствовал, что успокоился. А она отвечала на его ласки. И в который раз он убедился, что она хочет его. И он ей нужен.  В ту ночь он спал как убитый.  А  утром после душа  обнаружил, что нет чистой футболки, которую он всегда надевал под рубаху. И  с порога стал звать ее и возмущаться. И решил  с работы позвонить Нине, чтобы успокоиться. И не входить в депрессию.
 

НИНА

"Он, наверное, сошел с ума, - подумала Нина после очередного разговора с Киром. - В его-то годы так ревновать. И кого? Свою  ровесницу. Жену, с которой прожил почти сорок лет. А все потому, что сам до сих пор не угомонился! Иначе такая чушь никогда не пришла бы ему в голову!".

И она вспомнила своих школьных и университетских подруг, которые давно перестали не то что ревновать своих мужей, но и спать с ними. С какой легкостью ее  ближайшая подруга Дина отпускала мужа на все лето в Сочи, чтобы он мог  заработать игрой на скрипке в ресторане. А где-то в середине августа муж снимал комнату и она с дочкой, которую родила в 40 лет, приезжала к нему отдохнуть перед началом нового учебного года.

Нина не могла вспомнить, чтобы в последнее время  Дина хоть раз делилась с ней своими тревогами. И не то, что она не договаривала что-то или пыталась скрыть. Они дружили с первого класса и друг от друга у них не было секретов.  Просто рассказывать сегодня было нечего. Нина прекрасно помнит, сколько слез пролила подруга из-за своего мужа в прошлом, как ревновала его, потому что поводов было предостаточно. Тревожные сигналы о его похождениях поступали  не только из  Москвы, но и Тбилиси, Сочи и других городов, куда он выезжал на гастроли с симфоническим оркестром, в котором играл уже много лет. Сколько  часов они провели вместе с Диной, обсуждая случайно добытые сведения и меры, которые следовало предпринять, чтобы обезопасить Дину и ее ребенка, который вот-вот должен был появиться на свет. 

Один раз Нине даже пришлось пойти на почту и послать этой молоденькой мерзавке, его студентке, которая донимала подругу телефонными звонками с постоянными  угрозами и оскорблениями, телеграмму с предупреждением. Но  прежде Нина поехала по адресу, который  удалось достать в консерватории, и выяснила у соседей, с кем живет разлучница,что у нее за семья. И поскольку девушку родители держали строго, Нина была вынуждена  предупредить ее, что  родители узнают о похождениях своей дочурки, если она не перестанет встречаться с мужем ее подруги, к тому же беременной. Говорят, последняя новость девушку подкосила. Видимо, динин муж вешал ей лапшу на уши. Да и угроза подействовала. Разлучница звонить перестала, ее скрипка исчезла из багажника неверного супруга. Но  все это было больше  двадцати лет  назад.  С тех пор прошла целая вечность. А этот Отелло  разменял седьмой десяток! И никак не угомонится.

Нина  ждала  его звонков. Ей нравилось вести долгие беседы с человеком, которого она много лет назад так страстно любила. У  нее по спине бежали мурашки, когда на экране появлялось постаревшее, но такое же прекрасное лицо ее бывшего  возлюбленного.  О прошлом они почти не говорили. Во всяком  случае об их общем прошлом.  То есть не говорили вслух о том, что ожило для нее вновь.  Или скорее никогда не умирало. И она надеялась, что он, глядя на нее -   увы,  тоже постаревшую - не может не вспоминать   о том, что связывало их когда-то.  Потому что более яркого и сильного чувства она не испытывала ни до того, ни после.  После....

После было очень плохо. Она постоянно сравнивала всех мужчин, с которыми ее связывали близкие отношения, с ним и только  ним.  А все потому, что  он был самый лучший. Самый близкий  человек. Но их  теперешние отношения начались с чистого листа.  Прошлого просто не существовало. Он не обмолвился о том, что было, ни словом...

 А она загорелась, в ней пробудилась надежда, крепшая  с каждым его звонком,  что между ними все будет.   Она чувствовала, что так просто, одними разговорами их очередная встреча не закончится.

Личная жизнь у Нины не задалась. Вероятно, она  выбирала не тех  мужчин. 
Поскольку  по  прошествии нескольких лет, охладев и пережив очередное предательство, она  приходила к выводу, что   возлюбленный поступил правильно, бросив ее,  так как,  если бы они встречались еще какое-то время, она бы в нем разочаровалась и бросила его  сама,  поскольку  встречаться  с мужчиной, совершившим неблаговидный поступок, предавшим ее, иждивенцем, она бы долго не могла.

 Но Кир таким не был. Совсем наоборот. И когда  он  резко прекратил отношения, она долго не могла поверить, что между ними все кончено. Что они больше никогда не встретятся  на съемной квартире, не будут принадлежать друг другу.  Неужели он не переживает, не тоскует по ее телу, как она по его? И спокойно ложится в постель со своей женой? И даже тогда не вспоминает, как она страстно хотела его всегда? И как никогда не скрывала своих чувств? Она тосковала долго. Несколько лет ей снился  по ночам он, их единственная поездка в Питер. Но телефон молчал.

Встречаясь с Алиной на работе, Нина каждый раз пыталась определить по ее лицу, спала она с ним сегодня  ночью или нет? Однако понять было невозможно. Это только она, Нина, после свидания с ним приходила на работу сияющая и счастливая. И все спрашивали, что случилось, почему она так хорошо выглядит. А ей приходилось молчать или отшучиваться. Но опытный женский глаз сразу определял, что у нее появился любовник, потому что так светиться после встречи с собственным мужем просто невозможно. Неужели и с ним у Алины было, как у многих ее подруг? Ничего феерического, сплошная рутина? Ничего такого, что испытывала каждый раз она, стоило только его рукам дотронуться до ее горевшего как в лихорадке тела?   Или это потому, что ее связь была запретной, а он с Алиной мог заниматься любовью где хотел и когда хотел... Глаза у Алины не светились, настроение всегда было  ровное.  А они не настолько дружили, чтобы Нина могла задавать ей  интимные вопросы.

И она старалась гнать от себя такие мысли. Но они упорно  возвращались, не давали работать. Стоило Алине  позвонить  из редакции мужу  или рассказать во время коллективного чаепития, как они отдыхали  на море, Нина  тут же  представляла, как едет на море с Киром, как поздно вечером, когда они возвращаются с ночного купания, он нетерпеливо   срывает с   нее платье . И ее лицо становилось пунцовым, потому что она  ясно видела, как от нетерпения  темнеют его глаза, начинают слегка дрожать руки. Чтобы отделаться от видений, помноженных на  воспоминания, она выходила покурить. Долго трепалась с женщинами из соседней редакции, стояла в очереди в кулинарию за мясом, которое потом неделями валялось в морозилке:  готовить не было сил. 

После работы часто садилась в троллейбус и ехала к  дому, в котором Кир снимал для них квартиру. И часами прогуливалась около него или сидела на скамейке  напротив подъезда в надежде, что он все еще бывает в этой квартире. А однажды даже поднялась и позвонила в дверь. Но дома не оказалось никдого. Чтобы не сидеть в одиночестве и не изнывать от тоски  по выходным, она ехала в центр. И пешком шла от  "Пушкинской" до Никитских ворот, где  рядом с театром на Малой Бронной в большом сером доме жил он.

Она смотрела на окна третьего этажа. И когда там горел свет,  представляла, как  он сидит в комнате на диване и смотрит телик, потягивая вино или коньяк. А жена хлопочет на кухне. Но зная ее нелюбовь к готовке и домашнему хозяйству в целом, Нина представляла не ее, а себя, как она печет торт или пирог с мясом, а потом приносит ему   еще горячий  кусочек  на подносе  вместе  с чашкой чая. Чтобы он перекусил перед ужином, к которому они ждут гостей. Потом приходили гости. И они сидели рядом, и его нога постоянно касалась ее ноги, а она по этой причине не могла сосредоточиться на разговоре и постоянно теряла его нить. А он смеялся как ни в чем не бывало. И шутил с гостями. И тогда она вставала и шла в спальню. Чтобы он хоть на минутку заглянул туда, чтобы  она могла поцеловать его и прижаться к такому любимому телу, которое она изучила вдоль и поперек и, тем не менее,  считала  непознанным любимым объектом.  Это была одна из ее шуток. И она часто так и обращалась к нему - НЛО.

Но он бросил ее. Без объяснений и слез. Просто перестал звонить. И она ушла из его жизни.  А спустя столько лет появился вновь. Она надеялась, что он тоже  сохранил воспоминания об их жарких встречах, и в душе считала, что лучше, чем с ней, ему не будет ни с кем и никогда.

О покойном муже Нина вспоминала редко. Потому что замуж вышла не по любви. А по расчету. Чтобы остаться в Москве после окончания университета. И осталась. И прожила с ним довольно долго, до самой его смерти от сердечной недостаточности  в проходной ФИАНа.

Ее брак был типичным для молодежи шестидесятых-семидесятых. Он - физик , она  -  выпускница филфака.  Поначалу  брак  был фиктивным, что она от всех тщательно скрывала, но потом, в основном по его инициативе, превратился в настоящий. Однако радости ей это превращение не принесло никакой. Потому что ей с ним было плохо. Несмотря на это, она  стала хорошей хозяйкой и заботливой женой. Научилась вкусно готовить, следила за тем, чтобы муж в институт всегда ходил аккуратный и наглаженный. Тяготило ее только то, что он любил ее. И было стыдно и неприятно ложиться в постель с человеком, который тебя любит, а   ты терпишь. Он умер  очень рано - в сорок два года, как Джо Дассен. И  с тех пор она жила одна, хотя романы  у нее  случались.  Но такого, как с Киром, не было больше никогда. И дело не  только в том, что им было хорошо в постели. А им было хорошо потому, что  он был необыкновенный. Не просто ласковый и нежный. А именно такой, о котором она мечтала с молодости: понимающий и умный, которому она могла довериться и не боялась, что он предаст ее. Но и этот понимающий поступил с ней, как все остальные.  Ушел без объяснений. И теперь молчал. Ни словом не обмолвился о том, что было в прошлом. А как попугай все  талдычил о возможной измене  своей жены.

И тем не менее, она ждала его звонка. Наверняка он звонил, когда ее не было дома. Потому что  он звонил  примерно часов в семь по вечерам. А потом случайно выяснилось, что  Лина в это время  бегает по бульвару с подругой. Он рассказывал ей о том, как провел день, что было на работе. Какие принял решения. О своих сотрудниках. И о жене покойного друга, которую взял на работу. И которая тихо была влюблена в него.

  Знаешь, мне иногда даже неудобно, - смеялся он, - она так на меня смотрит!

  А в любви уже признавалась? - поинтересовалась Нина.

  Нет, но если не пресеку,  это может произойти с минуты на минуту. И тогда я окажусь  в еще  более дурацком положении.

  А ты попробуй сказать  в ее присутствии что-нибудь о том, как тебе надоели эти влюбленные дурехи - молодые сотрудницы, которых ты взял к себе на фирму. Как неловко чувствуешь себя в их присутствии, когда вызываешь в кабинет по делу, а они томно смотрят на тебя и громко вздыхают.

  И что?

  Как что? Она поймет, что ведет себя так же. И не станет признаваться в любви. И вообще прекратит  мечтать о тебе...

  Как ты? - неожиданно просил он.

  Откуда у тебя такие сведения? - удивилась она.

  Но ты ведешь себя так, словно между нами ничего не было...

  Я так себя веду? Это ты позвонил через 20 лет и не потому что вспомнил обо не, а потому что тебе было одиноко...

  Да, позвонил не тебе, а от одиночества. Но я ничего не забыл.
 
И после таких слов он как ни в чем не бывало снова перешел к обсуждению  незначительных событий, происходящих в его жизни. И в жизни его семьи, связанных с Варей и ее мужем. Она чувствовала, что становится членом их семьи, начинает жить  их интересами. И ее это напрягало.

Шли недели, месяцы,  их разговоры стали ежедневными, более длительными и доверительными. По ночам она не могла спать от возбуждения. А когда стала получать от него  письма по электронной почте, то совсем потеряла покой от  предвкушения счастья.  Которое никак не наступало. Но по утрам, глядя  на себя в зеркало, скептическим взором окидывая свое располневшее тело, она понимала, сколь наивны ее мечты. Что ничего из того, что было, не повторится. Никогда. Но откуда-то из глубин ее сознания раздавался спасительный голос, приводивший  спасительный аргумент: мол, и он постарел. И тоже уже не такой, как прежде.

Не давал ей покоя только один вопрос: почему он так ревнует свою жену? Потому что уже ничего не может и боится, что она пойдет налево? Или наоборот - потому что часто спит с ней? И не может без этого?  И хватит ли его на двух женщин теперь, по прошествии стольких лет?

Однако никаких  шагов с его стороны не последовало. Прошло более полугода. Их общение за это время стало   жизненной необходимостью для обоих.  Но встретиться он  не предложил ни разу. Дочка родила.  И из роддома он забрал ее к себе, о чем Варя всегда мечтала. Пришлось ради дочери терпеть  зятя-пустослова. Присутствие которого скрашивала только внучка. К внуку Кир относился спокойно.  И редко  рассказывал о нем. А вот  о Кате говорил беспрерывно. Даже прислал несколько ее фотографий. Действительно, девочка была очень миленькая и умная. А внук просто  еще маленький.

Вскоре Нина поняла, что Алина в курсе их переписки. И это известие повергло ее в шок. Зачем он сказал ей?

  Просто так получилось, -  ответил он.

  Как так? Что теперь делать?

  Ничего! Разве в нашей переписке есть что-то предосудительное? - недоумевал Кир. -  Я ей рассказал, когда и почему позвонил тебе. И как ты помогла мне не впасть в депрессию...

  А что Лина?
 
  Лина? Лина  - ничего. Хотя нет, сначала переживала, что вы вместе работали. Но потом смирилась. Знаешь, я уже давно не спрашиваю у нее разрешения. И делаю, что хочу.

  Но ей, наверное, неприятно, что я в курсе ваших дел.

  Я ей не все говорю. Не посвящаю в содержание наших писем и разговоров.
 
  Но она может залезть в комп и все прочитать.

  Во-первых, у меня всюду пароли, а во-вторых, дома она к компу не подходит. На работе он надоедает ей так, что ее от одного его вида воротит.
 
  Но она может захотеть узнать...

  Что узнать?

  О чем мы говорим, - Нина  не могла сдержать волнение.

  Пусть, - веселился Кир.
 
  Как пусть? Что только мы с тобой не обсуждали! Мне бы было неприятно!

  Думаю, ей тоже! - с какой-то затаенной радостью произнес Кир.

Озарение пришло ночью. Она все поняла. Он говорит с ней, чтобы вызвать ревность у своей жены. И та ревнует его по-черному. Потому что знает, с кем он болтает часам. Хотя Нина была уже на пенсии, иногда ей подкидывали работу. И она изредка заходила в издательство. И каждый раз боялась встретиться там с Линой, чувствуя себя виноватой. 

А по ночам не могла спать от ревности она. Она, которая стала его другом. Но не более. И подумала, что он хорошо устроился. Две женщины его любят. Но с одной у него секс, а с другой тепло и общение. И обе ревнуют его, потрясающего мужчину, в которого до сих пор влюбляются молоденькие барышни. И окруженный со всех сторон любовью, он живет в зыбком душевном  равновесии, постоянно компенсируя недостаток одного вида любви другим. И ей показалось, что и на этот раз любимый мужчина ее обманул и предал.

Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:

Кругозор в Facebook

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
Вы можете авторизироваться при помощи аккаунта Facebook
фото

Анна (Испания)   16.02.2011 17:15

С удовольствием прочитала новый рассказ Лены Шапельниковой! Все правильно, конечно же, такие ситуации и персонажи бывают. И не только в российской жизни. Люди везде живут, любят и страдают одинаково. Написано правдиво и душевно. У меня Кир вызвал жалость. Но не сочувствие. Несчастный человек. Буду с нетерпением ждать новых публикаций Шапельниковой.
  - 0   - 0
фото

Marina N. (Russia)   13.02.2011 16:03

Как всегда в последних рядах, скажу, что рассказ читала долго. Не потому, что не нравился (как раз нравился!), а потому что было обидно за Нину.
Из моей юности помню такие "волшебные" картинки, которые складывались из половинок и якобы что-то предсказывали. Самая обидная из них называлась "одиночество сердца". Сразу чувствуешь безысходность, а виной всему - предательство. Это правда, что предают даже лучшие из лучших, и чего уж ждать от остальных.
Но в этом и правда, и жизнь. Лена спасибо! Ждем еще :-)
  - 0   - 0
фото

Фил (США)   12.02.2011 22:36

Елене Матусевич: да я и так чувствую, что Вы - огонь-женщина!
  - 0   - 0
фото

елена матусевич (США, Alaska)   12.02.2011 10:11

Нате и Филу,
Как здорово все это. Ната, вы правы, я одно сплошное противоречие. И провоцировать люблю, хлебом не корми. Верно. На том стоим. Мне "Раздрай" как история, сюжет, понравился очень, но как написано, нет. Вы мои рассказы посмотрите, я минималист, у меня очень высокие требования к слову, я все режу и режу. Мне показалось растянуто. Меня тоже читетели одни обожают, другие ругают, это нормально. В Кругозоре мои рассказы печатались дважды и еще будут. Посмотрите, они супер мини проза, не утомитесь. А вообще, я не то слово не скучная. Ну то есть полный наоборот. А себя я узнала как раз в Лине, и меня ни разу не бросил ни один, так что тут вы мимо. И то, что я сказала, верно, и рассказ то же самое сказал. С кем остался муж? Ага. Филу: спасибо. Вам рассказы мои могут понравится, просто google Елена Матусевич, они вылезут.
  - 0   - 0
фото

Ната (Украина)   11.02.2011 17:28

Филу.
Скажу Вам честно я не читала произведение Елены Матусевич. Если Вы заметили, то я коментировала ее четыре строчки на форуме. Я обязательно прочту и тогда прокомментирую.С Вами же я полностью согласна, что Все мы очень и очень разные и это прекрасно. Иначе миру не было подарено столько шедевров, которыми мы Все беззастенчиво полльзуемся...
  - 0   - 0
фото

Фил (США)   10.02.2011 20:10

Ната из Украины, Вы поторопились с характеристикой Елены Матусевич. Я прочитал её статью "Добро по кругу" гдесь же на сайте рядом с рассказос "Раздрай" и у меня сложилось совсем другое впечатление. В неверности и скуке Елену Матусевич обвинять - это нонсенс. Скорее надо преклоняться перед её способностью сопереживать и помогать людям. Прочитайте её "Добро по кругу" и если Вы честный челове, то здесь же напишете про свои выводы о статье и её авторе. Мне лично же "Раздрай" понравился. На вкус и цвет товарища нет - каждый видит жизнь и пишет по-своему. И читает тоже по-своему.
  - 0   - 0
фото

Ната (Украина)   10.02.2011 15:51

Елене Матусевич!
В ваших четырех строчках одни противоречия. Вам просто самой очевидно бывает постоянно скучно в любой ситуации - и возраст не имеет значения. Хотелось бы еще отметить, что страна не имеет значения также. Очевидно, Вы уж не такая хорошая и верная, какой очевидно считаете себя, Вас бросают, а Вы в этом пытыетесь отыграться на любой ситуации, в данном случае - отличном призведении...
  - 0   - 0
фото

елена матусевич (США, Alaska)   10.02.2011 09:53

Ситуация подмечена хорошо, узнаваемо, но написано плохо, скучно, растянуто. Может, в 60 я и приколюсь к такому, а пока. От этих россойских отношений тошнит. Знакомо, да. Подавай ему, будь вечно при нем, сволочи. И правда, что именно таких, как эта Лина любят, а таких как Нина, хороших и преданных бросают, вседа, и правильно, потому что скука смертная. Слабая литература
  - 0   - 0
фото

ната (Украина)   08.02.2011 17:28

Все произведения Елены Р. читаются на одном дыханиии - это очень верно подмечено, превлекает лиризм произведения и бесконечное чувство юмора. Спасибо большое, творческих успехов и хорошего настроения Вам от почитальницы Вашего таланта!!!
  - 0   - 0
фото

Елена Шиманская (Россия)   08.02.2011 17:14

Рассказ прочла, действительно, на одном дыхании - как написал пользователь Ицхак, не отрываясь. Поскольку читала прежде другие произведения Лены Шап., позволю себе сказать, что именно этот показался мне наиболее отточенным, ничем не перегруженным,хотя вроде бы есть одна точка, Кир и всё повествование сосредоточено вокруг него. Я не берусь разбираться и оценивать героев по их характерам - просто мне очень понравился рассказ и то, как он изложен. Буду ожидать следующих рассказов. Удачи, авторша!!!
Е.Ш.
  - 0   - 0
фото

Иванова Эльвира (Израиль)   06.02.2011 17:52

Ура ,новая встреча не разочаровала! Как здорово на фоне многочисленных печатающихся статей,воспоминаний,часто пугающих,оставляющих тяжёлый осадок вдруг прочесть о чем-то близком,родном,о жизни обычной семьи,о сосуществовании двух систем в реальной жизни. как это близко душе.Где посмеёшься,а где и задумаешься. Со стороны чужие ошибки видно хорошо. А в своей семье? Не отмахиваемся ли мы от предчувствий по ленности души своей? Идеальных семей не бывает,уверена. И невольно задумываешься,сравниваешь...и учишься. Спасибо,хороший и весёлый урок.и после 40 лет супружеской моей жизни есть повод пошевелить мозгами. Успехов! Жду с нетерпением новый рассказ. Твоя преданная читательница.
  - 0   - 0
фото

Лика (Грузия)   05.02.2011 22:24

С большим интересом и удовольствием прочитала очередной рассказ Е.Шапельниковой.Как и всегда поразили присущие ее прозе легкость изложения и вместе с тем психологическая глубина.Особенную симпатию вызывает персонаж Нина,по-видимому альтер эго автора,одинокая чувственная женщина,так несправедливо не нашедшая в жизни ни тепла ни понимания.
  - 0   - 0
фото

Алла (Германия)   05.02.2011 20:59

Елена Шабельникова пишет о том,что хорошо знает.Хорошо чувствует жизнь,переживания и душу женскую.Женские образы напомнели мне жизнь моей одноклассницы. Ее жизнь с первым мужем была копией жизни Алины,а со вторым это жизнь Нины только со счастливым концом.Такие как Кир есть жизни ,но очень неприятный тип.А в общем молодец Елена.ждем новых рассказов
  - 0   - 0
фото

Наталья Гурова (Россия)   04.02.2011 22:50

Елена Рафаэловна, рассказ просто супер!!! Очень легко читается.Думаю, герои - все же вымылшенные и собирательные образы. Но их переживания и мысли очень достоверно прописаны, узнаваемы...
  - 0   - 0
фото

Светлана (Израиль)   04.02.2011 13:08

Прочитала рассказ и, как-будто, побывала в семье моих старых
знакомых,почувствовала их переживания.Потянуло на воспоминания
молодости.Это не первый рассказ Елены Шапельниковой,который
я прочитала.Каждое её произведение не оставляет равнодушной.
Очень хочется познакомиться с её творчеством.
Лена! Буду с нетерпением ждать Ваших новых рассказов.
  - 0   - 0
фото

григорий (германия)   03.02.2011 20:51

Очень интересный рассказ.Прочел и подумал,что в принципе может и есть такие мужчины в жизни как наш герой.Но мне кажется,что все таки он несчастлив имея одну женщину для секса а другую для душевных разговоров.Хотя задуматься на этот счет стоит.
  - 0   - 0
фото

Ицхак (Израиль)   03.02.2011 17:34

Чудный рассказ. Прочитал на одном дыхании. Неужели такие персонажи и такие отношения бывают в жизни и Шапельникова их срисовала или все это плод ее воображения? Если первое, то такому мужчине, как Кир, можно только позавидовать (казалось бы). Однако, из рассказа не чувствуется, что он счастлив и доволен жизнью. Хотя, если вдуматься... Как всегда Шапельникова настраивает много слоев, и каждый раз, когда перечитываешь, находишь новое. Рассказ - луковица. Это то, что мне у нее нравится. Интересно было бы встретить прототипа Кира...
  - 0   - 0

 

реклама #1 реклама #2 реклама #3 реклама #4 реклама #5 реклама #6 реклама #7 реклама #8

Реклама в «Кругозоре»: +1 (617) 264-04-51

Опрос месяца РЕАЛЬНО ЛИ СОЗДАНИЕ В УКРАИНЕ СИТУАЦИИ, ПОЗВОЛЯЮЩЕЙ СКРЫВАЮЩЕМУСЯ В РОССИИ БЕГЛОМУ БЫВШЕМУ ПРЕЗИДЕНТУ ВИКТОРУ ЯНУКОВИЧУ ВЕРНУТЬСЯ "НА БЕЛОМ КОНЕ"?
Вполне возможно - российским спецслужбам это по силам
Исключено
Трудно сказать
 
События в мире
 
СтасВалерияЖурналBiblio-Globus.USA